EN|RU|UK
  95  4

 ТРУБЫ РАЗДОРА

В последние дни года уходящего стало очевидно, что следующий год, как и прошедший, тоже станет годом "газовых разборок.Большой газовый и геополитический передел на постсоветском пространстве, начатый Кремлем еще в 2005 году, еще не завершен.

С Белоруссией Россия находится на пороге газовой войны - и, как и год назад с Киевом, Москва, похоже, готова идти в "вентильной дипломатии" до конца. Азербайджан выступил штрейкбрехером в газовой блокаде Грузии, а президент Ильхам Алиев заявил, что СНГ уже "ничего не дает" его стране. Смерть Сапармурата Ниязова ставит под сомнение газовые контракты с Ашхабадом и будущее туркменского нейтралитета.

Крутой пересмотр традиционных подходов Москвы к постсоветскому пространству начался в 2005 году, после "цветных" революций в Тбилиси и Киеве. Они продемонстрировали, что влияние Москвы на постсоветском пространстве сокращается, а влияние Запада увеличивается. Стало ясно, что прежняя конструкция СНГ, в котором лидерство и приоритет России до того не подвергался сомнению, не позволяет противодействовать этому, а само СНГ в контексте прозападных настроений в руководстве Грузии, Украины и Молдавии подвергнется серьезной эрозии. В марте 2005 года на пресс-конференции в Ереване Владимир Путин заявил, что СНГ было лишь "формой цивилизованного развода" и особых достижений у него "не было и быть не могло". Это заявление и дало старт пересмотру прежней политики Москвы в отношении соседей по СНГ. До того считалось и постоянно говорилось, что интеграцию в рамках СНГ необходимо увеличивать и развивать.

Новая кремлевская политика "реализма" в отношении постсоветских государств была не сразу понята. Во время "газовой войны" с Украиной год назад Россию обвиняли в том, что она "наказывает" Киев за поражение промосковского Виктора Януковича и прозападную политику Виктора Ющенко. Те же обвинения звучали, когда Россия применяла экономические санкции в отношении Молдавии и Грузии. Однако события 2006 года показали, что основой кремлевского "реализма" являются мотивы не идеологические и политические, а энергетические.

У России на постсоветском пространстве нет союзников, а есть соратники - соратники по трубе. На протяжении 2006 года Москва старалась сформировать новую зону влияния - нефтегазового. Союза государств, нанизанных на систему нефте- и газопроводов и признающих лидирующую и ключевую роль России в организации энергетической торговли с Европой. Главной целью Москвы стало признание за ней дружественными сопредельными государствами функции монопольного поставщика энергоресурсов с территории постсоветского пространства. Сопредельным государствам предназначалась роль либо субпоставщиков своего газа в газпромовские трубопроводы, либо транзитных стран. В обоих случаях залогом энергетического союза должна была стать продажа активов или обмен ими.

На протяжении года подобный подход реализовывался с переменным успехом. Европа практически смирилась с тем, что Россия не ратифицирует Транзитный протокол, противоречащий ее энергетической доктрине. С Туркменией удалось договориться об экспорте ее газа через "Газпром". В Узбекистане российские компании успешно осваивают местные месторождения. В Армении "Газпрому" отошел магистральный газопровод из Ирана.

Проблема Москвы, однако, заключается в том, что идеи "энергетического национализма" и энергетического господства на фоне безудержного роста цен в той или иной степени заразили не только Кремль, но и весь мир. Геополитическая цена энергетических активов росла параллельно с ростом биржевых цен на энергетические товары. И также как в Москве, энергетические активы стали восприниматься в большинстве стран как стратегические и ассоциироваться с "национальным суверенитетом". И особенно остро - там, где прочие признаки и институты суверенности выглядят недостаточно убедительно.

Москва повышает ставки в своей энергетической игре и наращивает ресурсы энергетической экспансии, но одновременно растут ставки и других ее участников - как внутри СНГ, так и в Европе, США и Китае. При этом идеологические противоречия легко отодвигаются назад, как это продемонстрировали отношения Запада с Туркменией, Азербайджаном и Узбекистаном. А потому и положение Александра Лукашенко, которому Кремль грозит перекрыть газ в новогоднюю ночь, отнюдь не выглядит столь безнадежным, как это могло раньше казаться.

Источник: КоммерсантЪ, РФ
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх