EN|RU|UK
  2521  407

 ЛИКВИДАЦИЯ. ИСТОРИЯ ГРАНДИОЗНОГО ПРОВАЛА СПЕЦСЛУЖБ РОССИИ

Когда бумаги были переданы, нужные слова произнесены, а нужные кадры – отсняты, вся компания чекистов попала в руки «Альфы». Таким образом, весь отдел ФСБ в Приднестровье в полном составе был арестован.

Информация председателя СБУ Валентина Наливайченко об аресте с поличным сразу 5 офицеров Федеральной службы безопасности России в Одесской области выглядела настолько сенсационной, что поверить в это казалось невозможным.

Итак, на пресс-конференции глава СБУ заявил, что 27 января офицеры ФСБ РФ арестованы при получении сведений, содержащих государственную тайну, от гражданина Украины. Доказательства бесспорны – зафиксирована передача материалов, встреча находилась под полным контролем украинских контрразведчиков, личности участников установлены.

Заявление ФСБ РФ полностью подтвердило факты. Российская спецслужба не отрицала шпионаж в Украине! Главный пафос россиян заключался в том, что их действия были якобы лишь ответом на разведывательную активность украинцев против России. Самым смешным были утверждения, что шпионский скандал - провокация СБУ, что якобы международная практика предписывает раскрывать шпионов и выдавать их тихо, без огласки. Забавное и, разумеется, случайное совпадение - не дожидаясь никаких официальных выводов, сразу после выхода пресс-релиза ФСБ, те же самые аргументы российской стороны озвучил депутат Партии регионов Николай Азаров. Поскольку Николай Янович имеет все шансы получить высокий пост в команде будущего президента Украины, и чтобы предотвратить дальнейшие случайные выступления в защиту иностранных спецслужб со стороны наших миролюбивых политиков, «ЗН» с помощью источников в украинской контрразведке постаралось установить причины, ход и значение этого шпионского скандала.

В чем же заключается колоссальный политический резонанс этой истории?

Во-первых, ведение шпионской деятельности друг против друга в Содружестве Независимых государств запрещено договорами 1992 года, которые никто не отменял, и такой откровенный недружественный акт, факт нарушения Минских соглашений, дискредитирует внешнюю политику России. Российские лидеры, на словах выражая готовность к конструктивному диалогу, на деле проводят подрывную деятельность против своих ближайших соседей.

Во-вторых, демонстративные действия неминуемо приведут к усилению контрразведывательных мероприятий против российских спецслужб во всех странах СНГ, поскольку россияне показали готовность открыто нарушать любые договоренности и соглашения. Это заставляет задуматься о степени профессионализма спецслужб РФ, и адекватности их политического руководства. Операция такого масштаба не может быть инициативой исполнителя, а значит, санкционирована ответственными лицами в Москве.

В-третьих, очевидно, что территория Приднестровья используется для откровенно враждебных акций. ФСБ подтвердила, что разведывательная операция проводилась из непризнанного анклава, который мировое сообщество, в том числе и Россия и Украина, официально признают территорией Молдовы.

В-четвертых, возникают вполне прагматичные основания задуматься о целесообразности присутствия российских воинских соединений на территории Украины, коль скоро они ведут враждебную деятельность против государства, на земле которого пребывают.

И в-пятых, трудно припомнить случай, когда бы сразу пять офицеров советской либо российской спецслужбы были арестованы при выполнении задания на территории иностранного государства в мирное время. ФСБ – это контрразведка, и положение об отделах ФСБ РФ от 7 февраля 2000 года предписывает этим подразделениям, дислоцированным за пределами РФ, руководствоваться законодательством государств, на территории которых они находятся. Проводить спецоперации за границей ФСБ не имеет права.

А теперь коснемся деталей, воспроизведенных по данным наших неофициальных источников.

Непризнанная Приднестровская Молдавская республика давно является объектом пристального изучения со стороны украинских разведывательных органов. ПМР является главным источником организованной преступности в нашем уголке Европы. На этой территории правят самопровозглашенные власти, полностью зависимые от политической воли России. Здесь возможно все – контрабанда любых товаров, торговля наркотиками, оружием, людьми. При этом Украина - главный маршрут транзита и рынок сбыта. А еще ПМР – потенциальная горячая точка, полный аналог Южной Осетии на нашей границе. Коррумпированная верхушка из местных кланов контролируется якобы отставными сотрудниками российских силовых ведомств. На территории ПМР находятся огромные арсеналы советских времен, которые Россия не может убрать уже 19 лет. Охрана складов - предлог для размещения воинского контингента штатной численностью 2599 человек. Материальная ценность невелика – современная техника и боеприпасы давно были вывезены. Реально главная задача российской группировки – удержание на своих штыках ситуации в анклаве, и сохранение плацдарма влияния в этой части СНГ.

Оперативник Главного управления разведки Министерства Обороны Украины, которого ФСБ именует как Руслана Пилипенко, скорее всего, неоднократно посещал территорию ПМР, работая под прикрытием из Одессы.

Целью его командировки в ПМР в октябре 2009-го, судя по всему, был исключительно сбор информации по тем видам деятельности российских военных, которые находятся за пределами мандата «миротворческих сил», и лежат вне поля зрения международных инспекций. Как пример такой деятельности можно привести Приднестровский телерадиоцентр, расположенный в поселке Маяк Григориопольского района ПМР. В советское время этот центр имел литерное наименование «Объект 850», и входил в систему радиотрансляционных станций для сверхдальней радиосвязи по всему миру – накрывая все Западное, и большую часть Восточного полушария. Также центр использовался для радиоэлектронной разведки, для трансляции телерадиопрограмм и как «глушилка» вражеских «голосов». Центр способен заглушить весь частотный диапазон Украины. Масштабы этой махины потрясают – площадь антенного поля радиоцентра – 850 гектаров! В 2007 году Федеральное государственное предприятие «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» купило телерадиоцентр за деньги, предоставленные специально для этой покупки федеральным бюджетом РФ. Притом, что трансляционных мощностей РТРС и так вполне достаточно для выполнения своих задач. Оборудование объекта, конечно, во многом вышло из строя, но всего за два года московские специалисты провели модернизацию. Как говорят, ряд технических помещений центра россияне опломбировали, доступ местному техническому персоналу туда закрыт. Объект охраняется подразделениями российского спецназа, и «министерством государственной безопасности» Приднестровья, однако не имеет статуса военной базы. Интерес украинской разведки к объекту стратегического значения, находящемуся на территории незаконного анклава, вполне обоснован. И независимо от того, кто бы ни был президентом Украины, и какие бы дружественные чувства ни связывали бы братские народы, спецслужбам положено быть в курсе об активности такого рода почти на самой границе.

Можно предположить, что в ходе работы Пилипенко попал в поле зрения МГБ ПМР, которое, очевидно предоставило соответствующую наводку отделу военной контрразведки ФСБ группы российских войск. 29 октября 2009-го Пилипенко был схвачен в Тирасполе местным МГБ и доставлен в российскую воинскую часть – без ордера и решения суда. Скандал заключается уже в том, что никаких законных оснований для проведения такой акции ФСБ не имело, поскольку на территории Приднестровья ФСБ обязано придерживаться законов республики Молдова. В то время как сотрудник ГУР МО никаких законов не нарушал, поскольку легитимные власти Молдовы претензий в незаконной деятельности ему не предъявляли. По сути похищение и допрос россиянами иностранного гражданина в Приднестровье являются скандальным делом, поскольку эти действия находятся вне зоны юрисдикции и мандата группы российских войск. Официально Российская федерация и Украина не признают решения приднестровской «юстиции». 20 января 2010 года, за неделю до разоблачения офицеров ФСБ, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин, выступая в Молдове с официальным визитом, заявил: «Группа российских войск, которая находится сейчас в Приднестровье, выполняет функции охраны складских помещений и вооружений. Благодаря им мирно живут люди в Приднестровье и на остальной территории Молдавии. Именно миротворческие силы являются гарантом неприменения силы».

На территории российской воинской части сотрудники ФСБ, позабывшие, очевидно, что занимаются лишь «охраной складских помещений» и являются «гарантами неприменения силы», начали вести допрос «с пристрастием». Здесь выяснилось, что Пилипенко уже давно был установлен ФСБ как украинский разведчик, за ним и за его семьей осуществлялась слежка в Одессе. Украинцу показали фотографии его семьи, знание его места жительства, и пригрозили жесткими мерами воздействия, если он не пойдет на сотрудничество. «Миротворцы», вопреки уверениям российского МИДа, занимались шпионажем, и, с юридической точки зрения, похищением людей.

Не имея оснований для ареста Пилипенко, россияне, очевидно, заранее поставили себе целью вербовку военнослужащего. Наш офицер сумел внушить «доверие» своим вербовщикам. Его отпустили, и он получил задания по добыванию информации о работе украинской разведки. Но сразу после возвращения Пилипенко доложил об инциденте своему начальству. ГУР МО обратилось в СБУ, и в условиях строжайшей секретности руководство украинской контрразведки начало операцию по выведению вербовщиков на территорию Украины и их последующему захвату. Для избежания утечки информации, операцию залегендировали – о российском следе никто не говорил, а похищение нашего разведчика приписали «неизвестным лицам». Была ли подобная реакция украинских спецслужб в ответ на провокацию против коллеги чрезмерной – ответ, полагаю, является очевидным. И опять-таки, кто бы ни был руководителем спецслужбы, если бы наши люди подверглись такого рода провокации, действовать пришлось бы аналогично.

Это не был «эксцесс исполнителя». Несомненно, после санкции руководства ФСБ РФ, специально для встречи с Пилипенко из Москвы прибыл высокопоставленный сотрудник, которому поручалось руководство операцией. 27 января на территорию Украины выехал в полном составе весь отдел контрразведки ФСБ в Приднестровье – за исключением одного сотрудника, пребывавшего в отпуске, и делопроизводителя. В результате трое оперативников, их начальник и московский гость встретились с Пилипенко на украинской территории, в 14 километрах от границы.
Непосредственно контакт с Пилипенко осуществлял москвич, с ним были трое оперов, начальник отдела издали наблюдал из машины. Конечно, степень компетентности фсбшников поражает. Все это люди заслуженные, прошедшие не одну командировку в Чечню и на Кавказ, и вот всей толпой помчались на встречу с агентом, хотя ситуация этого совершенно не требовала, и количество «визитеров» стало сюпризом для группы захвата. Зачем? Возможно, посмотрели сериал «Ликвидация», и узнали, что в лесах под Одессой скрываются бандеровские отряды? Боялись заблудиться? Или все хотели получить по ордену за личное участие? Или хотели показать близость московскому начальнику? Или тот сам приказал всем его сопровождать, чтоб не страшно было выезжать на «вражескую территорию»? Или это предполагал разработанный в Москве план операции? Если ФСБ так же по-дилетантски работает на Кавказе, то неудивительно, что там до сих пор идет война… Когда бумаги были переданы, нужные слова произнесены, а нужные кадры – отсняты, вся компания чекистов попала в руки «Альфы». Таким образом, весь отдел ФСБ в Приднестровье в полном составе был арестован. В полном соответствии с законами Украины и международным правом.

Согласно личному решению председателя СБУ, и в качестве жеста доброй воли, личный состав отдела был безо всяких условий передан российской стороне в Сумской области. Интересно, были бы так легко и так быстро отпущены на свободу украинские офицеры, если бы их взяли с поличным на территории РФ? Были бы так легко отпущены россияне, если бы их взяли в такой же ситуации на территории Беларуси?

В скандале с незаконным похищением украинского гражданина в Приднестровье, наше политическое руководство отмолчалось. Хотя очень хотелось бы услышать позицию украинского министерства иностранных дел, поскольку эта проблема связана с переговорами по статусу Приднестровья и статусу оперативной группы российских войск, в которых наша страна принимает участие. Надеемся, что руководство МИД, несмотря на имеющийся у некоторых госслужащих бизнес в России, проявит принципиальность и все-таки адекватно отреагирует – все-таки уже две недели прошло. Было бы разумно со стороны МИДа задать вопросы молдавской стороне – на каких основаниях на территории республики против Украины действуют российские спецслужбы, и как это влияет на процесс мирного урегулирования?

Учитывая чрезвычайно дерзкий характер действий ФСБ по незаконной вербовке украинского разведчика, Шевченковский райсуд Киева принял решение примерно наказать руководителя операции, который имел при себе паспорт на фамилию Александрова – на несуществующее лицо. Личность «Александрова» установили. Им оказался полковник военной контрразведки ФСБ по Московскому военному округу Владимир Николаевич Носков.

Именно он предлагал нашему разведчику порядок организации нелегальной связи, организацию бизнес-проектов для официального прикрытия выездов гражданина Украины в РФ, организацию тайников как на территории Украины, так и за рубежом. Чтобы наказать ФСБ за наглость и глупость, Носкова предадут суду в Украине по обвинению в шпионаже. Полковника могут выдать только по решению вышестоящих властей, и уже после вынесения приговора судом.

Офицер украинской разведки, известный как Руслан Пилипенко, сейчас вместе с семьей находится под охраной в безопасном месте, и в отношении него будет применена программа защиты свидетелей.

Данная ситуация заставляет посмотреть на проблемы в отношениях между украинскими и российскими спецслужбами. В этом плане за последние годы наблюдается довольно странная двойственность.

Если посмотреть в общем, то Украина является раем для российских спецслужб. Контрразведывательный режим у нас более мягкий, чем в любой европейской стране, и в большинстве стран СНГ. Украина – «теплое место» для ветеранов спецслужб, которые зарабатывают себе лампасы к пенсии. Провалившиеся в других странах мира российские шпионы отправляются дослуживать в Украину, и им никогда не отказывают в агремане. Сотрудники российских спецслужб ведут не только профессиональную, но и коммерческую деятельность, принимая активное участие в операциях с недвижимостью в Крыму, и им опять-таки не чинится каких-либо препятствий. Однако несмотря на такие курортные условия, спецслужбы РФ все равно проявляют раздражение, когда их украинские коллеги пытаются показать, что в этой стране все-таки другие власти.

Абсурд, когда заявление украинского МИД о высылке российских дипломатов за деятельность, несовместимую с дипломатическим статусом, встречает мощную политическую кампанию, чтобы сохранить этих дипломатов на месте. Все страны, даже с самым дружественным для России режимом, например, Индия, контролируют разведывательную деятельность на своей территории, и также практикуют высылку дипломатов, когда их активность заходит слишком далеко, по мнению местной контрразведки. Но только в Украине российские спецслужбы используют своих агентов влияния для того, чтобы полностью дискредитировать работу органов контрразведки.
Очевидно, что это политическое решение руководства России.

При этом резонансная высылка российских дипломатов, имела вполне солидные основания. Некий господин В. до работы в нашей стране был выслан за шпионаж из одного европейского государства. В. был известен украинской контрразведке чрезвычайной любвеобильностью и постоянными перемещениями по всей стране – он пытался поддерживать близкие отношения почти с 40 гражданками Украины, при этом совсем не ограничивая себя в расходах на поддержание такого прекрасного способа укрепления «культурных связей» между государствами. Контрразведка посчитала, что здоровье В. требует профилактики, поскольку контролировать такую обширную сеть его подруг слишком затруднительно. И пылкого дипломата попросили покинуть территорию страны. В соответствии с международной практикой - в суде здесь ничего доказывать не следует.

Также вполне достаточные основания имела и просьба о прекращении деятельности отдела контрразведки ФСБ Черноморского флота в Севастополе. Как мы видим по ситуации в Приднестровье, ФСБ действительно осуществляет шпионские функции на нашей территории.
В ответ российские спецслужбы пытаются создать миф о якобы высокой активности украинской разведки против России. Не надо быть большим экспертом, чтобы не понимать очевидного – для сколь-нибудь масштабной разведдеятельности у нашего государства нет ни материальных, ни интеллектуальных ресурсов. Поэтому российские спецслужбы старательно культивируют «украинских шпионов» из подручного материала.

Признаком политического давления была провокация российских спецслужб против гражданина Украины Николая Архипова, который был арестован ФСБ в Брянске в ноябре 2009-го. Архипов был арестован за контрабанду – за провоз газоразрядной лампы, которая в советское время была действительно засекречена. Однако прошло более 20 лет с тех пор, когда такие лампы использовались в военном деле, и сейчас ламповая техника является раритетом, а не военной продукцией. Секретность давно снята. Более того, Архипов приобрел ее в РФ абсолютно законно. Тем не менее, человек ни за что отсидел в под следствием 5 месяцев. Сейчас в Брянске арестован еще один украинец – сотрудник отечественного ВПК, суть обвинений в его адрес пока не разглашается.

Показательной является реакция российских спецслужб на арест полковника Носкова. Начиная с 27 января и по сегодняшний день, за рядом сотрудников украинского посольства в Москве осуществляется демонстративная слежка.
Руководство ФСБ, по информации некоторых СМИ, направило официальное письмо СБУ, где высказало просьбу о внесудебном порядке рассмотрения конфликта. Однако куда больший резонанс в мире спецслужб получила неофициальная встреча украинского атташе в Москве с представителем ФСБ, на которой высокопоставленный российский чиновник пригрозил украинской стороне – «адекватными мерами». По сути, дав понять, что если Носкова не выпустят, то россияне найдут повод арестовать сотрудника украинских спецслужб.
Против наших дипломатов россияне не стесняются использовать грубые методы работы - в прошлом году жена украинского атташе в Москве была задержана на улице и направлена в ОВД, из-за нарушения паспортного режима – когда муж поехал ее выручать, на выезде из посольства его задержал патруль ГАИ, и долго проводил дознание…

Дерзкие действия российских спецслужб, имеют под собой, конечно, более глубокие причины, чем стремление «утереть нос» СБУ. Слабая и хаотичная украинская власть подвержена зарубежному влиянию, и это дает спецслужбам основания для произвольных действий на нашей территории и против наших граждан. Вместо защиты общих интересов каждое ведомство и каждая ветвь власть отстаивает свои частные. Поэтому наша держава обречена на статус заповедника, где политические и разведывательные органы иностранных государств играют роль браконьеров. Большинству из которых удается всякого наказания избежать…


VEhrNGRrdzVRMmd3U2toUmJ6TjZVWEJPUTJnd1NrVTk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 5 из 5
<<<1 2 3 4 5
Страница 5 из 5
<<<1 2 3 4 5
 
 
 
 
 
 вверх