EN|RU|UK
  3933  23

 "ВЕРЕЩАГИН, УХОДИ С БАРКАСА!". КАК РАБОТАЕТ УКРАИНСКАЯ ТАМОЖНЯ - МЕТОДЫ И ПРОБЛЕМЫ

Если сравнить таможенную и налоговую систему Российской федерации и Украины, очевидно качественное отличие не в нашу пользу. Да, там тоже существует коррупция, но ее объемы значительно меньше влияют на внутренний рынок, чем это происходит в Украине.

«Верещагин, уходи с баркаса!» — кричал таможеннику в знаменитом фильме товарищ Сухов. Но не покидал свой пост геройский таможенник, вопреки проискам Абдуллы и прочих политиков. Государственная таможенная служба является одной из главных артерий движения живых денег в державе, несмотря на все падения импорта и кризис. И в борьбе за контроль таможни и отдельных ее сегментов сейчас сталкиваются интересы политических групп влияния, которым, разумеется, очень тесно в одной лодке. В каком состоянии подходит таможенная служба к президентским выборам?
Рулевые

ГТСУ является одним из самых важных инструментов финансовой деятельности правительства. По состоянию на сегодня ежедневные сборы таможенных платежей составляют порядка 27 млн. долл., предыдущие месяцы ежедневные сборы держались на уровне 16 млн. долл., по данным сводок финансовой отчетности ГТСУ, находящихся в распоряжении «ЗН». По словам предыдущего председателя таможни Валерия Хорошковского, до падения импорта ежедневные сборы составляли примерно
85 млн. долл., нынешнее руководство утверждает, что сборы в 2008-м не превышали 65 млн. у.е. в день. В любом случае цифры впечатляют.

Работу этого направления в настоящий момент курируют лично премьер-министр Тимошенко и первый вице-премьер Турчинов. Александр Валентинович и его доверенное лицо Андрей Кожемякин взяли на себя ответственность за спецоперацию с зачисткой газа «РосУкрЭнерго» через таможню. Руководить службой назначили карьерного таможенника Анатолия Макаренко. Большая часть крупных назначений на таможне сейчас проходит согласование через Турчинова и его команду. Возможности проведения самостоятельной кадровой политики у Макаренко ограничены. Тем более что в ГТСУ есть фигура, действия которой в полном объеме не контролирует даже сам Турчинов.

Юлия Тимошенко создала главную интригу, будоражащую сейчас таможню. Тарас Козак, соратник Виктора Медведчука и заместитель председателя ГТСУ, представляет альтернативную группе Кожемякина—Макаренко систему влияния. Комплекс тесных отношений, связывающих сейчас Тимошенко с Медведчуком, позволяет Виктору Владимировичу поддерживать Козака, интересы которого иногда конфликтуют с интересами действующего руководства ГТСУ. Хотя остается только догадываться, какие аргументы предложил Козак, чтобы убедить Тимошенко и Турчинова в необходимости не только оставить его в таможенной системе, но и отдать под контроль некоторые важные направления работы ведомства.

Если бы в таможенных лабораториях определяли величины политической выживаемости, то измерения проводились бы в «Козаках».

С 2003 года Тарас Козак руководил Западной таможней. В то время властные структуры Львовской области находились под патронатом Медведчука и его команды. В 2004 году Леонид Кучма уволил Козака. В первый год оранжевой власти он был одной из главных мишеней для разоблачений победителей, а его имя стало фигурой речи в большинстве обвинительных выступлений министра МВД Луценко и других оранжевых вождей. Живой символ кучмизма и медведчукизма на Львовщине пытались сделать жертвой показательного процесса, но руки, естественно, оказались коротки. Луценко сегодня соратник Юлии Владимировны и предпочитает не вспоминать о разгромных заявлениях времен «бандитам — тюрьмы!», чтобы не портить имидж своим новым коллегам. В 2006-м Козак пытался пройти в парламент по списку Натальи Витренко. В 2007 г. он восстановился по суду в должности и был воскрешен к активной деятельности Виктором Януковичем, вернувшись на таможню. Профессионалы такого калибра очень ценятся, поэтому непотопляемый Козак, переживший Кучму, Ющенко, Януковича и более мелкие неприятности, по наследству перешел в команду Юлии Владимировны. И последовательно усиливает свое влияние — и при Хорошковском, и при Макаренко.

В настоящий момент позиции Тараса Романовича на таможне достаточно солидны, чтобы рассматривать его как вероятного претендента на пост главы ГТСУ. Но не более. Куратор таможни Александр Турчинов терпит конфронтацию между Макаренко и Козаком ради высших целей той, которая «працює». Но вряд ли Турчинов допустит замену команды лично преданных ему людей в таком ключевом ведомстве на пришлых варягов. Во всяком случае до выборов в местные органы власти такой вариант будет даже несерьезно рассматривать. Тем не менее председатель ГТСУ Макаренко не может не проявлять серьезнейшую обеспокоенность способностью Козака продавливать решения и заходить в высокие кабинеты напрямую. Козак курирует департамент организации борьбы с контрабандой и нарушениями таможенных правил — одну из самых влиятельных структур таможни. Но это не все. В настоящий момент он ведет борьбу за право непосредственно контролировать управление Одесской таможней — главные ворота импорта в Украину, один из ключевых постов в таможенной системе. Это очень показательный пример аппаратных войн.

В феврале на Одесскую таможню был назначен Олег Кудашкин — в одесских подразделениях СБУ, налоговой и на таможне это имя имеет значительный вес и авторитет, он тесно связан с нынешними руководителями таможенного ведомства. Кудашкин развернул масштабную деятельность, как вдруг… Совершенно неожиданно, уже в мае 2009-го, его отодвинули в сторону. В результате ожесточенных кулуарных сражений Тарас Козак заметно ослабил влияние оппонентов на ситуацию в Одессе. Тарас Романович получил статус «временно прикомандированного» для непосредственного руководства данной таможней сроком на месяц, сохраняя должность зампреда, а Кудашкина направили в почетную ссылку на Бориспольскую таможню. Однако это был только первый раунд.

В конце августа Турчинов по настоятельнейшим требованиям руководства ГТСУ одобрил восстановление Кудашкина на должности в Одессе. Ответный удар Козака последовал молниеносно. В тот же день, когда Кудашкин вышел на работу в Одессе, ему пришлось подписать только один документ — заявление об уходе в отпуск! В коем он пребывает до настоящего времени. Отпуску, по слухам, Олег Николаевич очень сильно не обрадовался. Потому что, выпроводив Кудашкина, Козак добился для себя «прикомандированного» права лично руководить Одесской таможней, где уже успешно сумел централизовать управление в своих руках. Ходят слухи, что после отпуска Кудашкина снова официально снимут с одесской таможни и опять переведут по горизонтали. В верхах ГТСУ говорят, что шансов сдвинуть Козака из Одессы до выборов почти нет. Его личные механизмы договоренностей с первыми лицами Кабмина оказались весьма впечатляющими…

Для полноты картины любопытно отметить, что другие близкие к лидеру БЮТ политики также имеют своих доверенных лиц в ГТСУ. Для решения своих вопросов в ведомстве, как говорят, у Юрия Луценко есть приятель Игорь Пиковский, первый заместитель председателя. А председатель Верховного суда Василий Онопенко как человек, свято чтущий семейные ценности, по традиции во властные структуры продвигает только близких родственников — на таможне за связи с судебной системой отвечает родной брат Василия Васильевича Петр, заместитель председателя.
«Контрабанды в Украине нет. Есть неопытные брокеры»

Говоря о таможне, важно отметить, что в контроле и освоении импортных потоков в Украину не менее важное участие принимают другие государственные контролирующие органы. «ЗН» удалось пообщаться с хозяином одной из крупнейших брокерских компаний на рынке импорта в Украину, который на условиях анонимности рассказал о том, как работает система: «Кто такой контрабандист? Это тот бедняга, который тащит через границу пакет наркотиков или одел на себя пять курток и пытается продать их на соседнем через границу рынке. По сути, в Украине контрабанды сейчас нет. Есть опытные и неопытные брокеры. Большая часть импорта в Украину проходит через офшорные компании, которые покупают контейнер товара, скажем, за 100 тысяч, но в Украину отправляют по 10. Сама операция прогонки через офшор абсолютно законна. Но опытный брокер может доказать, что товар стоит 10, а неопытный — нет. Причем надо не просто доказать, но и успешно довезти товар до получателя. Когда товар поступает на таможню, ему можно нанести ущерб, например, детальной проверкой и пересчетом. Поэтому надо иметь хорошие отношения с инспектором. Товару могут посчитать таможенную стоимость по высокому тарифу, а могут — по низкому, это решает тарифный отдел. Надо подключать лабораторию, получать экспертную оценку. Нужны хорошие отношения с отделом по борьбе с контрабандой. Разумеется, принципиально важен контакт с руководителем таможни. Далее — не менее важно, чтобы не возникло проблем со Службой безопасности, которая контролирует борьбу с контрабандой и коррупцией. В СБУ есть специальный департамент в центральном аппарате, на таможнях действуют и областные управления СБУ. Кроме них интерес к товару могут проявить областные управления из других регионов, другие департаменты центрального подчинения. Также в схеме Государственная пограничная служба. Затем МВД — управление по борьбе с экономическими преступлениями. Налоговая администрация — налоговая инспекция, налоговая милиция, межрайонные управления ГНА. Государственная экологическая инспекция. Государственная карантинная инспекция. Есть еще и другие госструктуры, менее значимые, но с которыми также необходимо поддерживать отношения — например, прямо за таможней товары нередко останавливают сотрудники МЧС. У них нет полномочий, но не в интересах импортера ссориться с госорганами. Так вот опытный брокер поддерживает деловые контакты со всеми этими структурами. И он решает все вопросы быстро — потому что каждый день простоя контейнера стоит денег — до 150 евро за хранение и аренду контейнера. Разумеется, в этих условиях на рынке могут выживать только крупные брокерские компании, способные идентифицировать себя во всем огромном государственном аппарате. Десятки людей, облеченных властью, могут или сорвать поставку, или способствовать скорейшему прохождению груза. Разумеется, что всех нужных людей необходимо мотивировать. Как в ресторане вы платите за хороший сервис чаевые поверх счета, так и здесь. И я не имею права осуждать чиновников: их же назначают на должность не только для выполнения служебных обязанностей, но и для сбора определенной неофициальной суммы, которая идет наверх. А контролирующие и регуляторные органы, как и любой частный бизнес, обеспечивают свою норму прибыли. Для опытного брокера проводка каждого контейнера сейчас обходится в среднем примерно в 4 — 5 тыс. долл. «чаевых», а для особо ценных грузов — от 15 до 30 тысяч. Фура оценивается в 500—1000 у.е. Все это импортер учитывает заранее при планировании товарной поставки. Растаможку можно делать и по другим схемам. Но для серьезного и масштабного завоза у контрабандиста нет шансов проскочить через все барьеры, и мелкие брокеры, кто этого еще не понял, сейчас массово закрывают свои конторы. Вот почему в Украине нет контрабанды. Имеет место занижение таможенной стоимости — стоимость в подавляющем большинстве случаев соответствует инвойсу и рассчитывается по низким тарифам согласно действующим правилам и полномочиям. Другой вопрос, как эти цифры рисуют и как доказывают их достоверность… Но ведь закон не может требовать от импортера, чтобы таможенная стоимость товара соответствовала экспортной декларации. «Чаевые» делают очень выгодным импорт в Украину, поскольку позволяют оптимизировать таможенную стоимость, обеспечить быструю проводку товара и защититься от конкурентов, которые не сумели построить надежную схему договоренностей с властями.

По данным «ЗН», широкое распространение имеет и фальсификация таможенных документов. Это тоже сложно назвать контрабандой — декларируется один товар, завозится другой, документы подделываются задним числом. Если сильно не повезет, то конкурирующие организации могут и «хлопнуть» такой контейнер. На решение проблемы существуют свои расценки.

Для оценки неофициальных доходов наших чиновников можно отметить, что сейчас по одной Одесской таможне в день заходит до 60 контейнеров, а до кризиса их число достигало 300 «коробок» в день. Участники рынка считают, что 90% товаров народного потребления заходит в Украину по серым схемам уклонения от уплаты полной таможенной стоимости. И еще важно отметить, что беспредельные действия забюрократизированного государственного аппарата по сути выгодны операторам. Поэтому никто не подает жалоб и не заявляет о коррупции. Наоборот, каждый брокер защищает свою схему растаможки и работает над ее оптимизацией для снижения издержек.
Реформа таможни

Надо отметить, что небольшой опыт позитивного и системного подхода к регулировке экспортно-импортных операций в Украине накоплен. Так, весьма успешной, по официальным данным ГТСУ, стала инициатива Александра Турчинова по введению контроля через IMEI-коды рынка мобильных телефонов. Эффективное техническое решение по созданию внутренней системы учета и контроля вывело весь этот сегмент в белый легальный сектор. Это привело к радикальным изменениям в таможенной стоимости телефонов и резко увеличило, несмотря на кризис, таможенные сборы. Статистика впечатляет. За восемь месяцев 2007 года было официально завезено 255 тысяч мобилок со средней стоимостью 75 долларов. За докризисные восемь месяцев 2008 года официально завезено 546 тысяч мобилок со средней стоимостью 76 долларов. А за восемь месяцев кризисного 2009 года — 1 миллион 521 тысяча телефонов со средней стоимостью 83 доллара! Впечатляющие данные, ведь продажи телефонов дистрибьюторами сейчас упали. То есть реально в 2007-2008 годах спрос был более высокий, и импортировалось не меньше телефонов, чем сейчас, просто разница покрывалась за счет либо «серого» импорта, либо контрабанды. Можно себе представить, каково положение в других отраслях, если только в одном этом сегменте импорт как по мановению руки вдруг увеличился в три раза, а таможенные платежи — на 374%! (За сентябрь было растаможено еще 400 тысяч мобилок, так что этот год побьет все рекорды по официальному импорту телефонов.)

В целом подобный пример показывает, насколько велик объем теневой экономики в торговле. Кстати, по данным «ЗН», в недрах правительства зреет глобальный проект создания технических механизмов контроля не только телефонов, но и всей электронной бытовой техники. Этот проект может радикально изменить расклад в этом сегменте. Это был бы логичный шаг к выведению на свет огромного рынка, по-прежнему живущего по «серым» законам.

Теперь коснемся организационных изменений внутри самой таможни. Следует отметить, что по направлениям повышения централизации и управляемости структуры А.Макаренко продолжает линию, начатую В.Хорошковским. Повышается качество учета и аналитики, создаются и совершенствуются базы данных и другие базовые инструменты, без которых таможня многие годы работала по правилам дикого поля. Ведется, разумеется, традиционная борьба с коррупцией, и под раздачу даже иногда попадают глупые нерадивые сотрудники, совсем позабывшие о правилах приличия и субординации.

Среди полезных для бизнеса решений Макаренко следует отметить сокращение Перечня товаров, подлежащих обязательной лабораторной проверке, что сократило по многим товарам накладные расходы импортеров — список сокращен на 70%.

Давно назревшим для таможни вопросом является сбор платежей за импорт-экспорт предметов интеллектуальной собственности, и Макаренко сейчас развернул активную работу в этом перспективном направлении. За импорт авторских прав и товарных знаков отчисления в налоговую идут, а таможня никаких сборов не получает. В ближайшее время ГТСУ намерено исправить этот недостаток.

Весьма активно председатель ГТСУ укрепляет отношения и кооперацию с таможенными ведомствами наших соседей. Соглашения об обмене статистическими данными подписаны с таможенными органами Словакии, Чехии, Польши. Эти меры затруднят «серый» импорт по данным направлениям. Достигнут высокий уровень взаимодействия с таможенной службой Беларуси.

В планах у Макаренко получить право для таможни на ведение оперативно-розыскной деятельности и инструменты проведения постаудита — то есть проверок субъектов ВЭД в ретроспективе — за последние три года. Необходимым шагом является и план по созданию единой базы данных о деятельности предприятий с ГНА. Эта мера давно назрела, и можно удивляться только проволочкам с ее реализацией.

По-настоящему интересным и масштабным проектом может стать подготовка приказов №№735 и 736 от 31 августа. Эти документы, которыми располагает «ЗН», уже прошли согласование во всех компетентных органах и готовы к действию. Они предусматривают «Порядок определения предприятий-резидентов, к товарам и транспортным средствам которых может устанавливаться упрощенный порядок применения процедур таможенного контроля и таможенного оформления». По идее, добросовестные субъекты внешнеэкономической деятельности (критерии добросовестности оговариваются) получают серьезные преференции на таможне. Если эти решения будут введены в действие и по-настоящему начнут работать для всех предприятий, а не для ограниченной группы «допущенных к столу», это будет шаг по направлению к более цивилизованной работе государственных регуляторных органов и поможет предпринимателям сократить свои накладные расходы на выдачу «чаевых» многочисленным государственным контролирующим структурам.

Впрочем, без проведения решений на уровне министерства экономики, Кабмина и Верховной Рады, направленных на легализацию торговли в Украине, изменения в системе ГТСУ не окажут значительного влияния на украинский бизнес, и позитивный эффект от применения новых форм работы будет носить локальный характер.

Самое печальное, что государство пока даже не планирует приступить к сокращению аппарата управления. А без этого любая борьба с коррупцией будет обречена на провал.

В линейных подразделениях таможни, особенно в отдаленных от границы областях, ощущается острая нехватка личного состава. А количество начальников и руководителей избыточно.

Главный пример бюрократизации: ГТСУ имеет просто архаичную, феодальную систему организации таможен. Вместо 27 областных таможенных управлений, в соответствии с административно-территориальным статусом, в составе ГТСУ находится 45 субъектов подчинения — самостоятельных таможен с широким кругом полномочий. В Закарпатье, под предлогом большой протяженности границ, действует сразу три таможни. По две таможни действует в областях, граничащих с Приднестровьем. На самом деле ничто не мешает создать вместо самостоятельных таможен просто таможенные переходы под контролем одной таможни. Всего лишь поменять статус на более низкий, всего лишь сократить штаты начальства, сократить полномочия, повысить контроль... Очевидно, что плодить таможенных генералов нет никакой нужды — на каждую область достаточно по одному таможенному управлению, как в налоговой администрации. Но ни одного плана реформ и исправления этой организационной нелепости на протяжении многих лет деятельности ГТСУ не существует, хотя сама система организации содержит предпосылки для создания коррупционных схем. Причина лежит на поверхности. Политические группы влияния заинтересованы в контроле над своим собственным куском границы. На руководство таможнями за немалую благодарность — как говорит бывший начальник службы внутренней безопасности Константин Брыль, до 5 миллионов долларов — назначаются полезные люди, которые еще и делают немалые помесячные взносы. За каждой таможней стоят очень серьезные «завязки». В силу мощных политических интересов, поменять начальника какой-либо таможни, назначить своего человека, даже провести служебное расследование — крайне сложно, это требует очень долгих и зачастую неэффективных переговоров в верхах.

Несколько слов о финансовой эффективности. Деятельность ряда таможен глубоко убыточна для государства и совершенно нерациональна. Некоторые таможни, например Измаильская, по сводкам ГТСУ, имеющимся в распоряжении «ЗН», дают просто мизерные сборы в бюджет. Другой пример: Чопская таможня в этом году дает примерно 20% плана. В каждом из этих удельных княжеств существует своя собственная база данных, свои информационные каналы. Какие еще должны быть аргументы в пользу ликвидации этих таможен и создания на их месте простых таможенных переходов? Но ненужные таможни будут работать, пока будут нужны их политическим боссам. Может ли быть эффективной система управления, при которой руководитель не в силах применить санкции в отношении подчиненных, начальники таможен имеют, кроме Макаренко, еще свои политические команды и людей, которым они обязаны подчиняться? Риторический вопрос. Децентрализация управления ведомством в кадровых вопросах приводит к размыванию ответственности. Удлиняется посредническая цепочка в контроле финансовых потоков. Что это — вынужденная ошибка, невозможность изменить обстоятельства в нынешних раскладах или сознательная тактика, чтобы угодить всем приближенным?

По тем же причинам Украина до сих пор не может обеспечить создание совместных пропускных пунктов с пограничными странами. То есть, чтобы таможенники двух стран вместе проверяли грузы. Это позволило бы унифицировать систему учета и контроля при таможенном оформлении, увеличило бы скорость работы, существенно сократило коррупцию. И если в случае со странами ЕС и Россией еще можно найти политические причины в нежелании сопредельной стороны идти на такие радикальные шаги, то что мешает проявить такую инициативу на границах Беларуси и Молдовы? Ведь очевидный, и, кстати, проверенный на практике украинской таможней способ закрыть контрабанду из Приднестровья — поставить на границе с ПМР совместные пункты пропуска украинской и молдавской таможни.

Раздутый управленческий аппарат таможни — главный источник коррупции и деловой неэффективности. Система торпедирует любую инициативу. Хорошковский многое сделал для централизации системы управления таможней, для сокращения своеволия начальников таможни, для современного оснащения таможен. Он попытался контролировать ГТСУ через усиление аналитической работы, усиление службы внутренней безопасности. Однако эти меры при сохранении громоздкой и сложноподчиненной управленческой структуры имели только кратковременный эффект. Бюрократия приспособилась к новым условиям и перераспределила сферы ответственности. В этой системе борцы с коррупцией очень быстро превращаются в часть аппарата.

Свежий пример — одной из первых инициатив Макаренко является проверка фактического соответствия содержимого контейнеров таможенной декларации. По сути — все верно. Эту инициативу таможенные начальники восприняли без ропота — всегда готовы! На практике же это привело не только к более тщательной проверке контейнеров, но и к увеличению неофициальных поборов на таможнях — за то, чтобы не потрошить, например, хрупкий груз, не выкладывать под дождем портящиеся предметы, не посылать образцы товаров в Киев на экспертную оценку. Потому что если отправить образец обычной почтой (за счет потребителя) в центр для экспертной оценки, контейнер застрянет на месяц в порту. Но ведь можно и по-другому, подсказывают предпринимателю: за такую-то сумму можно заказать фельдъегерскую почту вот в этой фирме по соседству, которая обернется в три дня, а за такую-то сумму можно вообще ничего никуда не везти — акт экспертизы пришлют завтра утром… Вот так работает механизм коррупции, который одними строгими приказами и самой блестящей аналитической работой не исправишь.

Реформы должны менять правила игры, а изменения в аппарате и методиках оценки информации, в оборудовании офисов и рабочих мест всегда недолговечны и не меняют системных подходов.
И немного о бюджете

В распоряжение «ЗН» попало значительное количество ежедневных сводок финансовой отчетности Государственной таможенной службы. (Это информация для служебного пользования, хотя нам и непонятно, зачем эти цифры засекречивать. Для того, чтобы скрыть финансовые провалы в выполнении государственного бюджета?) Так вот, по данным ГТСУ, за июль план Минфина по таможенным сборам выполнен всего лишь на 83%.

На самом деле засекреченная отчетность таможни скрывает крайне неприятный для правительства факт. Вопреки всем бодрым рапортам, планы наполнения бюджета не выполняются. Провалы идут в каждом месяце, и к концу года таможня даст от 80 до 86% от запланированного, несмотря на все чрезвычайные меры и даже несмотря на, мягко скажем, легкомысленное отношение некоторых таможенных начальников к использованию депозитов субъектов ВЭД.

Из закрытой отчетности ГТСУ выплывает и другой неприятный и даже в чем-то скандальный для Кабмина факт: при том, что планы по отчислениям в общий бюджет не выполняются, таможня перевыполняет план по отчислениям в специальный фонд Кабмина. Фонд для внебюджетных расходов премьер-министра получает даже не 100, а 115—120% финансирования от плана! Хочется задать очень наивный вопрос: как это согласуется с бюджетным законодательством? Впрочем, такие вопросы не беспокоят не только власть, но даже беззубую оппозицию в Верховной Раде…
В атмосфере постоянных выборов…

Причиной построения финансовой пирамиды, которая пронизала все структуры государственной власти в сфере контроля импортно-экспортных операций, являются не столько моральные качества сотрудников, сколько слабости и пороки непрофессионально организованного государственного аппарата.

На внутреннем рынке Украины отсутствуют цивилизованные правила игры. Формально, например, ввоз техники «Филипс» разрешен только официальному дистрибьютору. Но фактически поощряется завоз небрендированной техники аналогичного типа, более дешевой и получающей больший объем продаж. В государстве по большинству товарных позиций отсутствует система контроля качества, сертификации подлежит только небольшая часть импорта, например минеральные удобрения. Отсутствие сертификации не позволяет государству эффективно защищать и права национального производителя. В Евросоюзе, например, при аресте не сертифицированных для импорта товаров таможня уничтожает всю партию. У нас реализация Минюстом арестованных товаров со складов — выгоднейший вид бизнеса. Арестованные товары, товары, признанные неликвидными, не уничтожают, а пускают в оборот по бросовым ценам, успешно уклоняясь от уплаты таможенных сборов.

Основная часть таможенной стоимости товаров, импортируемых в страну, теряется еще до захода груза на таможенную территорию Украины. Эти деньги не доходят ни до чиновников, ни до бюджета, ни до личных счетов тех людей, которые принимают решения в верхах.

Таможенная стоимость импорта товаров из стран Евросоюза в 2008 году составила, по данным ГТСУ, 28,7 миллиарда долларов. Тогда как по данным БД COMEXT европейского агентства Eurostat, экспорт в Украину составил 37,2 миллиарда долларов.

О чем говорят эти цифры? Нет, конечно, наши власти не наваривают себе миллиарды, хотя какая-то золотая пыль от этих сумм, разумеется, идет в карман украинских «слуг народа». Разница образуется из-за широкого применения посреднических схем с целью занижения таможенной стоимости. В Евросоюзе это технически сложно, поэтому там таможенная стоимость товаров на миллиарды выше. Сами субъекты рынка, прежде всего дистрибьюторы, работающие с «белым» импортом, заинтересованные в равных правилах игры, делают все, чтобы пресечь выброс дешевого неофициального импорта. Внутренний же рынок Украины открыт для сбыта самых дешевых товаров с самой низкой таможенной стоимостью. И таможня не может выступать регулятором рынка — это всего лишь пропускной пункт и контролер точек входа. Чтобы таможенная стоимость импорта возросла, необходимо создать регуляторы самого рынка. У нас официальные дистрибьюторы не имеют потенциала для лоббирования своих интересов во власти, а сами власти не проявляют интереса к созданию легальных схем работы бизнеса.

Сюда добавляется дезорганизация самого государственного аппарата. Каждое ведомство работает самостоятельно — по своим схемам, своим базам данных, своим расценкам на услуги, на взятки, на откаты. Следующая ступень — приватизация постов и должностей внутри властных структур политическими группировками, там цепь посредников увеличивается еще на порядок.

Таким образом, цепь посредников настолько велика, что финансовые потоки от импорта дробятся на мелкие ручейки. В избирательные фонды правящих партий, в государственный бюджет попадают крохи по сравнению с масштабом убытков. Очевидно, что только системные решения в плане организации внутреннего рынка могли бы изменить ситуацию. Коррупция и низкая собираемость государственных налогов имеют вполне прагматичную основу. Прежде чем говорить о морали, надо научиться грамотно организовывать работу. Пока же разговоры о морали и политические лозунги только прикрывают коррупцию и элементарное неумение строить современную экономику.

Если сравнить таможенную и налоговую систему Российской федерации и Украины, очевидно качественное отличие не в нашу пользу. Да, там тоже существует коррупция, но ее объемы значительно меньше влияют на внутренний рынок, чем это происходит в Украине. Авторитарный стиль политического руководства привел россиян к более глубоким структурным реформам, высокой централизации управления и контроля. Там уделяют большее внимание защите крупных дистрибьюторов. Как показало закрытие Черкизовского рынка, власти не останавливаются даже перед закрытием самых крупных торговых центров, куда поставлялся дешевый низкокачественный товар. Нашим аналогам «Черкизоны» — скажем, Хмельницкому, Черновицкому рынкам ничего не грозит. Налоговая и таможенная служба РФ имеют единую базу данных, что позволяет на совершенно ином уровне контролировать бизнес и пресекать схемы уклонения от таможенных платежей. В России невозможно явление, когда суды принимают решение по судьбе арестованных товаров и фактически реализовывают их в ущерб государству. У нас такое происходит систематически.

Российская таможня имеет право осуществлять оперативно-розыскную деятельность. Украинская таможня такого права лишена, в отличие от большинства стран Европы. И потому СБУ как контролирующая организация по сути превратилась в дублирующую структуру управления на таможне. Делаем вывод: число посредников в государственном аппарате РФ на регулировке экспортно-импортных операций значительно меньше. Структура управления проще. Уровень взаимодействия государственных органов гораздо выше. И еще одна информация к размышлению о кадровых подходах — председатель Таможенного комитета Беларуси Александр Шпилевский занимает свою должность девять лет. Он подчиняется лично президенту, лично расставляет кадры и лично отвечает за результат. Белорусская таможня — наиболее эффективная служба среди других стран СНГ, это сложная страна для реализации схем «серого импорта».

И во всем этом нет никакого чуда, ничего сверхъестественного, чего нельзя было бы взять на вооружение в наших условиях в кратчайшие сроки. Просто для проведения каких-либо реформ нужна хотя бы минимальная политическая стабильность и заряженность власти не на подготовку к ближайшим выборам и войну против всех, а на конкретное дело. «Хватит воровать с убытков, воруйте с прибылЕй!» — много лет восклицает Михал Михалыч Жванецкий, но увы, далеко не все ценители литературы в украинской власти, очевидно, знакомы с его творчеством…

Источник: Юрий Бутусов
VEhrNGRrdzVRell3VERkU1owNUhRVEJaVUZGMk9VZEhNRXhxVW1vemVsSnFaRU0yTUV3M1VYWmtReXN3VEhwUmRVNUROakJNUWpoT1V6TlJkVk5FVVhWMFEzY3dURE5SYzA1RE53PT0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх