EN|RU|UK
  1486  27
Все про:Италия (862)

 ДОБРОВОЛЬНОЕ РАБСТВО ИЛИ НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ УКРАИНЦЕВ В ИТАЛИИ

ДОБРОВОЛЬНОЕ РАБСТВО или НЕВЕРОЯТНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ УКРАИНЦЕВ В ИТАЛИИ (Виктория Владина, для «Цензор.НЕТ»)

По оценкам Государственной службы занятости, на заработках за рубежом постоянно находится около 2 миллионов граждан Украины. В числе излюбленных стран, куда отправляются на заработки наши соотечественники, – Россия, Турция, Италия, Польша, Чешская Республика, Португалия, Германия и Великобритания.

К сожалению, подавляющее большинство трудовых мигрантов живут и работают в этих странах нелегально. О своих при- и злоключениях в Италии «Цензор.НЕТ» рассказала Елена Б.., недавно вернувшаяся на Родину.

Первый раз Елена отправилась в Италию вслед за своей знакомой. Заняла тысячу долларов, нашла нужную фирму, которая открывала визы и гарантировала доставку в Рим, и отправилась на заработки. Надо признать, что на чужбину погнало отнюдь не желание посмотреть мир. Дома оставалось трое детей, младшенькому сынишке едва исполнилось три годика. По рассказам свояченицы, за границей можно было за три-пять лет заработать на квартиру в пригороде Киева. Ради этого женщина готова была терпеть разлуку с близкими и пахать на итальянского капиталиста.

- До Черновцов мы добирались на бусике, - рассказывает Елена. - Нас встретили представители фирмы и рассадили по легковушкам. Пять человек отправлялись в Португалию, четверо в Италию, трое в Испанию. У всех на руках туристическая виза на неделю. По версии, придуманной для пограничников, мы все ехали гулять в Берлин.

Естественно, было страшно. Нас могли завезти куда угодно. Но, слава Богу, все обошлось. Когда добрались до севера Италии, до Болоньи, нас пересадили в другую машину, которая и отвезла нас в Рим, где меня уже ждала подруга – Надежда. В тот же день я приступила к работе.

Я попала в семью, где меня никто не понимал. Я ведь не знала ни итальянского, ни немецкого, ни французского, ни английского толком... Все – на жестах. Первое время плакала, как белуга. Потом купила себе разговорник и словарь и начала учить слова. Сегодня я с трудом иногда вспоминаю уже русские слова, а многие итальянские фразы выскакивают самопроизвольно.

Моей первой хозяйке по ночам никак не спалось, она днем выспится, а по ночам требовала от меня внимания. Я то по началу ничего не понимала, потом уже, со временем, догадалась, что у нее был сахарный диабет. Синьоре Лине было 74 года. Ухаживать за ней было очень тяжело: язвы на ногах, которые постоянно лопались, а из ран вытекал гной. Я выдержала только полгода.

Надя, которая меня пригласила в Италию, собралась домой. Вместе с ней и я вернулась на Родину. Но, лучше бы я не покидала Италию. Как только мы уехали, там был принят закон, итальянцы его называли санатория, который давал возможность легализироваться всем, кто достаточно долго находился в этой стране на заработках. Все, кто остался на тот момент в Италии, смогли получить вид на жительство и разрешение на работу. Когда ты имеешь законное право на трудоустройство, ты имеешь право на все. Снять жилье, устроиться на высокооплачиваемую работу, хозяин тебе будет платить контрибуты (социальный пакет). Ты защищен...

Все, кто тогда остался, получили на руки документы, и сейчас то и делают, что курсируют туда-сюда. Они могут свободно посещать Украину и без проблем возвращаются в Италию. Многие остаются там жить. Ведь у них появилась возможность даже взять в банке кредит на покупку жилья, машины и т.д.

Я чуть-чуть побыла дома и поняла, что хочу обратно. С мужем, как говорится, состоялся серьезный разговор. Было понятно, что в Украине, даже работая вдвоем, на квартиру никогда не заработаем. Сели – подсчитали, я реально за три года могла заработать на квартиру. Следующая поездка обошлась мне около 1000 евро. На сей раз доехала просто шикарно. На поезде до Чопа, в Чопе нас ждал «Икарус», который довез до венгерской границы. В Венгрии пересадили на австрийский автобус. И опять Болонья. Этот город считается самым спокойным на западе Италии. В Милане, например, полиция так и шныряет в поисках мигрантов... Всех иностранцев шмонают, хотя нам вроде как бы и бояться было нечего – у нас виза на неделю есть. С шенгенкой в кармане тебя не трогают, но когда истекает срок – тут держись...

В Болонье взяла себе билет до Рима, я уже достаточно хорошо говорила по-итальянски. Остановилась у своей соотечественницы, с которой познакомилась в Италии. У нее и прожила две недели, пока не нашла работу, в семье. Вообще, должна признать, если хочешь заработать хорошие деньги, лучше жить в семье, меньше тратишь на свое содержание. Работая «на часах», убирая в офисах по всему городу, таких денег не заработаешь. Но есть в этом один плюс – ты свободен. А в семье ты должен смириться с мыслью, что сам себя заточил в тюрьму на неопределенный срок. Так, со временем, смотришь в окно, как люди ходят по городу и плачешь. Потому что ты в город можешь выйти только в четверг вечером с трех часов до восьми, и в воскресенье. Такая у меня была договоренность, такой распорядок.

А миграционные службы – не цепляются?

Если ты не нарушаешь законы – тебя никто не трогает. Италия вообще очень лояльно относится ко всем иностранцам, которые себя нормально ведут. В Риме находится Ватикан, центр католической веры. Там очень много каритазов (это церковь, которая предоставляет жилье и еду всем нуждающимся эмигрантам, которые находятся в Риме). Туда обычно приходят вечером, на ночлег, утром завтракают и идут искать работу... В каритазе даже дают карманные деньги, чтобы ты смог выпить чашечку кофе, можешь прийти туда пообедать и поужинать. Но, ты можешь находиться в каритазе не более двух недель. Многие эмигранты кочуют из каритаза в каритаз, их в Риме больше сотни, хватит на целый сезон. Летом, например, много приезжих работает на виноградниках и помидорах. А живут в каритазах. Есть каритазы, конечно, и в провинциях, но там «кочевники» были бы быстро разоблачены.

А при обращении в каритаз нужно предоставлять какие-то документы?

Свой паспорт.

А если там виза просрочена? Не вышлют обратно?

Никто никого никуда не высылает. Было такое, что и меня пару раз останавливала полиция. У меня с собой всегда была ксерокопия загранпаспорта. Значит, паспорт у тебя есть, в принципе. Полицейские начинают цепляться: мол, а разрешение на работу и на проживание у вас есть? Я им, конечно же, вру, что есть. Просто мне, очевидно, всегда попадались добрые полицейские. Если бы меня забрали в полицию и проверили по компьютеру, депортировали бы, наверное.

Это кто-то подсказал, носить с собой ксерокопию?

Сама додумалась. Я отксерокопировала только титульный лист. Кто я такая и откуда. Зачем полицейским знать, что у меня виза просроченная, и зачем мне лишние неприятности? Как правило, полицейский выпрашивал номер мобильного телефона. Си, говорю, синьор, и называю номер своего (!) телефона. Они сразу же проверяют – не врешь ли ты.

Итак, работа в семье. У меня было две бабушки – 82 и 84 года, две сестры – Элена и Ида. У них была шикарная квартира, муж моей синьоры, Элены, был президентом банка «Де Рома» и они семьями дружили с семьей нынешнего президента Италии Чампи. Фамилия сеньоры Полицци, очень знаменитая в Италии. У нее было три дочки, все очень состоятельные. Одна – архитектор, жила на первом этаже в том же доме. Вторая - работала в министерстве, была начальником какого-то отдела - уфичче (так у них называется начальник на работе). Третья – тоже архитектор, но карьеру не сделала, вышла замуж за очень состоятельного человека и фактически стала домохозяйкой.

Работа, в принципе, была не сложной. Больше всего угнетало ограничение свободы. Из дому я могла выйти в воскресенье (с 8 утра до 8 вечера) и в четверг, с 15.00 до 20.00. Хозяйка страшно злилась, если я хоть на минуту опаздывала. Бывало, я ей звоню, что попала в пробку (трафико, синьора). Но, как только я появлялась на пороге, синьора закатывала настоящую истерику: Элена перке таке тарди (говорила синьора, что означало, приблизительно, Лена, посмотри на часы). А я ей - скузами, напотеллоо (иду на кухню, беру нож, говорю – отрезайте мне голову). В общем, все пыталась перевести в шутку, чтобы не злить ее. И она обмякала...

Первые три месяца моя сеньора испытывала меня. Она почему-то думала, что я дура. Доставала буквально по мелочам: показывала, как запустить стиральную машинку, какую кнопку нажимать и на сколько градусов, какой порошок засыпать и в какую лунку. Какой химией пользоваться, когда мыть пол, какой химией пользоваться, чтобы помыть тарелку. Я на все это смотрела – думала: Боже мой, попала в дурдом. А я улыбаюсь и: окей, сеньора, бабене (хорошо) сеньора. Про себя же думаю: да иди ты... А она не унимается: ты все поняла?..

Но через полгода, мою сеньору как подменили, я у нее испытание прошла. Если раньше к 7 я уже должна была быть при полном параде и подать хозяйке кофе, то теперь, я начала вставать позже. Бывало даже, что хозяйка меня будила. Я встаю, а она уже и кофе сварит. Разрешала мне даже пойти покурить. Знала: буду не в настроении, если откажу себе утром в сигарете с чашечкой кофе...

Через полгода я уже начала управлять деньгами хозяйки. Тогда Италия, как и вся Европа, перешла на новую валюту, на евро. А синьора, по старой памяти, часто ошибалась и путалась с деньгами, считала их как лиры. Иногда мне зарплату давала в два раза больше. Вместо 650 давала 1300 евро. Так, как если б это было в лирах. Да, в лирах – это были приличные деньги, а в евро – все поднялось в цене. Продукты, вещи, коммунальные услуги – жить стало тяжелее.

За продуктами ходила каждый день. Вскоре я себе уже позволяла за счет хозяйки покупать сигареты, «половинку» за 1,6 евро. Всегда можно было сэкономить на продуктах. Синьора никогда не проверяла чеки, хотя я все их аккуратно складывала в тумбочку. Позже к сигаретам добавился гель для душа, шампунь...

Однажды со мной случилась истерика. Накатило все сразу: и тоска по дому, и усталость... Я сказала, что больше не могу у них работать. И дочка синьоры решила дать мне отпуск. Она заказала на острове в Средиземном море пансионат на неделю. Половину она заплатила, половину я. Одной было бы скучно, и я уговорила свою подругу Таню поехать вместе. Она работала в том же доме, она на 1 этаже, я на шестом. Она из Ковеля. Что интересно, мы с ней познакомились через полгода, как я там появилась. Как-то я курила на балконе и услышала родную речь. Она говорила по телефону. Мир тесен, правда? С ней мы потом начали вместе проводить выходные и в отпуск поехали вместе. Оторвались, скажу, на славу. Три дня мы моря не видели вообще. Пили и спали. Вот так мы расслаблялись... Хотелось просто лежать и ничего не делать.

Хотя так как я, могли устроиться не все. Когда подняли цены на проезд в автобусе с 70 центов до евро, мне синьора сразу же подняла на 30 евро зарплату. И еще обещала поднять, только бы я не уходила. А мне, глупой, хотелось свободы. Я бы там была как сыр в масле. Синьора осталась одна, Ида умерла. Единственное, что меня напрягало – у нас каждый день устраивались застолья. Каждый вечер к нам съезжались все дети сеньоры со своими детьми - 12 человек родственников. А я ка-а-аждый вечер обслуживала эту толпу.

Готовила итальянские блюда. Удивляла нашими: голубцы, перец фаршированный, мясо по-французски, тушила картошку. Плов, рагу. Им все очень нравилось. Борщ варила. Но они пожелали его кушать протертым через блендер.

Сменить обстановку «помог» случай. Одна моя подруга возвращалась в Украину, предложила свое место у хозяина с собакой, работать с 8 до 3 часов дня. Платит 700 евро. И остальное время – свободна. Такое сладкое для меня слово - свобода. Но я не учла очень много нюансов. Думала, после обеда – найду себе работу еще на четыре часа, буду иметь 1000 и плевать на всех хотела. Зато свободна.

Первое, чем пришлось заняться, это поиском жилья. Монолокале – однокомнатная квартирка, туалет и ванная совмещенные, кухня-прихожая вместе с коридором. Все это удовольствие - 500 евро в месяц. Думали, втроем – потянем. Не тут-то было. Прошел месяц. Как начали нам идти счета за свет, за газ, за воду – у меня волосы на голове зашевелились. Кроме тех 170, что мы планировали, мы еще платили по 250 евро за комуслуги. Короче, каждому квартира обходилась, чуть ли не в 500 евро. Мы уж так экономили, не передать. Пришлось взять четвертого человека. Хотя вчетвером жить стало просто невозможно: ни в туалет нормально не сходить, ни выспаться...

Мой новый хозяин был человек важный, секретер-эдьютент у президента. К домработницам относился предвзято. Едим, например, он меня спрашивает: а какая формулы воды? Я говорю – Н2О. А магния? Сильно ему хотелось показать, что он все знает. А ты вот читала там, какого греческого философа? А вот ты знаешь, что значит такое-то слово по латыни? А почему ты не знаешь? А что же вы учите в школе? А я отвечала: вы учили латынь, потому что вы, где живете? Зато вы русского не знаете. А я знаю.

Короче, проработала я у него полгода, нашла себе еще подработку на вторую половину дня – в неделю три раза по три часа. Свою тысячу евро имела. Думаю, ну – жизнь налаживается. Но тут хозяин сообщил мне, что возвращается Мария, та львовянка, которая и уступила мне это место. Пришлось срочно искать новое место. За окном зима, в такое время очень тяжело найти работу. Никто не срывается с места. Единственное, что нашла – делать бутерброды на машине, ночью - с 7 вечера до 5 утра. Очередь всегда стояла по 25 человек. 30 евро за ночь – это копейки. В месяц 650. Приходишь сутра, провоняный сосисками, пока отмылась, пока уляжешься - в 7 засыпаешь до 12 спишь. На 13.00 мне уже на вторую работу. Порой, я уже не соображала, где день, где ночь. Такой график у меня был четыре месяца. Вся неделя после обеда - расписана. Так долго тоже не выдержишь. Ушла с бутербродов. И однажды мне крупно повезло – через четвертых знакомых я устроилась работать в гостиницу. Через поручительство вышла на нужного человека. Я же была без документов, а без документов никто на такую работу не возьмет.

Гостиница частная в три этажа, на 57 комнат. Рабочая смена с 6 утра до часу дня. Мыла служебные помещения – лестницы, коридорчики и заканчивая номерами (моих по норме – 10). Зарплата – 950 евро. Платили раз в неделю, иногда мы просили, чтобы синьор Массимо платил раз в месяц, чтобы целее были. А то, что я зарабатывала после обеда – мне хватало на пропитание. Проработала так год и уехала домой...

Да, Италия – страна гуманная, если тебе плохо, тебе всегда помогут. Но я оказалась в числе тех, кто за три года заработал там гипертонию. Очень высокая влажность, не для нашего организма.

Я приехала – а у моего мужа – другая женщина. Сначала еще как-то хотела наладить семейную жизнь. А потом поняла, что строить нечего. Я уехала и осталась прежней: с теми же надеждами, с той же любовью. А он изменился, стал другим. Я поняла, что мне не нужен партнер по воспитанию детей. Поэтому мы расстались. Это он не выдержал испытание Италией, а я такую школу прошла, что мама не горюй. Мне теперь никакие кризисы не страшны. Жалко только, что заработанных денег на квартиру мне уже не хватает, цены на недвижимость почти как за границей. А работать, скорей всего, придется уже здесь...

Источник: Виктория Владина, для «Цензор.НЕТ»
VEhrNGRrdzVRMWt3V1V4UmMwNUROekJNYWxKcWR6MDk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх