EN|RU|UK
 Здоровье, Общество
  11172  17

 НАРОДНЫЙ ГЕРОЙ УКРАИНЫ АЛЕНА ШЕВЦОВА, ПЕРЕНЕСШАЯ МЕСЯЦ НАЗАД ПЕРЕСАДКУ ПОЧКИ, ВЕРНУЛАСЬ К ПОМОЩИ БОЙЦАМ НА ПЕРЕДОВОЙ

Активно помогающая армии и пытающаяся изменить законодательство Украины в сфере пересадки органов киевлянка после трансплантации еще усерднее занялась всеми этими вопросами. "Легко кричать "зрада", сложнее делать то, что зависит именно от тебя", – говорит Алена.


В минской клинике Алена сделала всего несколько снимков. Включая это "селфи"

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 01

"ЗАЧЕМ КОМУ-ТО ЖАЛОВАТЬСЯ? Я СВОИ ПРОБЛЕМЫ ПРИВЫКЛА РЕШАТЬ САМА"

Прошел всего месяц после операции, а Алена уже снова мотается на встречи, решает вопросы, составляет документы... Для нее не существует слов: "не могу" и "устала", "не знаю" и "я занята". Разве что предупреждает: "Я не могу находиться в закрытом помещении, где много людей". И если видит, что кто-то хоть немного простужен, достает медицинскую маску и надевает ее. Ей нельзя болеть. После пересадки почки, которую киевская юрист, известная волонтер, за свою работу получившая орден "Народный герой Украины", перенесла в белорусской клинике, ее иммунную систему подавляют с помощью специальных препаратов, чтобы не отторгся пересаженный орган. А это значит, что она сама стала уязвимой для любой инфекции и вирусов.


– После того, как восемь лет назад у меня перестали работать почки, я трижды в неделю ездила на процедуры гемодиализа – это когда шлаки из организма выводят с помощью аппарата "искусственная почка", – рассказывает Алена. – Для этого необходимо четыре-пять часов. За это время всю кровь пропускают через фильтры и мембраны аппарата. Естественно, что вместе со шлаками уходят и полезные вещества. У всех, кто проходит процедуру, низкий уровень гемоглобина, очень часто падает давление. Вымывается и кальций, из-за чего кости становятся хрупкими. Препараты, разжижающие кровь, плохо сказываются на работе желудка. Полтора года назад у меня произошло мощное кровотечение, едва спасли... А этой осенью я стала чувствовать, как во время процедур из меня буквально уходит жизнь. Мне было очень плохо. Я слабела... И это притом, что все годы я поддерживала себя с помощью дополнительных лекарств. Но у любого организма есть ресурс, мой начал истощаться.

Несмотря на это, Алена не щадила себя, не позволяла расслабиться и отдохнуть. Она продолжала активно помогать армии, покупая для разных подразделений оптику, джипы. Причем не раз перегоняла машины в зону АТО лично.

– Во-первых, я вредная и недоверчивая, поэтому мне всякий раз нужно самой удостовериться, что купленный на собранные со всего мира деньги джип попал в нужные руки, что он будет ездить по передовой, помогая ребятам защищать Украину, а не возить командиров в мирной зоне. Да и всегда лучше лично узнать о потребностях ребят, увидеть, как они живут, налажен ли их быт, получили ли все то, что есть на складах Министерства обороны.

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 02

– А как же твои процедуры по очистке крови?

– Я все продумала, – смеется Алена. – Выезжала из Киева на восток в пятницу после процедуры. К ночи либо под утро субботы добиралась непосредственно к ребятам. За субботу и воскресенье объезжала несколько подразделений, а в понедельник уже была в Киеве на очередной процедуре. Не раз, задержавшись или почувствовав себя плохо, заезжала в Запорожье – с руководителем центра гемодиализа Сергеем Николенко знакома давно. Ездила к нему сдавать анализы, чтобы в случае появления донорской почки, подходящей по параметрам мне, он мог меня вызвать на операцию. Он познакомил меня со своими коллегами в Мариуполе и Бердянске, куда я тоже не раз приезжала в срочном порядке на гемодиализ.

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 03

За две недели до операции Алена побывала на церемонии награждения орденом "Народный герой Украины" в Краматорске, где познакомилась с замечательной артисткой Адой Роговцевой, которая вручала награды, и ее дочерью Катериной

И при этом Алена никому никогда не пожаловалась, не рассказала о своих проблемах. Уверена, что многие бойцы, хорошо знающие всегда улыбающуюся и позитивно настроенную Алену, читая о ее болезни, удивятся.


– Ну а зачем кому-то жаловаться? Я свои проблемы привыкла решать сама, – говорит моя собеседница.

"ЕСЛИ УДАСТСЯ "ВЫГРЕСТИ" ИЗ ЭТОЙ СИТУАЦИИ, ЗНАЧИТ, ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. ЕСЛИ НЕТ –  ВЕРНУСЬ В РОДНОЕ СЕЛО В ЖИТОМИРСКОЙ ОБЛАСТИ, К МАМЕ. БУДУ ДОЖИВАТЬ"

...Когда Алене поставили диагноз, она только нашла работу в Киеве. У нее не было ни жилья, ни мужа, который  подставил бы свое плечо. Только маленький сын и мама-пенсионерка.

Я сначала не соглашалась на диализ, – рассказывает Алена. – Просила: лечите меня любыми методами, но только не подключайте к аппарату "искусственная почка". Знала, что как только это произойдет, буду привязана к процедуре диализа. Но процесс невозможно было остановить. Пытаясь отдалить диализ, я сидела на самых разных диетах. Мама искала рецепты народной медицины, я пила разные отвары трав. В итоге это привело к коме, которая длилась неделю. Сосуды и сердце не выдержали – столько жидкости при больных почках употреблять категорически нельзя. После этого без диализа обходиться было невозможно. Первую процедуру я прошла в канун Нового 2008 года. С тех пор трижды в неделю по четыре часа проводила в клинике.

На те деньги, которые были у Алены, она сняла квартиру и решила: "Если удастся "выгрести" из этой ситуации, значит, все будет хорошо. Если нет – вернусь в родное село в Житомирской области, к маме. Буду доживать…" Алена выгребла. Мало того, что она стала зарабатывать достаточно, чтобы платить за съемное жилье, но вскоре и маму перевезла. Поняв, что в Украине, где закон "О трансплантации" не работает, а пересадки делают крайне редко, скорее, как исключение, чем правило, Алена начала искать клиники за рубежом.

Еще несколько лет назад трансплантация почки в Белоруссии стоила 20 тысяч долларов, а теперь – 75, – говорит моя собеседница. – Я благодарна владельцу юридической компании, в которой работала. Он позволил мне заниматься только большими серьезными делами. Я же финансовый юрист. Вскоре я стала его компаньоном. Первый раз я поехала в минский трансплантационный центр пять лет назад, сдала там все анализы, стала на учет. И с тех пор регулярно ездила в соседнюю страну – подтверждать, что я заинтересована в операции. Тогда когда у нас начался Майдан, а затем война, прекратила кататься туда-сюда. Честно? Стало жалко денег, которые тратила впустую. А пятьсот долларов – именно во столько обходилась одна поездка – я вполне могла потратить на армию. Это было куда полезнее.

Год назад Алена снова отправилась в Минск, снова сдала анализы. Удостоверилась, что ее фамилия есть в листе ожидания.

Признаюсь, что я очень надеялась, что мне операцию все же сделают в Украине, – серьезнеет Алена. – У нас есть прекрасные специалисты, умеющие делать трансплантацию. Мы с ними знакомы. Но за последние годы вместо того, чтобы развивать эту отрасль медицины, ее, такое впечатление, целенаправленно уничтожают. Кроме несовершенной законодательной базы, у нас еще и постоянно возникают скандалы, связанные с этими врачами. "Черные трансплантологи, которые разбирают маленьких детей на органы". А в связи с войной и вовсе нарисовали картинку, что врачи ходят по полю боя с ведром в руках и в них собирают почки у погибших. Я-то понимаю, что это бред, а обыватель, который никогда не сталкивался с проблемой, тут же поверит. И разубедить его, что все делается только в специальных центрах, что больных не так уж и много, и историю каждого донорского органа можно проследить, очень сложно. Но я готова этим заниматься. Потому что мне повезло. Мне почку пересадили, а ведь сколько людей осталось на гемодиализе, которые не верят, что им сделают такую операцию и вернут к нормальной жизни.

"ЕСЛИ СЕГОДНЯ НЕ ИЗМЕНИТЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И НЕ ДАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ВРАЧАМ СПАСАТЬ БОЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ, ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ ЛЕТ ЭТА ОТРАСЛЬ МЕДИЦИНЫ В УКРАИНЕ ПРОСТО УМРЕТ"

Самое парадоксальное в истории Алены, что, несмотря на переведенные в клинику деньги, ее очередь все никак не наступала. Последний год киевлянка активно напоминала о себе, приезжала на обследования. Но тот самый долгожданный звонок никак не звучал. Для того, чтобы это произошло, понадобилось вмешательство сильных мира сего.

Сначала достучаться до министра здравоохранения и президента страны пытался сын Алены. Ему было 12 лет, когда он в тайне от мамы, написал письмо, а бабушка его разослала куда только могла: "Помогите спасти жизнь моей маме! Меня зовут Денис. Мне 12 лет. Я единственный мужчина в нашей маленькой семье. Моя мечта – чтобы мама победила смертельно опасную болезнь. Маме нужна операция по пересадке почки. В Украине ее провести невозможно из-за отсутствия донора. Я еще совсем маленький, а бабушка пенсионерка, она не может отдать свой орган для мамы. Если врачи не захотят брать у меня орган, попрошу, чтобы разрешение дал президент". Тогда голос подростка никто не услышал, хотя Алена, узнав о таком письме, была невероятно растрогана.

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 04

Алена с сыном Денисом, который в 2016 году стал курсантом военного училища имени Богуна. Кстати, его начальник – Герой Украины Игорь Гордийчук тоже ходатайствовал о том, чтобы как можно скорее маме его курсанта, возглавляющей родительский комитет, сделали операцию.

В марте прошлого года Алена Шевцова получила негосударственную награду "Народный герой Украины". Во время представления киевлянки, сидящие в зале люди услышали историю этой хрупкой женщины и после награждения стали спрашивать: чем же помочь Алене, что мы можем сделать?

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 05

Народный Герой Украины Алена Шевцова, перенесшая месяц назад пересадку почки, вернулась к помощи бойцам на передовой 06


Алена сразу после получения награды Народный герой Украины в Черновцах. Ее представлял ее друг – комбат 72-й бригады Андрей Жук (слева), который этим летом погиб в зоне АТО

Два месяца назад, узнав, что состояние героини ухудшается, что она стала совсем слабой, пять Героев Украины, получившие награды за участие в событиях на востоке Украины, Народные герои Украины, известные волонтеры начали обращаться в разные фонды. И в одном, который активно сотрудничает с белорусами, согласились передать письмо белорусским трансплантологам. Сложно сказать, это ли повлияло на ситуацию, или все же подошла очередь Алены, но произошло настоящее чудо.

Мне позвонили накануне Дня святого Николая, – улыбается Алена. – Сказали, что есть подходящая для меня почка, и мне нужно успеть прибыть в клинику до 20.00 следующего дня. В тот момент я как раз заходила на концерт Сергея Притулы. Но ничего не посмотрела. Тут же уехала собираться. Сразу решили, что со мной поедет мама. Ночью не смогла заснуть – нервничала. Утром взяла билеты на самолет, и уже днем мы прилетели в Минск. В клинике все происходило очень быстро. Я ни о чем не успела врачей расспросить. У меня взяли анализы, сделали несколько исследований и повезли в операционную. Проснулась я в четыре утра от того, что очень хотелось пить. Вся была в трубочках, из-за которых сутки не могла пошевелиться. Но уже на следующий день после пересадки меня перевели в обычную палату, разрешили вставать. Первые пять дней, конечно, было сложно. Даже ходила с трудом. Невозможно было не обратить внимание на то, как много операций там проводят. В соседней палате лежал трехлетний ребенок, которому пересадили печень. Познакомилась я с девушкой, которая всего месяц была на диализе – и ей уже сделали пересадку. Молодым людям там стараются делать трансплантацию в первую очередь, чтоб они не становились заложниками больницы, в продолжали нормально жить, работать. Еще была женщина, которая перенесла уже вторую пересадку почки. Белорусские специалисты накопили уже такой большой опыт, что начали делать пересадки людям с сахарным диабетом, что еще недавно являлось противопоказанием для операции. Много в клинике пациентов, приехавших из стран бывшего Советского Союза: Казахстана, Грузии, России.

Двухнедельное пребывание в клинике меня заставило еще раз оценить ситуацию с трансплантологией в нашей стране. И я хорошо понимаю, если сегодня не изменить законодательство и не дать возможность врачам спасать больных людей, через десять лет эта отрасль медицины в Украине просто умрет. У нас до сих пор нет реестра нуждающихся в пересадке органов. Не создается и система, в которую можно было заносить имена людей, готовых после своей смерти стать донорами. Нам ничего не нужно придумывать, а просто использовать опыт наших соседей, которые за пять лет создали и развили трансплантологию в своей стране. Меня очень злит ситуация, что мы должны лечиться за границей, финансируя чужую медицину. Я же знаю много примеров, когда люди, проходившие диализ, от отчаяния нелегально уезжали в страны Европы. Галя, жившая здесь только на пенсию и понимавшая, что никогда не соберет нужную на операцию сумму, уехала в Испанию со словами: "Какая разница, где я умру. А там хоть попытаюсь зацепиться". Ей повезло. Она нашла работу, ей дали жилье и уже поставили в очередь на операцию.

Алена, ты знаешь, кто стал донором почки для тебя?

– Очень хотела бы узнать все, что возможно – возраст, кем работал, как погиб... Но это закрытая информация. Мне сказали только одно: это был мужчина. И в реанимации мне снился сон, как будто я беседую с незнакомым человеком, у которого размыты черты лица... Пересаженную почку я не чувствую. По привычке не назначаю никаких встреч в понедельник, среду и пятницу. В эти дни я была занята гемодиализом. А еще я по-прежнему стараюсь мало пить жидкости, ведь между процедурами мне нельзя было употреблять слишком много воды, чаев, кофе... Чтобы заполнить освободившееся время, записалась на курсы английского языка и бухгалтеров. Нужно развиваться. И дальше буду работать в совете волонтеров при министерстве обороны. Чтобы улучшить ситуацию в стране, нужно не ждать решений и действий от кого-то, а работать самим. За нас никто ничего делать не будет.

Алена подала документы, чтобы войти в рабочую группу при киевской мэрии, которая занимается вопросами больных на гемодиализе.

Я не могу бросить людей, с которыми годами лежала на соседних койках во время процедур, – говорит Алена. – Нужно продолжать заниматься документами больных и завалить Министерство здравоохранения заявлениями с просьбами оплатить операцию за границей. Может, если таких просьб будет много, чиновники наконец-то поймут, что проблему нужно решать. Также есть идея собрать пациентов и подать иск в Европейский суд по правам человека – за геноцид больных людей. Когда я уехала на операцию, во время диализа погиб мужчина, который обычно проходил процедуру рядом со мной... 19-летний парнишка, у которого на глазах все произошло и который до этого боялся операции пересадки почки, после случившегося решил искать возможность уехать на трансплантацию. Вместо того, чтобы как можно скорее оперировать таких людей, продлевая им жизнь, у нас увеличивается количество диализных мест, давая возможность зарабатывать на расходных материалах фармацевтическим компаниям. У украинских больных нет выбора – проходить диализ или сделать операцию. Они все становятся инвалидами, не могут работать, их проблемы ложатся на плечи родственников. Так, как мне, везет, единицам... И я, сколько у меня есть сил, буду пытаться изменить эту ситуацию.


Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"


VEhrdlVXdDBRelF3VERkUmRUbERNVEJaVEZKbmRFTjNTVTVEWVRCTWFsSm5Ua2RETUV3M1VYVjBRM2RNZVM5U1ozUkhRVEJNUkZGMlpFZENNRXd2VVhVNVEzY3dURE5TWjNSRGR6QlpZbEYxVGtkUQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх