EN|RU|UK
  1276  5

 СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ШАНС ДЛЯ УКРАИНЫ

Одновременно, продолжая военное сотрудничество с Западом и объявляя о масштабных реформаторских планах, президент Украины, вероятно, рассчитывает убедить Вашингтон и Брюссель смотреть сквозь пальцы на хищничество и коррупцию его окружения.

Некоторые районы Киева легко можно принять за кусочки Парижа, Лондона или Нью-Йорка – замысловато украшенные доходные дома и особняки позапрошлого столетия, уличные кафе, маленькие парки, памятники, административные здания в стиле середины века, стеклянные башни офисных центров. При этом над знаменитыми семью холмами, на которых стоит Киев, высятся и характерные приметы славянского города—луковичные купола и золотые кресты Михайловского и Софийского соборов и Киево-Печерской лавры. Этот древний и современный город между Востоком и Западом отличается своим особым стилем, который местные жители называют «киевской эклектикой». Эта очаровательная мешанина формировалась больше тысячи лет благодаря множеству самых разнообразных влияний.

Эклектичная архитектура Киева может служить удачной метафорой для самой Украины — страны, в которой смешалось влияние католического и православного миров, Черного моря и степи, породив богатую и сложную политическую культуру. Как и город Киев, украинская политика может быть весьма неспокойной, в ней может чувствоваться нехватка организации и стратегического планирования, но при этом в ней, как и в нем, присутствуют энергия и богатый потенциал.

В последние годы Киев рос вверх и вширь, на каждом углу в нем появились дорогие машины, шикарные рестораны и ночные клубы. Украина в целом также, наконец, почувствовала себя крупной и значимой европейской страной. Однако, как показало двузначное сокращение экономики в 2008-2009 годах, легкие достижения постсоветского периода исчезают так же легко, как появляются, и без более здравой стратегии роста и развития будущее не будет столь светлым, как казалось.

В 2004-2005 годах Украина оказалась в центре внимания мировых СМИ благодаря своей «Оранжевой революции». Тогда на улицы вышли десятки тысяч человек, а на киевской Площади независимости был разбит палаточный лагерь. Люди протестовали против предполагаемой фальсификации выборов уходящим президентом Леонидом Кучмой и его российскими союзниками в пользу премьер-министра Виктора Януковича. В итоге протесты привели к власти оппозиционную коалицию во главе с бывшим премьер-министром Виктором Ющенко и бывшим министром энергетики Юлией Тимошенко.

Если Кучма и Янукович пользовались поддержкой русскоговорящих православных избирателей востока и юга Украины, то сторонники Ющенко и Тимошенко происходили большей частью из говорящих по-украински католических областей севера и запада. Однако большинство украинцев, в частности этнически смешанное население Киева и Центральной Украины, сначала поддержали «оранжевое» правительство, поверив в его реформаторскую платформу и в сближение с Западом.

Однако «оранжевый» период обернулся для Украины в основном неиспользованными возможностями, бесплодными политическими склоками, и утраченными надеждами. Большая часть обещанных реформ так и не была проведена, или с самого начала была скомпрометирована по-прежнему безудержной коррупцией. Ющенко завоевал восторги на Западе, однако его опрометчивое стремление в НАТО настроило против него Россию. К концу десятилетия Ющенко и Тимошенко покинули даже многие из тех, кто всего пятью годами раньше был готов бросить вызов лютому зимнему холоду, чтобы поддержать «оранжевых революционеров».

Это дало возможность Януковичу и его Партии регионов подготовить свое драматическое возвращение. Обещая в первую очередь добиться стабильности и играя на своих кровных связях с русскоговорящим востоком Украины — в том числе на стереотипе о лидерах из шахтерского Донбасса как об эффективных управленцах — Янукович сумел в этом году получить президентский пост и контроль над Верховной радой (украинским парламентом).

С тех пор, как Янукович пришел к власти, споры об Украине в Вашингтоне практически полностью вращались вокруг раскола между востоком и западом страны, роста влияния России, и очевидного стремления нового президента создать на Украине плотно контролируемую политическую систему в российском стиле. Между тем, хотя украинцы с тоской признают опасность регионализма, безудержной коррупции, и российских притязаний, их главными приоритетами остаются восстановление стабильности и экономики.

Возможно, оба подхода окажутся обоснованными, и платой за стабильность станет дрейф политической системы в сторону авторитаризма. Именно такая сделка позволила Владимиру Путину построить в России свою «вертикаль власти». При этом, хотя, возможно, Янукович и пытается укрепить центральную власть, он вряд ли слишком много уступит России, так как у него есть собственные амбиции, и отказываться от украинского суверенитета или играть при Кремле вторую скрипку не в его интересах.

Главная проблема, стоящая сегодня перед Киевом состоит в том, что он должен обеспечить обещанное эффективное управление в краткосрочной перспективе, не пожертвовав при этом долгосрочными стратегическими интересами Украины. К несчастью, пока все происходит ровно наоборот. Во внешней политике единственное, что напоминает национальную стратегию, - это открытый интерес Киева к программам партнерства при нежелании вступать в союз ни с Россией, ни с Западом: Киев не хочет присоединяться к любым региональным блокам в области безопасности, но, тем не менее, готов сотрудничать и с НАТО, и с Россией в тех случаях, когда это имеет смысл.

Таким образом, Киев действительно сумел найти определенный баланс между Востоком и Западом. По всей видимости, Янукович убежден, что, продлив России арендный договор на базу Черноморского флота в Севастополе до 2042 года и начав рассматривать предложения по слиянию украинской и российской газовой, атомной и авиационной отраслей, он избежал более агрессивных попыток захвата украинской промышленности со стороны России. Одновременно, продолжая военное сотрудничество с Западом и объявляя о масштабных реформаторских планах, президент Украины, вероятно, рассчитывает убедить Вашингтон и Брюссель смотреть сквозь пальцы на хищничество и коррупцию его окружения. Однако, даже если в краткосрочной перспективе эти маневры уравновешивают друг друга, они представляют собой триумф тактического мышления над стратегическим и свидетельствуют об очевидном отсутствии у украинской внешней политики независимого стратегического направления.

Такое же отсутствие стратегического мышления характерно и для внутренней политики Киева. Хотя улучшение мирового экономического климата и крупные внешние займы, скорее всего, помогут Януковичу частично обеспечить обещанные стабильность и рост, экономическое будущее Украины все равно связано с Европой, которая уже сейчас является вторым по важности торговым партнером страны после России и остается перспективным источником инвестиций и высоких технологий. Однако без глубоких структурных экономических реформ, европейская интеграция Украины вряд ли будет возможна.

На этом фоне украинские власти продолжают обвинять Европу во всех своих бедах, утверждая, что именно нежелание Евросоюза предоставить Украине дорожную карту для вступления лишает правительство народной поддержки и мешает ему бороться с коррупцией, реформировать системы государственных контрактов и субсидирования и провести масштабное сокращение бюджета. Это, как минимум, несправедливо. С членством в Евросоюзе или без него, Украине в любом случае необходимо реформировать свою систему регулирования, уменьшить количество административных барьеров, повысить прозрачность и защитить от разграбления свой малый и средний бизнес. В противном случае, талантливые люди будут по-прежнему покидать страну ради тучных западных пастбищ или просто уходить от общественной жизни с ее бесконечным циклом социальной, политической и экономической стагнации.

Сейчас Украина больше, чем когда-либо нуждается в активном и последовательном содействии Соединенных Штатов и Европы, чтобы убедить ее руководство мыслить стратегически. Для начала Европе следует разоблачить блеф Киева и сформулировать ясные и объективные стандарты, которым должна соответствовать Украина, если она хочет теснее сблизиться с Европой экономически и в перспективе избавиться от барьеров для вступления в Европейский Союз. Это, по меньшей мере, усилит позиции тех украинцев, которые призывают провести необходимые для европейской интеграции реформы.

Новые члены Евросоюза из Центральной Европы также должны протянуть Украине руку и принять участие в организации дипломатических усилий и пиар-кампании по борьбе со скрытыми «антиславянскими» предрассудками «старой Европы». Даже если предоставить стране дорожную карту по вступлению в ЕС сейчас невозможно, Европа должна добиться соглашения о безвизовом режиме, которое позволит украинцам, работающим на Западе, с большей легкостью ездить домой. Они привезут в страну личные впечатления от жизни в обществе с более ответственным правительством, в то время как европейским компаниям станет легче получать доступ к высококвалифицированной украинской рабочей силе.

У Соединенных Штатов есть удобный механизм для взаимодействия с Украиной – Комиссия по стратегическому партнерству между США и Украиной, созданная в конце президентского срока Буша, но до сих пор остающаяся довольно анемичной. Под эгидой действующих при комиссии рабочих групп по экономическому сотрудничеству, науке и технологиям и управлению Соединенные Штаты должны представить Украине последовательные модели и программы, демонстрирующие связь между ответственной и прозрачной системой управления и успехами науки, предпринимательства и промышленности в Америке. Соединенные Штаты могут также создать стимул для реформ, активно защищая интересы действующих на Украине американских инвесторов, и побуждая американские рынки капитала проявлять интерес к среднему украинскому бизнесу для защиты его от враждебного захвата российскими предпринимателями.

Наконец, как ключевой гарант европейской безопасности и ведущий член НАТО, Соединенные Штаты должны потребовать от Украины, как от важной региональной державы, придерживаться соответствующих стандартов. На фоне «перезагрузки» между Россией и США совместные военные учения НАТО/Америки с Украиной и даже с Россией следует рассматривать как взаимовыгодную меру. Соединенные Штаты, Европа и Россия должны также убедить Украину активнее участвовать в программах по борьбе с контрабандой и укреплению безопасности границ в черноморском регионе и начать играть важную и действенную роль в разрешении продолжающихся региональных конфликтов, особенно в соседней Молдавии.

Усилия США и ЕС по развитию на Украине стратегического мышления не окупятся сразу же, однако будут стоить затраченных на них сил и времени. Украина во многом похожа на архитектуру своей столицы. Она столь же эклектична, местами даже хаотична, но при этом обладает красотой, энергией и большим потенциалом. Многое из того, что уже построено, делалось наобум, зачастую оно запятнано коррупцией и злоупотреблениями, однако это не повод сносить его до основания или от него отворачиваться.

Сейчас нужно помочь Украине выработать стратегическое видение, которое позволит открыть новую главу в захватывающей украинской истории. Америка, как часто говорят, была основана, чтобы стать «сияющим городом на холме». Киев стоит на семи холмах—ему не хватает только сияния.
VEhrdlVYSTVRemt3V1ZCUmRYUkRLekJNVEZGMVRrZElUSGt2VVhZNVF5c3dUSFpSZFU1SFF6Qk1hbEYxZEVOM1prUlZkREJNYTJjd1RISlJjMDVET1RCTVJGRjFNM3BSYm1SRFVUQkxURkZ1WnowOQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх