EN|RU|UK
 Общество
  9797  18

 ВОЛОНТЕР ИЗ ЛИТВЫ ЙОНАС ОХМАН: "МЫ ПОМОГАЕМ УКРАИНЕ НЕ ТОЛЬКО ИЗ ЛЮБВИ К УКРАИНЦАМ. ТАКИМ ОБРАЗОМ МЫ ЗАЩИЩАЕМ СЕБЯ"

Пять литовцев, которые до 2014 года не были знакомы между собой, вот уже три года активно помогают украинской армии. Только фотографии в фейсбуке на странице одного из создателей организации с красноречивым названием BLUE/ YELLOW показывают, что именно они передают на линию огня.

Житель Литвы Йонас регулярно приезжает в зону АТО. Зачем ему, режиссеру по профессии, это нужно, он рассказал по телефону. Йонас очень хорошо говорит по-русски, разве что иногда подбирает трудные слова или переводит какие-то выражения с родного языка.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 01

"ДОРОГИ НАЗАД НИ У ВАС, НИ У НАС НЕТ"

– Сам я не литовец, а родился и вырос в Швеции, – объясняет Йонас. – Просто уже много лет живу и работаю в Литве. Наша волонтерская группа зародилась летом 14-го года, сразу после событий на киевском Майдане. Некоторые литовцы участвовали в революции, помогали митингующим. Через них остались связи с теми, кто ушел в добровольческие батальоны, например, в "Айдар". А я, увидев в Крыму "зеленых человечков", сразу понял, что это русские, ФСБ, ГРУ, что Путин уже идет на Европу и не остановится в Украине. Будет переть до конца. Так что помогать вашей стране мы решили не только из любви к украинцам, но и для того, чтобы защитить себя. Мы все считаем, что реально воюем с Россией.

– Сколько человек в вашей организации?

– Ядро состоит из пятерых активистов. Все разных профессий – архитектор, бывший сапер, студент, диспетчер самолетов, актриса русского театра, директор института литовского языка, где находится наш склад. У каждого из нас есть много друзей и знакомых, которые поддерживают нашу деятельность.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 02

Часть нашей команды встречалась с президентом Литвы Далей Грибаускайте, которая активно поддерживает и является одним из ближайших союзников Украины

– Вы помогаете своим согражданам, которые приехали воевать в нашу страну?

– Стараемся, конечно. Но в первую очередь общаемся с украинцами. От них уже и узнаем, что у них в подразделении есть прибалтиец или швед... Работаем со всеми: от "Правого сектора" до Нацгвардии.

– Находите бойцов и волонтеров через фейсбук?

– Эта социальная сеть стала очень хорошим оружием. Здесь я общаюсь с волонтерами и бойцами одновременно, уточняя потребности, корректируя технические данные. Очень удобно. Но этого недостаточно. Очень важно лично встречаться с людьми, общаться с ними. Именно поэтому я и начал ездить к вам в зону АТО.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 03

Этот литовский флаг повесили украинские бойцы на шахте Бутовка под Авдеевкой. Через несколько часов его прострелили враги

– С чего начиналась ваша помощь армии?

– С покупки касок и бронежилетов. Помню, как одной девушке, Жанне, впервые позвонил боец, делая заявку. Во время разговора были слышны взрывы "Градов", артиллерии. Он просил о помощи на фоне боя! Когда она об этом рассказала, я понял: дороги назад ни у вас, ни у нас нет, надо помогать. Но где брать все эти вещи? Как это делать – легально или нет? Где деньги найти? Люди, живущие в Литве, быстро включились, стали давать средства. Было несколько ситуаций, которые меня впечатлили. Например, к нам пришел старик. В руках он держал советскую каску, старую, которую передал мне со словами: "Отдайте, куда надо". Когда эти люди, реально пострадавшие от системы - а я считаю, что и сейчас Россия на 90 процентов следует традициям Советского Союза - пытались хоть как-то помочь Украине, я понимал: таким образом они пытаются противостоять той стране, которая по ним проехалась катком. Бабушки, отсидевшие, когда были детьми в Сибири, несли носки украинским военным. Они готовы были хоть что-то делать. Когда начались события в Донецком аэропорту, пришел бизнесмен и протянул десять тысяч евро: "Вы знаете, на что их потратить". Мы чувствовали поддержку со всех сторон. На данный момент мы передали помощи в общей сложности на 300 тысяч евро. Не считая вещей, которых было еще на большую сумму.

– Как вы отправляли все собранное на фронт?

– Со временем нашли друзей-волонтеров в Украине. Работаем с Юлией Толмачевой, к примеру. И таких же надежных людей, которые помогали найти связь с подразделениями. Мы помогаем тем, кто реально воюет или сам эффективно помогает бойцам.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 04

Йонас с известным житомирским волонтером Юлией Толмачевой. Именно она часто отвозит на передовую закупленное литовцами для армии

Мы все стали свидетелями украинской войны за независимость. Проведу историческую параллель. В Прибалтике подобное произошло ровно сто лет назад. Большевики пытались нам мешать, но у них не получилось. После второй войны здесь остались партизаны, группировки, похожие на бандеровцев. Заключенными ГУЛАГа затем в основном были прибалтийцы и украинцы.

Оранжевая революция, которую вы пережили в 2004 году, – это фигня. Она ничего не изменила. А вот Майдан 2014 года – совсем другое дело. Уже там можно было почувствовать, что страна меняется. Конечно, медленнее, сложнее, чем хотелось бы. Но надо понимать одну вещь: в Литве изменения к лучшему произошли в 1991 году, они были резкими и мощными, поэтому и удалось быстро разорвать все отношения с Россией. Сходные с литовскими процессами у вас почувствовались только во время Майдана.

Когда все началось на Донбассе, я беседовал с аналитиками. И они неожиданно задали мне вопрос: как думаешь, украинцы будут воевать или нет? Я удивился: конечно будут! Меня поразило, что специалисты сомневались в украинцах. Впервые в своей истории Украина пытается уйти из зоны влияния России и стать реально независимой страной. До этого, ну уж простите за резкую оценку, вы были колонией, территорией.

Я не наивный человек, часто бываю в Украине, общаюсь со многими украинцами, в том числе олигархами, политиками и могу сравнивать вашу страну с Афганистаном. У вас, как и там, распространена внутренняя клановость. Постоянно кто-то с кем-то соревнуется: у кого есть своя армия, у кого другие рычаги влияния. Не всегда украинцы довольны, когда я такое говорю, но это правда. Но именно в вашей стране я вижу будущее Европы.

"МНЕ БЫ ВСЕ ЖЕ ХОТЕЛОСЬ ЗНАТЬ УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК, А НЕ РУССКИЙ"

– Когда вы впервые поехали на войну?

– Осенью 14-го года отправился в район Первомайское-Пески, рядом с аэропортом Донецка. Лично хотел увидеть своими глазами, оценить все, наладить связи и отношения, понять, какая нужна помощь. Всем объяснял: оружие мы не дадим, но все остальное попробуем достать. Речь идет о приборах ночного видения, рациях, форме, берцах, касках. Обо всем необходимом, чтобы лучше воевать и эффективно нейтрализовывать врага.


Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 05

Штаб АТО, Краматорск 2014 года


Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 06
2014 год. Мариуполь. Там Йонас познакомился с морпехами

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 07
Зима 2015 года. Дебальцево

Особой темой для нас стала оптика. Мы передали в Украину много прицелов, в том числе американские, на СВД, ДШК, Зброяр... Они увеличивают эффективность оружия в два-три раза. Для снайперских винтовок много полезных штук купили. Есть вещи, о которых не могу говорить, но которые оказываются полезными для бойцов украинской армии.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 08

Эта подзорная труба служила 53-й бригаде в Станице Луганской

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 09

Помните, когда Путин объяснял, что "зеленые человечки" в Крыму свое оружие купили в магазине? Это был первый признак гибридной войны. Но мы себе сказали: отлично, значит, будем и мы покупать такие вещи в магазине и передавать тем, кому они нужны! Мы это и делаем до сих пор. Это наши контргибридные меры!

В нашей волонтерской организации в армии служили два человека. Остальные – гражданские. Но связи каждого из нас оказались полезными. Благодаря им, мы начали даже сотрудничать с НАТО. Мы нашли инструкторов, которые сейчас готовят снайперов для Вооруженных сил Украины. Специалисты приехали к вам в страну и поняли, что, например, у украинцев много СВД, но на них очень старые, советские, прицелы. С ними сложно работать. Попросили помочь закупить нужные для учебного центра. Недавно мы передали современные прицелы для центра подготовки снайперов вооруженных сил Украины.

Я говорю на шести языках – английском, шведском, немецком, литовском, латышском и русском. Это позволяет находить общий язык со многими, оговаривать технические нюансы нужной оптики. Я иногда общаюсь с американцами. Не раз им объяснял: "Вы никогда не поймете, что десять тысяч долларов – это больше, чем миллион. Потому что, когда у тебя только десять тысяч, ты должен хорошо подумать, что с ними делать, на что потратить. А когда в руках миллион – какая проблема? Тратишь деньги, уже не так тщательно продумывая свои покупки". Такие беседы заканчиваю фразой: дайте нам ресурсы, и вы увидите, что можно реально сделать в Украине.

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 10

Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 11

Йонас приезжал и в учебный центр "Десна", где обучение проходят снайперы. Им литовцы купили прицелы, другие нужные вещи

– Вы очень хорошо говорите по-русски...

– И это моя беда и боль, потому что мне бы все же хотелось общаться на украинском языке, а не на русском. Конечно, русский стал инструментом для общения с украинцами. За полгода до войны с Грузией я прожил в России несколько месяцев. Уже тогда понял, что там все очень плохо. Немножко путешествовал по стране. В Волгограде меня потрясли школы. Все они были разбитыми, каждая нуждалась в ремонте, но никто ничего не делал. Я увидел только одну отремонтированную. Оказалось, в ней учился местный бандит. И он сделал подарок школе. А как же ответственность городских властей? Где страна, заботящаяся о своих детях? Бандиты ремонтируют школы? Как такое возможно? Мне было непонятно. А какой везде беспорядок... На каждом уличном столбе предложения девушек провести время... В каждом дворе я видел пять-шесть человек, которые пили пиво. И при этом везде декларируется, и пропагандируется церковь, святость, что надо "Защищать Родину". Контрасты невероятные. Россия – это парадоксальное соединение церкви и тюрьмы. Страна рабов. Я действительно люблю Россию. Но сейчас с ее жителями невозможно общаться. Это грустно. Самая главная ваша разница с Россией, что в Украине появилось достаточное количество людей, которые понимают, что они могут что-то менять, хотя остается и много равнодушных.

Я реально смотрю на ситуацию в России. Ее конец скоро наступит. В таком виде, в каком она сейчас, дальше существовать не сможет. Не уверен даже, что страна сохранится. Государство конфликтует со всеми, воюет в разных точках мира, тратит свои ресурсы в немыслимых количествах. Это не рационально. Все это нужно путину, чтобы остаться у власти. Меня его фигура не очень интересует. Это временный гангстер, представитель системы. Люди вокруг него тоже не перспективны. Они все не умеют управлять страной.

– Вас, как режиссера, привлекает то, что вы видите на востоке?

– Там сейчас можно найти множество сюжетов для съемок. События в Крыму и на Донбассе изменили жизни многих людей, поломали их. И в этом смысле меня интересуют не разрушенные здания, а как меняются люди – и в лучшую сторону, и в худшую. Там, на войне, твои решения, поведение, характер много чего значат. Иногда, когда я вижу ролики, снятые о вашей армии, прихожу в ужас. В них, как правило, какие-то слова говорят генералы. А нужно делать по-другому – объяснять разными способами, почему мы воюем.

Слепого патриотизма – Слава Украине! Героям слава! – недостаточно. Нужно постоянно объяснять, что происходит, к чему следует стремиться. Я родился в Швеции. Это замечательная страна, в которой жизнь организована очень логично. Это одна большая "ИКЕА". Признаюсь, для меня даже немножко "скучная" страна. Поэтому я знаю, как должно быть все устроено в хорошем государстве, какие поставить приоритеты. Например, вопрос геев, который так активно обсуждается у вас. Я суперпатриот Украины. "Смерть врагам Украины!" – для меня серьезные слова. Я не шучу. Но с другой стороны – один из самых главных моментов развития страны – это толерантность. Если этого правила не придерживаться, у государства нет перспектив. Вы вдруг нашли себе внутренних врагов – геев! Ерунда полнейшая. Почему вы об этом вообще говорите?


Волонтер из Литвы Йонас Охман: Мы помогаем Украине не только из любви к украинцам. Таким образом мы защищаем себя 12

"Эту машину мы купили и доставили украинским военным в зону АТО", – говорит Йонас


"ВОЙНА КОНЧИТСЯ, КОГДА Я ВЕРНУСЬ В ФЕОДОСИЮ", - СКАЗАЛ ОДИН МОРПЕХ. НАДЕЮСЬ, ТАК И БУДЕТ"

– Занявшись волонтерством, сразу решил, что я на войне не буду зарабатывать. Хотя возможности есть. – продолжает Йонас. – У нас, например, была встреча с представителями Минобороны Украины. Советник министра, имя которого не хочу называть, долго не понимал, как это иностранцы помогают украинской армии. Но он сразу предложил бизнес. Речь шла о маленьких машинках багги. "Давайте, – предложил он, – вы их купите, продадите нам. Мы их переделаем и продадим ВСУ по цене в три раза выше, чем вы покупали. Что скажете?" Честно – хотел дать этому человеку в морду.

Я вижу, что люди умудряются зарабатывать на войне не только деньги, но и стричь купоны в политическом смысле. А это очень опасно. Характер человека и друг его, и враг. Если ты разобрался с собой, будешь всегда действовать, по совести. Я продолжаю снимать, но не так активно, как раньше. Поэтому параллельно преподаю языки – шведский, английский – это дает мне регулярный заработок.

– В чем вы находите силы, чтобы не останавливаться, продолжать помогать армии?

– Мы также, как и вы, устаем. Но когда я вижу, что в Широкино доехал переданный нами литовский флаг, это придает мне силы. Мы помогаем, потому что вам верим. Три цвета литовского флага символизируют для нас именно эти три слова: Мы Вам Верим. Теперь наша задача не только передавать нужные вещи на фронт, но и показывать, как можно работать системно. Диаспоры украинцев в Америке и Канаде тоже неустанно помогают. И когда я вижу снимки молодых людей, которые коктейли пьют, фоткаются, то немного злюсь – какой ты украинец? Ты псевдоукраинец! У вас идет война, в которой нужно победить! Не хорошо бы, а именно – нужно. Только после победы можно будет построить настоящую Украину. Я навсегда запомнил слова морпеха, с которым познакомился в Широкино: "Война кончится, когда я вернусь в Феодосию". И он прав. Надеюсь, однажды так и случится.


Виолетта Киртока,  "Цензор.НЕТ"

VEhrdlVXdDBRelF3VERkUmRUbERNVEJaVEZKbmRFTjNTVTVEWVRCTWFsSm5Ua2RETUV3M1VYVjBRM2RNZVM5UmRqbERLekJNZWxGMmRFZEtNRmw0T0RCS1JGRjJaRWRETUV4cVVtZDBRekV3V1VSU1owNURLekJaUkZGMVRrZENNRmxNVVhWT1IwZ3dURmhTWjJSRE5qQk1SRkpxZVVSUmRuUkRMekJNV0ZKblRrTjNNRmxpVVhWT1IxQT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх