EN|RU|UK
 Политика Украины
  21019  137

 РЕФАТ ЧУБАРОВ: "У КРЫМСКИХ ТАТАР НЕТ ЖИЗНИ ПРИ НЫНЕШНЕМ РЕЖИМЕ В КРЫМУ. И ДАЖЕ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЭТОТ РЕЖИМ - ПУТИНСКИЙ. А ПОТОМУ ЧТО РОССИЙСКИЙ"

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа – о ФСБ и стукачестве, целях и рисках отключения Украиной электроэнергии для Крыма, позиции на этот счет Президента Порошенко, а также о накопленном страшном опыте проживания в составе России.

Разговор с Рефатом Чубаровым о крымских оккупационных реалиях получился жестким и откровенным.

По-другому быть и не могло: корреспондент "Цензор.НЕТ" беседовал не с пассивно сочувствующим крымским татарам киевлянином, не с осторожным в выборе слов политиком из президентской команды - но с лидером народа, вынужденного на своей родной земле жить в положении изгоя.

И если для многих из нас, будем откровенны, аннексия Крыма стала болезненным, но не смертельным уколом ("что поделать, будем теперь на отдых ездить в Турцию или Тунис"), то для крымских татар очередной виток российской оккупации - национальная трагедия безо всякого преувеличения. Гибнут люди, рушатся карьеры, вытаптывается линия жизни целого народа.

Все ли Украина делает для того, чтобы облегчить положение крымских татар? Готов ли Президент Порошенко к жесткой мере - отключению электроэнергии для Крыма? Почему даже Путин в этой ситуации второстепенен?

Об этом в интервью нашему изданию размышляет председатель Меджлиса крымскотатарского народа. Размышляет, порой не подбирая слов.
чубаров


- Проведенные на днях обыски у Лилии Буджуровой, других крымских татар - это только то, что видно на поверхности. Знакомые крымчане рассказывают о стукачестве, о налаживаемой оккупантами разветвленной сети осведомителей. Это действительно приобрело характер спланированной эпидемии?

- Разумеется. Страх - это, наверное, то слово, которое характеризует сегодняшнее состояние крымского общества. Вызван этот страх разными мотивами. Одни думаю про своих детей, другие - о том, как выжить в нынешних социальных условиях. При этом все знают, что если они попадут в разряд неблагонадежных, то оккупационная власть сделает все, чтобы они в Крыму чувствовали себя небезопасно. И в социальном плане, и даже в физическом.

Для того, чтобы этот страх был устойчивым, они направляют репрессии прежде всего на тех людей, которые статусны, видимы в сообществе. И они определяют таких людей на каждом уровне сообщества. Скажем, если речь идет о компактных местах проживания крымских татар, то видимые репрессии осуществляются по отношению к членам местным меджлисов, служителям ислама. В самих мечетях проводятся обыски - да так, чтобы все это видели.

- То есть упор делается на тех, к кому люди идут за помощью, за советом…


- Да, и тогда это должно сработать со всеми. Иногда для того они даже изображают видимость формальностей. Я знаю людей, к которым врывались с обысками, а потом долго вызывали на допрос - в связи с тем, что на них были написаны доносы. Так вот это были доносы от людей, существование которых наши юристы вообще не смогли установить. Нет таких людей в природе! А между тем формальный повод такой: "На вас поступило заявление от гражданина N, он утверждает, что вы постоянно осуществляете перемещения на материковую Украину, получаете инструкции…Мы обязаны это проверить, поэтому дома у вас проводились обыски, а лично вас мы вызываем на допрос".

- Мне рассказывали о ситуациях, когда доносят на крымских татар из-за реплики, брошенной в маршрутке, в очереди, в парикмахерской. Такие случаи участились?


- Могу вам сказать, что, например, в каждом высшем учебном заведении появились такие должности, как помощники ректора. Все знают, что это сотрудники ФСБ. Скажем, в некогда созданном крымскими татарами Крымском индустриально-педагогическом университете такой помощник появился буквально в первые месяцы оккупации. И его задача - постоянно находиться в гуще студентов. По крайней мере, на первых порах. Со временем он набрал себе достаточное количество помощников…

И такое происходит не только в университетах. Понимаете, когда часть людей по разным причинам идут в услужение власти, они становятся ее добровольными помощниками без временного ограничения, круглые сутки. И тот, кто "стучит" по должности на работе, обязательно делает это и находясь на каком-нибудь общественном мероприятии. Или даже на каком-то празднестве. Это становится его жизнью. Такие люди в Крыму, к сожалению, есть. Деятельность одних известна, других, увы, - нет.

чубаров

- Акция крымских татар по недопуску контрабанды с материковой Украины в Крым наделала много шуму. Вы почувствовали "симметричную реакцию" со стороны Кремля, местных оккупационных властей?

- Гражданская блокада Крыма имела целью несколько задач. Часть из них была реализована. Главное, что произошло: крымская тема возвратилась в повестку дня как международной политики, так и украинской жизни. Что касается другой цели - освобождения заложников - то здесь мы не были настолько наивны, чтобы ожидать быстрого прекращения произвола.

чубаров
Но была еще одна задача, важность которой мы осознавали и решению которой также должна была способствовать блокада Крыма. Это вопрос большой межгосударственной контрабандной схемы; когда множество товаров, поставляемых с материковой Украины, перегружались на грузовой транспорт в Крыму - и под другой маркировкой поступали на материковую Россию.

- То есть такой себе коллективный бизнес.

- Да, и в этом коллективном бизнесе участвовали как минимум три стороны. Это поставщики с материковой Украины, получатели на материковой России и посредники в оккупированном Крыму. Вот, в оккупированном Крыму этими посредниками выступали непосредственно руководители марионеточного Совета министров: Аксенов, его ближайший помощник Шеремет Михаил; полномочный представитель президента России в Крыму Белавенцев. Плюс их ближайшее окружение из управлений ФСБ и Следственного комитета в Крыму.

Называют очень разные цифры, но все они впечатляют.

- О каких суммах идет речь?

- От ста тысяч до миллиона долларов еженедельно. Это были те наличные грязные деньги, которые поступали именно этим людям. Одна часть использовалась для личного обогащения, другая уходила на финансирование тех функций, которые не укладывались даже в российское оккупационное законодательство.

- Например?

- Содержание так называемого ополчения.

- То есть, фактически, бандитизм.

- Именно. И на эти деньги финансировался террор против крымских татар. Блокада Крыма нанесла по этой схеме удар. И знаете, адекватность этой акции мы сейчас чувствуем по тем репрессиям, которые пошли против организаторов этой блокады. То есть чувствительнее всех эту блокаду восприняли те, кто контролировал этот контрабандный товар.

- Рефат-ага, сказали "А", говорите, пожалуйста, и "Б". Назовите тех в Украине, кто был начальным звеном этой цепочки.

- Они известны, это все в той или иной мере крупные производители продуктов питания.

- Интерес компаний-производителей понятен. А как насчет политиков? Кто-то ведь "крышевал" этот бизнес?

- Из политиков никто не высветился, но само принятие закона о свободной экономической зоне в августе 2014 года (в том содержании, в котором он сегодня действует) - это закон абсолютно лоббистский, это видно невооруженным взглядом. Он позволяет украинским производителям перебрасывать огромные объемы товаров на территорию, которая не облагается таможенными сборами. На этом зарабатываются немалые деньги.

чубаров

Мустафа Джимилев, Петр Порошенко, Ахтем Чийгоз, Рефат Чубаров.


- В понедельник на заседании фракции БПП вы обратили внимание Президента на то, что тема Крыма и репрессий в отношении крымских татар - стихла в информационном поле. А Петр Алексеевич, поблагодарив Меджлис за скоординированную позицию, сказал, помимо прочего, что любое юридическое переоформление СЭЗ будет автоматически означать признание российского статуса Крыма. И заверил, что поиск юридических путей продолжения официальной блокады Крыма - ведется.
Скажите, а существуют ли, по-вашему, такие альтернативные пути?


- Поиск правовых условий, при которых возможно было бы установить отношения с оккупированным Крымом и которые позволяли бы нам влиять на ситуацию в Крыму, ведется все время. Пока считается, что едва ли не единственным инструментом для того, чтобы защищать наших граждан в оккупированном Крыму, является поставка в Крым тех или иных товаров.

- И этот инструмент работает?

- Сегодня, по истечении полутора месяцев после блокады, мы должны признать, что прекращения де-факто поставок в Крым - не привело к критическому состоянию, при котором оккупационные власти пошли навстречу некоторым нашим ожиданиям. Но есть один товар, отсутствие которого немедленно поставит оккупационные власти в безвыходное положение.

- Электричество?

- Совершенно верно. Представьте себе, что по каким-то техническими или иным причинам полуостров отключается от электроэнергии на 3 дня. Это 3 дня не будет работать ни один объект; 3 дня не будут работать насосы. Вся система ЖКХ практически сразу придет в состояние коллапса.

- Эту угрозу вы уже озвучивали публично. Получили по своим каналам отзыв с той стороны? Я имею в виду как Кремль, так и команду Аксенова?

- Нет. И отсутствие комментариев по этому вопросу - это и есть самый лучший комментарий.

- А что Президент Порошенко? Он поддерживает вашу позицию по возможному вынужденному отключению электроэнергии для Крыма? Мы же понимаем, что это - очень жесткий шаг, после которого резкая активизация конфликта станет неизбежна…

- Я думаю, вокруг Президента достаточно много людей, которые говорят ему, что этот инструмент в таком режиме, как мы предлагаем, использовать нельзя.

- Как считаете, эти люди озвучивают подобное мнение просто из опасения государственнического характера? Или же у них есть свои шкурные интересы?

- По разным мотивам. Есть там и люди, которые, с моей точки зрения преследуют свои личные интересы, поскольку имеют отношение к разного рода бизнесам.

- Имена этих людей назвать не хотите?

- Не хочу.

- А когда вы будете готовы это сделать?

- Смотрите, если бы я четко знал, что за рынком электроэнергии в Украине стоит один человек - я бы назвал это имя. Но там целая группа людей, и у каждого своя доля. Поэтому я не могут сказать: мол, именно этот человек, изображая тревогу, представил Президенту аргументы, с которыми тот согласился.

- Каковы аргументы противников отключения электроэнергии для Крыма?

- Прогнозируется то, что это вызовет обострение в тех сферах, где мы зависим от России. В частности, в той же электроэнергетической системе. Одни называют, например, поставку Россией ТВЭЛ-ов для наших южных атомных электростанций. Другие опасаются того, что Россия в критические моменты может обрубить поставки нам электроэнергии на северных территориях соприкосновения.

- А что вы думаете по этому поводу?

- То, что Россия обладает реальными возможностями ухудшить наше состояние, применяя ответные меры, - это очевидно. Но с нашей точки зрения все время оглядываться на эти меры - тоже неправильно. Поскольку, как мы предполагаем, с 1 января Россия практически объявляет Украине торговую войну.

- Это очень серьезный прогноз.

- Недавно на заседании российский премьер Медведев заявил о том, что в случае введения с 1 января экономической части соглашений об ассоциации с ЕС Россия прекратит торговлю по многим сферам. В этом случае мы все равно будем вынуждены искать для части своих товаров другие рынки.

- То есть лучше ужасный конец, чем ужас без конца?

- Да, здесь вы абсолютно правы. Не надо оттягивать неизбежное; надо самим это начинать - пока Россия зависит от наших действий. В особенности - в части поставок электроэнергии Крыму.

- Я правильно понимаю, что к жесткому сценарию отключений поставок энергии Президент пока не готов и пытается найти баланс между вашей, достаточно радикальной, хотя и понятной, точкой зрения - и нашептываниями из разряда "Как бы чего не случилось"?

- Я сегодня встречался с одним из западных дипломатов, участвующих в реальных переговорах по украинской проблематике. Сказал ему о том, что наши западные партнеры в своем требовании к Украине максимально соблюдать Минские соглашения (особенно в части подготовки и проведения выборов на части территории Донецкой и Луганской областей, принятия Конституции) ставят украинские власти в достаточно затруднительное положение. Поскольку украинское общество, да и сами власти - прекрасно осознают иллюзорность Минских соглашений. И эта тактика - что мы со своей стороны обязаны пройти до конца все, чтобы убедить Запад в неисправимости поведения Путина и неизменности его агрессивного курса по отношению к Украине и Западу - эта тактика делает очень плохую услугу самой украинской власти. При этом мы теряем время для того, чтобы своевременно решать те проблемы, которые со временем только усугубятся. В частности - крымскую тему. Я сказал этому дипломату: с моей точки зрения, Минские переговоры должны плавно расширять границы тем. И крымская тематика должна уже стать составной частью Минских переговоров.

То есть с усложнением, казалось бы, хода самих переговоров, мы имеем шансы на кардинальное разрешение всей проблемы взаимоотношений между Украиной и Россией. А ожидание того, что, изолируя друг от друга проблемы, мы сможем решать их по частям, - это и есть иллюзия со стороны Запада. И большая ошибка со стороны Украины.

- И что вам ответил этот дипломат?

- Он сказал, что такая точка зрения тоже находит понимание у многих людей, которые пытаются найти разрешение украинско-российского конфликта.

чубаров

Фото: Сергей Гришин

- Стандартный равнодушно-безликий дипломатический язык. Между тем, могу себе представить, сколь болезненно крымские татары реагируют на то, что тема Крыма в ходе Минских переговоров практически уже не поднимается…

- Проблема Крыма время от времени звучит в тех или иных заявлениях. И то, что Крымская авантюра Путину прощена не будет, - это правда, я в этом ни на минуту не сомневаюсь. Но для нас проблема заключается в том, что у нас нет столько много времени, сколько отводит Запад для медленного, но тщательно им выверенного, разрешения крымской проблемы. Это могут быть долгие годы. Ни у Украины, ни у крымских татар нет столько времени.

- Если бы вам пришлось объяснять Западу, почему у нас нет столько времени, что бы вы сказали?

- Просто мы имеем очень страшный, столетиями накопленный, опыт взаимодействия с Россией и проживания в составе России - в разных ее режимах. Для нас даже несколько лет пребывания Крыма в составе России будут означать вытеснение крымских татар со своей земли. Крым снова будет без крымских татар. Путин будет реализовывать тот лозунг, который появился после первой аннексии Крыма. Он ведь так и звучал: "Крым - без крымских татар!" И, казалось, Сталин реализовал его полностью - но мы возвратились через десятилетия.

У крымских татар просто нет жизни при том режиме, который сейчас установлен в Крыму. Причем даже не потому, что этот режим - путинский. А потому что российский. Путин в этом случае второстепенен. Россия всегда приходила в Крым для того, чтобы уничтожать его коренной народ. В данном случае Путин - это производная от агрессивной экспансионистской политики.



Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"
TUVvM1VYVjBRell3V1ZCUmRqbERkekJaWWxGMVRrZFFTVTVEWVRCWlJGSnBPVU00TUV4Q09EQktTRkYxT1VNck1FeHlVWE5PUXpBd1RFRm5NRXB5VW1kT1Iwd3dUSHBSYzBNNGRqQkxabEpuT1VONE1FeEVVbWRPUXlzd1RFbzRNRXB5VW1jNVF6TXdXWHBSZGs1RE1UQk1NMUYxZEVNclNVNURWakJNVEZGek9VTXhNRXd6VVhWT1F6Vm1Ua00yTUZsRVVtazVRemd3V1VoUmRYUkROREJNVldjd1dVeFJjMDVIUXpCTVJGSm5Ua2RNVEhrdlVXMTBSMEV3V1haUmRrRTlQUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх