EN|RU|UK
  531  1

 ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНДУЛЬГЕНЦИЯ ИЛИ ЖЕРТВАМ МИЛИЦЕЙСКИХ ПЫТОК ПОСВЯЩАЕТСЯ…

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНДУЛЬГЕНЦИЯ или ЖЕРТВАМ МИЛИЦЕЙСКИХ ПЫТОК ПОСВЯЩАЕТСЯ… (Виктория Владина, для «Цензор.НЕТ»)

У нас очень много людей находящихся в состоянии несвободы. Это задержанные, доставленные, как называют таких граждан правоохранительные органы. Подобная практика делает любого человека достаточно уязвимым для применения пыток и соответственно увеличивает риск их применения.

Вероятность стать жертвой незаконного насилия со стороны правоохранительных органов в Украине достаточно велика. Из тех, кто находится в СИЗО, подвергнуться пыткам и жестокому обращению могут 65% украинцев; в ИВС – 57%; из числа лиц, доставленных в отделения милиции в качестве подозреваемых – 36%; из граждан, задержанных на улице и подвергнутых обыску, - 31%; из свидетелей, вызванных в милицию для дачи показаний, - 8 человек из 100.
Даже если человек никогда не попадал в аналогичные ситуации, у него все равно остается 1% вероятности стать жертвой незаконного насилия со стороны правоохранительных органов. Самые распространенные формы физического насилия при задержании – это жестокое обращение, пытки, побои, в том числе и с применением спецсредств. Самые распространенные формы психического насилия – это унижение человеческого достоинства, запугивание, угрозы, шантаж, в том числе и в отношении близких людей…

Таковы выводы экспертов Национального университета внутренних дел, которые проводили социологическое исследование в области применения пыток в Украине. Кстати, этот же вопрос будет рассматриваться 8-9 мая Комитетом ООН против пыток. Это пятый периодический доклад Украины в этом вопросе. Надо признать, что правительство Украины подготовилось к докладу еще в… 2004 году. Об этом нам сообщил сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Очевидно, нынешнему, как и двум предыдущим правительствам, не до пыток в Украине. Хотя, за последние два года положительные изменения в этом плане есть. Дабы дополнить истинную картину с пытками и жестоким обращением, Харьковская правозащитная группа подготовила свой, альтернативный, доклад для ООН по этому поводу.

- Не стоит забывать, что все Конвенции ООН в сфере охраны прав и свобод человека имеют определенный механизм контроля в конвенционных органах, - говорит Захаров. - К сентябрю Украина должна уже будет иметь превентивные механизмы по упреждению пыток и насилия. Пока в этом направлении ничего не сделано. А значит, в сентябре мы уже начнем нарушать Конвенцию ООН.

Вообще, правительственный отчет, составленный для ООН, напомню, еще в начале 2004-го, юристы считают достаточно «скромным», как по содержанию, так и по объему. Мы лишь отчитались за «работу над ошибками». Сам же доклад, пока, не принято обсуждать в обществе, даже депутатам Верховной Рады, по словам Захарова, он не был предоставлен. Хотя, нельзя не отметить попытки Минюста изменить эту практику.

- В альтернативном отчете мы не пытались подать на рассмотрение Комитета ООН вопиющие факты пыток, хотя их еще достаточно много, - говорит адвокат Аркадий Бущенко. – Мы лишь стремились показать системный характер пыток в стране.

Среди основных проблем, считают юристы, слабая защита права на свободу в Украине. У нас очень много людей находящихся в состоянии несвободы. Это задержанные, доставленные, как называют таких граждан правоохранительные органы. Подобная практика делает любого человека достаточно уязвимым для применения пыток и соответственно увеличивает риск их применения.

- Никто, идя по улице, не гарантирован от того, что через две минуты не окажется во власти сотрудников милиции, - уверен Бущенко. - Нет гарантий для задержанных, нет адекватного доступа к адвокату. Нет уведомления родственников, что необходимо. Вернее, законодательно эти нормы прописаны, но на практике они не применяются.

Огромное количество людей находится под стражей без необходимости. Миллионы граждан ежедневно находятся в непризнанном задержании. То есть, когда человека задерживают, доставляют в райотдел, с ним беседуют или что-то там с ним делают. Но, если вы попытаетесь по официальным записям установить, находился ли он там, никаких записей не найдете. Это сотни тысяч, миллионы людей. По международной терминологии это непризнанное задержание, которое граничит с исчезновением человека, поясняет юрист.

Дальше – больше. У адвокатов нет доступа к медицинской документации, в стране не существует независимой судебной экспертизы, которая была окончательно уничтожена в 2004 году. А посему жертва пыток лишена возможности обратиться к независимому эксперту, чтобы получить одно из важнейших доказательств в подобном преступлении.

- Когда человека задержали в правовом государстве, должно соблюдаться, как минимум, три вещи: уведомление родственников, доступ к адвокату и доступ к врачу, - убежден Евгений Захаров. - Первые две нормы, хоть и прописаны в украинском законодательстве, но их всячески пытаются обойти. А доступ к врачу вообще не предусмотрен. Осмотр врача – это лишь добрая воля правоохранителя. Как прикажете расценивать факт, что в Кременчуге, по нашим данным, скорую помощь в милицию вызывают в среднем не менее одного раза в день. Я не говорю, что все это случаи пыток, и тем не менее…

Беспокоит правозащитные организации и тот факт, что в Украине полностью отсутствует система расследования заявлений о пытках, хотя таких заявлений в органы прокуратуры поступает великое множество. Единицы из них доходят до обвинения, еще меньше - до суда, обвинительных приговоров – капля в море. К тому же, наказание за подобные деяния, чаще всего применяемое отечественным правосудием, минимальное. Как правило, милиционеров, применявших пятки, освобождают по амнистии, а это противоречит Конвенции ООН.

- Прокуратура не умеет и не хочет расследовать заявления о пытках, - уверен Аркадий Бущенко. – Поэтому все, против кого написаны заявления – это сотрудники правоохранительных органов и исправительных учреждений, фактически получают государственную индульгенцию от наказания. Они считают, что могут делать все, что заблагорассудится, преследуя, как им кажется, благородную цель – изобличить преступника. А это способствует все большему распространению пыток на практике.

- Несмотря на то, что мы продолжаем критиковать милицию за применение пыток и жестокое обращение, вынуждены признать, что в МВД изменилось отношение к пыткам, - констатирует Бущенко. - Если несколько лет назад милиция становилась в круговую оборону и все утверждали, что ничего подобного нет, а если и есть – то это отдельные эксцессы единичных негодяев, которые затесались в ряды правоохранителей, то сегодня милиция на уровне высшего руководства понимает серьезность проблемы и пытается предпринимать какие-то шаги по ее решению. Но руководство не все может сделать. Многие проблемы связаны, например, с нормами доказательного права.

Пытки можно было бы прекратить, если бы признания, полученные под давлением, не признавались доказательными, уверен адвокат. Ведь милиция, по сути, действует вполне рационально. Следователи так действуют не потому что они жестокие или садисты, которые получают от пыток удовольствие. Они просто делают свою рутинную работу. Их учили получать доказательства, на основании которых негодяев можно осудить. Признание добыть гораздо легче, чем доказательства, чтобы осудить подозреваемого. Это развращает судебную систему, следственные органы. Зачем перенапрягаться с экспертизами и прочими атрибутами следствия, если можно тремя ударами кулака «раскрыть» преступление.

- Явка с повинной не может быть массовым явлением. Это противоречит человеческой природе, - говорит адвокат. - Вы же понимаете, что никто не спешит в милицию сознаваться в том, что он совершил. В мировой судебной практике используется признание. Но, все признают, что это очень опасный аргумент в правосудии. Поэтому в большинстве демократических стран присутствуют определенные предосторожности. При малейшем подозрении на недобровольное признание, я уж не говорю о том, что оно получено под пытками, вследствие обмана, принуждения, психологического давления, запугивания – исключается из судопроизводства. В некоторых странах вообще запретили использование досудебных признаний, признаются только те, которые сделаны в открытом судебном заседании.

Проблему пыток и издевательств в правоохранительных органах можно было бы решить. Была б на то законодательная инициатива, да политическая воля. Пока же на лицо – явное нежелание государственных мужей даже мониторить эту проблему. Как для себя, так и для представителей ООН…
Источник: Виктория Владина, для «Цензор.НЕТ»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх