EN|RU|UK
 Политика Украины
  34618  38

 Главный полицейский Луганщины Юрий Покиньборода: "Из 11 тысяч милиционеров верность Украине сохранили 1600"

А.Михельсон

Что может стоять за скандалом вокруг батальона "Торнадо", сколько милиционеров в Луганской области остались верны Украине и можно ли им доверять, чего им не хватает и почему их начальник ездит на "Лексусе"? Отвечая на эти вопросы, полковник Покиньборода предоставил "Цензор.НЕТ" справку, а также рассказал, как стал из милиционера комбатом, а из комбата – полицейским.

Областное Главуправление Нацполиции (ГУНП) - это то же, что областное Главуправление МВД (ГУМВД). Об этом свидетельствует, например, сайт Луганского областного ГУНП, в котором есть раздел "О ГУМВД". Однако начальник данного ГУ Юрий Покиньборода предпочитает слову "милиция" слово "полиция". Бывший выпускник милицейской школы в непризнанном Приднестровье, сотрудник украинской милиции в Одесской обл. и в Киеве, после Революции Достоинства он попал в комбаты. А 13 октября прошлого года г-н Покиньборода стал начальником ГУМВД Луганской области, 7 ноября того же года превратившегося в ГУНП.

Интервью полковник дает по скайпу. Корреспонденту "Цензор.НЕТ" он сообщает, что ведет разговор в нерабочее время из рабочего кабинета, потому что "я в этом кабинете и работаю, и живу". Так, собственно, разговор и завязывается.

покиньборода

- Буквально живете?

- Да.

- А как вообще с материальным обеспечением работы Нацполиции в Луганской области?

- Нельзя сказать, что ситуация критическая, но проблем с обеспечением очень много. Во-первых, на оккупированных территориях осталось очень много имущества МВД - автомобилей, той же оргтехники, которой катастрофически не хватает, в основном сотрудники работают на своей оргтехнике. Сейчас стараюсь сделать все, чтобы улучшить ситуацию.

Во-вторых, не все гладко было и здесь. Придя на должность, я сразу стал разбираться, что происходило с материальным обеспечением. На сегодняшний день, за шесть месяцев проведения аудитов и разбирательства финансово-хозяйственной деятельности, нашел около 22 млн гривен средств, которые, можно сказать, разворованы.

- Кем и когда?

- За прошлый год, людьми, которые здесь работали. Главным образом это - непонятно куда исчезнувшие материальные ценности, продукты питания и т. д., не подтвержденные документами о списании.

Материалы собираются, проводятся служебные расследования и передаются в прокуратуру. Пускай там разбираются, куда все делось. Например, вся документация по списанию горючего за прошлый год якобы была вывезена одним из сотрудников в Старобельск, где он ее кому-то якобы передал на хранение. А потом этот человек умер…

- В самом деле? Или, может, не существовал?

- Речь идет о гражданском человеке, который не имеет никакого отношения к МВД, и которому якобы передали на хранение документы. Он действительно умер. Но вот на самом ли деле ему передали документы? Или, может быть, кто-то пытается скрыть недостачу? А там сумма около 9,5 млн грн.

Далее, у нас большая проблема - это зарплаты. До создания Нацполиции наши сотрудники получали "боевые" выплаты. Это 100 % прибавка к зарплате. Сейчас мы их не получаем.

Между тем, у нас около 1600 сотрудников, которые вышли с оккупированных территорий, оставшись верными присяге. Они вынуждены снимать жилье, у них очень много бытовых проблем. Но им ничего не компенсируется, а теперь еще и отсутствует доплата, которая позволяла хоть как-то существовать.

- Сколько в целом получает "простой полицейский" на Луганщине?

- Простой оперуполномоченный, участковый - у него зарплата 4,5 тыс. грн. Если раньше он получал еще столько же "боевых", и этого более-менее хватало, то сейчас осталась лишь зарплата плюс премия за службу в зоне АТО - это еще полторы-две тысячи.

Я обращался к премьер-министру, и министра просил, чтобы нам хотя бы компенсировали за жилье. Уже и списки составляли. Но как-то на уровне правительства все это терялось.

ЕСЛИ БУДЕТ КОМАНДА ЗАХОДИТЬ НА НЫНЕ ОККУПИРОВАННУЮ ТЕРРИТОРИЮ, НАМ НЕКОГО БУДЕТ ПОСТАВИТЬ СЛЕДИТЬ ЗА ПОРЯДКОМ

- Вы упомянули 1600 милиционеров, оставшихся верными присяге. А сколько вообще сейчас сотрудников МВД под вашим началом?

- Около четырех тысяч человек.

- Достаточно ли это число?

- У нас общий недокомплект составляет сейчас около тысячи человек. Но, чтоб вы понимали, до войны в Луганской области по штату было 11 тыс. милиционеров. И я предвижу, что если будет команда заходить на ныне оккупированную территорию, может возникнуть очень серьезная проблема - нам некого будет поставить следить за порядком. У нас сейчас 15 районных отделов, а на той стороне - 19. Причем там находится столица области Луганск, а в крупных городах всегда сложнее работать.

- С количеством понятно. А можете ли вы откровенно оценить качество своего "контингента"? В плане как профессионализма, так и надежности?

- Скажу так. Я в Луганской области с мая 2014 года, приехал сюда добровольцем. Мое отношение к местной милиции тогда было крайне негативным. И на протяжении 13 месяцев пребывания здесь мы мало общались с местной милицией. Среди них разные ребята попадались, с кем-то общение и налаживалось, но в целом не было точек соприкосновения.

Но когда я стал руководителем, мне, естественно, пришлось общаться с подчиненными. Я каждый день сталкиваюсь с этими людьми, и сейчас я вижу среди них достаточно и патриотов, и профессионалов, готовых до конца защищать Родину. Хотя, конечно, вы понимаете, что со всеми четырьмя тысячами я не могу общаться каждый день. Но из того, что я вижу, большинство сотрудников заслуживают уважения и доверия.

- Когда стартует на Луганщине переаттестация сотрудников МВД, уже прошедшая в ряде мирных регионов?

- Переаттестация у нас запланирована на конец июля - август. Пока ничего не происходит, сотрудники готовятся к тестам.

- Между прочим, в том числе у нас на "Цензор.НЕТ" проходила информация, что лично вы попали в украинскую милицию после профильного образования и работы в непризнанном Приднестровье. По вашему мнению, такой послужной список не компрометирует современного украинского полицейского?

- Начнем с самого простого: это не компромат. Да, я жил в Молдавии. Закончил там общеобразовательную школу. Потом служил в армии. Это было как раз время распада СССР, никаких границ еще толком не было. А после поехал из Одесской области поступать в школу милиции в Тирасполе. На тот момент это уже было Приднестровье.

Почему туда? У меня родители - не депутаты и не бизнесмены. Мама учительница, отец всю жизнь прослужил в милиции, они финансово не могли мне помочь поступить в серьезный вуз, допустим, в Украине.

Я поехал в Тирасполь, поступил в школу милиции, а когда впоследствии перевелся на службу в Украину, мой диплом был подтвержден МВД Украины. И через год я поступил в Академию МВД в Киеве, на третий курс. Если бы мой диплом не подтвердили - поступал бы на первый… И СБУ давала мне допуск к работе секретными документами, вот сейчас его расширили.

Я же не прятался, все это записано в личном деле.

- И стаж работы в Приднестровье, насколько мне известно, вам в Украине зачтен.

- В Национальной полиции - не зачтен, у меня тут идет новый стаж.

- Нет, а в органах МВД, еще до свержения Януковича?

- А, там зачтен. Поэтому я в декабре 2013 года ушел на пенсию по выслуге лет. Сотрудникам, которые переводились из стран СНГ, тоже засчитывали выслугу. Так что не вижу проблем.

СО ВЗЯТКАМИ НА БЛОКПОСТАХ МЫ БОРЕМСЯ ПО-СВОЕМУ

- На днях вы сообщали в Facebook о намерении, насколько я понял, открыть проезд через блокпосты на территории области в ночное время. Это на "линии разграничения"?

- Нет-нет, это на нашей территории. Дело в том, что город Северодонецк почти соприкасается еще с двумя городами - Рубежное и Лисичанск. Их соединяют два моста. И ко мне обращалось очень много местных жителей с просьбой открыть пересечение этих мостов не только днем, но и ночью. Потому что людям и на работу ехать, и с работы, кроме того, в Рубежном и Лисичанске есть железнодорожные вокзалы… Та же проблема касалась блокпоста на Кременное, через который люди едут в Донецкую область, а также дальше - в Харьков, в Киев. Он был ночью закрыт.

Мы обсудили с командующим. Я говорю - в Донецкой области такое разрешают, давайте и мы попробуем. Во-первых, уберем социальное напряжение, во-вторых - коррупцию на блокпостах. Потому что люди жаловались, что за 50 - 100 гривен можно было и ночью проехать.

Думаю, сделаем такой пилотный вариант, посмотрим, как он пойдет и, может, еще пару путей разблокируем на ночь.

- Здесь мы приходим к вопросу: вот эта проблема со взятками за пропуск людей или грузов - насколько остра она в полиции Луганщины?

- Мы с этим боремся по-своему. Один из вариантов - можем послать гражданский автомобиль с инспекцией. Никто не знает, что там инспекция. Они и смотрят, что и как. Далее, на блокпостах есть журналы учета проезжающих, и каждый месяц мы проводим анализ. При этом также посылаем инспекции "подсматривать": а всех ли проезжающих в эти журналы записывают… Есть целый ряд мероприятий.

Понятно, что за всем не уследишь. Люди и в Facebook мне пишут, что нарушения все равно существуют, и так просто приходят в кабинет, жалуются. Полностью коррупцию не искоренишь. Чтобы все это ликвидировать, теоретически нужно взять и все четыре тысячи человек уволить, набрав новых четыре тысячи человек. Но, поверьте, через два-три месяца опять начнутся жалобы на взятки, на "зеленую тропу"… Пока все, что можем - улучшать работу внутренней безопасности.

- И контрабанду на "линии разграничения", конечно, тоже невозможно победить?

- Там злоупотреблять сложнее. Во-первых, там работают наши оперативные службы. Во-вторых, на "линии разграничения" совместно действуют как МВД, так и военные, что уменьшает возможность сговора.

Но беда в другом. Вот задержали контрабанду - дальше что? Конфисковать мы не имеем права по закону. Обращались в парламент, к "нашим" депутатам, говорилось и очень многими политиками, и предыдущим главой Луганской области Москалем, и нынешним - Тукой - что этот вопрос надо как-то узаконить.

Но ничего не сдвинулось. Наверное, это кому-то выгодно, или считают, что не столь важно и первоочередное.

- Сразу напрашивается мысль, что силовикам это выгодно в первую очередь. Отсюда возникает к вам лично еще один вопрос: вот вы живете в рабочем кабинете, а ездите на "Лексусе", приписанном, правда, к Управлению, но зато на казенном бензине - у нас об этом тоже публикация была.

- Про "Лексус" я без проблем расскажу. Это служебный автомобиль. Достался он мне от предшественника.

- Генерал-лейтенанта Анатолия Науменко?

- Да. И этот "Лексус" я забирал из Киева, потому что Науменко был на нем в командировке в Киеве. При этом у меня еще есть джип "Тойота Лендкрузер", который я использую для передвижения в Луганской обл. Но у "Тойоты" были проблемы с ходовой, и я 5 месяцев не мог ее отремонтировать...

- Джип - ваш личный?

- Да нет, тоже служебный. У меня лично "Дэу Ланос" 2006 года выпуска. Так вот, о "Лексусе": когда я пришел на должность руководителя, я сразу дал команду продать этот "Лексус". Я хотел купить за него две машины поскромнее. Начали разбираться - и выяснилось, что две машины за него мы не купим, он 2010 г. выпуска. К тому же, ещё есть проблема, что если приезжают первые руководители страны, то у нас нет машин, которые мы можем подать для осуществления передвижения первых лиц. Поэтому "Лексус" стоит на стоянке и используется, когда это необходимо.

Я лично ездил в Киев на этом "Лексусе" вскоре после назначения. В командировку в министерство, заодно забрал и свои вещи, и вещи ребят - водителя, охранника. Это подтверждено документами. На сегодняшний день в Киев в командировку я езжу в основном поездом, так быстрее и экономнее. Хотя если будет срочная необходимость, то поеду машиной - законом это не запрещено.

А по поводу якобы "расточительства горючего" делайте выводы из справки по расходу топлива мною и предыдущим руководителем. Я такую справку попросил подготовить, как только публикации на этот счет пошли. Вот, смотрите (показывает в камеру. - Авт.): с 15.10.2014 по 11.04.2015 я потратил 4990 литров, а мой предшественник за такой же шестимесячный период - 18 970 литров. Я вам эту справку передам.

документ

Та самая справка (подпись ответственного лица скрыта, но полный вариант имеется в распоряжении редакции).

"ТОРНАДО" И ЭКС-НАЧАЛЬНИК ГУМВД НАУМЕНКО РАЗОШЛИСЬ НА ФИНАНСОВОЙ ПОЧВЕ

- Вы упоминали, что в конце 2013 ушли на пенсию. А как вы, вчерашний милиционер, стали командиром добровольческого батальона "Киевщина"?

- Дело в том, что еще в 2004 году я был активным участников еще тогдашнего Майдана. Ходил там в милицейской форме с оранжевой повязкой, возглавлял службу безопасности в Украинском доме. Андрей Парубий был тогда комендантом, был там Николай Величкович… Поэтому когда наступил второй Майдан, я себя не видел на службе.

Когда произошла аннексия Крыма и начались остальные события, я пошел в военкомат, у себя на Соломенке. Там обрадовались: да-да, добровольцы нужны! Прошла неделя, вторая, смотрю - пацанам молодым повестки приходят, а про меня забыли. Я поехал в МВД к замминистра, упомянутому выше Величковичу. Приезжаю, говорю: Николай, раз нас не отправляют в Крым, формируйте добровольческие отряды!

Я не один раз приходил, капал им на мозги. Наконец, когда начали формировать батальоны, мне предложили командовать одним из них. Поверьте, я себе должность не выбирал. Тогда немногие хотели быть командирами - все-таки огромная ответственность.

Мы сформировались буквально за две недели, 21 мая были в Сватово. А в июне - уже на передовой, под Станицей Луганской. Потом нас передислоцировали в Новый Айдар, потом - под Северодонецк… Везде побывали.

- Хорошо, а кто и как предложил возглавить полицию в области?

Это были звенья одной цепи. Началось все с конфликта вокруг батальона "Торнадо". Нас, представителей других добробатов, собрал Науменко и предложил выступить перед прессой с осуждением "Торнадо".

Я отказался и сказал, что надо поехать к ним и понять, что происходит. Была информация, что они заблокировались там, организовали оборону, но когда я позвонил, они сказали - да, приезжай. Со мной поехали также замы комбатов "Золотых Ворот" и "Чернигова".

Мы там поговорили, и в итоге решили, что если будут штурмовать "Торнадо", то встанем на их защиту. В итоге нам удалось снизить напряжение. На следующий день приехала комиссия во главе с замминистра Яровым Сергеем Анатольевичем, они заслушали в том числе и мой доклад о том, как я понимаю происходящее.

А когда конфликт был разрешен, недели через полторы, меня вызвали в Министерство и предложили возглавить департамент, занимавшийся деятельностью батальонов. Официально это называлось " Департамент організації діяльності підрозділів міліції особливого призначення ". Я согласился.

Четыре месяца я там наводил порядок, набирал людей непосредственно из батальонов. А потом в Киев приехал Георгий Тука, и спросил меня: как я смотрю на то, что бы он переговорил с министром и президентом по поводу моей кандидатуры на должность начальника Луганской милиции?..

Я сказал, что не могу так сразу принять решение, меня только назначили начальником Департамента. Но пообещал доложить руководству. Пришел к министру, доложил, он говорит: ты что? Я говорю: Арсен Борисович, я не прошусь на эту должность, я докладываю, что был такой разговор. Все равно же к вам придет Тука и будет об этом говорить с вами, не хочу, что бы вы думали, что я за вашей спиной решаю такие вопросы… В общем, получилось так, что я поехал сюда.

- Вы упомянули, что докладывали министерской комиссии свое видение скандала с "Торнадо". И в чем же это видение?

- Мое личное мнение таково: не все правда, что рассказывали о "Торнадо". Конечно, точку в вопросе об их преступлениях, если они были, должен поставить суд, и если они действительно совершали преступления - вопросов нет, пусть отвечают. Но сама ситуация была спровоцирована Науменко, чтобы они ему не мешали.

- В чем именно?

- Там все неоднозначно…

- Насколько помню, арестованные и их товарищи тогда заявляли, что бойцы "Торнадо" пострадали, поскольку мешали контрабанде.

- Я вам так скажу: до того и Науменко, и "Торнадо" были очень большими друзьями. Науменко лоббировал их перевод к нему в подчинение. А в какой-то момент произошел конфликт. Я о нем знаю, но, увы, доказать ничего не реально. Словом, они разошлись на финансовой почве, и стали воевать друг с другом.

Науменко не выделял им бензин на выполнение боевых задач, были проблемы с выплатами зарплат и боевых. Командир "Торнадо" Руслан Онищенко мне рассказывал, что он финансировал подразделение из своего кармана, а в то же самое время кто-то зарабатывал миллионы на контрабанде. Так что там нужно разбираться ещё с Науменко и давать его действиям правовую оценку. Но у Науменко оказалось больше возможностей и рычагов влияния.

- А нет ли у вас видения причин нападений на сводные мобильные группы, которые призваны бороться с контрабандой на Луганщине?

- Полиция этим расследованием не занимается. Этим занимается Военная прокуратура, а нам разве что дают отдельные поручения - опросить, допросить… Так что мы здесь не задействованы, а свое личное мнение я, в данном случае, оставлю при себе.

Александр Михельсон, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r383783
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх