EN|RU|UK
  1852  10

 ЧЛЕН БЮДЖЕТНОГО КОМИТЕТА – ОБ УГРОЗЕ ДЕФОЛТА, "БЮДЖЕТЕ ПОПАНДОПУЛО" И ПЕЧАТНОМ СТАНКЕ

"Все бегают по разным ток-шоу и рассказывают, как все плохо и кто виноват, но никто не предлагает, что делать. А виновата, прежде всего, наша система управления. Она – как перезрелый плод, который уже невозможно использовать."

Павел Жебривский. Фото Юрия Тимошенко, Цензор.НЕТУгроза дефолта уже стала темой комментариев многих экспертов и даже успела приобрести политическую окраску. О своем видении проблемы и реальности угрозы рассказывает народный депутат, член фракции НУ-НС, глава подкомитета по вопросам расходов государственного бюджета Павел Жебривский.

– Дефолт – такое состояние государственного бюджета, при котором государство не может обслуживать свои долги и платить по своим обязательствам. Вопрос дефолта в Украине можно разделить на два – внутренний и внешний.

Жить по-европейски, но не работать по-европейски

Что касается внутренних долгов, – я называю нынешний бюджет «бюджетом Попандопуло», как в том старом фильме: «бери все, я себе еще нарисую». Именно такой бюджет предложило правительство на этот год.
Загвоздка этого бюджета в том, что наращивать социальные обязательства можно лишь тогда, когда экономика растет. Но у нас, несмотря на отсутствие такого роста, все хотят быть добренькими. Существует общественный запрос на то, чтобы жить по-европейски и при этом не работать по-европейски, иметь как можно больше доходов, не подтвержденных результатами своей работы.

На сегодняшний день в США льготные категории составляют 4% населения, в Украине – 28%. Конечно, тут постаралась не только Тимошенко, а практически все. В результате внутренний бюджет не в состоянии обслуживать все социальные расходы, предусмотренные законами.

О пользе печатного станка

В январе пенсии выплатили только за счет переброса денег с единого казначейского счета в общий фонд бюджета и эмиссии, произведенной Национальным банком. Потому борьба за НБУ, которую мы наблюдали в парламенте, объясняется не только проблемами в управлении Нацбанком, но и желанием премьер-министра получить в свое распоряжение печатный станок.

Больше ничего не остается, поскольку источники бюджетных поступлений, указанные в бюджете, нереальны. Так, 44 миллиарда предполагается получить от размещения ОВГЗ – облигаций внутреннего государственного займа. Но, если раньше их выкупали коммерческие банки и благодаря им формировали свои резервы, то теперь, поскольку у них уже нет денег, этим, видимо, должны заняться государственные Сбербанк и Эксимбанк. А у них эти облигации будет выкупать НБУ исключительно за счет денежной эмиссии. Это означает перспективу гиперинфляции.

Есть еще как минимум 20 миллиардов «дутых» денег, которые записаны в общий фонд бюджета. Если выполнять дальше этот «бюджет Попандопуло», получаем как минимум 64 миллиарда эмиссионных денег.

Что касается внешних долгов государства, то, по отношению к ВВП, они невелики, хотя за ноябрь декабрь выросли примерно на 7,5 миллиарда долларов, или приблизительно на 45% (с учетом первого транша кредита МВФ). Но, кроме этого, есть и корпоративные долги. Так, мы имеем практически дефолт «Укравтодора», внешний долг которого погашен только благодаря все тому же НБУ, имеем также долги «Нефтегаза Украины», по которым государство имеет обязательства. Существуют и долги коммерческих банков, которые Украине будет крайне трудно обслуживать.

Удастся ли удержать гривню?

Девальвация гривни происходит потому, что иностранная валюта в страну приходит за счет экспорта, притока инвестиций, денег украинских граждан, работающих за рубежом, и кредитов, которые получают за границей украинские коммерческие банки и предприятия.

Какие из этих факторов сейчас работают? Экспорт существенно сократился, инвестиции в страну практически не входят, кредитов иностранные банки больше не дают, украинцев, работающих за границей, увольняют в связи с сокращениями производств, и они возвращаются на родину…

Теперь о путях, которыми валюта уходит. Импорт тоже сократился, но все же превышает экспорт. Из страны бегут портфельные инвесторы. Они предпочитают «сбросить» свои акции за любую цены, чтобы поправить свое положение на более стабильных рынках Европы.

Кроме того, приходится возвращать кредиты иностранным банкам. На сегодня даже «материнские» иностранные банки своим дочерним банкам в Украине не продлевают кредиты.

Хотя премьер и заявляет что оптимальная цена доллара – не более 6,5 гривни, но, если вытекает валюты намного больше, чем входит, то этот разрыв нужно покрывать. Это можно сделать интервенцией НБУ за счет золотовалютных запасов. Но эти запасы сокращаются.

Только за январь мы уже выбросили больше миллиарда долларов на интервенции. А январь – не слишком показательный месяц в плане деловой активности. В феврале и в последующие месяцы придется выбрасывать уже по пять – шесть миллиардов.

Тогда мы растратим весь золотовалютный запас, и не будет чем покрыть даже критические вопросы, например, по тому же «Нефтегазу» или «Укравтодору». Такая ситуация, действительно, может привести к тому, что Украина окажется не в состоянии обслуживать свои внутренние и внешние долги.

Больше политической игры, чем реальной угрозы

Хотя на сегодняшний день вопрос пока не критичный, он уже разыгрывается в виде политической карты. Наши политики настолько увлеклись борьбой за булаву, что готовы ради этого развалить всю Украину.

По-моему, тут больше политической игры, чем реальной угрозы. Хотя, если правительство ничего не сделает в этом направлении, не пересмотрит бюджет в сторону его большей реалистичности, то такая угроза, действительно, может проявиться месяцев через шесть – восемь.

Впрочем, я не разделяю опасений, что в результате дефолта Украина утратит европейский курс и останется в сфере интересов России. Я уверен, что Европа не заинтересована в утрате рынка объемом в 46 миллионов человек. Лишь за прошлый год Украина импортировала только автомобилей на 11 миллиардов долларов.

Кроме того, при дефолте пострадают и европейские предприятия. Членами ЕС в украинскую экономику вложено достаточно много инвестиций. Потому, как и в случае газового конфликта с Россией, Европа не останется сторонним наблюдателем.

Выход очевидный, но мало реальный

В том, что происходит сейчас, я вижу вину всех политических игроков, и невозможно судить, кто виноват больше. Сейчас они попросту заигрались, и прекратить это можно только одним способом. Должен реализоваться внутренний запрос общества: те, кто заигрался во власть, не должны иметь права на политическое будущее.

Все бегают по разным ток-шоу и рассказывают, как все плохо и кто виноват, но никто не предлагает, что делать. А виновата, прежде всего, наша система управления. Она – как перезрелый плод, который уже невозможно использовать. И виновата не только неудачная конституционная реформа, как часто утверждают. Виноваты еще больше те, кто приходил к власти и не изменил систему управления.

Огромная бюрократическая система стала тормозом развития экономики. Кто бы ни пришел к власти следующим, если он будет и дальше использовать старую систему управления, он будет только углублять кризис. Как оптимизировать ее, как сделать, чтобы эта система обслуживала экономику, а не наоборот, – вот это задача. Пока эта задача не решена, угроза дефолта будет висеть над нами постоянно.

Источник: Владимир Колюбакин для "Ценезор.НЕТ"
VEhrdlVXeDBRekV3VEVoU1owNUROREJNVEZKblpFTTJNRXhxVVhWVE9IWXdURlJSZEdSSFJUQk1OMUYxT1VkRFprNUROakJaUkZGMVRrTXpNRXhxVW1kWWVsRnJkRU5u
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх