EN|RU|UK
  188  1

 УКРАИНА: СТАТЬ ЗАПАДНОЙ ИЛИ ОСТАТЬСЯ ВОСТОЧНОЙ

Збигнев Бжезинский, бывший советник по безопасности президента США Джимми Картера и один из архитекторов политики 'сдерживания', в своей последней книге подчеркивает решающую роль Украины: 'Расширение евро-атлантического пространства требует интеграции не

Страна с 48-миллионным населением, по территории которой проходит множество важнейших трубопроводов, в том числе и газопровод, поставляющий в Европу 90% сибирского газа, намеревается перейти в западный, евро-атлантический лагерь. Де-факто этот переворот уже произошел, когда масштабная фальсификация президентских выборов 31 октября и 21 ноября 2004 г. вызвали в столице страны, Киеве, 'оранжевую революцию'.

Во время переголосования второго тура выборов явную победу одержал кандидат национально-либеральной коалиции, Виктор Ющенко. Его поддерживает народное движение, США и Европейский союз, и он вызывает почти безграничную симпатию международных средств массовой информации. В середине декабря 'оранжевая волна' достигла даже Юга и Востока страны. Эти промышленные регионы, преимущественно русскоязычные и традиционно дружественные России, считаются бастионом власти премьер-министра Виктора Януковича, провозгласившего себя победителем второго тура голосования. Однако почти никто не захотел выйти на улицу за кандидата старой власти, ведь недоверие к махинациям его коррумпированного режима слишком велико. Коммунисты во главе с Петром Симоненко - небольшая, но влиятельная партия, - не захотели присоединиться ни к тому, ни к другому лагерю. Многие рабочие видят в лидерах обоих направлений 'олигархов, бессовестно обогатившихся во время приватизации'.

Голосование бедного населения на Юге и Востоке страны за Януковича объясняется не столько его верностью старому режиму, сколько боязнью, что в случае радикальной либерализации экономики будут закрыты горнодобывающие предприятия и фабрики. Кроме того, недоверие вызывает и западно-украинский национализм. Многие уже подготовились к тому, что Виктор Ющенко возьмет политическую власть в свои руки. Однако на пути евро-атлантической ориентации существуют серьезные препятствия: с одной стороны, влияние Москвы, основывающиеся на поставках российского газа и прочих энергоресурсов, а также на неоплаченных Украиной счетах за нефть; с другой стороны, тот факт, что наибольшую часть дохода страны приносят восточные регионы страны. Кандидату Запада тоже понятно, что о 'стопроцентной победе' говорить не приходится.

Поэтому для России, как говорится в одном американском исследовании, речь тоже не идет 'о полном поражении'. Важную роль в кризисном менеджменте играет Евросоюз. Он, прежде всего, заинтересован в том, чтобы голубой поток газовых поставок не превратился в оранжевое пламя. Так что необходимо искать компромисс. Восстание 'оранжистов' произошло как нельзя кстати. Ведь Украина, страна обедневшая и надломленная в культурном и социальном отношении и к тому же обескровленная эмиграцией вкупе с преступным режимом, опирающимся, по примеру России, на незаконно добытую власть и богатство, предоставила США и НАТО прекрасную возможность добиться в большой евроазиатской игре решающего преимущества. Время поджимало, поскольку было ясно, что Россия попытается, используя свою экономическую стабилизацию, создать свой собственный 'Общий рынок'.

'Оранжевая революция' не была спонтанным движением: как сообщается, правительство Буша предоставило для поддержки Виктора Ющенко 65 миллионов долларов. С этой точки зрения, 'революция' началась уже 17 февраля 2002 года. В этот день Мадлен Олбрайт, бывший министр иностранных дел США, на мероприятии Фонда Сороса в Киеве, призвала представителей 280 украинских неправительственных организаций выступить против правительства и организовать тщательное наблюдение за выборами в парламент 31 марта 2002 г. А 30 января 2004 г. Олбрайт, уже в качестве президента Национального демократического института США (National Democratic Institute of the USA), на экономической встрече в Давосе заявила, что Украина, наряду с Колумбией, Нигерией и Индонезией, является одной из 'ключевых стран для развития демократии'.

21 февраля Мадлен Олбрайт, опять же в Киеве, призвала к быстрейшему вступлению Украины в Европейский Союз и НАТО и напомнила о том, что президент Буш в своем послании к Леониду Кучме от 4 августа 2003 г. предупредил о недопустимости очередного выдвижения его кандидатуры на пост президента. А в марте прошлого года Олбрайт уже со страниц 'Нью-Йорк Таймс' потребовала считать 'спасение демократии на Украине' такой же программной целью, как и 'демократизация Ближнего Востока'. Она пригрозила санкциями, если на Украине произойдет фальсификация выборов. В противном случае, сообщила Олбрайт, у политических лидеров страны будут заморожены счета в банках, а их поездки за границу будут ограничены. Западные СМИ, выступавшие за демократию на Украине, редко упоминали роль бесчисленных американских фондов и правительственных учреждений в этой стране, хотя те гордо заявляют о своем вкладе в развитие демократии во всем мире.

И это притом, что у этих институтов совершенно ясные цели. Они против коррумпированных режимов и фальсификации ими результатов выборов. Однако их критика избирательна: пока президенты Ельцин, Путин, Кучма или Шеварднадзе казались полезными, им нечего было бояться. То же самое сегодня относится и к авторитарным режимам в Туркмении (из-за наличия газовых месторождений) и Азербайджане (из-за месторождений нефти и нефтепроводов на Запад).

В тех политических вестернах, которые нам сегодня демонстрируют, хорошие, прозападные, силы борются против нехорошего друга русских Виктора Януковича. При этом за кадром остается самый страшный сценарий: раскол Украины. В сентябре 2004 г. Мадлен Олбрайт потребовала от бывшего президента Чехии Вацлава Гавела и многочисленных политических деятелей из различных стран решительных действий в отношении Москвы. Удивительно, но в этом призыве Чечня вообще не упоминалась, несмотря на то, что этот театр военных действий вскоре после взятия заложников в Беслане был центральной темой во всех СМИ. В ее призыве речь шла, в основном, об угрозе 'энергетического снабжения' Европы, исходящей от России. Для посвященных это еще одно доказательство истинных причин.

Кризис на Украине совпадает с другими событиями, нацеленными, в конечном счете, на ослабление России. С одной стороны, это строительство новых 'энергетических коридоров', то есть нефте- и газопроводов, которые должны составить конкуренцию российским (и иранским) трубопроводным системам. С другой стороны, это все новые и новые попытки поджечь кавказскую бочку с порохом. На Северном Кавказе, в Чечне, действия радикальных групп и российской армии приводят к эскалации войны до варварских масштабов. В результате трагедии в Беслане, в преимущественно христианской Северной Осетии, возник новый, религиозно окрашенный очаг пожара, угрожающий захлестнуть соседний многонациональный Дагестан. А на юге Кавказа зреют сепаратистские конфликты в Грузии (Южная Осетия и Абхазия) и Азербайджане (старый спор с Арменией по поводу Нагорного Карабаха).

Из-за демографического и социального кризиса в России и неудачной международной политики Путина некоторые эксперты ЦРУ уже рассчитывают на распад России в ближайшие 10 лет. Еще в 1997 г. Збигнев Бжезинский говорил об образовании 'Союза' трех российских государств (Европейская часть России плюс одна Сибирская республика, плюс еще одна республика на крайнем юго-востоке страны). При этом он исходил из того, что русские к 2004 г. потеряют свои позиции на Северном Кавказе. Старый идеолог 'холодной войны' и один из основателей 'Трехсторонней комиссии' тем временем разработал стратегию, согласно которой Европе отводится лишь роль связующего звена. Главные цели этой стратегии сводятся, главным образом, к следующему: воспрепятствовать возвращению России статуса великой державы, контролировать ее энергетические ресурсы и обеспечить освоение Сибири. Речь идет о точной копии новой 'холодной войны', по образцу конфликта в Косово.

Когда в 1989 - 1991 г.г. произошел распад 'социалистического лагеря', уже тогда стало ясно, что его территории будут интегрированы в капиталистическую систему. Но это должно было происходить в условиях изменившегося мира: под знаком глобализации рынков, преобладания транснациональных компаний, гегемонии США и осуществления неолиберальной экономической доктрины. В этих рамках бывшим государствам Восточного блока отводилась строго определенная роль. Они должны были поставлять, во-первых, дешевую рабочую силу, во-вторых, квалифицированных экспертов с их новейшими технологиями, и, в-третьих, некоторые ценные остатки космической промышленности. И, конечно же, они должны были открыть свои рынки для иностранных компаний, а также поставлять энергоносители 'триаде' - США-Европа-Япония - и Китаю.

Государства, возникшие на территории бывшего СССР, в этом процессе не были равноправными партнерами. При этом при Борисе Ельцине Запад относился к России лучше, чем ко всем остальным: ядерную державу следовало воспринимать серьезно, к тому же Россия располагала крупнейшими промышленно значимыми месторождениями природного газа и нефти и была больше всех готова пойти на либеральную шоковую терапию своей экономики. Украина же, при Леониде Кравчуке проявившая готовность даже на атомное разоружение, напротив, казалась совершенно неинтересной. У президента Джорджа Буша-старшего нашелся для нее лишь один мягкий совет - умерить свой 'самоубийственный национализм'.

Только позднее Запад понял, насколько полезной может оказаться оторванная от России Украина. Страна имела большую стратегическую значимость: как транспортный коридор для энергопоставок, как путь доступа к центру России и к ее рынкам на юге, как государство на побережье Черного моря, а также в связи со своей близостью к кавказскому региону и Каспийскому морю.

После развала Советского Союза российское государство смогло обогатиться за счет независимой Украины, которой пришлось оплачивать поставки российской нефти и газа не на старых советских условиях, а по актуальным мировым ценам. Из-за непомерного бремени долгов Украине вскоре пришлось погашать их за счет продажи своих государственных предприятий российским компаниям. Кроме тог, обеим странам пришлось восстанавливать связи между предприятиями-смежниками, нарушенные в 1990-1991 гг. После десяти лет скатывания на дно (валовой внутренний продукт снизился, минимум, вдвое) и обнищания Украина одновременно с Россией вот уже несколько лет переживает экономический подъем, в стране наблюдается рост экономики и инвестиций.

Руководство России, как и прежде, имеет влияние и союзников на Украине, но речь уже идет о союзниках, а не о вассалах. В 2004 г. правительство Украины отказало России в приобретении газопроводов, проходящих по ее территории. А премьер-министр Виктор Янукович в ходе последней волны приватизации, как сообщается, исключил из участия в приватизационном процессе как российские, так и американские фирмы, дабы обеспечить выигрышные условия для группы инвесторов из Восточной Украины. Теперь эта группа будет управлять газопроводами совместно с Россией.

Промышленность на Украине поделена между кланами, существующими еще с советских времен: один клан господствует на Донбассе, другой - в Днепропетровске, третий - в Киеве.

На западе страны мафиозные структуры и кумовство не менее распространены, чем на востоке, дело лишь в различном подходе к распределению богатств. Банкир Виктор Ющенко заботится о западных инвестициях, а Юлия Тимошенко, ближайшая соратница нового президента, как утверждают некоторые, для собственного обогащения даже добивалась строительства некоторых трубопроводов для транспортировки сибирского газа. И все же и на Западной Украине при строительстве новых атомных электростанций решение принимается в пользу российских технологий. Намечается создание нового экономического пространства в составе России, Белоруссии, Украины и Казахстана, задуманное как альтернатива Европейскому Союзу. Начиная с 1999 г. Россия прилагает значительные усилия, чтобы перед лицом проникновения США на территорию бывшего Советского Союза укрепить свои военные, торговые, промышленные, а также позиции в области нефтяной политики.

При президенте Путине Россия не только начала новые евроазиатские проекты, но и приступила к новым программам по разработки атомного оружия, лишила власти некоторых олигархов из нефтяной отрасли и стала пересматривать некоторые 'незаконные' итоги приватизации 90-х годов. Без сомнения, нация снова ощутила себя сильной и намерена показать, что располагает, как и прежде, определенным потенциалом, который позволяет ей быть строптивой. Благодаря украинскому кризису, у Запада появилась возможность одернуть Путина. Но российский президент так легко не сдастся. Несмотря на свою репутацию осторожного тактика, он недавно косвенно обвинил США - как ни как, а своего 'стратегического партнера' после 11 сентября - в проведении в международных отношениях диктаторской, однополярной политики. Антизападники в России, например, Александр Дугин, активно ведут пропаганду за 'евразийскую' ориентацию России.

На данном этапе, по-видимому, намечается новая 'холодная война', хотя не в старом виде соперничества двух систем. Сегодня предпринимаются попытки ослабить 'реально существующий капитализм' в России руками другой капиталистической страны, хотя Украина по своим экономическим данным намного меньше соответствует этой цели, чем хотелось бы. Хотя, действительно, между Москвой и Киевом, а также и между Донецком и Львовом все же существуют идеологические разногласия.

Когда Украину охватила волна 'оранжевой революции', на первой полосе одного российского журнала была опубликована карикатура, на которой несколько, якобы, депутатов Европарламента в виде лилипутов нападают на великана, одетого в армейскую форму времен второй мировой войны. На второй полосе того же номера было опубликовано фото, на котором был запечатлен митинг в Восточной Украине. На переднем плане был виден плакат с лозунгом, направленным против усиления западно-украинского национализма: 'Нет бандеровщине!'. Смысл обеих иллюстраций понятен: на Западе, в Европарламенте, умаляется значение победы над нацистской Германией, а в Западной Украине к ней вообще относятся презрительно, - запоздавшая месть 'фашистского вождя Бандеры'.

У России и Украины разный взгляд на историю. В Киеве бойцы ОУН (Организации украинских националистов) в большинстве своем реабилитированы, тогда как в советское время их считали коллаборационистами гитлеровской Германии и сообщниками в проведении геноцида. А Украинская повстанческая армия во главе с Бандерой сегодня на Украине считается патриотическим движением, которое вело борьбу на два фронта - против фашизма и сталинизма. В Галиции и Ивано-Франковске переоценка исторических событий зашла настолько далеко, что проводятся торжественные церемонии в честь дивизии СС 'Галиция'. Во Львове (Лемберге) российский культурный центр был измалеван свастикой и антисемитскими лозунгами. Можно услышать здесь и лозунги, направленные против 'верных москалям евреев'. Ющенко поддерживают некоторые крайне правые партии, правда, он отмежевался от самых радикальных группировок, поддерживающих культ СС.

В годы правления президента Леонида Кучмы великие подвиги Красной Армии отмечались на государственном уровне, но одновременно получили развитие и ее националистические противники, активисты национального освободительного движения, обвиняющие сталинский режим в 'геноциде украинского народа'. Под этим подразумеваются миллионы украинцев, погибших от голода в 1932 - 1933 гг. во время 'решения кулацкого вопроса'.

Как считает украинский историк Тарас Куцио, существенную роль в этой битве за историческое прошлое и новую самоидентификацию играет украинская диаспора в США. Эти эмигранты приехали, в основном, из Галиции и находятся под влиянием различных фракций ОУН, которые, однако, - за исключением отдельных фашиствующих групп - преследуют вполне демократические цели. После 1991 г. названная организация добилась существенного влияния в сфере образования, культуры и СМИ. При этом в условиях идеологического вакуума, оставленного старой номенклатурой, она смогла привлечь на свою сторону новых сторонников.

Правда, этому обновлению 'украинской идеи' приходится конкурировать с обещаниями Запада. От советского и российского прошлого отвернулась, прежде всего, молодежь. Так российский публицист, национал-консерватор Александр Ципко, сетует на то, что на востоке и юге Украины уже нет понимания 'старой Руси', в то же время на западе страны происходит формирование 'новой политической нации'. Там выросло поколение, уже ничего не знающее о советском обществе и, в отличие от Восточной Украины, не имеющее тесных связей с нынешней Россией. Именно эта молодежь участвовала в демонстрациях в Киеве.

России и Восточной Украине остается лишь одно средство - 'бегство' вперед. Они должны по-настоящему поддерживать экономическую либерализацию. Либеральные круги в России надеются даже на перенос 'оранжевой революции' в их страну. Политически незначительный российский Союз Правых Сил в лице своего лидера Бориса Немцова приветствовал в Киеве победу своих украинских союзников, при этом Немцов назвал Россию лидером 'государств-изгоев'.

С победой на выборах Виктора Ющенко 26 декабря уже началась битва за парламентские выборы в марте 2006 года. Значение будущего состава народного представительства выросло, поскольку Верховная Рада приняла 8 декабря 2004 г. изменения к конституции, намеченные президентом Кучмой, которые, правда, вступят в силу только в середине 2005 г. На этот компромисс Ющенко пошел только в обмен на обещание, что выборы 26 декабря пройдут 'чисто'. Кроме того, ему было обещано, что его соперник Янукович уйдет с поста премьер-министра, тем самым отказавшись от определенного изначального преимущества. В конечном итоге, реформа конституции должна обеспечить переход Украины от президентской республики к парламентской демократии.

В то же время возникла дискуссия и о федерализме. Распад централизованного государства уже давно начался, вопрос заключается лишь в том, сможет ли страна с новой плюралистической системой, подверженной сепаратистским тенденциям, сохранить свое единство.

Кризис на Украине выдвигает целый ряд и других вопросов. Какой выигрыш получат Украина и Европа от своего сближения на антироссийской основе, вместо того, чтобы договориться с Россией? Зачем нужна 'холодная война', которая целенаправленно ведется Вашингтоном, в том числе с помощью Праги, Риги и Варшавы? И сможет ли Европейский Союз действительно воспользоваться обещанием Мадлен Олбрайт относительно быстрой интеграции?

В Москве не заинтересованы в нестабильных и в ненадежных условиях. Вопрос заключается в том, смирится ли Кремль с постоянным ущемлением своих интересов и будет ли он довольствоваться второстепенной ролью из-за зависимости от инвестиций и нежелания лишить себя прибыли от нефтяного экспорта. В любом случае украинский кризис окажет серьезное воздействие на Москву.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх