EN|RU|UK
 Политика Украины
  28632  135

 НАРДЕП ВЯЧЕСЛАВ КОНСТАНТИНОВСКИЙ: "ГДЕ ХРАНЮ 15 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ НАЛИЧКОЙ? НЕСКОЛЬКО ЯЧЕЕК В БАНКЕ - И ВСЕ"

Имя преуспевающего бизнесмена Вячеслава Константиновского стало активно мелькать в заголовках новостных лент, начиная с предвыборного лета 2014 года. В те дни Киев был завешан бигбордами, на которых суровое мужское лицо обрамлял слоган: "Продал роллс-ройс, ушел на фронт".

На эту пиар-кампанию публика реагировала по-разному: одни одобрительно цокали языком, другие недоверчиво усмехались. Как бы то ни было, Константиновский стал нардепом-мажоритарщиком от "Народного фронта". Правда, уже через полгода Вячеслав Леонидович из фракции "НФ" вышел: событие это стало отголоском нашумевшего "дела бриллиантовых прокуроров", к которому Константиновский имеет самое непосредственное отношение.

константиновский

В дальнейшем имя Константиновского попадало в поле общественного интереса по разным причинам: то внефракционный нардеп просматривал порно на заседании Верховной Рады, то без утайки задекларировал 370 миллионов гривен наличкой; причем, в соответствии с веяниями времени, попросил антикоррупционный парламентский комитет проверить их законность.

А еще если набрать словосочетание "Вячеслав Константиновский" в гугле, то помимо отсылок к биографии, инстаграмму, детям и жене можно увидеть не вполне банальное "Вячеслав Константиновский киллер".

Впрочем, герой нашего интервью весьма уверенно говорит, что все это – наветы одного не вполне здорового уголовника из Соединенных Штатов…

Этой и других историй из биографии Вячеслава Леонидовича мы и коснулись в нашей беседе.

Евгений Кузьменко: - На этой неделе мы отмечали годовщину Майдана. О вас известно, что вы и Оранжевую революцию поддержали, и были за Революцию Достоинства. Что для вас означает эта годовщина? Вы как-то ее отмечали? Ходили на Майдан?

- Я не ходил на Майдан. У меня большое разочарование... Воспоминания возвращаются, надежды... Я такое прошел два раза. Первый раз - в 2005 году, когда я считал, что дело сделано и мы заживем в другой стране. Тогда мы все расслабились, потому что, в общем-то, получили эту победу даром: никто не погиб, не было войны. Тогда экономика пошла вверх. Могу сказать, что благодаря той революции очень много людей, даже которые были против нее, обогатились. Например, у нас был процесс переговоров по продаже банка, и разница в цене до революции и после была 100 миллионов долларов.

Ирина Ромалийская: - По какому банку?

- "Индекс-Банк". Мы продали здание и банк вместе. То есть активы всех без исключения, в том числе олигархов, после Оранжевой революции выросли в цене в разы. Для меня непонятно и странно, что люди, имеющие огромные активы, которые сегодня обесценены, не понимают хотя бы своей прямой выгоды. Здесь, если бы были правила игры, что ни начни, любой бизнес - он будет идти.

И.Р.: А почему не удалось установить эти правила?

- Потому что коррупция. Я вам для примера расскажу. Мы, после продажи банка, создали компанию, акции которой были размещены на лондонской бирже (IPO - первичное размещение) - первый пакет акций был продан за $150 миллионов! В целом наша компания привлекла в Украину более 400 миллионов долларов.

И.Р.: - Это конец 2000-х?

- 2007-2008 годы.

Е.К.: - А во времена Януковича, проблемы были у вас с бизнесом? Особенно, когда пошла вторая стадия президентского срока Януковича, когда он уже семью привлек?

-Были проблемы, но не у нас персонально. Нас защищало то, что у нас все-таки компания публичная, которая размещена на бирже, и ее не так просто взять... Я не занимался операционной деятельностью, мы были "шерхолдерами" (англ. shareholders), ну как инвесторы. Там сидели на "борде" (англ. board, board of directors) голландцы, англичане - это был бы огромный скандал. И эта компания не имела возможности давать взятки.

Были эти знаменитые случаи, когда у людей отбирали "Глобус", другие активы. Конечно же, люди понимают, что вкладывать деньги сюда опасно: завтра у тебя что-то отберут, ты не можешь это решить в суде, потому что там тоже надо деньги платить и т.д. И в итоге акции нашей компании упали до такого уровня, что, например, пакет, который был продан за $150 миллионов, можно было обратно выкупить за 8 миллионов. Я, кстати, жалею, что мы этого не сделали тогда, потому что мы все-таки верили, что этот период выдержим, что как-то стабилизируется, что ошиблись.

"Я САКВАРЕЛИДЗЕ ОТТУДА ПРЯМО С МЕСТА НАПИСАЛ SMS: МОЛ, ДАВИД, У ВАС ТУТ ТАКОЕ ПРОИСХОДИТ, ТУТ УЧАСТВУЕТ БАНДА. ОН ПОЗВОНИЛ ПРОКУРОРУ ОБЛАСТИ…"

Е.К.: - Вячеслав, вы так хорошо описываете цивилизованность вашего бизнеса. А как быть с историей с песком, которая потом вылилась во всем известное громкое дело? Во-первых, ваши оппоненты утверждали, что это была незаконная добыча песка. Во-вторых, журналист Владимир Бойко писал, что т.н. бриллиантовые прокуроры пытались вас под "крышу" свою завлечь, а вы в качестве контрмеры вышли на СБУ, заплатили им...

- Печально, что у нас люди априори не могут поверить в то, что ты что-то можешь сделать не за деньги. Сам этот бизнес "песочный" - для меня он вообще копеечный. Это не мой вообще масштаб. Да, владеют этим бизнесом мои друзья.

И.Р.: - Ваши друзья - кто это?

- Ну, они там фигурируют в материалах суда. Я туда вмешался только тогда, когда людям была физическая угроза, приехал их защитить физически. Вы видели видео оттуда?...


Я ж не приезжал ни на какие проверки... Более того, вы можете себе представить все желание Генеральной прокуратуры доказать, что это мой бизнес, и что он нелегальный. Была создана бригада совместная из разных силовых структур, которые просеивали вообще всю мою биографию (это я знаю точно), искали там что-нибудь. Но ничего не доказали. А бизнесмены, кстати, в очередной раз выиграли суд и доказали законность своего бизнеса.

Е.К.: - Там на видео вы окно в машине хотели выломать...

- Я хотел эту машину перевернуть! Со мной в жизни просто никто так никогда не разговаривал! У них были машины с заклеенными номерами, они были с оружием, женщин загнали в угол, не хотели представляться...

Е.К.: - А не страшно было в такую конфронтацию вступать с людьми, которые с оружием и на автомобилях с заклеенными номерами?

- Ну, знаете... У меня уже, как говорится, когда падает планка, то мне ничего не страшно.

Е.К.: -Там вы такие слова сказали, что в приличном обществе и не повторишь…

- На самом деле, это была западня. Они ожидали, что я туда приеду и привезу с собой какую-то силовую поддержку. Там уже были заготовлены камеры. А я приехал с одним водителем, без охраны. Все, кто стоят вокруг, в капюшонах, в спортивных костюмах, а я стою в одной (прямо с Верховной Рады) рубашке и пиджаке. И то, что они говорят, что у меня губы тряслись – так это потому что холодно было, это был май или апрель месяц. Они все стояли тепло одетые, а я стоял раздетый. Руководил этой бандой человек, с которым я сталкивался сразу после Майдана, он тогда руководил группой мародеров.

И.Р.: - А как фамилия?

- Тарас Усатенко. Он баллотировался когда-то в народные депутаты, я читал. Очень мутный человек.

Е.К.: - Ну вы обращались тогда в СБУ?

- Я не обращался в СБУ вообще.

И.Р.: - А к Сакварелидзе?

- Я приехал туда один раз и выставил в Интернет потом видео. После этого я выступил на фракции и сказал, что я не понимаю, что происходит. Если я, представитель фракции, которая делегировала министра внутренних дел в Правительство, вынужден разбираться с какой-то бандой в присутствии милиционеров, - тогда я чего-то не понимаю.

И.Р.: - А что фракция могла сделать?

- Ну, все повозмущались...

И.Р.: - А вы что от них хотели?

- Я хотел понимания, что это за люди - это должна была установить милиция.

Е.К.: - Возглавляет которую член вашей партии на тот момент.

- Да. Я был у Арсена Авакова, и он был возмущен.

Е.К.:-  Пообещал что-нибудь вам?

- Он сказал, что они в курсе, что они разберутся. Но потом это все стихло. Я тогда не думал, что концы от такого мелкого объекта могут идти к Гузырю (Владимир Гузырь, бывший первый заместитель генерального прокурора, - авт.), к Шокину (Виктор Шокин, экс-генеральный прокурор Украины, - авт.). Были замешаны такие силы, что меня стали пугать снятием неприкосновенности.

Е.К.: - А еще чем-то пугали? Звонили?

- Нет. Меня никто ничем не пугал, просто слухи ходили. И я, кстати, сказал: "Пожалуйста, подавайте на снятие - у меня будет шанс выйти на трибуну и показать это видео. И все посмотрят, что происходит!" Я был наивным, на самом деле. Я знаю, что Аваков хотел с этим разобраться, но когда все прояснилось, то стало понятно, какие там были ресурсы задействованы. Жена Корнийца (Александр Корниец, бывший зампрокурора Киевской области, один из двух фигурантов т.н. дела бриллиантовых прокуроров, - авт.) контролировала от прокуратуры СБУ и органы милиции - понятно, почему милиционеры стояли и боялись что-то сказать.

И.Р.:-  И что Аваков, испугался в итоге? Сдался?

- Ну, наверное, я был просто не той фигурой, из-за которой ему нужны были такие конфликты. Я знаю, что он хотел.

Е.К.:- На Яценюка обида есть? Он ведь был премьером.

- Нет, у меня ни на кого обиды нет.

И.Р.: -Так а чего же вы тогда из фракции вышли?

-Ну потому что…. Я не мог это как бы оставить… у меня был такой эмоциональный…

Е.К.: -Психанули, в общем?

- Я не психанул.

И.Р.: - Но из-за этой истории ушли?

Я из-за этой истории ушел, да. Я не знаю, что они должны были сделать. Я не хочу никого там обвинять. Потому что я видел, какое было общественное давление, как этих следователей потом загоняли.

Е.К.: - Аккуратненько вы так говорите…

- А что я раньше говорил, другое что-то? Я всегда виню себя. Я не привык винить кого-то. Я привык всегда винить себя. Я просто ушел. Я не хотел, чтобы меня жалели и защищали от снятия неприкосновенности во фракции. Я ж ушел, когда это все еще было актуально. Я сказал: как будет, вот так и будет. И я не буду прятаться за фракцией. Я себя виноватым ни в чем не чувствую. Пускай будет как будет, и все.

Е.К.: - Вам не помог Аваков, зато вам помог Сакварелидзе.

- Мне вообще не надо было никому помогать. Ребята, которым принадлежит этот бизнес, пришли ко мне и сказали: "Спасибо за то, что ты нам хотел помочь, но нам сказали, что нужно платить". Цена вопроса, на самом деле, была 100 тысяч гривен. Ну, это для меня вообще не деньги, вы сами понимаете. Они согласились заплатить. Пришли и сказали мне: "Мы бизнесмены, нам война не нужна, нам надо работать, нам надо зарплаты платить, у нас там техника стоит… С документами у нас все в порядке, но нам жизни не дадут". Я написал тогда неприятное сообщение Сакварелидзе по поводу реформ, оно его задело. И он мне ответил, что если эти люди готовы свидетельствовать, идти на сотрудничество, то он обещает довести это дело до конца.

константиновский

Е.К.: - А с Сакваралидзе вы были знакомы?

- Я был с ним знаком, когда он не был замом Генерального прокурора. Мы несколько раз попадали в общие компании. Мы обменялись телефонами, но мы не были близкими знакомыми. Я ему оттуда прямо с места написал, мол, Давид, у вас тут такое происходит, тут участвует банда. Он позвонил прокурору области. Может, даже это был Корниец, или его зам – я не помню. И тот ему ответил, что на самом деле я вру, что я приехал защищать свои интересы, и что никого там посторонних нет. Тогда я ему выслал видео, это же. И он увидел через 30 секунд.

Е.К.:-  А нет угрызения совести, что в итоге этой всей истории Сакварелидзе и всю бригаду его следователей попросили на выход?

- У меня угрызения совести из-за того, что не выполнил обещание людям, которым я сказал, что их защитят, и которые пошли на это. Им, по-моему, до сих пор не вернули эти деньги, которые взяли на "взятку", потому что пока суд не закончится, они являются вещдоками. Их продолжают бомбить, они не работают. А Давид лишился работы не из-за этого. Там есть свои подпольные течения. Но многие мне говорят, что я вбил первый клин в монолит прокуратуры. Все началось с этого. Полетел Гузырь. Корниец должен был быть прокурором области через день. Гузырь планировался на Генерального прокурора. Я себе нажил кучу врагов.

"ДАВНО ДУМАЮ О ТОМ, ЧТОБЫ СЛОЖИТЬ МАНДАТ. ЕСЛИ ЧЕСТНО, Я НЕ МОГУ ПОНЯТЬ, ЧЕГО Я ЕЩЕ ЖДУ"

Е.К.:- Но почему тогда я вас видел на акции в поддержку группы Сакварелидзе возле Генпрокуратуры? Какое-то ощущение было, что надо поддержать?

- Конечно, было. Потому что я считал, что эту группу уничтожают в отместку за дело "бриллиантовых прокуроров". Ну, это очевидно. И мне туда не явиться было просто аморально, вот и все.

Е.К.: - Сейчас вы с ним поддерживаете отношения?

- Мы давно не виделись. Он занят. И он очень всегда держал дистанцию. Но если мы встретимся - мы поздороваемся.

И.Р.:-  А если позовет в партию, которую вот-вот Саакашвили создаст?

- Если бы меня хотели куда-то позвать, уже давно позвали бы. Кроме того, у меня нет желания, во всяком случае пока, входить в какие-то партии и заниматься политикой. Я привык быть самим собой, а в политике это противопоказано.

И.Р.: -То есть вы не пойдете на следующие выборы?

- Я, честно скажу, не уверен, что эту каденцию досижу. Я, знаете, как на старте... У меня просто есть ответственность перед людьми, приемная работает, я для округа что-то делаю.

Е.К.: Мы можем анонсировать, что вы думаете над тем, чтобы сложить мандат?

-Я думаю об этом давно. Я не могу понять, чего я еще жду, честно сказать.

Е.К.: - А чего вы ждете?

- Вот не знаю. Потому что КПД моего времени очень низкий. Раздавать деньги и помогать каким-то людям - я это делал и до Верховной Рады.

Е.К.: - Вячеслав, к вопросу об ответственности. Читаю на сайте Верховной Рады: на пленарных заседаниях Верховной Рады присутствовал - 110 заседаний, отсутствовал - 136, из них по уважительной причине - 0. Извините, за грубоватый вопрос: так может, не стоит огород городить? Может, как говорят в народе, "Злазь з коня, не муч скотину"?

- Может и не стоит. Я не член какой-то команды. Один человек там - пустое место. Мои законопроекты не идут…

И.Р.: - А есть законопроекты?

- Есть, конечно. Например, законопроект простейший, который прошел все комитеты, который, я думаю, вернул бы в казну не один миллион долларов. В двух словах могу вам сказать: есть много всяких льготных организаций, в том числе фиктивных, которые получают бесплатно, без конкурса муниципальные, государственные помещения. Потом сдают их в аренду и зарабатывают деньги. Моим законопроектом предлагается запретить субаренду, и чтоб четко было видно в реестрах, сколько площадей сдается и на каких условиях.

И.Р.: - Законопроект не проходит?

- Он даже не попадает в повестку дня. Потому что для того, чтобы законопроект попал в повестку дня, ты должен быть, там, игроком на "погоджувальной раде", что-то предлагать взамен. У меня взамен предложить нечего. За год один законопроект прошел, - но когда я был еще членом фракции. Все. Я пропускаю заседания, да. Но я трачу время на округ. Я еще ни одному человеку со своего округа не отказал в подписании запроса. Бывает, люди приходят, которые просто хотят денег. Им я отказываю. Помогаю лишь в крайних случаях. Потому что иначе выстроится очередь. Я не могу всем помочь. Но я ни одному человеку не отказал в запросе, не взял деньги, я не кнопкодавил, я не продавал свой голос... Если бы так было со всеми депутатами, то у нас была бы другая страна.

И.Р.: -Так а чего ж вы ждали, когда шли? Это ж было очевидно?

- Ну, послушайте, я никогда в этом не был. Мне казалось, что нас таких будет там много, что мы все хотим одного, и что мы сейчас все вместе… Но это была иллюзия. Вот на самом деле, я вам скажу, что при такой системе – нам вообще Верховная Рада не нужна.

И.Р.: - В парламентско-президентской республике – это громкое заявление.

- В Советском Союзе был Верховный Совет, который собирался два раза в год. Было Политбюро. Собирались два раза в год, получали пайки, ондатровые шапки и разъезжались. У нас 450 депутатов получают зарплату. Но реально вообще политикой и Верховной Радой управляют несколько групп людей, в чей круг влияния входят группы депутатов.

Е.К.: -Назовите имена.

-Ну зачем? Есть пять фракций. В каждой фракции есть люди, которые на самом деле решают. Это ж не секрет.

И.Р.: - А вы в "Народном фронте" в чьей группе были?

- Что это значит? Я был во фракции.

И.Р.: - Ну, а фракция неофициально разделена на группы влияния.

Е.К.: - Есть группа Авакова...

-Я сидел на "аляске" . Я не был в какой-то группе. Зарплату мне никто даже не предлагал, потому что все считали, что я такой богатый и мне ничего не надо.

И.Р.:...- и сами можете платить…

- Я не платил, но мне никто ничего не предлагал. Я как-то был сам по себе. Где у меня было свое особое мнение, я голосовал даже не так, как фракция. И никто особо меня там не трогал.

константиновский

"АКТИВНО МЫ БИЗНЕСОМ ПРЕКРАТИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ЕЩЕ ПРИ ЯНУКОВИЧЕ"

Е.К.: - Когда/если сдадите мандат, чем займетесь? Вернетесь в бизнес?

- Конечно, вернусь.

И.Р.: - Или вы из него и не уходили?

- У нас нет, мы продали. Послушайте, есть несколько ресторанов, в которых мы даже не собственники. Это хобби. Есть рестораны, которыми брат занимается. Конечно, я туда хожу. Я люблю рестораны, я люблю клубы, я люблю электронную музыку. Но это не деньги. Мне уже 56 лет. Сколько у меня активной жизни такой осталось? У меня семья, у меня маленький ребенок.

Е.К.: - Каким бизнесом вы собираетесь заниматься?

- Да я не собираюсь. Мне, на самом деле, можно быть пассивным инвестором. Я уже последние 15 лет раньше 3 часов в городе не появлялся. Я уже давно не работаю. Я хочу еще очень много стран увидеть, я хочу путешествовать, я хочу много чего. У меня все для этого есть.

И.Р.: - Извините, не поняла. Пассивным инвестором – это как? Вы куда-то вкладываете деньги и получаете дивиденды?

- Ну сейчас я не вкладываю. А вообще – да. Ну вот допустим я был акционером банка.

И.Р.: -Что сейчас входит в ваш бизнес?

- Ничего.

И.Р.: - Ничего нет?

- Ничего нет. Я не вижу сейчас смысла заниматься. Активно мы бизнесом прекратили заниматься еще при Януковиче. Потому что был такой инвестиционный климат, что...

И.Р.: - То есть, новость: "Константиновский больше не бизнесмен, скоро не депутат и живет на давние сбережения?"

(Смеется)-  Ну, есть разные виды бизнеса. Можно вкладываться в ценные бумаги, можно быть пассивным инвестором и вложиться в какую-то недвижимость, например. Понятно, что когда ты портфельный инвестор, ты зарабатываешь меньше, потому что кто-то управляет и за это получает свои бонусы и так далее. Но ты имеешь время, а иметь время...

И.Р.: - То есть вы вкладываете в недвижимость и в ценные бумаги?

- Я сейчас пока никуда не вкладываю. Поэтому я и задекларировал наличные. Меня спрашивают: почему у вас столько. Потому что я пока не вижу...

И.Р.: - Кстати, про наличные. Вы задекларировали почти 15 миллионов долларов, почти 7 миллионов гривен и 500 тысяч евро. Где вы это все храните? Это какая-то большая комната?

- На самом деле, это не большая комната. Это несколько ячеек в банке, и все.

Е.К.: - А вы не опасаетесь того, чего опасаются большинство депутатов в связи с декларациями? Из-за которой, кстати, на вас тоже напустились?

- Я сам вызвался на проверку. На самом деле, у меня три бумажки. Потому что я никогда не готовился быть депутатом и не собирал это все. Слава Богу, продажа банка - это такая операция, при которой невозможно ничего подделать, тем более, когда ты продаешь западным инвесторам. Они не играют в эти игры. И у меня, слава Богу, у моей жены остались копии деклараций. Это простая папка, где есть декларация годовая. Вот эта сделка, она шла три года. Расчет за банк шел в течение трех лет, траншами.

И.Р.: - В декларации указано, что 5 миллионов долларов вы одолжили у Тополова (Виктор Тополов, бизнесмен, депутат трех созывов, экс-министр угольной промышленности и энергетики, - авт.). На что?

- Мы, на самом деле, были много лет партнерами.

И.Р.: - Компания "Киев-Донбасс" у вас общая была.

-  Да. Виктор Семенович был инициатором создания банка. Я ему благодарен за то, что он (мудрейший человек!), когда мы банк продавали, посадил нас и сказал: "Ребята, мы не будем играться с налогами. Мы зарабатывали большие деньги. Вот давайте будем спать спокойно".

Е.К.: - Это при каком было президенте?

- Это было при Ющенко. Тополов тогда не руководил банком, но его жена была акционером.

И.Р.: - Вернемся же к долгу в 5 миллионов...

- Мы собирались покупать один актив. Хранить наличные - это достаточно хлопотное дело, это нужно охранять и так далее. Виктор Семенович сказал: "Пускай у вас будут пока, я вам доверяю". Вот и весь "долг". Но я его должен был указать в декларации. Деньги вернул сразу после электронных деклараций. Я сказал, что не хочу больше на себя брать ответственность. Потому что, пока об этом никто не знал, - это было безопасно. А когда об этом все знают, я не хочу их держать.

Е.К.: - В связи с декларациями, говоря на языке жаргона, "шухер" большой стоит среди депутатов, которые занимаются бизнесом? В связи с тем, что уже у судей, например, кражи?

-Это, кстати, обоснованные опасения. Я вам скажу честно, еще до голосования я подходил к Егору Соболеву и говорил: "Егор, ты понимаешь, публика и так знала многие вещи, знали коррупционные скандалы. Но это риск для безопасности многих людей, их семей и так далее". То есть что дает декларация? Ну, все прочитали... Но этим должны заниматься специальные органы, для этого они и были созданы, - НАБУ, НАПК и т.д. Нужно разбираться, расследовать, аналитическую работу вести.

И.Р.: - Но эти органы зачастую не расследуют без общественного давления. А чтобы было общественное давление, люди должны знать информацию, получать ее из тех же деклараций.

- И в этом есть логика. Но, конечно, это не безопасно.

константиновский

 
И.Р.: - А почему вы вообще пришли во фракцию вообще "Народного фронта"? Помню ваше интервью в 2014 году на 112-м канале, вы говорили, что симпатизируете Кличко и Порошенко.

- Я не помню, чтобы я такое говорил, честно говоря. Но – может быть. Тогда были ожидания у всех. Так сложилось. Я общался с Андреем Левусом, мы общались с ним, когда я был на Востоке. Тогда предполагались выборы на территории Донбасса, Луганской области, и искали людей, кто не побоится участвовать в выборах там. Изначально мне было предложение участвовать в выборах там.

И.Р.: - От "НФ"?

- Тогда еще "НФ" не было. Не было еще сформировано. Тогда же предполагалось, что может быть "Народный фронт" и "Солидарность" вместе будут.

И.Р.: - А кто предложил вам?

- Первый мне тогда сказал Левус.

"РОЛЛС-РОЙС ПРОДАЛ КИЕВСКОМУ ЗНАКОМОМУ ЗА 3,5 МЛН ГРИВЕН"

Е.К.: - Про обвинения Леонида Ройтмана в ваш адрес вы до начала нашего интервью говорить отказались, сославшись на то, что уже написали об этом статус в Фейсбуке. Несколько вопросов я вам все же задам. Скажите, вы в США можете въезжать?

- Конечно, могу. Если меня пустят. Я вот обращался в посольство за визой. У меня там дочка, первая жена живет. Я сказал на приеме о том, что у меня семья там есть. Но мне отказали в визе. Потому, что потенциальный эмигрант, потому что у меня недостаточно тесные связи с Украиной. Во всяком случае формально такой был отказ. Как вы думаете, если б они хотели до меня добраться, они б, наверное, меня впустили!

Е.К.: - А вы как политик готовы к тому, что эта тема будет тянуться бесконечно? Я забиваю вашу фамилию в Google "Вячеслав Константиновский". Первое идет: "Вячеслав Константиновский", третье – "Вячеслав Константиновский дети", а второе – "Вячеслав Константиновский киллер".

- Ну, разве от меня что зависит? Знаете, если ты не можешь изменить вещи, измени свое отношение к ним. Интернет - это большой мусорник.

Е.К.: - Осторожно, вы даете интервью интернет-изданию…

- Ну, там есть много полезного. Но и много фейков. А я с этим сделать ничего не могу. Поэтому я к этому отношусь уже спокойно. Да и не стал я политиком по-настоящему и, наверное, не стану.

Е.К.: - Вячеслав, сейчас как на духу, скажите, у вас просили деньги за то, чтобы выдвинуть вас от "Народного фронта", от этой команды?

- Нет. Когда я шел, еще неизвестно было, что будет "Народный фронт" образован. У него был 0% рейтинг. Я сначала даже не понимал, что мне предстоит борьба на мажоритарном округе. Я был, знаете, как слепой котенок. Я говорил, что меня выставлять на выборы на Донбассе, это все равно, что Януковича – в Ивано-Франковске. Мы посмеялись… Говорят: "Слушай, а в Киеве?" Я сказал, что родился в Подольском районе. Но я даже не понимал разницы: мажоритарщик или идти по списку. Я думал, что меня включат в список. Я зарегистрировался. Потом я понял, что я мажоритарщик. Потом я понял, что не будет единого кандидата. Ну вообще, это нонсенс, что я выиграл выборы. Я вам скажу честно.

И.Р.: - Кто придумал этот лозунг: "Продав Ролс - Ройс пішов на фронт"?

- Это предлагали сразу политтехнологи, но я отказался.

И.Р.: - А с кем вы работали?

- Я работал с Мишей Басарабом и с Юрой, фамилию которого не помню. Они сразу это придумали, но я, честно говоря, сразу стеснялся. Меня напрягала эта вся шумиха. Кстати, мне напомнила Оксана Корчинская (народный депутат, жена Дмитрия Корчинского, - ред.) историю. Я на этой машине ездил, может, пять раз в жизни. Последний раз я на ней ехал, когда я застрял на бульваре Шевченко в пробке, и когда на меня люди смотрели из маршрутки в жару и меня фотографировали, я себя почувствовал ужасно. Я понял, что это вообще такое жлобство, извините за выражение, с моей стороны. И я ее поставил и перестал на ней ездить.

Е.К.: - А зачем покупали тогда?

- А я ее купил тогда, когда мы потеряли много денег. Вот у меня было такое вот: себя убедить, что все в порядке.

Е.К.: - Так это для партнеров? Или пустить пыль в глаза врагам?

- Мои партнеры все обо мне знают без всякого расспроса.

И.Р.: - Это схоже с другим: когда очень грустно, девочки идут и покупают себе платья.

- Ну вот да. Например, так. И потом, когда я на нем не ездил… Я не люблю, в общем-то, выбрасывать деньги на ветер. Вот, и я, когда мы познакомились с Оксаной Корчинской, мы отправляли онкобольных детей из Охматдета на операции, и Оксана (надо отдать ей должное, она многим детям спасла жизнь) говорила, что у вас легкая рука, что те дети, которых вы отправляли, они выжили. Говорю ей: "Оксана, у меня тут Роллс-Ройс, представляю, сколько бы могли детей отправить за эти деньги лечиться". Я ей предложил сделать аукцион. Может, это станет модным и кто-то захочет еще часы выставить. Но он сказала: "Славик, я этого делать не умею, не могу этим заниматься". Ну и я не умею. Это было, наверное, за год до Майдана. И он стоял. Я думал, куда его продать. Написал пост на Фейсбуке, что хочу продать или обменять.

константиновский


И.Р.: - Кому в итоге продали?

- Имя человека называть не хочу. Он живет в Киеве, это мой знакомый.

И.Р.: - А за сколько?

- За 3,5 миллиона гривен.

Е.К.: К разговору, о том, что девочки платья покупают, а мальчики – машины. Ваши недоброжелатели утверждают, что на фронт вы пошли не чтоб Родину защищать, а чтоб на людей охотиться.

- Ну это, кстати, не самая распространенная версия. Самая распространенная – я это сделал для того, чтоб стать депутатом. Это тупизм нереальный.

Е.К.: - Но вы как-то не похожи на еврейского мальчика со скрипкой в руках…

- Да

Е.К.: - Вы похожи на человека, который ездит на сафари, с винтовкой…

- Ну, я, например, на сафари не езжу, я в животное никогда не выстрелю. Мне не доставляет это удовольствие. И человека… Первым, тем более, ради денег, никогда пальцем не дотронусь. А вот когда у меня силой что-то забирают… Вот если у меня что-то попросить – я могу сам отдать. Ну, ясно, что не государственную независимость. А если у меня силой попробовать забрать пачку сигарет, то я за нее буду драться точно так же, как за миллион.

Поэтому, когда в АТО стали ездить ребята, которые гораздо слабее меня физически, возможности у них меньше, то мне стало просто неудобно, потому что я сижу тут. Есть такой Женя Дикий, с которым я познакомился во время Оранжевой Революции, когда планировался штурм Кабмина, мне дали рацию, сказали: "Твой позывной Зима, ты отвечаешь за захват кабинета Януковича". Слава Богу, что тогда до этого не дошло. Женя – доцент Могилянки. Он – ботан. Абсолютно не военный человек. Он воевал в Айдаре, был ранен. Он мне напомнил об этом – мы вместе были на одном из эфиров.

Я сразу говорю – я никакими подвигами серьезными похвастаться не могу.

И.Р.: - А в каких операциях вы принимали участие?

- Началось все с того, что, когда под Славянском ранили первых "альфовцев" и они попали в больницу Донецка, а город был уже во многом в руках сепаратистов, то пятерых ребят разными путями вывезли машиной, а двоих можно было вывозить только самолетом. И как их оттуда вывезти? Над этим нужно было хорошо подумать. И мы с Левусом (впоследствии народный депутат от "Народного фронта", - ред.) все это организовали. Не могу рассказывать подробности – но раненым дали доступ к еще целому тогда Донецкому аэропорту. Мы прилетели и вывезли их оттуда. Это был первый наш опыт. Потом я сформировал группу, мы были на востоке как спецгруппа СБУ. Не ездили на танках, не стреляли из пушек.

И.Р.: - И сколько в этой спецгруппе было людей?

- 8 человек.

И.Р.: - Какие еще задания вы выполняли?

- Ну, я не могу говорить в деталях. Наблюдали, будем так говорить.

Е.К.: - Самую опасную ситуацию из этого периода вашей жизни можете описать?

-Нет.

И.Р.: - Не хотите или нельзя?

-Там все время было непросто. Но по сравнению с ребятами, которые были в аэропорту, в Песках, в других местах, - мне стыдно говорить про какие-то военные заслуги.

И.Р.: - Я правильно поняла, что вы не принимали участие в конкретных столкновениях, а были в спецгруппе и, скорее, выступали организатором спецопераций?

- Я эти вещи даже не хочу комментировать. Могу сказать одно: если мне что-то поручали, я от этого не отказывался.

И.Р.: - Убивали там людей?

- Ну, это такие вопросы…Еще раз: я поддерживал дисциплину, и все, что мне поручали, выполнял.

И.Р.:И сколько вы там пробыли?

-Примерно 2 месяца.

"СЕМЕН МОГИЛЕВИЧ? ЭТО ИМЯ В СВЯЗКЕ С МОИМ ПОЯВИЛОСЬ В СЕРЕДИНЕ 90-Х – КОГДА РАБОТНИКИ УБОП ПЫТАЛИСЬ ПРЕДЛОЖИТЬ НАМ СВОЮ "КРЫШУ"

И.Р.: - Уж извините, но широкой публике вы известны как человек, который, во-первых, "продал роллс-ройс, ушел на фронт"; а во-вторых, как человек, который рассматривал порно в сессионном зале Верховной Рады. Вас это обижает? Задевает?

- Нет. Ну, смотрите, любой человек, сидящий в парламенте, пользуется Интернетом, иногда звонит жене. Он выходит в туалет. Космонавты летают на орбите – и им тоже дают возможность поговорить с семьей.

Кто заказывает туры, кто-то покупает лошадей, обсуждает какие-то схемы. Я вспомнил о своей жене, у меня красивая молодая жена. Я хотел ее подколоть, там, пошутить, послать ей какую-то шокирующую фотографию. Ну, и все! Процесс занял каких-то 30 секунд. Мне не стыдно; ничего такого я не совершил.

Е.К.:-  Но эта ситуация вас научила фотографий в сессионном зале не рассматривать смс-ки не слать?

(Недоумевающе) - Да ничего она меня не научила; послушайте, я живой человек! Вот, почему я не хочу быть политиком? Потому что у нас политики – это люди в футлярах. Они не должны быть живые, у них не должно быть никакого прошлого... А когда вдруг это все всплывает, все в шоке, и этих людей начинают уничтожать. У нас вообще извращенное понятие о том, каким должен быть политик…Вот, в Америке Трамп почему выиграл?

Е.К.: - Почему?

- Потому что Трамп – он такой, какой есть. А люди устали от закрытых политиков…

константиновский

 
И.Р.:- Вы симпатизируете Трампу?

- Нет, у меня дочка и жена симпатизируют. Переживали, ставили посты. Я спросил их, почему. И они сказали: нам надоели политики, которые все время врут; которые уже династиями правят. Мы хотим чего-то нового.

Человек себя сам сделал. Да, он любит женщин. Ну, я тоже женщин люблю и ничего в этом плохого не вижу.

И.Р.: - Но Трамп не просто любит женщин, его обвиняют в сексизме.

- Ну, такое тоже бывает. Да, он такой немножко циничный. Но при этом весь наружу. И многие ему симпатизировали, потому что захотели какого-то живого человека.

Е.К.: - Ну, теперь-то вас в Америку точно пустят…

-Меня? Не факт (улыбается)…вы думаете, Трамп читает эти интервью?

И.Р.: - Вячеслав, вот, вы говорите, что сюда не идут инвесторы, нет прозрачности, жизнь коррумпирована. Скажите, а вы сами, будучи в законодательной власти, пытались что-то с этим сделать?

- Я поддерживал антикоррупционные законы. В Верховной Раде в сфере антикоррупционной деятельности есть какие-то авторитеты. Имен я называть не буду, чтобы никого не забыть или обидеть…

Е.К. (с ехидцей): - Мартыненко?

- Причем здесь Мартыненко? Я вообще говорю, в целом. И если вы посмотрите мои голосования, то увидите, что я поддерживал все антикоррупционные законы.

И.Р.: - Мартыненко притом, что его как раз и связывают с человеком, благодаря которому коррупция в этой стране процветает. А вас, в свою очередь, называют чуть ли не лучшим другом Мартыненко.

- Ну, во-первых, скажу, что много слышал и о других. Слышал о себе то, что считаю неправдой. Мартыненко в общении – приятный человек, образованный, с хорошим чувством юмора. Я и его жену знаю, причем дольше, чем его. Кстати, они здесь и познакомились (разговор состоялся в ресторане "Конкорд", - ред.)…

И я считал и считаю, что ему надо дать объясниться. Я вообще считаю, что нужно вести себя с другими так, как ты хочешь, чтобы обращались с тобой. Вот, мне не нравится, что пустили про меня какой-то слух – и все это воспринимают как правду. А если почитать все, что пишут про наших политиков? Да если верить всему, то вообще ни с кем нельзя разговаривать! Тем не менее, в общении это нормальные люди…

И.Р.: - Еще один человек, имя которого называли в одной связке с вашим: Семен Могилевич. Поддерживаете с ним отношения?

( Недовольно вздыхает, – ред. ) Знаете, это имя в связке с моим появилось много лет назад – когда работники УБОП пытались предложить нам свою "крышу".

Е.К.: - Когда это было?

-В середине 90-х… Я вам могу сказать, что знаю всех. И часто бывает, что в ресторане ты оказываешься с кем-то за одним столом, здороваешься. Я люблю клубы, знаю миллион людей! И это, выходит, про каждого, с кем я поздоровался, можно сказать, что он со мной связан? Надо судить по моим делам!

И.Р.: - Так вы поддерживаете отношения?

- Нет, не поддерживаю. Во-первых, у меня нет такой возможности – даже если бы я хотел. Потому что в России я не бываю, меня там пообещали арестовать.

Е.К.: - За что?

- Ну, как – была составлена Белая книга карателей; меня туда давным-давно записали, в Следственном комитете России обещали возбудить уголовное дело за "финансирование карательных отрядов", и так далее. (Саркастически) И после этого вы хотите, чтобы я еще сказал, что кого-то убил или организовал какую-то операцию? И это все пойдет по второму кругу?

Так рождаются все эти легенды, понимаете? Поэтому я ничего не буду комментировать и рассказывать ни про какие свои подвиги.

И.Р.: - Где ваш брат Александр, чем занимается? Потому что, в отличие от вас, он не публичен.

константиновский

Александр (слева) и Вячеслав Константиновские и Юлиана, жена Вячеслава

- Брат в Киеве. Он публичности не любит и ее не одобряет. И сразу мне говорил про политику: "Не иди туда"…Брат занимается ресторанами – но постольку-поскольку, у нас их практически не осталось. Мы рядом живем, у нас дома по соседству.

(Мечтательно) На самом деле могу сказать, какой у меня раньше был распорядок дня. Спал я до 10 часов, люблю поспать. Потом у меня тренировка 3 часа. Потом пообедал, час поспал. Потом приезжал в город и вечером шел куда-то ужинать. Вот это была моя жизнь последние 15 лет.

Е.К.: - Сейчас планируете к ней вернуться?

- Вполне возможно. Вот если в этой стране будет, скажем так, цивилизация, здесь можно будет зарабатывать большие деньги, жить с удовольствием. Потому что другой такой страны объективно нет! Вот, я в прошлом году ехал по Пакистану – и об этом думал. Смотрел вокруг: то пустыня, то горы, никакой "зеленки"! А там где кусочки земли с зеленью, сидят люди с киркой, долбят, чтобы зимой, когда закрываются перевалы, прокормиться. Так вот, если бы пакистанца провезти по Украине, он бы с ума сошел от того богатства, которое у нас есть!

И.Р.: - Мы начинали наш разговор с Майдана, вы говорили, что есть разочарование. Как ощущаете, почему?

- Потому что реформировать власть – это совсем не то, что отдать кому-то ключи от машины, тот сел и поехал. Нынешняя система складывалась десятилетиями. Я, вот, тоже думал, что уж теперь мы все сделаем! А это не так просто. Есть суды, люди восстанавливаются на прежнем месте работы; есть перегибы, недоработки.

И.Р.: - Кто в этом виноват?

- Кто виноват? (Думает) Все мы виноваты, и я в том числе, наверное, тоже что-то недоделал. Потому что это системная работа, просто по одному твоему желанию ничего не произойдет. Я тоже думал, что, вот, приду, буду честно голосовать, и другие тоже, и мы сейчас примем закон, и все будет классно.

Е.К.: - И что, получается?

-Не получается так. Тот же парламент - это целый муравейник, ты должен знать все ходы-выходы; как подать, как включить в повестку; в какой день его будут рассматривать. Ведь могут поставить законопроект в среду или пятницу, когда людей мало…А с другой стороны, люди, которые в этом разбираются, - они уже там целые десятилетия. И к чему они привели страну?! А новым очень тяжело, они еще не стали такими функционерами. Это как в борьбе выпустить новичка против мастера спорта: понятно, что я одним пальцем его заплету, и она даже не будет понимать, как. При том, что он сильнее, смелее, и так далее.

Это сложный вопрос, и наивным было ожидать всего быстро.

И.Р.:-  Если будет третий Майдан, поддержите его?

- Я считаю, что если будет третий Майдан, то стране будет конец. И при этом многие политические силы пытаются использовать людей, у которых потенциально есть оружие.

Е.К.: - Какие конкретно политические силы?

- Ну, не знаю – все! Легче назвать, какие не пытаются; понятно, что провластным партиям это не нужно. А другие этим занимаются. А это все равно, что курить стоя в луже бензина! Это мое мнение. Потому что я знаю, как это происходило на Донбассе: выставляли ящики с оружием, вооружался весь этот люмпен, маргиналы – и начиналось…

Как это все угомонить? Есть одна политическая сила с силовой поддержкой, другая…и если произойдут столкновения, пострадает Киев! Это плохие игрушки…

И.Р.: - Говоря о третьем Майдане, мы имели в виду не то, чем нас пугают сейчас, а по-настоящему народное движение через 5-7 лет…

- Я все-таки надеюсь, что через 5-7 лет Майдан будет не нужен. Я все-таки на это надеюсь. Потому что гражданское общество, оно все-таки дожимает.

Е.К.: -Вы в самом деле так считаете?

- Ну, конечно, это видно даже по голосованиям! Люди сидят, реагируют! Да, они пытаются как-то обмануть, обойти, не ответить. Но невозможно, зажимают!

Е.К.: - Как человек, несколько лет проживший в США; как бизнесмен и политик – скажите: как вы относитесь ко всей этой кампании борьбы с грантами и "грантоедами"? Вы ведь знаете, что на эти гранты существует множество общественных организаций и изданий…

- Я думаю, это сопротивление Системы, которая пытается дискредитировать эти грантовые организации. Ну, послушайте: везде есть порядочные люди, и есть люди, которые всех используют. Если помните, когда-то была "Пора" (куда потом закатился Каськив). Хотя "Пора" и сыграла огромную роль в оранжевой революции – но Каськив потом оказался в правительстве Януковича…Люди есть люди; некоторые не выдерживают испытаний властью деньгами. Огонь, вода и медные трубы – все это много раз было!

константиновский


Е.К.: - Вячеслав, а охрана у вас есть?

- Есть.

Е.К. - В парламенте я ее у вас как-то не замечал.

-Я стараюсь, чтобы мою охрану вообще не было видно, потому что мне не нравится, когда они на виду. У меня как-то были охранники, которые людей пытались…(недоговаривает), я их уволил. Потому что это жлобство. У нас есть клуб "Чи", которым управляет мой брат. Так вот, людей с охраной туда не пускают.

Е.К. - Почему?

- Потому что если тебе угрожает опасность – сиди дома. Почему ты должен создавать дискомфорт всем остальным? Или спрячь свою охрану, она должна ждать в коридоре. Я свою охрану в ресторан или другие места – не беру. Считаю, что их должно быть не видно.

Вот это, кстати, и есть медные трубы: у меня охрана, всем разбежаться! Машиной выехать на тротуар…

Я вам скажу честно: я свое депутатское удостоверение единственный раз показывал, когда приехал на ту конфликтную ситуацию с песком. А так ни гаишникам, ни кому-то другому свое удостоверение не показывал. И не разу не пользовался дипломатическим паспортом, не получаю никаких льгот. Я даже зарплату не получаю: у меня есть дом-интернат для детей-инвалидов, и зарплату я перечисляю туда. Ни одной копейки в парламенте я не заработал.

константиновский


"ПРИ СНЯТИИ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ С МОСИЙЧУКА БЫЛА МАНИПУЛЯЦИЯ ШОКИНА. НАС ПРОСТО ИСПОЛЬЗОВАЛИ"

И.Р.: - Будете голосовать за снятие неприкосновенности с Новинского?

- Надо посмотреть формулировки. Я буду голосовать за любое снятие неприкосновенности, если это будет справедливо.

И.Р.: - А за снятие неприкосновенности с Мосийчука голосовали?

-Кстати, вот тогда была чистая манипуляция. Сначала показали ужас про то, как кинули гранату, все были в шоке. А потом показали то видео с Мосийчуком. Которое, если разобраться, ни о чем не говорит.

Е.К.: - Почему вы так считаете?

- Ну, оно смонтировано, там не слышно, кто что говорит. С юридической точки зрения оно не является доказательством.

И.Р.: - Это другой вопрос. Но человек своим ртом говорит: я возьму столько-то денег…

- Знаете, я эмоционально сначала проголосовал. А потом я поехал к нему на суд. Потому что нас обманули: к примеру, по Клюеву собирали регламентный комитет, долго обсуждали…А по Мосийчуку господин Шокин, приехали, как наперсточники, с этим видео. Нарушили все законы, которые только могут быть. Я сначала проголосовал за снятие неприкосновенности – а потом об этом пожалел. Написал, что отзываю свой голос, и поехал к Мосийчуку на суд. Хотя и не знал его. И написал: если это правда, то он мелкий жулик и негодяй. Но в парламенте сидят гораздо большие негодяи, по которым тоже много чего известно. И никто не хочет ими заниматься!

То есть то была манипуляция Шокина. Нас просто использовали.

И.Р.: -Это если по форме. Но он же там проговаривает: мол, мне нужно принести 100 тысяч…

-Да там непонятно, что он проговаривает! Непонятно, кто там говорит, никакой экспертизы. Там толком никто ничего на самом деле не слышит…

И.Р.: - И по Новинскому…

- По Новинскому надо посмотреть. Представления еще не было, оно даже в зал не поступило. Но голосовать за снятие просто потому, что мне не нравится Новинский, - я считаю это неправильным. Потому что завтра все перевернется – и точно так могут поступить с любым!

Есть претензии к Новинскому – давайте все аргументы рассмотрим и проголосуем. А не потому что он – "плохой парень"…

"ПЕРВЫЙ МИЛЛИОН ЗАРАБОТАЛИ НА МОРОЖЕНОМ В ХАБАРОВСКОМ КРАЕ В 1986 ГОДУ"

Е.К. - Вячеслав, что вы читаете? Книги о людях могут многое рассказать…

- Раньше я читал очень много. Сейчас, с этой работой в парламенте, я в Киеве практически не читаю – в основном, всякие политические статьи. То же и с музыкой: если раньше я по много времени проводил в наушниках…

Е.К.:- А какую музыку любите?

-Электронную. Знаю ди-джеев.

И.Р.: Нашумевшую сейчас подругу Сергея Лещенко DJ Настю Топольскую слушаете?

-Слушал ее мало, но знаю, что она достаточно известный ди-джей.

Е.К.: - Назовите несколько имен своих любимых электронщиков.

- Richie Hawtin, Solomun, Bedoins…Их очень много, но за этим надо следить. Я раньше по 3-4 часа на Sound Cloud отслушивал до тысячи ди-джеев.

Е.К. - Забавно, глядя на вас, я бы подумал, что вы любитель хард-рока…

- Нет-нет, я люблю электронную музыку. И жалею, что если мне не дадут визу в Америку, не попаду на Burning Man (фестиваль электронной музыки, – ред.), я там не был. А был уже на Казантипе, на White Sensation, BPM, ADE в Амстердаме. Слежу за ди-джеями – правда, сейчас меньше. Вот у меня брат – так тот профессор в электронной музыке…

Е.К.: - Вернемся к книгам.

- Я когда сажусь в самолет, покупаю книжку. Стараюсь читать на английском. Последнее из того, что я читал и запомнил, - это "Шантарам", вторая часть, "Тень горы". Раньше читал много, у меня большая библиотека, это еще наш дед собирал книги. А сейчас ты читаешь – а думаешь о чем-то другом.

константиновский


И.Р.: - Расскажите напоследок про то, как заработали свой первый миллион.

- В 1986 году мы уехали в Хабаровск. Уже можно было открывать кооперативы. Вы в курсе, что такое фрезерное мороженое? Фрезера – это, знаете, такие аппараты, куда закладывается такая сухая смесь. И вот достать этот фрезер в Киеве было очень дорого. Да и мало их было. Но у нас был один знакомый в Хабаровске. Приехали мы к нему с "Киевскими тортами", ящиком "Перцовки" и несколькими ящиками водки. Пошли знакомиться к начальнику управления торговли Хабаровского края. Хабаровский край - он больше, чем Украина. И мы спросили его: у вас есть фрезера? А у них было совсем другое фондирование, и склады были забиты этим оборудованием. В Хабаровском крае люди вообще чем зарабатывали? Собирали папоротник, бруснику, кетовую икру. И золотодобытчики ехали через Хабаровск. Промыслы, артели - достаточно богатый город.

Мы посмотрели: мороженое там такое: бабушки стоят, ложкой черпают. И этот начальник управления торговли говорит: у меня на складах этого оборудования много; мы получаем, но некому на нем работать. И мы говорим: дайте нам возможность, мы вам организуем по всему краю. И открыли кооператив, заключили договор. Нам на очень приемлемых условиях дали в аренду мешалки, фрезера, мы получали сухую молочную смесь, на основе чего и делали мороженое. (Так, кстати, до сих пор делают, весь Крещатик этими точками забит). И нам дали помещение, мы там построили цех: обложили плиткой, поставили мешалки.

Е.К.:- Это 86-й, начало перестройки? Ну-ну, расскажите, как все у вас продвигалось.

- Начали с кинотеатров, и заработок был простой: это кооператив, ты сам имеешь возможность выставлять коммерческую цену. Ну, и себестоимость сухой смеси – 9 копеек. Что такое шоколад? Это какао, сахар, масло. Это и есть шоколад. Если его покупать готовый, он стоил 20 рублей за килограмм. Но если ты покупаешь какао, сахар и масло отдельно, и сам шоколад делаешь, он тебе обходился, грубо говоря, в 2 рубля.

И мы продавали мороженое с этим шоколадным наполнителем. Могли назначать любую цену. По сравнению с теми, кто продавал государственный шоколад, у нас цена была немножко ниже. Но заработки были огромные. И так, как там никто этим тогда не занимался, мы накрыли сетью весь Хабаровский край…



Евгений Кузьменко, Ирина Ромалийская, "Цензор.НЕТ"

Фото: Наталья Шаромова, "Цензор.НЕТ"

VEhrdlVXMTBSMFF3VEdaU2FrNURPREJNV0ZGMlpFTTJNRXcwWnpCS1dGRnpkRU42TUV4WVVYWmtRelF3VEd3NE1FcHlVWFowUXprd1dVaFNaM1JEZHpCTU0xSm5kRU0wTUV3elVYWjBRM2t3V1VoUmRYUkROREJNYkRnd1MwUlJkblJET0RCTVJGRjFPVU0wTUV4dVVtZGtRell3VEVSU2FubEVVVzFPUjBFd1RHcFJkbVJEZDB4NU9EMD0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх