EN|RU|UK
  160  1

 "РОССИЯ ТЕРЯЕТ СВОЕ ВЛИЯНИЕ В СНГ" - ВЗГЛЯД ИЗ БЕЛАРУСИ

Ярослав Романчук, Президент Научно-исследовательского центра Мизеса (Минск), отнюдь не принадлежит к числу оппозиционеров режиму Лукашенко, не ходит на демонстрации. Но специально на сайте Глеба Павловского "Кремль.Орг" Романчук очень четко проа

После оранжевой революции на Украине белорусское экспертное сообщество живо обсуждает возможные изменения позиции России по отношению к Белоруссии. Политику российских властей в отношении Украины в белорусских экспертных кругах считают поражением, говорят о близорукости, недальновидности политиков, доминации шовинистов и силовиков среди полисимейкеров.

После встречи с представителями российского МИДа, депутатами и многими экспертами-международниками невольно ловишь себя на мысли, что для этих людей холодная война по-прежнему продолжается, что есть благородные «мы» (Россия) и агрессивные «они» (Запад). Геополитические интересы настолько заслоняют логику, факты, объективный анализ ситуации и мотивацию политических акторов, что те люди, которые имеют полномочия выступать от имени России, делят мир на черный и белый. В черной части – демократы, либералы, разного рода рыночники и сторонники партнерских отношений с Западом. В белой – сторонники кооперации по условно говоря "советской" модели, блокирования против Запада, интегрирование в рамках существующий протекционистских, бюрократических, олигополистических практик.

Собирались делать СНГ - провалились. ЕврАзЭС – мертворожденный ребенок. Союзное государство Беларуси и России – это ни союз ни государство. Перефразируя Черномырдина, какую бы интеграцию Россия не затевала, все равно получается Советский Союз. В.Путин неоднократно повторял, что возрождение невозможно, но этого в упор не хотят слышать бюрократы. По-другому они - большинство российских ученых - геополитиков, которые обеспечивают интеллектуальную поддержку интеграционных процессов - не умеют мыслить. Они некогда (в СССР) работали во внешнеполитической или внешнеэкономической сфере и до сих пор считают, что СССР был конкурентной Западу моделью по социально-экономическим параметрам. Они до сих пор не поняли экономические причины развала Советского Союза и сводят все к преступлению политиков в Беловежской пуще и заговору того же Запада, которому в очередной раз приписывают то, в чем он не участвовал.

Скрывая догматизм, ошибки в выборе стратегии и тактики региональной политики, а также методологии анализа, советники и чиновники от интеграции опять набрасываются на Запад, на «кучки националистов», США и даже двуличный ОБСЕ. Российский МИД сегодня сильно напоминает МИД советский. Это грубая кадровая ошибка российского руководства. Что было бы с российской экономической политикой, если бы сегодня Минэкономразвития, Министерство финансов, Центробанк возглавляли представители партии Зюганова или Рогозина? Да, она бы сильно напоминала белорусскую, но тогда едва ли бы вписывалась в программные тезисы В. Путина на первых и вторых президентских выборах.

Интеллектуальный потенциал российской элиты чрезвычайно высок. Это не вызывает сомнений. Значит, грубые ошибки в отношениях с Белоруссией и Украиной, со странами не существующего де-факто СНГ - это следствие лоббирования интересов конкретных групп давления: энергетических монополистов, военных и силовых структур, теневых структур и организаций, а также «политических предпринимателей», т. е. тех, кто работает на бюджетных деньгах и под «крышей» номенклатуры. Именно на этом направлении концентрируется мощный интеллектуальный потенциал. Для остального нет ни внимания, ни денег, ни воли. Это первая причина.

Вторая – безразличие и отсутствие реальных «локомотивов» интеграции на принципах четырех свобод (беспрепятственное перемещение товаров, услуг, денег и рабочей силы). Третья – слабость и непоследовательность политической власти.

Часть российского руководства все больше представляется нерешительным, не имеющим стратегического видения развития отношений не только с Украиной и Белоруссией, но и с ЕС и с США. Звучат правильные слова, выдвигаются правильные лозунги. Все стопорится на уровне выработки законов и их реализации на практике. Здесь бюрократы давно одержали победу над рыночниками, «советские специалисты» - над современными администраторами, ястребы «холодной войны» и интервенционизма - над «голубями» глобализации и экономической свободы. Вместо идеологии эпохи Возрождения и Просвещения полисимейкеры постсоветского пространства безропотно и по умолчанию приняли постмодернизм и антиглобализм, которые, кстати, являются интеллектуальным mainstream того же Запада.

Высокие мировые цены на нефть, газ и металлы позволяют временно не думать об издержках данного выбора. Но они же не вечны. Повторяется история Советского Союза. Болезненные, чрезвычайно дорогие и трагические уроки прошлого забыты. Желание перепрыгнуть через несколько десятилетий интеграции по-европейски выливается в повторение опыта советского прошлого. Желание выдать советскую структуру производства за естественную для Украины, Белоруссии и даже самой России, трансформируется в попытки активной промышленной и сельскохозяйственной политики при сохранении энергетических и финансовых монополий. Интеграцией занимаются старые лица по вышедшим из моды лекалам. Им важен процесс, а не результат. Они за это получают деньги. Критики такого подхода получают ярлык западника или сторонника американской политики. Нетерпимость – это еще одна черта современной политической России. Неужели надо ждать интеграционного Курска или, не дай бог, Беслана, чтобы понять, что выстраивать отношения между странами региона надо на другой основе?

Что касается белорусско-российских отношений, то складывается впечатление, что в окружении Путина находится больше сторонников Лукашенко, чем самого Путина. Простые белорусы, гражданское общество, демократические партии Белоруссии, российские СМИ и целый ряд российских политиков называют черное черным. А у Рушайло, Черномырдина сотоварищи, российского МИДа и Думы черное называется белым. Так большая часть политической России воюет с другой частью. Отсутствие идентификации государственных интересов России, отличных от интересов монополий, номенклатуры и «теневиков» - это еще одно качество российской региональной политики. Интеграционные игры – это хорошая ширма для российских и белорусских оффшорных компаний обслуживающих ресурсные и финансовые потоки между Белоруссией и Россией.

Большая вина в этом посольств России на Украине и в Белоруссии. До сих пор посол РФ в Белоруссии отказывается встречаться с представителями демократических партий, НГО, которые власти считают оппозиционными. Объяснение – мы не хотим раздражать официальные власти. При этом без ответа остаются конфискации российских грузов. Без ответной реакции проходит нарастающий торговый протекционизм белорусского правительства в отношении российских товаров. Нет никакого адекватного ответа на растущую антироссийскую риторику в официальных белорусских СМИ, на факт разрушения единого информационного пространства. Складывается впечатление, что российское посольство в Белоруссии работает не на российский МИД, а на белорусскую администрацию президента. Попытки сформировать позитивный имидж России в белорусских СМИ слабы и не могут перебить мессиджа официальных белорусских СМИ.

При этом все попытки независимых аналитических центров представить свое видение построения отношений между Белоруссией и Россией наталкивается на непонимание и апатию. Российское посольство в Минске весьма своеобразно понимает диалог между Россией и Белоруссией, сводя его к официальным визитам, обменом политически корректных делегаций и часто открытому противопоставлению своей позиции мнению стран ЕС и США. Посольство, очевидно, не считает приоритетным развитие контактов между представителями российского и белорусского гражданского общества. Российские журналисты регулярно посещают Белоруссию, а сколько белорусских журналистов из независимых изданий имело возможность задать вопросы Путину? Поэтому на белорусско-российском информационном поле в явно доминирует PR и позиция Лукашенко, который до сих пор мечтает прорваться в политическое поле единого государства.

В Белоруссии читают «Комсомольскую правду», «Аргументы и факты». Чрезвычайно узкая аудитория у «Известий» и «Труда». По качеству материалов они проигрывают даже белорусским независимым газетам. Белорусы смотрят белорусский вариант ОРТ под названием ОНТ, обрезанную версию РТР, НТВ. Прием других каналов резко ограничен. Так получается, что острые передачи по белорусской тематике на российских телеканалах совпадают с профилактическими работами на белорусских передающих мощностях. Российские журналисты, в целом, хорошо ориентируются в ситуации в Белоруссии, но без «приказа сверху» они ничего сделать не могут. Белоруссия, к сожалению, не входит в список информационных приоритетов России. Представители демократических партий по прежнему рассматриваются большинством российских интеграторов, как прозападные, антироссийские. Скопом, чтобы не обременять себя попытками глубокого анализу ситуации в Белоруссии. Лидеры демократической оппозиции, экспертного сообщества редко участвуют в российских программах.

Очевидно, что белорусско-российские отношения во многом зашли в тупик. С правовой и экономической точки зрения мы сегодня гораздо дальше, чем в 1995 году. Требуются новые решения, новые люди, новая архитектура белорусско-российских отношений. Не кулуарные встречи отдельных белорусских политиков в Москве. Не имитация интеграции на официальном уровне. Не попытки выдать интересы менеджеров энергетических монополий за интересы государств, а открытый диалог гражданских обществ двух стран. Созданные белорусско-российские структуры (парламентское собрание, комитеты и т.д.) превратились в структуры в себе и для себя.

Белорусские демократические силы давно сформировали свое отношение к России. Уверен, что их подход к белорусско-российскому сотрудничеству выгодней Кремлю, российскому бизнесу и простым россиянам, если, конечно, исходить из того, что политическое руководство России действительно хочет партнерства двух независимых государств. Есть целый ряд экономических, аналитических, исследовательских проектов, реализация которых позволит сблизить наши страны. Пока Москва не проявляет к ним интереса.

Сегодня как официальный Минск, так и московские интеграторы сильно боятся начала белорусско-российского диалога на уровне гражданского общества, диалога Путина с демократическими силами Белоруссии. Не особо стареется поддержать диалог и российское посольство. Здесь также нужны кадровые решения. Пора строить ось добра «Россия – ЕС – США» в отношении Беларуси. Чем не новый интеграционный процесс? Лавры достаются инициаторам. Плоды – простым людям.
Источник: www.Kreml.org
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх