EN|RU|UK
 Политика Украины
  5646  36

 МО: РЕФОРМЫ ИЛИ "ТУШЕНИЕ ПОЖАРОВ"?

Сейчас начался процесс переписывания Стратегического оборонного бюллетеня – дорожной карты реформ сил обороны. Потому какими будут ВСУ после реформирования - пока не ясно. Но чиновники МО и ГШ отчитываются, что реформы идут полным ходом.

По ТВ крутят рекламный ролик, в котором приглашают энтузиастов присоединиться к команде проектного офиса реформ МОУ.

"Мы пахали..." или "Кто работал? Что делали?"

В 2015-м над реформами в Министерстве обороны работали: руководители оборонного ведомства, Совет реформ, служащие Проектного офиса Совета реформ, отдельные волонтеры, иностранные консультанты. Запустилось много нужных отдельных проектов с разной степенью успешности. Реализовывается программа "Цели партнерства НАТО", функционируют Трастовые фонды и отдельные программы НАТО, ведёт свою работу Мультинациональный координационный комитет. Также свои рекомендации, в плане реформирования, определила компания РЕНД. Есть отдельные инициативы в Проектном офисе МОУ, ну и, конечно, не забываем про множество двусторонних мероприятий и программ сотрудничества, и т. д. Интересно то, что при этом согласованного документа, который бы внятно определял, какими должны быть наши Вооруженные Силы в результате реформ, пока нет. Так же, как и нет дорожной карты реформирования и понятных механизмов воплощения реформ. Стратегический оборонный бюллетень все еще находиться в разработке. И потому непонятно, что задавало формат всего того что, делалось в последнее время.

В августе 2015 года министр обороны своим приказом создал консультативно-совещательный орган - Совет реформ. Цель - реализовать системные реформы экономического блока ВСУ. Совет реформ в свою очередь создал Проектный офис реформ, который отвечает за реализацию конкретных проектов. За время своей работы Совет запустил 11 проектов по четырем основным направлениям: реформирование системы материального обеспечения, реформирование системы государственных закупок, реформирование медицинской системы и реформирование государственных предприятий.

На декабрьском заседании Совета реформ заместитель МО Юрий Гусев сообщил о том, что уже получилось внедрить новые системы электронных закупок в Департаменте государственных закупок МОУ, создать Центр развития и сопровождения материального обеспечения Вооруженных сил. Было принято решение, что прежде всего таким образом будут осуществляться закупки материального обеспечения. Со слов Гусева экономия от перехода на электронные торги сейчас составила около 200 млн грн. На стадии внедрения автоматизация учета потребностей и запасов в сфере материального обеспечения ВСУ. Для этого проекта уже адаптировали программное обеспечение SAP, которое, кстати, было закуплено лет 10 назад, но только сейчас начинает работать.

Также определили инфраструктуру, перевели данные по материальному обеспечению за период 2014-15гг. в электронный вид и произвели унификацию кодирования номенклатуры по стандартам НАТО. Экспериментальная эксплуатация этой системы будет произведена в ближайшее время.

Проводят эксперименты и с продовольственным обеспечением. Вводят гораздо более широкую номенклатуру продуктов, и соответственно делают рацион более разнообразным. Это касается как питания в столовых, так и сухпайков. Естественно, также уделяют внимание автоматизации системы продовольственного обеспечения - внедрили систему "электронный склад".

Еще одну информационную систему разрабатывают для медиков. Задача перевести всю мединформацию о военнослужащих в электронный вид и обеспечить ее оперативный оборот между всеми медучреждениями МО. Пилотное разворачивание этой системы уже произошло на трех объектах.

По информации руководителя Проектного офиса Совета реформ Андрея Загороднюка, в 2016 году планируется запустить проекты по эвакуационному обеспечению, создать Центр обслуживания военкоматов, начать реформу системы обеспечения военнослужащих жильем и т. д. Для выполнения задуманного Проектный офис Совета реформ обещал пригласить военнослужащих, которые проходили учения в странах - членах НАТО.

Реформы ли это?

Действительно, сделано многое. Однако называть большую часть происходящего реформами неверно. Реформа предполагает, что реформируемый объект меняется принципиально, вносятся радикальные изменения в его функционирование. А многое из того, что происходит сейчас в МО, - это "тушение пожаров". Правильно называть это оптимизацией или модернизацией, но не реформированием. Заместитель директора офиса связи НАТО в Украине Марк Опгенорт специально для "Цензор. НЕТ" рассказал: "Проекты Совета реформ очень важны и правильны. Они призваны решить конкретные, насущные проблемы, которые требуют немедленного реагирования. Но теперь пришло время более системного подхода к реформированию. Это станет возможным, как только Стратегический оборонный бюллетень будет одобрен".

Таким образом, Полторак собрал группу, которая пытается как-то точечно улучшить существующее положение вещей в экономическом блоке, выдавая это за системное реформирование. При этом через широкую рекламную кампанию в СМИ приглашаются к работе специалисты непонятно какого профиля и непонятно под какие задачи.

Министр обороны Украины Степан Полторак объяснил, что в прошлом году внимание было направлено на реформирование системы логистики. А вот в новом году министр попросил Совет реформ обратить внимание на реформирование самих структур МО и ГШ. Глава проектного офиса реформ при МОУ Андрей Загороднюк на своей странице в facebook написал: " Министр официально сообщил о решении включить Раду как орган занимающийся общей реформой всего Министерства и Вооруженных сил. Причем особенно отметил огромный опыт наших ребят и то, что такое решение усиливает принцип гражданского контроля над военными, который является доминирующим в современной армии. Это решение открывает колоссальные перспективы для реформирования в следующем году. Теперь Рада (и ее исполнительный орган - Офис реформ) сможет полноценно координировать процесс общего комплексного реформирования Вооруженных Сил по стандартам НАТО." Получается, что 30 членов Совета реформ, ангажированных сугубо для решения вопросов модернизации экономического блока ВСУ, неожиданно расширят поле своей деятельности на структурные вопросы. При этом задачи, которые ставятся перед ними не определены, а уровень их компетенции неясен.

Мы видим, что пока документа, который определял бы, какими в результате реформирования должны стать структуры МО и ГШ, нет. Сейчас специалисты Генерального штаба, Министерства обороны и иностранные советники офиса связи НАТО готовят для СНБО проект Стратегического оборонного бюллетеня. Этот бюллетень как раз и должен стать дорожной картой оборонной реформы в Украине. Речь в нем идет не только о реформировании МО и ГШ, а в целом сил обороны. Это составляющая сектора безопасности и обороны Украины, в которую входят Вооруженные Силы Украины, Государственная служба спецсвязи и защиты информации, Государственная специальная служба транспорта и другие военные формирования, а также правоохранительные и разведывательные органы в части привлечения их к выполнению задач по обороне государства.

В этом документе определены пять ключевых направлений:

· первое - формирование единой системы оборонного командования на базе принципов и стандартов НАТО;


· второе - военное планирование и управление ресурсами;


· третье - развитие необходимых оборонных возможностей;


· четвертое - реформирование системы логистики и обеспечения;


· пятое - профессионализация Вооруженных сил, переход на контрактную армию и создание резерва.

Исходя из этих пунктов, возникает вопрос, будет ли тот Совет реформ, который работает сейчас при МО, достаточно эффективным для выполнения задач, описанных в Стратегическом бюллетене. Определенно, должен быть сформирован новый межведомственный Совет, в который должны войти представители всех составляющих частей сил обороны, представители СНБО, депутаты ВР, эксперты от наших западных партнеров и представители общественных организаций. Согласно пяти стратегическим задачам, будет меняться и структура Проектного офиса.

Открытым остается вопрос подчиненности этого нового Совета реформ. Возможно, он так и останется под Министром обороны. Хотя для меня, например, очевидно, что реформирующий орган не может эффективно реформировать систему, внутри которой он сам находится. То, какими должны быть наши ВСУ, - это вопрос глобальной стратегии. Министр обороны - исполнитель этой стратегии, но никак не лицо ее определяющее.

РЕНД рекомендовал, чтобы при разработке дорожной карты реформ именно Министерство обороны предоставляло ключевую экспертизу. Но Министерство обороны истолковало рекомендации по-своему и начало формулировать так же и оборонную политику в общем, описывать конечные цели реформирования. Это произошло потому, что и профильный комитет ВР и СНБО в значительной мере устранились от описания стратегии оборонных реформ. Получается, что МО, как барон Мюнхгаузен, само себя пытается вытащить из болота. Как сказала "Цензор.НЕТ" Директор Программы "Россия и Евразия" Центра Стратегических и международных исследований (США) Ольга Оликер, "реформируемое ведомство несомненно должно участвовать и в определении "пункта назначения" и в имплементации. Оно лучше, чем кто-либо, понимает свою систему. Это мировая практика. Но более широкая оборонная политика, которая включает и другие ведомства, выходит за пределы компетенции МО. Конечные цели должны быть сформулированы внешним органом". Также Совет реформ вне системы МО позволяет уменьшить естественное сопротивление системы изменениям. Главы департаментов не управляют процессом изменений, а просто принимают в нем участие. Совет реформ сектора обороны должен быть надведомственным образованием, напрямую завязанным на главу СНБО или на Совет национальных реформ. А проектный офис должен работать уже непосредственно внутри организации.

Кто будет руководить проектами?

На руководство конкретными проектами должны назначаться специалисты с опытом управления изменений, управления отдельных проектов и с четким виденьем того, какой должна быть система после реформирования. Естественно, у таких специалистов и оплата труда должна быть соответствующая. Государство сейчас себе такого позволить не может, поэтому должны помогать западные партнеры - США, Великобритания или НАТО. Надо понимать, что эффективность работы руководителей проектов во многом будет определяться уровнем выделенных им полномочий и степенью допуска к сведениям, составляющим гостайну.

Проектные команды привлекают необходимых специалистов из структурных подразделений, других государственных ведомств, гражданских экспертов, точно так же отечественных и иностранных советников на равных и с четким разделением заданий. Поскольку проектная команда взаимодействует с сотрудниками МО и ГШ параллельно на всех уровнях иерархии, это позволяет более качественно и оперативно диагностировать систему, быстро получать обратную связь и кроме того эффективно корректировать культурные коды.

По мнению западных партнеров, эффективный состав Проектных команд должен быть таким:

· Координатор проекта.

· Представитель профильного департамента МО и ГШ ВСУ

· Представители структур, входящих в силы обороны

· Эксперты МО или ГШ, прикомандированные на постоянной основе

· Советники западных партнеров (НАТО, ЕУКОМ, РЕНД и т.д.)

· Независимые гражданские активисты.

О целеполагании...


Улыбчивые хиппи шестидесятых говорили: "Кому все равно куда идти, тот никогда не заблудится". Я послушала отчеты на заседании Совета реформ в конце прошлого года, и у меня сложилось впечатление, что руководство ГШ и МО последний год тоже следуют этому убеждению.

Отсутствие согласованного документа, подмена реформ модернизацией и формирование через СМИ ложного общественного мнения об активных оборонных реформах, вызывает серьезное беспокойство у парламентариев, международных партнеров Украины и представителей гражданского общества.

Без дорожной карты тяжело планировать соответствующую консультативную и техническую помощь. Без согласованных механизмов управления вероятность того, что запланированные мероприятия будут успешно реализованы, крайне низка. Западные партнеры уже не рекомендуют, а требуют,чтобы мы описали и внедрили единый механизм, который направлял бы и обеспечивал эффективное планирование и реализацию реформ в сфере национальной обороны.

Анна Коваленко, для "Цензор НЕТ"


VEhrdlVXdE9Remt3VEROUmMwTkVVVzEwUXlzd1RFeFJjMDVETnpCTVdGRjJaRU0yTUV3MGRrdzVReXN3VEVoUmRuUkhRVEJNTjFGMlpFTjNaazVIUVRCTVdGSm9Ua01yTUZsRVVYWk9SMHhtVGtOak1FeHFVWFprUXlzd1RFaFJkblJIUVRCTU4xRjJaRWRN
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх