EN|RU|UK
  6870  57

 УЗАКОНЕННОЕ РАБСТВО. НОВЫЙ ТРУДОВОЙ КОДЕКС – СОЦЗАКАЗ РАБОТОДАТЕЛЕЙ.

Проект Трудового кодекса уравнивает права "злобных и разжиревших" работников с "несчастными и бесправными" работодателями…

После перехода к рыночной экономике большое количество наемных работников, в основном, в сфере малого предпринимательства, оказалось вообще вне сферы действия трудового законодательства. Заметим: на это были и объективные причины. Советский трудовой кодекс, принятый еще в 1971 году, явно не походил для другой модели экономики, только для социалистической. Потому принятие нового трудового законодательства с условием реалий было действительно задачей насущной.
По здравом разумении, основной задачей разработчиков нового кодекса должна была стать выработка такого документа, который бы наделил равными правами всех наемных работников, независимо от формы собственности предприятия. Вместо этого – налицо попытка лишить всех трудящихся каких-либо прав.

Не обижайте бедных работодателей!

Как сказал председатель независимого профсоюза работников внебюджетных организаций «Народный профсоюз» Виктор Яворский, новый кодекс, который нам навязывают, как сказано в его вступительной части, «уравнивает права работников и работодателя». Интересна сама постановка вопроса: надо понимать так, что раньше работодатель был бесправен, все права принадлежали работникам, и они могли из работодателя веревки вить. А теперь, дескать, замученного придирками и бесправного работодателя нужно защитить от рабочего произвола.
Виктор Яворский считает такую постановку вопроса полностью неправильной: права рабочего и работодателя изначально неравны, и перевес сил – явно на стороне работодателя. Работнику в одиночку невозможно защитить свои права, потому на страже его интересов должно стоять государство. А проектом нового Трудового кодекса оно с себя эти обязанности слагает.
Прежде всего, это касается главного права работников – возможности коллективной защиты своих прав. В проекте не закреплены гарантии деятельности профсоюзов на предприятиях. Хотя комитет Верховной Рады по вопросам труда и социальной политики высказал свои замечания по этому поводу, они не были учтены под интересным предлогом: дескать, эти гарантии уже закреплены в действующем Законе Украины «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности».
Юридическую нелепость ситуации нетрудно заметить. Ведь разработчики кодекса обещали, что создадут документ, который систематизирует все нормативно-правовые акты в сфере труда и ликвидирует все существующие правовые коллизии. Вместо этого сознательно создается новая: профсоюзам будет трудно отстаивать свои права в суде против работодателей, поскольку в глазах судьи кодекс – более весомый документ, чем отдельный закон.
Видимо, в этом и состоит расчет разработчиков. С их стороны звучит такой интересный аргумент: дескать, профсоюзы все равно не защищают работников, так зачем им еще какие-то права? Так ведь потому и не могут защитить, что не имеют достаточно прав! А предлагается их еще дополнительно урезать…
Потому, по мнению Виктора Яворского, проект Трудового кодекса вообще не должен был выноситься на рассмотрение Верховной Рады как антиконституционный. В статье 22 Конституции Украины прямо сказано: «При прийнятті нових законів або внесенні змін до чинних
законів не допускається звуження змісту та обсягу існуючих прав і
свобод». Между тем, именно это мы сейчас и наблюдаем.

«Уравнивание» за счет урезания

В проекте Трудового кодекса есть глава 3 «Особенности регулирования трудовых отношений при участии юридического лица – субъекта малого предпринимательства, физического лица – предпринимателя». Этой главой законодательно вводится дискриминация работников в зависимости от места работы. В сфере малого бизнеса (до 20 наемных работников), в отличие от прочих предприятий, предприниматель имеет право увольнять работника с предупреждением за две недели, а не за два месяца, единолично, без согласования с профсоюзом утверждать правила трудового распорядка. Об изменениях условий труда коллектив предупреждается за две недели (вместо двух месяцев), увольнять несовершеннолетних разрешается без согласия службы по делам несовершеннолетних.

Такие нормы подаются как средство поощрения развития малого бизнеса. Конечно, развивать малый бизнес нужно, но разве за счет его работников?
Вообще, права работодателей на увольнение работников расширяются на предприятиях всех форм собственности. Обязательное согласие профсоюза на увольнение работника в проекте Трудового кодекса отсутствует, оно заменено «консультациями». Вместо этого, дается разрешение и на массовые увольнения «в связи с сокращением численности или штата работников».

А оставшихся работников можно превратить в рабов, для этого работодатель получает все права (ст. 13, ч. 2): «Нормативные акты работодателя принимаются им самостоятельно. В случаях, предусмотренных законом (каким еще законом? Если Трудовой кодекс не включает все необходимые нормы, разве же это полноценный кодекс?), такие акты принимаются работодателем с учетом предложений или по согласованию с выборным органом первичной профсоюзной организации». То есть, обязанность согласовывать такие акты с профсоюзным органом прямо не установлена: можно сказать, что она подразумевается, а может – и нет.

В числе нормативных актов – и правила внутреннего распорядка, которые работодатель после принятия законопроекта сможет выдумывать какие захочет. В частности, он получает законное право увеличивать продолжительность рабочего дня до 10 часов. Правда, работодатель может компенсировать переработанные часы сокращением рабочего времени в другой день. А если не сможет – то и Бог с ним!

Заслуживает внимания и положение о коллективной материальной ответственности, которую работодатель может вводить на своем предприятии. Прямо как в орде Чингисхана, где за проступок одного наказывали десяток, а за вину десятка – сотню…

Согласование без согласия

Дальше – еще интереснее. Существующее трудовое законодательство давно требует усовершенствования в части заключения и действия коллективных трудовых договоров. Представители работников требовали ужесточить ответственность работодателей за их не заключение или невыполнение. Вместо этого, получили часть 3 той же статьи 13: если коллективный договор не заключен, вопросы, которые должны быть им урегулированы, работодатель урегулирует собственными нормативными актами «по согласованию» с первичной профсоюзной организацией или выборными представителями трудового коллектива, а в случае их отсутствия – самостоятельно.

Интересно, что такое «согласование», подразумевает ли оно обязательное согласие, или нет? Кроме того, спрашивается, в каком случае на предприятии может отсутствовать свободно избранный представитель работников? Только в одном: если работодатель будет препятствовать его избранию. Точно по той же причине на предприятии может не оказаться профсоюзной организации.

Известно множество фактов гонений на профсоюзные организации, их лидеров и рядовых членов, но не известно ни одного факта, когда бы руководитель или владелец предприятия понес за это ответственность.

Теперь получается, что отсутствие профсоюзной организации на предприятии – вообще в порядке вещей. Между тем, только на нее, по закону, возлагается функция общественного контроля на предприятии. И об ответственности работодателя за несоблюдение коллективного договора или за отказ от его заключения – ни полслова…

Явно в пользу работодателя – еще одно положение документа: решения комиссии по трудовым спорам, которая должна действовать на предприятии, принимаются только единогласно. Напомним, что в эту комиссию входят представители не только работников, но и работодателей… Стоит ли продолжать? Предложение заменить единогласность большинством голосов разработчиками отвергнуто.

Кроме того, даже если представитель администрации случайно проголосует за решение не в интересах работодателя, последний вовсе не обязан будет его выполнять. В проекте кодекса написано: «… Подлежит добровольному выполнению». То есть, если не хочется, можно этого и не делать…

О «карманных» профсоюзах

Еще один интересный нюанс: в Украине существуют и официальная Федерация профсоюзов Украины (ФПУ), прямая наследница номенклатурных советских профсоюзов, и независимые профсоюзы, созданные без участия администрации, а часто – и вопреки ее воле. То есть на одном предприятии вполне могут быть и две профсоюзных организации, отличающихся степенью лояльности к начальству.

Отношение руководства к профсоюзной организации может быть различным в зависимости от размера предприятия и формы собственности. Основных модели может быть две: или работодатель поддерживает официальный профсоюз против независимого (дескать, есть уже один профсоюз, зачем больше?), или не считает нужным иметь на своем предприятии ни одной профсоюзной организации вообще.

А вот в Трудовом кодексе этот факт начисто замалчивается. Всюду говорится о профсоюзной организации предприятия в единственном числе. То есть, работодателю достаточно по спорному вопросу переговорить с «карманным» профсоюзом, и мнение второго, независимого, можно не учитывать… Чем не жизнь!

Причину такого подхода долго искать не надо. Из трех разработчиков законопроекта один, Ярослав Сухой – бывший компартийный функционер, остальные двое, Василий Хара и Александр Стоян, – достойные питомцы старой партноменклатурной профсоюзной верхушки. Трогательное и показательное сочетание! Станут они отстаивать интересы независимого профсоюзного движения, как же…

Кстати, та же ФПУ состоит не только из верхушки, связанной с верхами украинской власти, но и руководителей первичных организаций, и рядовых членов. Как сообщил нам Виктор Яворский, их отношение к законодательным новшествам – ничуть не лучше, чем у независимых профсоюзов, но донести свою точку зрения до коррумпированной верхушки они не имеют возможности…

«Никто не даст нам избавленья»

Процитировать «Интернационал» - как раз к месту. Потому что, если вся названная троица разработчиков Трудового кодекса – из Партии регионов, это вовсе не означает, что какая-то другая политическая сила имеет желание помешать их планам.

Как отметил директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик, на принятие нового Трудового кодекса существует «социальный заказ». Доказательство этому – тот факт, что за принятие проекта Трудового кодекса в первом чтении проголосовали 386 депутатов из всех фракций, за исключением коммунистов. Впрочем, и они не выступили против, а вообще не голосовали.

Потому конфигурация политических сил в будущем парламенте не имеет никакого значения. Кто бы ни пришел к власти в результате внеочередных или любых других выборов, его первоочередной задачей будет принятие ограничений прав трудящихся. Они в любом случае будут выполнять заказ своих спонсоров – олигархов, которые кровно заинтересованы в принятии законопроекта.

Предприниматели ссылаются на то, что в последние годы рост зарплаты превышал производительность труда. Но при этом скромно умалчивают, что не вкладывали свои прибыли в модернизацию производства, потому низкая производительность труда на отечественных предприятиях – всецело на их совести.

Кроме того, часть зарплаты в себестоимости украинской продукции составляет не более 8%, в несколько раз меньше, чем в развитых странах. Неужели господа промышленники и предприниматели всерьез надеются, что снижение этого процента до 5 – 6 поможет им преодолеть экономический кризис?

Их расчет – в другом. Работодателям необходимо получить юридическое обоснование для планируемых массовых сокращений, и новый Трудовой кодекс дает им такую возможность. Статья 98 разрешает массовые сокращения в случае «экономических и других условий».

Одна из угроз, повышающих вероятность принятия нового Кодекса –заангажированность профсоюзного движения. По словам Виталия Кулика, ни для кого не секрет, что официальная ФРУ отстаивает интересы Партии регионов, а ее основной соперник, КВПУ, - блока Юлии Тимошенко. А, поскольку обе эти силы равно заинтересованы в принятии законопроекта, разницы между ними не остается, и каких-либо акций протеста с их стороны ожидать не приходится, поскольку названные партии в данном вопросе достигли политического консенсуса.

Впрочем, альтернатива все же есть. В преддверии выборов, то ли внеочередных, то ли президентских, ни одна политическая сила не заинтересована «засветить» свою антисоциальную направленность. Потому задача независимых гражданских организаций – всячески освещать проблему, делать ее достоянием гласности.

10 сентября был создан Гражданский фронт против узаконивания рабства. И уже его представители называют случаи препятствования их деятельности, произошедшие в последнее время. Например, в последние дни стало известно о рейдерском захвате депутатом от Партии регионов Грицаком помещения «Института «Республика» - общественной организации, входящей в названный фронт. Боятся, значит?

И еще любопытно: по словам Виталия Кулика, Ярослав Сухой заявил, что социальные гарантии работников снижают конкурентоспособность украинской экономики. Интересная логика получается: развитые страны, где права наемных работников намного шире, еще менее конкурентоспособны?

Впрочем, как отметил Виталий Кулик, неолиберальные правительства Западной Европы, которые стараются проводить политику в интересах крупного капитала, тоже говорят о повышении конкурентоспособности, и тоже под этим лозунгом усиливают давление на социальные гарантии трудящихся. Так происходит в Германии, Франции, Италии…

Но заметим: в той же Италии попытки наступления на права трудящихся вызвали шквал протестов по всей стране. А разработчик законопроекта вообще был убит горячими итальянскими парнями…

У нас же, как отметил Виктор Яворский, из-за постоянных нарушений прав трудящихся год от года растет индекс социальной дестабилизации. Это отмечает Институт социологии.

Страна на грани социального взрыва … Конечно, это не угроза в адрес господ Сухого, Хары и Стояна, но материал к размышлению.
Источник: Владимир КОЛЮБАКИН для "Цензор.НЕТ"
VEhrNGRrdzVReTh3V1VSUmRuUkhSVEJaU0ZGMmRFZFBNRXhqUFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх