EN|RU|UK
  291  1

 ПРОФЕССОР КЛИЧКО ДЕРЕТСЯ ЗА НОБЕЛЕВСКУЮ ПРЕМИЮ - "DAILY TELEGRAPH"

Боксеры-тяжеловесы часто говорят неожиданные вещи, но Виталий Кличко, конечно, первый, кто говорит о своей родине языком профессора политологии. "Геополитическое положение Украины очень важно".

Лас-Вегас настолько циничен, что даже неверность считается товаром. "То, что происходит в Вегасе, остается в Вегасе", – таков новый лозунг Содома и Гоморры. Отсюда непонимающие взгляды, когда чемпион мира в тяжелом весе признается, что предпочел бы бороться за демократию на улицах Киева, чем драться с британцем Дэнни Вильямсом.
Боксеры-тяжеловесы часто говорят неожиданные вещи, но Виталий Кличко, конечно, первый, кто говорит о своей родине языком профессора политологии. "Геополитическое положение Украины очень важно". Это совсем не похоже на "я никогда не был в лучшей форме, и намерен послать его в нокаут", но у толпы в Лас-Вегасе это не вызывает обычного энтузиазма. Американцы любят звуки скрипки, если они сопровождают спортивные сюжеты, но предпочитают, чтобы их гладиаторы держались подальше от университетских мантий.

Отсюда прозвище "Д-р Железный кулак", прямо как у злодея из фильма о Бонде. Но если отбросить это прозвище и положительный тест на стероиды перед Олимпиадой 1996 года, который он может объяснить (у него всегда есть объяснения), Кличко завоевал право считаться силой добра в своем насильственном виде спорта. Замечательная новая книга Тима Дальберга о боксе в Лас-Вегасе, "Город боев", напоминает нам, что история призовых боев – это истории людей, которых создавали и ломали с примечательной жестокостью.

Джо Луис сошел в Лас-Вегасе с ума, Санни Листон умер от передозировки, а теперь Майк Тайсон отрицает, что по уши погряз в кокаине. Мухаммед Али растерял свою физическую силу в колизеях этой ненасытной метрополии. Жизнь Риддика Боуи рухнула после того, как его отбросила лига тяжеловесов. Традиция Вегаса давать великим бойцам кучу денег, а потом – создавать им кучу проблем. Как разладившаяся галактика, он поглощает свои самые яркие звезды.

Этим и объясняется неоднозначная реакция, когда Кличко говорит, что едва не отказался от субботнего боя ради того, чтобы вернуться в Киев и поддержать Виктора Ющенко, кандидата, которому Запад желает победы в борьбе за пост президента Украины. "Меня это глубоко затрагивает. Украина – это моя семья, мои друзья, мое будущее", – заявил вчера чемпион Мировой лиги бокса.

"Иногда в жизни приходится решать, что для тебя важно, бой или будущее твоей семьи и твоей страны? Поэтому мне трудно сохранять форму и сосредоточенность. Я был на грани срыва. Я готов был лететь на Украину с братом (боксером Владимиром), но решил остаться, потому что этот бой очень важен для моей страны. Я спортсмен, а не политик, но я гражданин, и не пассивный. Может быть, в этом бою я смогу помочь людям на Украине, дав им надежду".

Этот благородный порыв отчасти отражает академическую сторону жизни Кличко. Он первый чемпион в тяжелом весе, получивший степень кандидата наук и каким-то образом сочетающий научные занятия со 134 любительскими встречами и шестью мировыми титулами в кик-боксинге. Участие в конкурсе на написание политического эссе для него не труднее кулачного боя.

Проблема в том, что его способность думать о чем-то помимо ринга вредит его популярности среди американцев. Ему еще нужно заслужить прощение за прекращение боя с Крисом Бирдом в апреле 2000 года после разрыва одной из плечевых мышц. 33-летний Кличко, выигравший 34 из 36 боев, сумел объяснить потерю титула Всемирной организации бокса как кратковременное отступление, которое в дальнейшем можно исправить. Однако, по мнению многих американских наблюдателей, сдавшись, он нарушил одну из главных заповедей ринга, и тренер Вильямса Джим Макдоннелл попытался вернуться к теме на этой неделе, заявив, что Кличко ищет глазами выход.

Все, кто видел, как с его лица на ринг лилась кровь во время боя с Ленноксом Льюисом полтора года назад, готов поспорить с утверждением, что у Кличко наготове белый флаг. "Тень боя с Крисом Бирдом долго витала надо мной, люди говорили, что я боксер, не обладающий нужными качествами, – размышляет он. – Но после боя с Льюисом многие изменили свое мнение".

Отбросить вопрос о допинге труднее, поскольку неведение и наивность часто служили прикрытием самых крупных спортивных махинаций. В своей автобиографии Кличко рассказывает, как его вышвырнули из олимпийской сборной Украины после положительного теста на допинг. Он утверждает, что врач лечил его от последствий травмы, не зная, что препарат содержит стероид. Никто всерьез не подозревает его в использовании допинга, но едва ли ему на пользу то, что он решил откровенно рассказать об истории 1996 года в надежде увеличить продажи книги.

Нет большого смысла и в его утверждении, что стероиды в призовых боях бесполезны. "Нужно нечто большее, чем таблетки. Таблетки не доводят до высокого уровня". Но они, бесспорно, помогают нарастить мышцы и улучшают реакцию. Как бы то ни было, приятно видеть его манеру отвечать на вопросы и нежелание втягиваться в обмен оскорблениями с лагерем Вильямса.

Он трудолюбив, стабилен, политически грамотен, у него дьявольски сильный удар, он самокритичен. "Дэнни Вильямс говорит, что у меня безобразный стиль, как у робота. Я согласен".
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх