EN|RU|UK
  120  1

 ГЛАВНЫЙ УЖАС

Им устроили праздник их победы, сказали: победа – значит, всем радоваться. Они останутся в своем счастье и в своих представлениях о жизни, в которой они славно участвовали недели две, обеспечив себя воспоминаниями.

8 декабря в Киеве над майданом Незалежности примерно с 21 до 21.30 грохотал и рассыпался прекраснейший, со всевозможными световыми вытребеньками фейерверк. И когда они только запаслись в революционном запале, но не в этом дело. По какому случаю фейерверк? Это украинский парламент принял закон о выборах, о смене ЦИКа и о политреформе в одном пакете.

Фейерверк грохотал и рассыпался, майдан ликовал, однозначно празднуя победу. Нелепость же состояла в том, что если о правде жизни, то этот фейерверк отмечал ни что иное, как победу Кучмы и Медведчука, главных врагов г-на Ющенко. А победили они потому, что политреформа, превращавшая Украину в парламентско-президентскую республику, и была главной в пакете, принятие которого праздновалось. Так что следующий президент, Ющенко или Янукович, будет не совсем президентом, а сморчком обкусанным. Ну а два других вышеупомянутых политика эту реформу и продвигали два последних года. И теперь майдан озарялся.

Разумеется, 99% лиц, присутствовавших там, никогда не сообразят, что именно произошло в тот день: это просто вне их интересов. Да им и не надо; им устроили праздник их победы, сказали: победа – значит, всем радоваться. Они останутся в своем счастье и в своих представлениях о жизни, в которой они славно участвовали недели две, обеспечив себя воспоминаниями.

Потом этот кусок жизни сменит следующая рамка, слайд, в нем эти люди снова отыщут себе какую-то отраду, снова ощутят свою значимость. Да и что есть истина? Не более чем то, что на ее счет думают. Их счастье в том, что действительность их не касается, – да и что такое, опять же, действительность? Если бы вдруг стала видна подкладка происходящего, им сделалось бы неприятно. Но предъявление изнанки публике ограничивается какой-то милостью природы, не дающей оснований – не запретом, а инерционностью, что ли – заглянуть куда-то туда, куда прохожим лучше не смотреть.

Так что эта фейерверочная оболочка и была тут главной – вне зависимости от того, что происходило в технологической действительности.



Да, эта реальность уже вскоре будет определять последующие события, но кто ж тогда сопоставит эти истории?

Оболочка важна, а то. Главное – что там нет разрывов. Хочется такого-то вещества – ешь то-то. Хочется чувств – идешь на такой-то фильм. Желаешь ощутить себя умным – читаешь газету. На каждую щелочку, которая возникла в организме, непременно найдется такая штука, которая ее накормит: ощущение недостачи гарантирует кому-то нишу на рынке, а уж он-то залатает дырку.



И это приятно, когда все скользит друг за другом, когда мимо следуют, вызывая негодование и другие чувства, власть, олигархи, генпрокуратура, осень, зима, Верка Сердючка, Новый год, а еще у нас есть великая история и всякие столь же достоверные национальные особенности, хотя, конечно, и не вполне понятно, где мы теперь находимся и как именно называется то, где находимся. Но это ощущение не успеет развиться, потому что после Нового года наступят длинные каникулы, а потом уже начнет возникать весна, ну и так далее. И хорошо, в сумме получается гладко и последовательно, а если вдруг какая-то неустраненная прореха, то нет сомнений, ее перешагнут, передвигаясь вдоль по календарю.

Одна проблема: в РФ устроено все как-то так, что за этот полог полиэтиленовой невинности отвечает власть; собственно, именно этим она только и занята.

Объемлющая всех оболочка прочна, потому что она укрепляется чувствами, особенно ей полезны восклицания «доколе» и т. п., поскольку подчеркивает первородство власти. Видимо, в этом присутствует некий инстинкт самосохранения, потому что как жить, когда непонятно как все устроено, а спросить не у кого?



У украинцев теперь все в порядке, они обеспечили себя новым полиэтиленом лет на пять вперед, а то и на десять.

С Россией похуже. Из-за всех этих имущественных, военных и геополитических историй власть как-то слишком далеко высунулась из своей волшебной норы. Раньше-то сидит себе там, оттуда только слова доносятся и глаза сверкают; а ну как она там внутри длиной в полкилометра да еще и стозевна. А теперь фактически нагишом в чистом поле, а снег падает, стоит дура дурой, но речь-то не о ней – как быть остальным, учитывая проблему оболочки? Насос слабеет, пленка оседает, скоро накроет, придавит, порвется – вот он и начинается, самый главный ужас.

    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх