EN|RU|UK
  122  1

 ПРЕМЬЕРНАЯ ПОСТАНОВКА: ВИКТОР ЯНУКОВИЧ И ЕГО СТОРОННИКИ ПРОВЕЛИ ВСТРЕЧУ С НАРОДОМ

Вчера в Киеве Виктор Янукович первый раз за несколько дней появился на людях, выступив на митинге своих сторонников на Вокзальной площади. Вчера же в Киеве прошли переговоры между действующим президентом Украины Леонидом Кучмой, кандидатами в президенты В

В четверг поздним вечером сторонники Виктора Ющенко, казалось, полностью освоили несколько новых городских площадок: перед зданиями администрации президента, кабинета министров и верховной рады.

Оранжевые людские потоки перетекали с площади Независимости к администрации президента и к правительству. Возле администрации стояли несколько кордонов: сначала из сторонников Виктора Ющенко, потом из милиционеров, про которых невозможно сказать, чьи они теперь сторонники. Внутрь здания, впрочем, никто не рвался. И оттуда никто не выходил.

Та же картина была у входа в здание кабинета министров. Люди ходили туда-сюда, скандируя: "Ю-щен-ко!" Революционная энергия била во все стороны, не находя себе достойного применения. Все это можно было, впрочем, при симпатии к революционерам принять за демонстрацию силы.

У здания верховной рады людей было меньше, чем у кабинета министров. Перед сторонниками Виктора Ющенко и не стояла задача заблокировать ее работу. Наоборот, в раде работа в этот день просто кипела. Депутаты трудились в согласительных комиссиях. Комиссии были, а согласия не было.

Стоя возле одного из входов, я увидел, как из здания вышел лидер украинских коммунистов Петр Симоненко. С ним шли еще двое. Они бесстрашно раздвинули перед своим лидером турникеты, отделявшие его от народа, Петр Симоненко вышел к людям и тут же быстро пошел от них прочь. Видимо, он оставил машину где-то довольно далеко.


Толпа между тем заинтересовалась им. Десятки людей бросились к господину Симоненко, крича полюбившееся "ганьба" ("позор!"). Он делал вид, что их тут нет вообще, и быстро шел по улице, увлеченно беседуя с товарищами по партии.

Я попытался подойти к Петру Симоненко, но мне не дали люди с оранжевыми повязками на руках:

– Пусть идет! Без провокаций! У самих руки чешутся! Не трожь предателя!

Предателем он для них стал в тот момент, когда не захотел поделиться голосами своего электората с Виктором Ющенко (впрочем, и с Виктором Януковичем тоже не захотел).

Тогда я решил начать издалека, то есть метров с пяти.

– Как вы думаете, кто будет президентом Украины? – крикнул я Петру Симоненко.

Надо же было как-то заинтересовать его.

Он посмотрел на меня с такой мольбой и надеждой во взоре, что я понял: до сих пор надеется, что сам будет.

– Ну все же?! – крикнул я ему.

– Работаем над этим,– крикнул и он.

Добровольные охранники с оранжевыми повязками идентифицировали наконец во мне журналиста, и я смог подойти в Петру Симоненко поближе.

– Да где же эта чертова машина? – ругался он.– Вы ее где оставили?

– Да мы хотели ее сберечь,– оправдывался его коллега.– Поэтому подальше поставили. Все-таки очень опасные люди.

– Кто опасные? Мы опасные?! Да ты... Ты мне это говоришь?! – вскипел пожилой человек с оранжевой повязкой на бедре.

– Вы не боитесь ходить по улицам? – прямо спросил я Петра Симоненко.

– Я не боюсь,– ответил он, подумав.– Мне недавно новую кожаную куртку порвали, когда я вот так же на улицу вышел во Львове. Ну и что, с кем не бывает?

– Тогда куртку порвали, а теперь просто растопчут вас,– сказал я.

– Эти? – возмутился он.– Да кто они такие?!

– Это народ,– объяснил я ему.

– Да? – удивился он.– Не уверен.

Эта неуверенность чувствовалась в Петре Симоненко. Он, например, не очень хорошо понимал, куда идет. Он, главное, понимал, что не должен останавливаться, потому что сразу придется вступать в контакт не со мной, а с этими людьми.

Я спросил его, над чем он работал в раде. Он сказал, что решали, проводить или нет внеочередное заседание рады.

– Что же решили?

– Решили: заседанию быть! – громко произнес он.

– Иуда! Проститутка! – понеслось со всех сторон.

Толпа понимала, что от этого человека не может исходить ничего хорошего, что бы он ни говорил.

– Странные люди, им же лучше, что заседание состоится,– пожал плечами Петр Симоненко.

– А оно состоится? Вы придете? Кворум будет? – задал я самый главный вопрос.

– Придем,– ответил Петр Симоненко и сел наконец в подъехавшую к нему машину.

Это что-то да значило. Коммунисты могли снова сорвать заседание, если бы решили не приходить на него. Но отчего-то не захотели. Они были заинтересованы, значит, в этом заседании.

Я вернулся к зданию рады. Мимо прошла демонстрация православных с хоругвями. Я ожидал увидеть на хоругвях оранжевые ленточки. Но чего не было, того не было.

Крестный ход тоже сопровождали сторонники господина Ющенко. Они кричали не "ганьба!", как Петру Симоненко (это все-таки было бы странно), а "Ю-щен-ко!".

– Хрис-тос! – начала с раздражением скандировать одна бабушка, но потом ойкнула и перекрестилась.

– Что же вы-то здесь делаете? – с сочувствием спросил я ее.

– Что-что! – передразнила она меня.– Идем. Не трогайте нас! Бесы!

Она принимала меня не за того.

– А куда идете-то? – спросил я ее.

– На небо! – торжественно сказала она.

Мне с ними было не по пути.

И я подошел к зданию кабинета министров. Оно было оцеплено людьми в оранжевом. Усиленной милицейской охраны я не заметил. Здесь стояли только постовые.

Люди за оцеплением вели себя мирно. Всем просто хотелось подойти как можно ближе туда, куда уже не пускают, и оттого в некоторых местах возникали неизбежные в таких случаях давки. Впрочем, ничего страшного не происходило. Просто были заблокированы входы и выходы в кабинет министров. Так и было запланировано.

Неожиданно в парке, ведущем прямо ко входу, появилась колонна демонстрантов с бело-голубыми флагами. На транспарантах были надписи "За Януковича!". Колонна шла прямо на толпу сторонников Виктора Ющенко. На лицах людей, шедших в первых рядах, не было ни кровинки. Они были не просто бледные. Они были белыми как мел. С такими лицами идут только в последний бой. В городе Гааге у Владимира Путина, когда он отвечал на вопрос французской журналистки о признании выборов на Украине законными, и то было не такое белое лицо.

"Бело-голубые" шли напролом. Они смяли толпу в оранжевом и стали прокладывать себе дорогу их телами. Никто никого не убивал и даже не бил. Драки не было. Просто колонна шла по толпе.

Неожиданно передние в колонне резко затормозили. Они, оказывается, зависли прямо над обрывом метров в пять, под которым была дорога, а сразу за ней начиналось здание.

– Тише! – закричали передние.– Мы падаем!

Я думал, несколько человек все-таки свалятся вниз. Толпа по инерции должна была столкнуть их. Но, как ни странно, все удержались на краю пропасти. Затем колонна тяжело повернула налево и снова пошла через толпу. Ей уже уступали дорогу, хоть и немного сопротивлялись. Но все же – для виду.

Я обратил внимание, что колонна-то небольшая. Ну, человек 200, может, в ней было. Ну 300. Не больше. А перед кабинетом министров и верховной радой стояли несколько тысяч "оранжевых". Сторонники Виктора Ющенко могли бы при желании если не справиться с "бело-голубыми", то уж хотя бы не пускать их туда, куда они хотели пройти. Но "оранжевые" этого не делали. То ли они были застигнуты врасплох и оторопели от такой наглости и организованности, то ли не хотели, чтобы их потом обвиняли в начале массовых беспорядков. В результате колонна "бело-голубых" еще четверть часа толкалась в толпе, застывшей между верховной радой и кабинетом министров.

Наконец я увидел, как человек, шедший во главе колонны, буквально со слезами на глазах бросился к человеку, вышедшему из рады. Это были слезы счастья.

– Господи, где же вы были! Мы же к вам шли! – простонал руководитель колонны.

– Вы что, не знали, куда идти? – недоуменно спросил его этот человек, лет сорока, с очень простым и даже грубым лицом, в хорошем галстуке.

– Нет! – покачал тот головой.– Мы же города не знаем!

Только тут я понял, почему бело-голубая колонна прошла по всем порядкам "оранжевых", сминая их на пути. Они просто не знали, куда им идти. А счастливая встреча была случайной.

– Так, всем стоять здесь! – сказал человек с таким простым лицом.– Митинг будет у входа в раду. Видите, сверху уже снимают?

Из окон второго и третьего этажа рады в "бело-голубых" и правда целились объективы видеокамер.

У меня с самого начала были подозрения, что разведгруппа "бело-голубых" появилась здесь для того, чтобы телевидение имело возможность показать, что возле кабинета министров и рады митингуют не только "оранжевые". А может быть, и не столько.

Колонна быстро превратилась в митинг. Вокруг сгрудились "оранжевые".

– Давайте нам сюда вашего Ющенко! – кричали им "бело-голубые".– Дайте нам его!

– Стоим здесь, оцениваем обстановку, никого не трогаем,– бормотал один из организаторов.

Потом он поднес ко рту мегафон.

– Мы защищаем правду! – крикнул он, мне показалось, немного испуганно, и замолчал.

Интересно, какой реакции он ожидал? Толпа "оранжевых" от неожиданности притихла, перестав скандировать "Ю-щен-ко!".

– Янукович! – осмелел он тогда.

– Ю-щен-ко! – закричали "оранжевые", опомнившись.

Мегафон выхватила пожилая "бело-голубая" женщина.

– Вы – обманутая толпа, которая хочет возродить фашизм! – обратилась она к "оранжевым".

– Ющенко – в Америку! – крикнула старушка.

У нее тоже выхватили мегафон. Его уже держал в руках молодой парень.

– Только что на вокзальной площади выступал наш президент Виктор Янукович! – крикнул парень.– Он сказал, что не допустит антиконституционного переворота и что если прольется хоть капля крови, будет страшно всем!

Впрочем, первые капли в этот день уже пролились. Некоторые сторонники Януковича, прокладывая себе дорогу, все-таки пострадали.

В этот момент господин Янукович и в самом деле говорил на Вокзальной площади, что вызовет на переговоры "этого шкодливого кота Леопольда Ющенко".

– Они хотят жить на то, что заработают, если победит Ющенко,– говорил в мегафон тот же парень.– Пускай! Будут сосать! А Донбасс будет жить на то, что заработает, припеваючи! Мы, шахтеры, люди, которые ходят каждый день на работу, как на войну, говорим: Ющенко – чемодан, вокзал, Америка! Те, кто ходит в этих оранжевых веревочках, говорят, что они наши друзья! Рыжие, геть! Эй, желторотики!

Митинг продолжался больше часа. На стыках бело-голубого и оранжевого цвета происходили оживленные дискуссии.

– К чему вы призываете? – урезонивала мужчину с оранжевой ленточкой на голове женщина с бело-голубой.– Вы хоть знаете, что такое монетарная политика? Это когда гривну опускают и заменяют долларом! Так делал ваш Ющенко, когда был премьер-министром!

– Он пенсии поднимал! – защищался мужчина.

– И инфляцию!

Так они и говорили, вслушиваясь в слова друг друга только для того, чтобы посмеяться над ними.

Только поздним вечером я узнал, почему же сторонники Виктора Януковича провели эту масштабную разведку боем у стен рады и кабинета министров.

– Вы должны,– сказал он им на митинге на Вокзальной площади,– сделать все, чтобы оппоненты отступили от органов государственной власти и дали возможность работать.

Хорошо, что они его не послушали.
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх