EN|RU|UK
 Політика України
  5637  28

 Ефект Ткаченка-Гетманцева. 900 слів про свободу слова


Автор: Володимир Федорин

У Верховній Раді відбулися слухання, присвячені свободі слова. Найгучніші виступи - двох медіаначальників, які раніше ходили на задніх лапках перед своїми господарями, а зараз відповідають за державну інформполітику, - були про те, як цю кляту свободу знищити.

Министр культуры Владимир Бородянский, в прошлом верой и правдой руководивший телевизионной империей Виктора Пинчука, воспроизвел свое предложение наказывать журналистов за "манипулирование общественным мнением". Целевой аудиторией этой дурацкой идеи (почему дурацкой - см. ниже) была фракция "Слуги народа", потрясенная медиаказнью главы внешнеполитического комитета Богдана Яременко и опасающаяся, что так может быть со многими.

Ефект Ткаченка-Гетманцева. 900 слів про свободу слова 01

Бывший директор ТВ-кнопки Игоря Коломойского, председатель парламентского комитета по информационной политике Александр Ткаченко высказался за то, чтобы наказывать медиа, которые в течение трех лет показывают убытки. Эта идея внешне менее глупая, чем идея министра, но по существу - тоже издевательство, только более изощренное.

Почему идеи медианачальников вредны, долго расписывать не нужно. В ситуации, когда государство в Украине не способно выполнять куда более простые задания - например, расследовать судьбу пропавших из банков миллиардов и наказывать тех, кто эти миллиарды присвоил, отдавать в распоряжение чиновникам-рэкетирам "информационную политику", которая в голове Бородянского сводится к отделению дозволенных мнений от недозволенных, - непозволительная роскошь. Мне ничего не известно о существовании где бы то в мире или в истории человечества инстанций, способных качественно справляться с этой задачей, - если не считать святую инквизицию или советский главлит. Жертвами чтения в сердцах в Украине точно окажутся не джинсовики, неплохо себя чувствующие в верхушке правящей партии, а журналисты-расследователи, мешающие им жить.

Почему я называю идею Бородянского дурацкой? Министр предлагает уничтожить один из немногочисленных в Украине работающих институтов - плюрализм мнений, без которого мы до сих пор наслаждались бы мудрым правлением Виктора Януковича и его семейства. Не он первый: помню похожие инициативы вице-премьера Бориса Колесникова, мечтавшего заставить журналистов отвечать за базар. И где теперь те регионалы?

Принятие новаций Бородянского, решившего наступить на старые грабли, будет означать изменение цивилизационного выбора в пользу российского пути. Со всеми лаврами, причитающимися автору такой инициативы.

Аристотель учил: чтобы речь достигала цели, в ней должны быть объединены этос, пафос и логос. Про пафос и логос в другой раз, сейчас же несколько слов про этос, требующий сродства говорящего и темы. Начальник концлагеря, рассуждающий о симпатии к евреям, педофил, предлагающий повысить возраст согласия, растлитель телеаудитории, рассуждающий о свободе слова, - все это случаи нарушения базового требования Аристотеля, крайнее несовпадение личности и речи, вызывающее, говоря современным языком, когнитивный диссонанс. Слушать лопотание начальника концлагеря и педофила имеет смысл только после того, как они понесли наказание, раскаялись и искренне хотят помочь обществу впредь пресекать аналогичную преступную практику.

Наши новые политики Аристотеля не читали. Как и Бородянский, Ткаченко рулил хронически дотационным олигарх-ТВ. И вот теперь он предлагает бить по медиа оптом, а не в розницу - не по носителям идей, а по платформам, где эти идеи могут высказываться. Ткаченко упоминает правила fair play, введенные УЕФА для того, чтобы олигархи вроде Коломойского не могли заваливать свои команды кэшем и таким образом покупать титулы.

Ефект Ткаченка-Гетманцева. 900 слів про свободу слова 02

В теории, медиа - это инфраструктура демократии, которая в силу этого может регулироваться, в том числе и с помощью правил вроде fair play или наблюдательных советов, не допускающих вмешательства телехозяев в работу новостных редакций (в ходе предвыборной кампании эту идею несколько раз высказывал Владимир Зеленский). В Украине не обязательно читать "Риторику" Аристотеля, чтобы усомниться в том, что Савл, помахивавший дотационной теледубиной то направо, то налево, вдруг превратился в апостола Павла, насаждающего свободу слова на блошином рынке наших медиа.

Первые месяцы правления Владимира Зеленского познакомили нас с отечественной версией эффекта Даннинга-Крюгера (некомпетентные люди принимают некомпетентные решения, потому что им не хватает опыта осознать свою некомпетентность). Я бы назвал эту версию "эффектом Ткаченко-Гетманцева" и дал президенту и его соратникам такой совет: если вы действительно хотите реформировать общественно значимую отрасль, ни в коем случае не поручайте реформу тем, кто довел отрасль до реформируемого состояния. За время работы у них накопилась масса сверхценных идей, и они вас похоронят.

Ткаченко с Бородянским обещают до конца года внести в парламент новую версию закона о СМИ. Не позволяйте им этого делать: если конечно, не хотите прославиться на весь мир как враги свободы прессы. К малому бизнесу, озлобленному донельзя фискальным рвением руководителя парламентского комитета по финансам Данила Гетманцева, добавится рассвирепевший chatting class и никакие дуболомы из Нацкомцензуры не спасут вас от четвертования в ФБ, Ютубе и Телеграме.

А молодым депутатам, искренне стремящимся понять, как работают успешные страны, рекомендую посмотреть фильм чешского режиссера Милоша Формана "Народ против Ларри Флинта". Во-первых, искусство расширяет сознание и тренирует душу (в Трускавце вам об этом, скорее всего, не сказали, но серьезный коучинг амбициозного политика включает в себя просмотр и обсуждение фильмов). Во-вторых, обратите внимание на показанный Форманом судебный процесс против знаменитого порнографа и бузотёра, особенно на его защитительную речь. Издание Флинта опубликовало пародию на влиятельного пастора, изобразив его трахающим собственную мать. Пастор вчинил иск за "умышленное причинение моральных страданий", на что суд возразил - публичному лицу не стоит рассчитывать на снисхождение публики, потенциальная атака ниже пояса - часть социального пакета, прилагающаяся к публичному статусу в странах либеральной демократии.

Есть огромное количество людей и мнений, которые нам не нравятся и не понравятся никогда. Но как только вы решите устранить этот дискомфорт, заткнув рот святотатцам, сквернословам и прочим нехорошим людям, вы ограничите не только их, но и свою свободу - с вероятностью 100% вы и ваши мнения тоже кому-то не нравятся и никогда не понравятся. Пока же просто поверьте на слово: Украина  не Россия, война со свободой слова у нас обычно заканчивается плохо для тех, кто ее развязал.

 Владимир Федорин, специально для Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/ua/r3158508
 Топ коментарі
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору