EN|RU|UK
 Суспільство
  11234  5

 Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром?


Автор: Т.Бодня, В.Сокур

Чому в країні зростає кількість нападів на цивільних активістів? Чи вдається правоохоронцям знайти замовників? Ми поспілкувалися з постраждалими в гучних випадках, щоб з'ясувати, які мотиви таких масових нападів і на якому етапі розслідування цих справ.

ОДЕССА – В ЗОНЕ РИСКА?

Недавнее нападение на общественного активиста Олега Михайлика стало своего рода катализатором – наконец-то на происходящее в Одессе обратили внимание из Киева и после проведения совещания с участием руководства МВД и Нацполиции пообещали всерьез заняться безопасностью и начать мероприятия по профилактике преступности.

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 01

Олег Михайлик

А вскоре полиция и прокуратура отчитались о раскрытии сразу двух преступлений и задержании нападавших на Олега Михайлика и Виталия Устименко.

Напомним, нападение на лидера городской организации партии "Сила людей" Олега Михайлика произошло 22 сентября в Одессе, активиста тяжело ранили. Он был госпитализирован с огнестрельными ранениями.

На активиста Автомайдана, члена общественного контроля НАБУ Виталия Устименко напали еще в начале июня. Двое неизвестных набросились на парня с ножом, когда он выходил из помещения Одесской облгостелерадиокомпании.

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 02

 Виталий Устименко

"Мне кажется странным, что нападавших на меня задержали сейчас, в момент наиболее очевидной заангажированности правоохранительных органов Одесской области. В момент, когда напряжение в обществе достигло точки кипения, – написал Виталий Устименко на своей странице в "Фейсбуке", комментируя работу правоохранителей. "Я не верю в такое удивительное совпадение.

Более того, еще в июне, после нападения на официальном мероприятии EUAM в Киеве прокурор области Олег Жученко заявил мне, что нападавшие установлены. Поэтому при отсутствии давления со стороны общества 4 месяца следствия никогда бы не завершились задержанием нападающих", – отметил активист, подчеркнув, что заказчика нападения на него, скорее всего, так и не найдут.

Как заявили в полиции, обоим задержанным избрана мера пресечения в виде содержания под стражей без залога. О каких-либо подробностях, включая мотив преступления, пока говорить воздерживаются.

Суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей без права внесения залога сроком на 60 суток и трем подозреваемым в нападении на Олега Михайлика. Правда, сами личности задержанных, как и их роль в этом деле, вызывают немало вопросов у соратников пострадавшего.

"Пока рано делать какие-то окончательные выводы, – считает глава одесской областной ячейки партии "Сила Людей" Игорь Бычков. – Но сразу эти кандидатуры задержанных вызвали, мягко говоря, некоторые сомнения. Во-первых, настораживает то, что в Одессу вылетает "правоохранительный десант" и сразу задерживают каких-то людей. Насколько нам известно, они относятся к преступной группировке, которую в просторечье называют "барсеточниками". То есть, у них есть своя, криминальная "специализация". И об этом полиции было известно. Почему же их не задержали раньше, непосредственно за те правонарушения, которые они совершали? И зачем "барсеточники" вдруг пошли на заказное убийство? Все это выглядит несколько странным".

По словам Игоря Бычкова, отчитываясь на встрече с активистами о раскрытии нападения на Михайлика, ни начальник главка полиции Головин, ни областной прокурор на уточняющие вопросы о том, каким был мотив и какие есть основания считать задержанных исполнителями этих преступлений, ответить не захотели. Мы в свою очередь тоже переадресовали эти вопросы Дмитрию Головину, но от комментария он отказался, сославшись на интересы следствия.

"Это все очень похоже на очковтирательство, когда нашли таких себе "козлов отпущения", чтобы успокоить общественность, – говорит Игорь Бычков. – Напоминает ситуацию с Катей Гандзюк, тогда тоже быстро нашли человека, которого называли исполнителем, а потом оказалось, что он ни при чем. Возможно, полиция располагает доказательствами, указывающими на причастность задержанных, но нам об этом неизвестно. Поэтому мы пытаемся сейчас подключить адвоката и надеемся, что имея определенный процессуальный статус, он сможет получить доступ к материалам расследования, которые неизвестны широкой общественности. К нам поступило предложение от Украинской Хельсинкской группы по правам человека и одного из народных депутатов о предоставлении Олегу Михайлику бесплатной юридической помощи".

Отвечая на вопрос о возможной причине нападения на Михайлика, собеседник издания акцентировал, что основной мотив – это активная гражданская и политическая деятельность Олега. "Я не могу назвать фамилию заказчика – дай Бог, чтобы мы ее с вами узнали, – но в Одессе есть несколько финансово-криминальных группировок, включая бизнес-партнеров мэра, имеющих связи в РФ, но кому из них и в какое время Олег перешел дорогу, не знаю. Единственное, что могу добавить: Михайлика отличает от других гражданских активистов то, что он заявил о своем намерении баллотироваться на пост мэра".

Характеризуя ситуацию с нападениями на активистов в Одессе, Игорь Бычков отметил: "У нас очень криминальная городская власть. Для них применение физического насилия и запугивание – это нормально. И как мы видим, градус постоянно растет. Сначала били женщин по лицу, потом стали применять в отношении гражданских активистов холодное оружие, теперь в ход уже пошло боевое".

По словам начальника ГУ Нацполиции в Одесской области Дмитрия Головина, большинство случаев нападений на активистов раскрыты. "В этом году в Одесской области произошло 9 нападений на активистов, из них 7 уже раскрыты", – заявил он в комментарии "Цензор.НЕТ", подчеркнув, что на данный момент по пяти уголовным производствам расследование закончено и материалы направлены в суд. Среди возможных причин участившихся нападений он назвал несколько: "Первое – это желание определённых сил дестабилизировать ситуацию в регионе. Второе – очень много общественных организаций, представляющих группы влияния, экономические интересы которых пересекаются".

Сами одесские активисты, с которыми нам удалось пообщаться, говорят, что случаев нападений было больше. И главное, что ни по одному из них так и не был установлен заказчик.

СВЕТЛАНА ПОДПАЛАЯ: "УВЕРЕНА, ЧТО НА МЕНЯ НАПАЛИ ИЗ-ЗА МОЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, НО СЛЕДСТВИЕ ЭТОГО В УПОР НЕ ЗАМЕТИЛО"

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 03

Светлана Подпалая

Одной из первых 24 июня прошлого года от рук неизвестных злоумышленников в Одессе пострадала общественная активистка Светлана Подпалая, которая входит в группу расследования трагических событий 2 мая, отслеживает резонансные судебные процессы, например, после пожара в детском лагере "Виктория", о чем "Цензор.НЕТ" писал 27 марта этого года в материале "Как идет расследование пожара в лагере "Виктория", в котором погибли дети". А также активно борется против незаконных застроек одесского черноморского побережья.

В тот день ее жестоко избил неизвестный мужчина, который напал на женщину прямо у дома на улице Тираспольской. Брызнув в глаза из газового баллончика, он начал наносить сильные удары по лицу. Результатом нападения стала закрытая черепно-мозговая травма, ушиб мягких тканей и надкостницы лобной части головы, а также обширная гематома. Нападавшего потом увезли на поджидавшем рядом мопеде на соседнюю улицу Преображенскую, а уже оттуда – на автомобиле, который тоже ждал мужчину заранее. Все, что произошло со Светланой, зафиксировали находящиеся на улице видеокамеры. Полиция по факту нападения и нанесения легких телесных повреждений открыла уголовное производство – по ч. 1 ст. 125 УК Украины.

"Человек, который напал на меня, наркозависимый, у него 7 судимостей, – поясняет Светлана Подпалая "Цензор.НЕТ". – В суде, где он проходил как свидетель, дело было 4 месяца, я добилась решения судьи слушать его в полном объеме, чтобы вызвали в суд в качестве свидетеля знакомого нападавшего, который его увозил с места преступления на мопеде. Судья Приморского суда Гончаров постановил слушать в полном объеме, а через день ушел в отставку. Это было в начале апреля. И все, с тех пор глухо. Нового судьи пока нет. По следствию моя основная претензия: при действительно большом объеме следственных действий они не стали искать заказчика".

Активистка уверяет, что следователь, который расследовал уголовное производство, так и не принял во внимание тот факт, что она связывает нападение на себя исключительно со своей профессиональной деятельностью. "Никаких бытовых или, тем более, личных причин нет и быть не может, – считает Светлана Подпалая. – Дело в том, что как раз за несколько недель до нападения я оказалась причастна к событиям, которые развернулись вокруг незаконных строек по "Гринвуду" и пляжу пансионата "Зеленый берег". "Гринвуд" – 15-этажный "утюг" с бассейном у кромки склона – угрожал ботсаду, Чкаловскому парку, склону над скалодромом и расположенным внизу пляжам. Именно в начале июня прошлого года, как раз на Троицу, туда пригнали экскаватор и, передвинув забор на пешеходную и велосипедную дорожки, стали рыть котлован, по ночам вывозя грунт в неизвестном направлении. В то же время экскаватор заехал и на пляж "Лагуна", тоже начав разрушать уникальный уголок природы. Я связалась с вице-мэром по вопросам строительства Петром Рябоконем и при личной встрече требовала, чтобы чиновники не только выезжали на проверки, но и предоставили общественности пакет разрешительных документов на эти строительные работы. В первую очередь мы хотели увидеть заверенную по всем правилам копию проекта и расчет устойчивости склона. Но в ответ – пауза, а потом на меня напали".

Полиция, поясняет пострадавшая активистка, в течение двух месяцев провела большой объем следственных действий. "Их было очень много как для статьи о легких телесных повреждениях, – считает она, – но остановились все равно на уровне исполнителей. Установили обоих – и того, кто напал на меня, и того, кто его увез на мопеде, как и номер автомобиля, который включился в эту цепочку позднее. Установили и владельца этой машины, который, как я думаю, может быть посредником, но на этом этапе все и остановилось. Мне было сказано, что материалы в отношении заказчиков будут выделены в отдельное производство. Но когда я начинала рассказывать все об этих строительных объектах, о людях, с которыми я там общалась, бумагах, которые направляла в горсовет, на это никто никак не отреагировал. Я письменно обращалась к правоохранителям с требованием хотя бы допросить этих людей. Но они после этого почему-то становились очень грустными. И все, собственно, заказчика так никто и не ищет".

Светлана Подпалая после участия в последней встрече у председателя Одесской ОГА Максима Степанова – отмечает, что ей предложили возобновить дело. "Я на этом заседании озвучила, что уголовное производство по моему случаю расследовано не более, чем на 30%, – говорит она. – Прокурор Жученко сказал: мол, если вы хотите, мы можем возобновить. Оказывается, его действительно выделили в отдельное производство, но при этом ничего не делали. Но какова перспектива расследования при таком отношении и к моему случаю, и к тому, что вообще происходит в нашем городе, где скоро будет страшно передвигаться? Не верю, что кого-то найдут и, тем более, вызовут в суд. Я только лишний раз убедилась, что все бесполезно, ничего они делать не будут".

В то же время активистка сообщила "Цензор.НЕТ", что ее случаем заинтересовался присутствовавший на заседании руководитель Одесского областного управления СБУ Александр Довженко, который пригласил ее к себе на личный прием на следующей неделе. Но вот стоит ли ждать от этой встречи позитивный результат, Подпалая не уверена.

СЕРГЕЙ СТЕРНЕНКО: "ОБЛСОВЕТ ХОЧЕТ ВЕРНУТЬ ДЕЛО В ОДЕССУ, ЧТОБЫ, КАК ОНИ ГОВОРЯТ, МОЖНО БЫЛО ПОСАДИТЬ СТЕРНЕНКО…"

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 04

Сергей Стерненко

На особом счету у тех, кто крайне негативно относится к общественным активистам Одессы, экс-руководитель одесского "Правого сектора", а ныне глава общественной организации "Небайдужі" Сергей Стерненко. На него нападали уже трижды. Все нападения произошли в этом году. Первый раз Сергея Стерненко избили 7 февраля рядом с его домом. Два других нападения произошли в мае: 1-го числа неизвестный стрелял в Сергея сзади с травматического пистолета, а 24 мая на Фонтанской дороге покушение на него, когда он шел со своей девушкой, совершили уже двое неизвестных.

Завязалась драка, Стерненко ранили ножом. Получил смертельное ножевое ранение и один из нападавших, 29-летний Иван Кузнецов. Второй убежал, но позже полиция его сначала задержала, а потом отпустила. Сам Стерненко попал в больницу с порезанной рукой и сотрясением мозга. Только по этому случаю было открыто несколько уголовных производств, по статьям "покушение на убийство", "умышленное убийство" и "умышленное средней тяжести телесное повреждение". "По событиям 24 мая сначала было открыто три уголовных производства, а потом они превратились в два, – поясняет он "Цензор.НЕТ". – И в одном из них я имею статус потерпевшего, в другими потерпевшими являются второй нападавший и жена того нападавшего, который погиб. У меня в этом уголовном производстве нет никакого процессуального статуса".

На данный момент по производствам в отношении всех трех нападений ведется следствие, говорит пострадавший. "Первое нападение было квалифицировано как ч. 1 ст. 125, но с июня, после передачи по решению Генпрокуратуры в Киев, изменили на ч. 4 ст. 296 Уголовного кодекса, – уточняет он в комментарии "Цензор.НЕТ". – Второе нападение – в СИЗО сидит исполнитель. Следствие тоже не завершено. Производство также передано в ГСУ Нацполиции. Ну и по последнему нападению сейчас никто не задержан. Также ведется следствие".

С тех пор, как все эти производства были переданы в Главное следственное управление Нацполиции, уверяет он, никаких активных процессуальных действий не происходит. Его просьбу о предоставлении охраны не удовлетворили. "Я обращался к правоохранителям о предоставлении охраны, – поясняет Стерненко, – но мне отказали с формулировкой "не установлена угроза для жизни и здоровья".

В то же время Одесский облсовет вынес на голосование вопрос о необходимости обратиться к Генпрокурору с просьбой вернуть расследование по последнему случаю, когда погиб один из нападающих, в Одессу. "Это была инициатива Оппоблока, и там никто не скрывает свои мотивы, – отмечает активист. – Их интересует, чтобы дело вернулось, и тогда "можно будет посадить Стерненко". По сути, своим голосованием облсовет одобрил нападения на активистов и в дальнейшем, что является очень опасной тенденцией. Ведь его представители знали, что Уголовный процессуальный кодекс не предусматривает таких действий. Выходит, что они просили Генпрокурора нарушить закон, заранее зная, что этого не будет. Так что это можно расценивать как некий медийный шаг, призванный показать, во-первых, что оппозиционный блок очень хочет, чтобы Стерненко оказался в тюрьме. И, во-вторых, что на активистов нападать можно. Ведь даже если ты это сделаешь, тебя будут защищать представители оппозиционного блока Одесского областного совета".

Сергей Стерненко считает, что реальных результатов расследования пока нет. "Что касается второго нападения, то на скамье подсудимых только один человек – непосредственный исполнитель, который в меня стрелял и которого я же сам и задержал. О каком-либо задержании, сообщении о подозрении другим соучастникам, и тем более заказчику речь не идет, – говорит он. – По факту последнего нападения полиции известно, кто был вторым нападавшим. Известно о роли других лиц. К сожалению, я не могу разглашать все сведения, поэтому называть чьи-то конкретные фамилии не буду, но я знаю, что полиции известны фамилии еще нескольких соучастников нападения на меня, и никому из них до сих пор не сообщено о подозрении. Даже лицу, по которому достаточно фактов осуществления заказного нападения на меня. Пока что это не работа, а ее имитация. Единственным положительным результатом деятельности Главного следственного управления полиции может быть то, что полиция установит заказчика этих нападений и сообщит ему о подозрении. А этого пока нет".

То, что происходит сейчас в Украине, уверяет Сергей Стерненко, далеко не единичные случаи, а организованная работа группы террора. Особенно остро этот вопрос стоит в областях, которые Россия длительное время упорно называла Новороссией, т.е., Харьковской, Запорожской, Херсонской и Одесской.

Что касается требования ряда общественных организаций отставки начальника ГУ МВД в Одесской области Дмитрия Головина и прокурора области Олега Жученко, то, по мнению Сергея Стерненко, эти люди непосредственно ответственны за то, что происходит в сфере общественной безопасности в регионе.

"Тут все просто, – отмечает он, – полиция должна непосредственно расследовать все эти случаи, а прокуратура – этот процесс контролировать. Но мы видим, что произошел ряд нападений, только за последний год по стране больше полусотни, и по ним до сих пор не установили ни одного заказчика. В отдельных случаях задержаны только исполнители. И главное: следствие даже не пытается рассматривать эти преступления как заказные, они рассматривают их или как бытовые, или такие, которые совершены по личным мотивам". А посему, уверен активист, и полиция, и прокуратура в Одесской области, так или иначе, пассивно или активно, но способствует дальнейшему нападений на общественных активистов. "Считаю, что все производства по нападениям на активистов за последний год нужно срочно передать в СБУ, причем на центральный уровень, поскольку террор против гражданского общества – это прямая угроза национальной безопасности", – добавляет он.

ДМИТРИЙ БУЛАХ: "ЗАКАЗЧИКОМ МОЖЕТ БЫТЬ ЧЕЛОВЕК ИЗ СИСТЕМЫ МВД"

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 05

Дмитрий Булах

Нападение на главу общественной организации "Харьковский антикоррупционный центр", депутата Харьковского облсовета от "Самопомочи" 34-летнего Дмитрия Булаха произошло в августе прошлого года. Он шел на работу по обычному маршруту – с Индустриального проспекта через лесопосадку, которая проходит через пустырь и стройку, к станции метро "Тракторный завод". И именно в посадке на него набросились двое мужчин. К вещам они не прикоснулись – у Дмитрия был рюкзак, в котором лежали деньги и телефон, – сначала ударили чем-то тяжелым в затылок, далее молча начали избивать ногами, а потом сбежали в противоположную от ближайшего метро сторону. Окровавленный, он дошел до метро, и уже оттуда сам вызвал скорую и позвонил родным.

В больницу Дмитрий попал с черепно-мозговой травмой и множественными травмами органов грудной клетки. Сам Дмитрий, еще находясь в больнице, заявлял, что угроз за время работы в Антикоррупционном центре в его сторону не было, а вот купить пытались. "До нападения угроз не было, – рассказал он "Цензор.НЕТ" в комментарии. – После были, мне их передавали через моих родных. Однако люди, которые это делают, не понимают меня и мою мотивацию. Я и мои коллеги не отступим. Мы уверены, что город и страна доросли до других подходов и смыслов. Это не вопрос личный, это вопрос мировоззрения и принципа".

Полиция предварительно квалифицировала преступление по статье "хулиганство". Одной из главных версий тогда назвали политическую и общественную деятельность Булаха. Позже полиция заявила, что депутата и общественного деятеля избили члены преступной группы, которая якобы занималась подрывом аптек. В мае этого года троих подозреваемых задержали – двоих исполнителей и организатора. Кто заказчик, следствие не установило.

А 13 сентября, как сообщают в отделе коммуникации ГУ ПН в Харьковской области, вручили обвинительный акт. Им выдвинуто обвинение по нескольким статьям, в том числе и ч.3 ст.28, ч.2 ст. 122 (умышленное телесное повреждение средней тяжести). На следующий день дело было передано в Московский районный суд Харькова. Им грозит 12 лет тюремного заключения.

"Цензор.НЕТ" поинтересовался у Дмитрия, как он оценивает заявление полиции о том, что следствие закончено. "Я считаю, что говорить об окончании следствия до момента хотя бы выдвижения подозрения заказчику преждевременно. Лично меня интересуют не столько исполнители и организаторы, сколько именно заказчик. А его нет. Поэтому говорить о полном расследовании не приходится, – отметил он в комментарии изданию. – Если речь об исполнителях, то где-то 70% того, что это именно они. Но поскольку заказчика пока нет, назвать точную причину нападения нельзя. В любом случае я уверен, что это связано с моей общественно-политической деятельностью".

Ни с одним из напавших на него мужчин Булах ранее знаком не был. Что касается личности заказчика, то глава Харьковского антикоррупционного центра отметил, что "друзей" у него вследствие его деятельности хватает, однако личных конфликтов почти нет. "Поэтому, – заявляет активист, – тут может быть несколько вариантов. Однако по инсайдам, которые мне известны, заказчик – человек из системы МВД. И, я думаю, вы понимаете всю "перспективность" его поисков".

Он также отметил, что Харьков – в лидерах по нападению на активистов по вполне объяснимым причинам. "К сожалению, наш город и область исторически находится в таком социально-психологическом контексте, который не терпит плюрализма мнений. И любое посягательство на монополию и внутрицеховые договоренности воспринимается как игра вне правил. И поэтому нам, кому это все надоело, приходится находиться в зоне риска постоянно", – поясняет Дмитрий Булах. А что касается работы правоохранителей, занимающихся расследованием преступлений по отношению к активистам, то, считает Булах, единственный существенный недостаток – то, что есть работа, но нет результата, поскольку никто не ищет заказчиков.

ДЕНИС БАРАШКОВСКИЙ: "НАКАНУНЕ НАПАДЕНИЯ КО МНЕ ПРИХОДИЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛИ КРИМИНАЛЬНЫХ АВТОРИТЕТОВ, ЧТОБЫ УБЕДИТЬ ОТСТУПИТЬСЯ"

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 06

Денис Барашковский

Дело о нападении на Дениса Барашковского чуть ли не единственное, где исполнителей не только задержали, но и осудили. Они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 296 Уголовного кодекса Украины ("Хулиганство, совершенное группой лиц, с применением предмета, заготовленного для нанесения телесных повреждений"). Суд Центрального районного суда г. Николаева приговорил обоих нападавших к лишению свободы сроком на 6 лет и 6 месяцев. Правда, как рассказал в комментарии "Цензор.НЕТ" сам Барашковский, с таким судебным вердиктом осужденные не согласны и подали апелляцию.

На Дениса Барашковского напали в апреле прошлого года у подъезда его дома. Это было ранее утро, он отвел сына в школу, а когда вернулся назад, его уже поджидали. Один из нападавших брызнул ему в лицо газовым баллончиком, второй несколько раз в него выстрелил из травматического оружия. Денис сумел уклониться от пуль и выжил. Но получил ранения в лопатку и руку. Свидетели происшествия, которые вызвали полицию и "скорую", заявили, что нападавшие убегали через дворы, после чего сели в такси.

"После того, как они на меня напали, убегая, попали в камеры наблюдения, которые установлены на соседнем доме. Полиция, когда искала свидетелей, вышла на таксиста, который их подвозил, – рассказывает Денис. – Их задержали спустя неделю. Я их опознал, да и фотороботы, которые были составлены с моих слов, совпали с оригиналом".

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 07

Напавшие

Но случилось это все лишь после того, как представители общественных организаций вышли на митинг под лозунгом: "Я – следующий?", потому что мишенью мог стать любой. Покушение на Барашковского на тот момент было уже третьим в городе. Активисты заявили, что устали от давления со стороны криминалитета и бездеятельности правоохранителей и местной власти. Кстати, ни глава обладминистрации, ни мэр так к ним и не вышли. По итогу акции ее участники направили свои обращения в Администрацию Президента и в СБУ.

Денис Барашковский возглавляет в Николаеве общественную организацию "Центр антикоррупционных расследований" и с начала боевых событий на востоке занимается волонтерской деятельностью. В его активе много различных проектов и разоблачений коррупционеров, но это нападение он связывает с борьбой, которую общественники вели с нелегальными перевозчиками.

"Предполагаю, что конфликты, которые были из-за озвученного ряда схем при транспортных перевозках, могли озлобить против меня владельцев нелегальных отправлений на Одессу, – говорит он. – Накануне нападения ко мне подходили представители криминальных авторитетов, поговорить на эту тему и убедить отступиться".

По словам активиста, нелегалы тут очень прочно заняли свою нишу, а с теми, кто пытался заходить "в белую", через тендер, расправлялись быстро и безжалостно – им просто жгли автобусы. Почему-то этого местные чиновники и правоохранители не замечали, как и тех финансовых потоков наличных, которые собирались с этих маршрутов. Но после того, как под давлением активистов из Киева приехала проверка и дело взял на контроль министр инфраструктуры, деятельность нелегального вокзала удалось прикрыть. Ненадолго. Уже через полгода Денис Барашковский увидел очередную маршрутку на Одессу, а после того, как написал об этом на своей странице в "Фейсбуке", на него напали.

Комментируя расследование, Денис отметил, что ни заказчик, ни организатор следствие не заинтересовали. Более того, при передаче дела в суд, по его словам, часть улик просто "потеряли". В частности, то самое видео, на котором запечатлены нападавшие.

"Есть показания одного из свидетелей — это человек, который возил нападавших. Он сообщал, что в машине присутствовало третье лицо. Судя по описанию и поведению неизвестного, именно он и был организатором преступления. Роль этого человека совершенно не исследована", – считает Барашковский.

Ранее, комментируя это дело журналистам, начальник Главного управления Нацполиции в Николаевской области Юрий Мороз заявил, что знает заказчика нападения, но доказать его причастность правоохранители не могут. "У меня уверенность в личности заказчика есть, но моя уверенность и знания не есть доказательной базой в суде, поэтому работа в данном направлении продолжается", – сообщил он.

А вот Денис Барашковский полагает, что дальше искать заказчика вряд ли кто-то будет. Во всяком случае, как заявил он в комментарии нашему изданию, на данный момент следствие поставило в этом деле точку.

Отвечая на вопрос "Почему участились случаи нападений на активистов по всей стране?", ответил, что правоохранители не умеют и не хотят упреждать такие преступления. "Причин несколько, – убежден он. – Во-первых, умение общественных активистов докапываться до правды. Появилось очень много инструментов, позволяющих проводить расследования. К примеру, система "Прозорро", реестр деклараций. Расследования стали эффективнее. Они придают огласке все, что накопали, а нечистоплотные, связанные коррупционными обязательствами чиновники находят в преступной среде тех, кто готов расправиться с неугодным общественником или журналистом. А уже как следствие – плохая работа полиции по предупреждению этих сигналов. Если есть расследование, в котором озвучены фамилии, правоохранители должны брать на контроль безопасность автора. Нужно открывать уголовные производства по выявленным фактам. Но этого практически никто не делает".

По его словам, то, что нападавшие на него уже осуждены и получили почти максимальный срок, предусмотренный статьей УК, по которой им было предъявлено обвинение, это очень важно. "Для меня это было принципиально, потому что этим мы защищаем и предупреждаем от таких нападений многих других общественных деятелей и журналистов", – подытожил Денис Барашковский.

Он также рассказал, что после нападения местные власти активизировали программу безопасности и в городе стали устанавливать камеры видеонаблюдения.

ЕВГЕНИЯ ЗАКРЕВСКАЯ: ИСКАТЬ ЗАКАЗЧИКА В ОДНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ, А ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ПРИВЛЕКАТЬ В ДРУГОМ, ДА ЕЩЕ И РАЗНЫМИ ОРГАНАМИ СЛЕДСТВИЯ, – ПЛОХАЯ ИДЕЯ"

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 08

Евгения Закревская

Недавно в деле о нападении на активистку и и.о. управляющего делами Херсонского горисполкома Екатерину Гандзюк появилась дополнительная квалификация. Как сообщал "Цензор.НЕТ", следователь Главного управления Национальной полиции в Херсонской области по ходатайству защиты о дополнительной квалификации нападения на Гандзюк внес в ЕРДР сведения о признаке заказного преступления.

"Это то, что нужно было сделать изначально. Как только подозреваемые-исполнители сказали, что получили вознаграждение за то, что сделали. Но хорошо, что хотя бы после ходатайства теперь в ЕРДР внесена квалификация, указывающая на заказной характер покушения. Но этого мало. Исполнителей тоже должны уведомить о подозрении с учетом дополнительной квалификации (заказ), – прокомментировала "Цензор.НЕТ" адвокат Евгения Закревская, которая представляет Екатерину Гандзюк.

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 09

– А как теперь быть с отдельным производством, которое расследует СБУ по заказчику, о чем в интервью "Цензор.НЕТ" заявлял Генеральный прокурор Юрий Луценко?

– Они продолжают расследование.

– Почему вообще два дела?

– После того, как Луценко побывал у Кати, он пообещал передать дело в СБУ и сообщил об этом в СМИ. И сразу же полиция задерживает Новикова. Случайного человека с судимостью, минимально подпадающего под описание свидетелей. Того самого, который ни при чем и которого под давлением журналистов и общественности через 19 дней выпустят. Так вот, задерживают его именно для того, чтобы не передавать дело в СБУ. Таким образом остается два дела. Одно, по гениальному замыслу – в Нацполиции по исполнителям. Второе – в СБУ по заказчикам.

Но искать заказчика в одном производстве, а исполнителей привлекать – в другом, да еще и разными органами следствия, плохая идея. Очень плохая. В суде очевидно с этим возникнут проблемы. Доказательства, собранные в одном уголовном производстве (по исполнителям), нельзя просто скопипастить в другое (по заказчикам). Легитимно их можно использовать в другом производстве, только объединив дела. Либо же все следственные действия необходимо дублировать. А часть продублировать невозможно. Например, первичный осмотр места преступления, допрос подозреваемых (исполнителей).

Кроме того, признак покушения "на заказ" касается как заказчиков, так и исполнителей. И инкриминироваться должен всем соучастникам: исполнителям, организаторам, подстрекателям.

– Их не хотят объединить в одно и отдать СБУ?

– Я считаю, что это необходимо сделать. Такое ходатайство тоже нами подано. Так что это вопрос к прокуратуре.

– Проверялась или проверяется причастность к преступлению полицейских, которых Гандзюк критиковала?

– Да, должны проверяться все версии.

Есть предположение, кто заказчик?

– Я не могу делиться такими предположениями.

В открытом письме активисты призвали пятерых подозреваемых назвать имя заказчика преступления. Они как-то отреагировали на это письмо?

– Мы знаем, что они прочитали письмо. Больше ничего не известно.

С учетом всех обстоятельств, о которых "Цензор.НЕТ" рассказали пострадавшие в результате нападений активисты, мы направим запросы в правоохранительные органы. И как только получим ответы, обязательно их опубликуем. Потому что в большинстве случаев только публичность в таких делах не дает расследованиям заглохнуть.

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 10

"Молчание убивает" – заявили гражданские активисты, проведя одновременно акцию в разных городах страны. В столице акция прошла у здания Администрации Президента на улице Банковой. Участники потребовали от главы государства как гаранта Конституции обратить внимание на случаи нападения на активистов в Одессе и других городах, а также, как считают организаторы акций, на бездействие правоохранительных органов. Среди требований участников акции – создание специальной следственной комиссии ВР и публичный отчет главы МВД Арсена Авакова.

В тот же вечер Президент впервые прокомментировал происходящее. Он заявил, что разделяет беспокойство участников акции "Молчание убивает", потребовал от правоохранительных органов реакции и ждет их отчета.

Татьяна Бодня, Виктория Сокур, для "Цензор.НЕТ"

P.S. Директор Департамента коммуникаций в МВД Артем Шевченко написал в Фейсбуке:

"Вчора витримували паузу, бо чекали рішень суду про запобіжні заходи підозрюваним у нападах на Михайлика і Устименка в Одесі. Отже особливо тяжкі злочини скоєні стосовно активістів у 2018 році:

Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ вбивство Ноздровської на Київщині – повністю розкрито, підозрюваний вже став обвинуваченим і навіть підсудним, замовного характеру злочину не встановлено;
Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ замах на вбивство Устименка в Одесі – розкрито, 2 підозрювані від позавчора - під вартою, слідство триває;
Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ вбивство Олешка "Сармата" у Бердянську – розкрито гарячим слідом, 5 підозрюваних - під вартою з часу скоєння злочину, виконавець дав свідчення щодо замовника, його встановлено і шукають;
Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ замах на вбивство Гандзюк у Херсоні – розкрито незважаючи на помилку на першому етапі, 5 підозрюваних включно з організатором – під вартою, замовників продовжують шукати поліція і СБУ, яка веде окреме провадження саме щодо пошуку замовників злочину;
Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ замах на вбивство Козьми і Кузаконя в Одесі – розкрито, 3 підозрюваних – під вартою, слідство триває;
Напади на активістів: як розслідуються гучні справи і чому замовники залишаються за кадром? 11✔️ замах на вбивство Михайлика в Одесі – розкрито, 3 підозрюваних від учора - під вартою, слідство і пошук замовників триває.

UPD Звісно, чотири з цих п`яти злочинів поки що не розкриті повністю, коли всі підозрювані затримані, процесуально стали обвинуваченими і провадження передається в суд. Так само їхню провину треба ще довести у суді. І не факт, що ця вина буде доведена. Але Національна поліція України розслідує і не стоїть на місці. Вважати, що це відбувається ТІЛЬКИ тому, що активісти піднімають ажіотаж, що звісно певною мірою підштовхує поліцію працювати, – так само невірно, як вважати, що земля обертається під впливом інерції від руху людей, які по ній ходять".

Источник: https://censor.net.ua/ua/r3088547
Коментувати
Сортувати:
у вигляді дерева
за датою
за ім’ям користувача
за рейтингом
 
 
 
 
 
 вгору