EN|RU|UK
  948  55

 СЕРВЕР НЕДОСТУПЕН. АДВОКАТАМИ ЯНУКОВИЧА СТАЛИ «ОРАНЖЕВЫЕ» ВОЖДИ

Расследование дела о фальсификации президентских выборов 2004 года стало одним из самых громких и самых ярких символов провала заявленной на Майдане программы президента Ющенко. Именно благодаря полному бессилию правоохранительных органов в этом деле были девальвированы все благие намерения главы государства навести порядок в стране. Программа «Бандитам – тюрьмы!» была свернута, и таким образом, исчезло одно из немногих принципиальных отличий между новой оранжевой властью и старой бело-голубой.

Напомним, что дело о фальсификации выборов, и в частности, эпизод с проникновением неизвестных лиц в транзитную базу данных Центральной избирательной комиссии, стали одними из тех факторов, которые помогли убедить Верховный суд к признанию недействительным второго тура голосования и к проведению третьего. Проникновение в сервер стало наиболее весомым аргументом для пропаганды оранжевой команды после того, как ближайший соратник Ющенко Олег Рыбачук обнародовал для прессы аудиозаписи разговоров, где голоса, неотличимые от голосов руководителей избирательного штаба Виктора Януковича, обсуждают различные аспекты фальсификации выборов, и среди прочего, все нюансы подключения к транзитной базе данных Центризбиркома.

Можно лишь представить, по прошествии времени, картину событий в ноябре 2004-го в серверной комнате ЦИК. Для начала выслушаем мнение эксперта. Галина Мандрусова, глава фирмы «Проком», руководитель разработки Единой информационно –аналитической системы «ВЫБОРЫ» для ЦИК, была одним из из ключевых специалистов в период избирательного процесса в ведомстве Сергея Кивалова. Мандрусова выступала перед Верховным судом зимой 2004-го в качестве одного из основных свидетелей по делу. Ее имя упоминается голосами сотрудников Януковича в записях Рыбачука. Свой пост и свой статус Галина Петровна сохраняет до сих пор.

- Следствие по делу за два года зашло в тупик. Могли бы вы сейчас рассказать о вашем видении тех событий? Кто организовал проникновение в транзитную базу данных ЦИК?

- Я считаю, что проникновение было организовано по указанию действующего на то время главы ЦИК Сергей Кивалова начальником управления информатизации Сергеем Катковым. Думаю, они обеспечили передачу паролей доступа к транспортному серверу, на котором формировалась транзитная база данных ЦИК, содержащая сообщения о результатах голосования с каждого избирательного участка. Технически схема выглядела так: они подключились через наш маршрутизатор CISCO к каналу коммуникаций, и получили возможность управлять нашим информационным потоком. Данные по результатам голосования на  избирательных участках шли по своему обычному каналу,Катковым  был организован удаленный пользователь, который мог проанализировать результаты, и управлять «вентилем», который либо перекрывал, либо пропускал очередную порцию информации в Центральную базу данных, связанную с серверами Интернет и табло пресс-центра для оповещения общественности в динамике о ходе и результатах выборов Президента.

«Удаленные пользователи» – кто они? Следователи их как-то персонифицировали? Это его коллеги Георгий Дзекон, глава «Укртелекома», Евгений Зимин, известный IT-специалист, это руководитель штаба Януковича Андрей Клюев?

- Не могу говорить, это компетенция следствия. Думаю, что ролью этих людей в этом деле не могло не интересоваться следствие.

- Какие доказательства этой версии существуют?

- Насколько мне известно, все доказательства о технической схеме проникновения в транзитную базу данных ЦИК собраны в Службе безопасности Украины. Я высоко оцениваю работу сотрудников СБУ в этом вопросе. Так, они смогли расшифровать пароль маршрутизатора CISCO, установленный друзьями Каткова, что позволяет уверенно говорить, что схема вторжения была именно такой.

- И куда именно направлялась информация окружных комиссий после перекоммутирования информационного канала?

- Я такой информацией не располагаю.

- Возможно, что информация направлялась в администрацию президента, где работал параллельный центр подсчета голосов, как заявляла в Верховном суде и в прессе сотрудник АП Людмила Гребенюк?

- Вполне возможно. Возможно, таких центров было несколько, техническая схема проникновения в транзитную базу данных позволяла это сделать.

- Уже много раз писалось о том, зачем надо было проникать в транзитную базу, не могли бы вы еще раз описать своими словами, что происходило в день подсчета голосов, и как это отражалось на результатах подсчета?

- Мы проводили не первые выборы, и всегда поток информации из регионов шел в обычном порядке. То есть – идет постоянный поток данных, потому что окружные комиссии передают их немедленно после  поступления к ним участковых протоколов, этот процесс имеет определенные временные характеристики, графические изображение которых во время испытаний системы и всех предыдущих избирательных процессов идентичны, В день подсчета голосов во втором туре президентских выборов произошла аномалия. Данные окружных комиссий задерживались, а потом поступали в  центральную базу сразу большими порциями. Постоянного потока данных не было. Это для нас, специалистов, стало очевидным свидетельством, что поступлением данных кто-то управляет извне. И мы сразу поставили в известность всех лиц, ответственных за избирательный процесс. Сейчас очевидно, зачем нужна была такая задержка в результатах.

- В общих чертах эта схема была известна и ранее. Вы многократно были на допросах в СБУ по этому делу. Как вы думаете, они в курсе этой ситуации?

- Безусловно. Они знают все. И технические вопросы, и кто это делал, и в чьих интересах. Они также знают, что для сокрытия следов проникновения, транзитная база данных ЦИК была полностью уничтожена после первого тура.

- Неофициальная версия такова. Люди Януковича якобы полностью контролировали большое число избирательных комиссий, контролировали даже членов комиссий от оппозиции. И штабу Януковича была необходима информация о том, как идет голосование, чтобы можно было повлиять на этот процесс. У них были данные о результатах выборов раньше, чем они поступали для оповещения общественности,  они могли провести расчет и определить необходимое количество голосов, чтобы постоянно «вести» первым своего кандидата. Поскольку многие окружные комиссии были под полным контролем, фальсификация не составляла большого труда. Позже всех пришли данные именно от донецких окружных комиссий. Причем важно отметить, что они задерживали информацию даже по явке на 20.00 –сообщили ее к исходу голосования. Таким образом, вторжение в транзитную базу данных ЦИК было принципиально важным моментом в схеме фальсификации.

- Согласна с вашей оценкой. Действительно, ряд комиссий восточных областей задерживали результаты подсчета явки избирателей на участки для голосования, и это тоже не могло не натолкнуть на соответствующие подозрения. У меня сложилось впечатление, что эта версия событий отражена и в тех материалах, которыми располагает следствие.

- Почему было возможно проникновение в базу данных, подключение к маршрутизатору?

- В ЦИК для обеспечения безопасности компьютерной системы применяется разделение функций. Разработчики отвечают за различные элементы системы. Коды маршрутизатора устанавливал Катков с привлечением сотрудника фирмы  – «Приоком» (не путать с нашим «Прокомом»). У разработчиков не было кодов маршрутизатора. Разработчик во время выборов играет роль «аварийной бригады»-следит за корректностьюфункционирования системы и, при необходимости, оказывает консультативно-методическую помощь.

- Как вы думаете, почему СБУ не предъявляла претензий Каткову, а арестовала в свое время Александра Скопу, также бывшего начальника управления компьютеризации Центризбиркома? При том, что Скопа был вскоре выпущен?

- Мне трудно сказать. Я хочу подчеркнуть свою оценку, которую я высказывала и в СБУ – Скопа не был главной действующей фигурой в этих процессах. Думаю, он мог и не знать всей этой схемы. После первого тура, когда Катков «прогремел», Кивалов вызвал из Одессы Скопу, который должен был прикрывать процесс манипуляций во втором туре. На мой взгляд-он жертва, а не главное действующее лицо.

- Где сейчас Катков, вы не знаете? Попытки его найти не увенчались успехом.

- Не знаю. Говорят, уехал в Россию. Наверное, теперь вернулся.

- Когда Ющенко был с визитом в Центризбиркоме вы говорили с ним об этом деле?

- Нет. У меня возникло впечатление, что Виктор Андреевич вообще не в курсе, как все происходило. Он был очень приветлив. Когда меня ему представили как главного конструктора проекта «Выборы», он с огромным уважением ко мне отнесся,  но о событиях 2004-го года во время визита в ЦИК он не говорил.

- По вашим словам, СБУ владеет всей информацией по этому делу, однако расследование по сути в тупике. По политическим мотивам о фальсификации выборов вспоминают, а затем все быстро сворачивается. Скопу арестовали, а затем выпустили. А уж про организаторов проникновения вообще молчок, хотя дело очень давно передано в прокуратуру.

- Думаю, что информацией даже об организаторах СБУ владеет, однако почему не предпринимается мер по раскрытию дела – мне трудно судить.  В этом есть вина, вероятно, и прокуратуры, поскольку расследование преступлений против высших должностных лиц – их прерогатива. Для меня очевидно, что если о фальсификации выборов говорят от случая к случаю, значит политика здесь присутствует. Перед выборами возобновили следствие, говорили об этом, а сейчас – тишина.

- Как вы думаете, дело о вторжении в сервер Центризбиркома будет когда-либо раскрыто? Будут ли привлечены к ответственности хотя бы рядовые исполнители?

- Думаю, что нет. Все успели договориться с властями. Смотрите, Катков спокойно живет. Его друзья тоже. Дзекон по-прежнему возглавляет «Укртелеком», как вы знаете. Зимин вообще недосягаем для следствия – он стал депутатом Верховной Рады от Блока Юлии Тимошенко. Я полагаю, что судебного процесса не только над организаторами, но и над исполнителями не будет. Мне кажется, это дело слишком резонансно, и оно затрагивает интересы столь многих людей во власти, что его решили замять. Это грустно, но так.

- Вы разочарованы в Ющенко? Может, и не стоило тогда устраивать шум?

- Я очень разочарована действиями властей. Мне кажется, Ющенко решил быть Господом Богом, и всех простить, не учитывая настроений в обществе и последствий такого шага. То, что по сути амнистированы люди, пытавшиеся любой ценой дорваться до власти, стало в конечном итоге политическим поражением для президента, как мне кажется. (конец интервью).

В настоящий момент дело о фальсификации выборов находится в ведении Генпрокуратуры. Можно ли говорить о каких-либо его перспективах? Разумеется, нет. После парламентских выборов баланс власти уже сложился. Дело о вторжении в сервер затрагивает интересы почти всего руководства партии власти – Партии регионов. Если у президента Ющенко в течении 2005-го года не было политической воли добиться раскрытия этого дела, то сейчас у Ющенко уже нет и политического влияния. По неофициальным данным, Виктор Янукович очень ценит конструктивные отношения с генеральным прокурором Александром Медведько, и выступает категорически против предложений ряда участников антикризисной коалиции отправить генпрокурора в отставку. С такой поддержкой отставка Медведько явно не грозит. Тем более, что генпрокурор проявляет редкую проницательность в решении кадровых вопросов. Так, куратором ключевого следственного управления Генпрокуратуры назначили креатуру Партии регионов Рената Кузьмина. После такого жеста лояльности донецко-прокурорская дружба будет крепнуть. По сути, в раскрытии дела о сервере никто из ведущих политических сил не заинтересован. Даже главная антидонецкая и антиющенковская сила – БЮТ, совершенно не затрагивает это принципиальное уголовное дело, хотя оно с политической точки зрения позволяет разоблачить основных оппонентов Тимошенко. Может быть, БЮТ не заинтересован в разоблачении одного из наиболее резонансных политико-уголовных скандалов? Почему в список БЮТ был включен Зимин, человек далекий от политики и вполне состоятельный бизнесмен? Какие аргументы он привел руководству БЮТ, чтобы его включили в партийный список?

Что уж говорить об организаторах. Записи Олега Рыбачука никакого интереса в политическом плане не представляют ни для одной политической силы. Ни Андрей Клюев, ни Виктор Медведчук не вызывались в прокуратуру или в СБУ по этому делу. Клюев поддерживает прекрасные рабочие  отношения со всеми  лидерами политических сил, даже с Тимошенко. По-прежнему нет объяснений по такому очевидному факту – как могла администрация президента получать информацию о ходе выборов раньше, чем сам Центризбирком? Неужели это неинтересно, неужели это не требует самой суровой и публичной оценки со стороны властей? Или система настолько хороша, что ее лучше не ломать, а использоваьть в своих интересах? О записях разговоров никто не вспоминает. Хотя почему бы не провести международную экспертизу по этому вопросу? Ведь качество записей – безупречное. Более того, в материалах следствия есть все данные на тех сотрудников СБУ, которые во время выборов-2004 осуществляли прослушку штаба Януковича и передали записи. На примере расследования дела о транзитном сервере очевидно, что Ющенко и оранжевая команда отдала власть Януковичу не в июле 2006-го, а гораздо раньше. Если бы Ющенко проявил политическую волю, вполне вероятно, что политического ренессанса Партии регионов никогда бы не последовало.

Скандал со вторжением в сервер с самого начала использовался оранжевой командой только как инструмент для влияния на результат президентских выборов. По-настоящему раскрывать это дело никто не собирался, и не собирается, независимо от того, какая из нынешних политических партий пришла бы к власти. Увы, в Украине признаком демократии считается свобода слова. Законность и правопорядок в число таких признаков не входят… 

Источник: Юрий Бутусов, Цензор.Нет, для журнала «Фокус»
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх