EN|RU|UK
  782  2
Все про:выборы (21785)

 КАК НЕВАЛЯШКИ КАЛЕЙДОСКОП КРУТИЛИ

КАК НЕВАЛЯШКИ КАЛЕЙДОСКОП КРУТИЛИ (Ю. Мостовая, "ЗН")

Экс-секретарь СНБО Вита­лий Гайдук получил возможность ходить на рыбалку, играть в теннис и в свое удовольствие возиться в саду с цветами. Этим закончился поход во власть человека, чьи мозги, настроенные на разработку крупных проектов и стратегий, оказались на Банковой никому не нужны. «Лэве не дает, под ногами вертится», — сжато объяснил причины отставки Гайдука один из ястребов президентского окружения…

Глядя в калейдоскоп переговорных узоров, никак не могу понять, от чего подташнивает — не то вестибулярка слабая, не то такая реакция на «печерский бунт» — бессмысленный и бесконечный.

Расклады сил, альянсов, целей (декларативных и реальных), жертв и победителей меняются быстро, непредсказуемо и часто бессмысленно. Но в целом процесс идет. Выборы неизбежны, хотя бы потому, что с каждым днем все большая часть населения, считает, что досрочное волеизъявление — это способ выхода из кризиса или, по крайней мере, из переговорного противостояния, которое практически доконало как участников, так и наблюдателей. И тот, кто будет в одностороннем порядке противиться избавлению населения от необходимости наблюдать за этим про­цессом, рискует укоротить себе рейтинг. В частности и по этой причине высокие стороны, приоб­ретя форму клубка мигрирующих змей, движутся к ком­промиссу — согласованию даты и условий внеочередного волеизъявления. На самом же деле досрочные выборы — это не точка. Это двоеточие, за которым последует очередной передел, варианты которого проговариваются уже сейчас. Но об этом — ниже. А пока — о нескольких узорах, сложившихся на этой неделе.

Экс-секретарь СНБО Вита­лий Гайдук получил возможность ходить на рыбалку, играть в теннис и в свое удовольствие возиться в саду с цветами. Этим закончился поход во власть человека, чьи мозги, настроенные на разработку крупных проектов и стратегий, оказались на Банковой никому не нужны. «Лэве не дает, под ногами вертится», — сжато объяснил причины отставки Гайдука один из ястребов президентского окружения…

Другое дело — Иван Степанович: «Если с другом вышел в путь — веселей Балога». Впрочем, своим возвращением во власть Плющ Виктору Ивановичу не обязан — тот лишь технично «упаковал» Гайдука, высказавшего неготовность участвовать в сомнительном использовании СНБО. Возвращение «блудного отца» в окружение Ющенко произошло месяца полтора назад. Ющенко первым сделал шаг к примирению с бывшим соратником, почувствовав необходимость в опыте, хитрости и связях Плюща. Не буду задаваться вопросом, «станет ли при Иване Степановиче СНБО эффективным центром наработки стратегии развития страны». А вот тот факт, что Плющ куда естественнее Гайдука смотрится в президентском ближнем кругу, под сомнение ставить не стоит.

Поначалу в отношении поиска вариантов выхода из кризиса экс-спикер занимал достаточно радикальную позицию. В настоящий момент, получив вместе с креслом некий груз ответственности — остепенился и от закулис­ных встреч с Ахметовым перешел в статус официального переговорщика. Приверженность Ивана Степановича идее широкой коалиции и тесные контакты с рядом регионалов объясняют отсут­ствие реальных претензий со стороны нынешнего парламентского большинства к его назначе­нию. Впрочем, не исключено: если заседание СНБО, которое когда-нибудь все-таки состоится, ознаменуется принятием неких неприятных для коалиции решений, тогда ее представители вспом­нят и о возрасте Ивана Степановича, не позволяющем занимать ему этот пост (ради Горбулина закон о 65-летнем пределе госслужащего президент нарушить не мог — группа крови у Владимира Павловича не та), и о самом составе Совета, часть членов которого не совсем вписывается в закон об этом органе.

Сейчас многие заговорили о том, что Плющ в качестве цели наметил пост спикера в будущей Верховной Раде. Не станем этого исключать. Хотя считать подобную цель единственным мотивом, заставляющим Ивана Степановича поддерживать широкую коалицию, не стоит. В этом Плющ видит выход из ситуации, сложившейся в Украине в целом. И находит единомышленников как в рядах «Нашей Украины», так и «Регионов».

Кстати, на сегодняшний момент регионалы в качестве возможного лозунга будущей избирательной кампании рассматривают такой: «Не дадим Ющенко разорвать Украину — сохраним ее целостность!». Любопытно, что идея принадлежит представителю той же группы авторов, которая в 2004 году накреативила билборды с трехсортными частями Украины. Словом, работа избирательного штаба потихоньку закручивается. Есть мнение, что его главой может стать не Василий Джарты, а Борис Колесников. Некоторые источники утверждают, что места в будущем списке будут поровну разделены между квотами премьера и Рината Ахметова. В верхах утвержден даже бюджет кампании, о котором я вам не скажу, потому что меня убьют. Не ясно до конца только одно: кому из политтехнологов поручат вести кампанию: «киргизам» — почему-то именно так именуют в «Регионах» людей Манафорта, или россиянам. Но с последними сложности: Глеб Павловский объявлен в Украине персоной нон-грата. Не ради Затулина же старается МИД РФ отменить эту практику…

Все это происходит на фоне нескончаемых, разноуровневых переговоров. В них участвуют первые лица; уполномоченные составы переговорных групп, до «желтых кругов в глазах» обсуждающие один день тендерные процедуры для ЦИК, второй — проблему сервера и т. д.; команды юристов и фрилансеры — никем не уполномоченные политики, ищущие в разговорах друг с другом выход из ситуации и свое место в нынешних и будущих раскладах.

Конституционный суд со счетом 12:5 де-факто становится на сторону коалиции.

Секретариат президента аргументирует незаконность любых решений КС, в состав которого входят трое уволенных судей.

Председатель Консти­туционного суда Домбровский, не выдержав оказываемого давления, подает в отставку. Кстати, знатоки процессов, происходящих в этом весьма закрытом органе, не высказывают однозначной уверенности в том, что решение о конституционности или неконституционности президентских указов увидит свет. Нервы судей, независимо от порта приписки, на пределе. Удержать многих на местах может только чувство долга. В широком смысле этого слова.

Зам. генерального прокурора Голомша пытается получить затребованное им дело, касающееся Сюзанны Станик, но без письменного разрешения Рината Кузьмина — еще одного зама — ему в этом отказывают.

Сам генеральный прокурор Пискун не проявляет большого интереса к тем, кто отказался выполнять указы президента. Зато пристально всматривается в хозяйственный путь, пройденный киевским мэром, а кроме того, собирает аргументы в свою защиту для будущих судебных процессов. Дело в том, что в начале июля истекает пятилетний срок генпрокурорствования Святослава Пискуна. Не будучи уверенным в том, что Виктор Ющенко подаст его кандидатуру на утверждение парламента, Святослав Михайлович, возможно, постарается доказать, что время, проведенное им вне кабинета генпрокурора, не может быть зачтено в пятилетнюю каденцию, отводимую законом.

Теперь давайте попробуем сменить простой калейдоскоп на оптический и очень приблизительно рассмотрим возможные поствыбор­ные конфигурации. тем более, что без их проговаривания и учета не обходится практически все, ведущиеся в настоящий момент, переговоры. Ведь стороны пытаются комплексно подходить к вопросу.

Юлия Владимировна Тимо­шенко твердо верит в то, что помаранчевые силы способны получить на выборах большинство. Собственно, эта вера лидера партии, имеющей шансы получить самую большую поддержку избирателей в демократическом секторе, и давала силы Тимошенко не отказаться от казалось бы нереальной идеи проведения досрочных выборов. Именно под реализацию помаранчевой коалиции подписываются документы, согласно которым «Наша Украина» и БЮТ, вне зависимости от полученных результатов, разделяют должности между собой в будущем правительстве 50 на 50. И только премьера выдвигает та политическая сила, которая возьмет больше голосов. Тимо­шенко уверена в своих силах, а Виктор Андреевич, в свою очередь, усиленно занимается созданием мегаблока в надежде, что «Ноев ковчег» под знаменами «Нашей Украины», «Народной самообороны» и «Правиці» соберет больше голосов, чем БЮТ. Желающих занять премьерский пост в окружении президента немало: и Балогу не особенно устраивает потенциальная роль первого вице-премьера; и Плющ имеет неудовлетворенные премьерские амбиции, которые, впрочем, при определенном раскладе, готов сменить на спикерские; некоторые источники в окружении президента утверждают, что Луценко добивается первой позиции в списке не только ради мэрских целей.

В принципе, шансы у помаранчевых действительно есть. Анализ социологических исследований, проведенных различными компаниями, говорит о следующем: избирательный барьер, который, скорее всего, не будет повышен, на сегодняшний день «Регионы» преодолевают с показателем 32%, БЮТ — 20, «Наша Украина» — 12 и коммунисты с Луценко — по 5%. Семь—восемь десятых не достает Литвину и социалистам. Витренко для преодоления барьера необходимо улучшить свои показатели вдвое.

Собственно, на сейчас, это весь перспективный набор, чьи показатели могут незначительно, но все же колебаться. При этом раскладе ни у одной из сторон 100-процентной уверенности в победе быть не может. Во-первых, потому что неизвестна судьба социалистов — им могут «помочь» «Регионы», пожертвовав своим процентом и бонусами. На это согласны далеко не все, поскольку есть ряд влиятельных людей в партии Януковича, которым своя рубашка ближе к телу и которых кадры и аппетиты Сан Саныча крепко утомили. Во-вторых, с Литвином еще никто переговоры всерьез не проводил, и к какому берегу прибьется потенциальный барьеровзятель, неизвестно. Секретариат президента делает очень много для того, чтобы испытать терпение Владимира Михайловича, а «Регионам» начать переговоры мешает корона. В-третьих, поведение в парламенте прогрессивных социалистов нельзя считать абсолютно предсказуемым. И не только потому, что есть основания обольщаться их антирегионовской предвыборной риторикой. Если оправдаются некоторые прогнозы и в списке Витрен­ко мы увидим в изобилии людей, связанных с Игорем Коломойским, то станет ясно: у ПСПУ с партией Ахметова простой дружбы не будет.

Учитывая то, что около трети избирателей либо не определились, либо заявили о своем нежелании участвовать в выборах, можно сделать вывод: гарантии победы нет ни у помаранчевых, ни у бело-голубых, а шансы есть и у той, и у другой стороны. Именно такой неоднозначный расклад, по данным «Зеркала недели», несколько остудил даже ахметовский предвыборный пыл.

Некоторое отрезвление, произошедшее с уверовавшими в безоговорочную победу регионалами, послужило толчком к двум процессам. Во-первых, заработал Конституционный суд. В понедельник, без устных дебатов и в закрытом режиме, он готов приступить к непосредственному производству по делу о президентских указах. В «Регионах» все еще есть люди, которые, учитывая предсказуемость возможного решения, рассчитывают на него как на победную точку в противостоянии с президентом и оппозицией. Однако среди принимающих решение партийцев больше тех, кому решение суда о неконституционности указа нужно для того, чтобы создать качественно иную переговорную площадку с президентом. И уже с высоты этой площадки навязать выгодные им сроки и условия проведения выборов. Если президент это понимает, то он в очередной раз сыграет на опережение: до решения Конституционного суда согласует дату и условия выборов с «Регионами». И Балога, и Плющ, и Тимошенко давно готовы к сентябрю. По непроверенной информации и Виктор Андреевич смирился с мыслью о том, что июль придется поменять на сентябрь, но мы поручиться за это не можем. И все же найти взаимоприемлемую дату проведения выборов трем политическим силам по плечу. Возможно, и коммунисты, подобно Шепилову, примкнут к группе товарищей, а вот социалисты крови попьют, ибо в любом случае юридическое обоснование проведения досрочных выборов будет паллиативом и бомбой замедленного действия. Не сработает она только при одном условии, о котором скажем предельно честно, — если три крупнейшие политические силы, при любом исходе выборов, заблокируют для малых партий узловые украинские суды…

Второй процесс, который активизировался после коррекции иллюзий относительно однозначности результатов будущих выборов, — это переговоры о создании смешанной коалиции. Заявляя о необходимости такой коалиции, Иван Плющ в очередной раз доказывает свою последовательность и непосредственность. Его давняя дружба с Ефимом Звягильским и Борисом Дейчем уже который раз обеспечивает коммуникационный коридор Плюща с Ахметовым. В свою очередь лидер «Нашей Украины» Вячеслав Кириленко, заявляющий о неприемлемости подобного поствыборного альянса, тоже искренен, как и многие поддерживающие его нашеукраинцы. Так что при определенных обстоятельствах президенту сохранить целостность фракции сможет помочь лишь императивный мандат… Более того. Поводом для подписания первого указа о роспуске парламента стало справедливое возмущение президента фактом ревизии народного волеизъявления: коалиция вовлекала и принимала в свои ряды депутатов от фракций, прошедших в парламент по спискам, имеющим иные знамена. Если «Наша Украина» вместе с Луценко и «Правицею» пройдет в парламент под флагом невозможности союзнических отношений с Партией регионов и тут же, преступив порог создаст с ними коалицию, то это станет точно такой же ревизией воли избирателей. И дело не в том, что смешанная коалиция — это зло. Вполне вероятно, что именно она, будь то в составе президентской партии и «Ре­гио­нов», будь то в составе БЮТа и «Регионов», будь то в виде треугольника, — станет оптимальным решением на тот момент. Просто в случае, если президентская сила не исключает для себя подобного варианта, то об этом избирателю нужно говорить открыто.

Впрочем, и в деле смешанной коалиции возможен хитрый компромисс, который обсуждался в ходе последних президентских встреч и с Ахметовым, и с Януковичем. Суть его в следующем: если по результатам выборов ни одной из сторон не хватит голосов для формирования одноцветных коалиций, то у руля страны станет правительство меньшинства. Иными словами, в кресле премьер-министра останется Виктор Янукович, ряд кадровых замен сделают сами регионалы, а вот все, либо почти все кадровые клетки, отведенные нынче младшим партнерам регионалов по коалиции, де-факто будут отданы в распоряжение президента. В таком суррогатном виде правительство просуществует год — именно тот срок, который обеспечивает неприкосновенность после досрочных парламентских выборов. А там — либо перегруппировка сил, продиктованная предстоящими президентскими выборами, либо очередные досрочные парламентские выборы, проводимые одновременно с президентскими. Предполагается, кстати, что распаевание будущего Кабмина должно произойти таким образом, чтобы у участвующих в кадровом дележе политических сил хватило голосов в парламенте для проведения изменений в Конституцию.

Похоже, ждать осталось недолго: калейдоскоп крутнется еще пару раз и сложится ответ на вопрос когда и при каких условиях пройдут досрочные выборы. Третий указ президента даст старт для выбора другой игрушки.
VEhrNGRrdzVRM2t3V1haUmMyUkRLekJaUkZKcGR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх