EN|RU|UK
  196  10

 ГИБЕЛЬ СОЛДАТА

Армия, которую мы знаем по телесериалу «Солдаты», не имеет ничего общего с существующей в реальной жизни. Дедовщина там заключается в том, что молодые солдаты чаще, чем старослужащие, ходят в наряды, моют туалеты и совершают марш-броски, а также при случае отгоняют от «дедушек» комаров и бегают для них в «чипок» за пирожками. Самой «ужасной» потерей для солдата в результате таких проявлений «дедовщины» могут стать разве что отобранные старшими сослуживцами конфеты и пряники, присланные из дома.

В киношной армии есть даже «нехорошие» офицеры, которые могут выстрелить в солдата, приревновав к нему симпатичную медсестричку. Выстрелить, но не убить — таковы законы жанра.

В жизни отнюдь не так красиво, как в кино. В настоящей армии гораздо более страшно и жестоко. Здесь два сержанта могут без всяких причин до смерти избить рядового. А пьяный офицер — выстрелить в затылок своему подчиненному только за то, что он вовремя не сменил диск в DVD-проигрывателе. Выстрелить — и убить. В этом и есть отличие «законов жанра» от законов настоящей жизни в армии.

Быть готовым к такому, наверное, невозможно. Как невозможно утешить мать, которая в мирное время отправила в армию 18-летнего сына, а спустя 20 дней получила обратно его труп вместе с извинениями от имени Министерства обороны и Генерального штаба за то, что «не уберегли».

Рядовой Александр Рыбка, убитый двумя сержантами в ночь с 26-го на 27 ноября в 169-м учебном центре сухопутных войск «Десна», до армии жил в Бердичеве вдвоем с мамой. Окончил ПТУ, работал на мебельном комбинате. После армии собирался жениться на девушке Лене, с которой встречался два года.

В армию Саша попал 7 ноября и сразу — в «Десну». Писал маме, что служить здесь очень тяжело, даже просил в одном из писем, чтобы попробовали перевести его в другую часть. 26 ноября он принял присягу. Но послужить народу Украины, как присягал, так и не успел.

Следователи военной прокуратуры сейчас пытаются выяснить: за что его били? А вопрос как такое вообще могло случиться? имеет отношение не только к армии, но и к моральному здоровью всего нашего общества. Как справедливо заметил, комментируя происшедшее, министр обороны Анатолий Гриценко, в обществе, где каждый день убивают сотни людей, армия не может быть безгрешной. Другое дело, что ни маме, ни невесте Александра от этого легче не станет. Как и от того, что виновные понесут, будем надеяться, справедливое наказание.

После завершения следствия семье погибшего солдата выплатят 17 тысяч гривен — сумму, на которую была застрахована его жизнь.

Полковник Виктор Бокий, начальник учебного центра «Десна»:

«То, что произошло, стало тяжелым уроком для всего офицерского состава центра и вообще для Вооруженных сил. Я не владею полностью данными следствия, но, насколько мне известно, те два сержанта издевались не только над Александром Рыбкой, круг пострадавших гораздо больше. Данные следствия прокуратуры не разглашаются, поэтому о мотивах сказать трудно, однако думаю, что в том числе они вымогали деньги.
Дело расследуется достаточно быстрыми темпами, считаю, еще максимум неделя — и оно будет передано в суд. Двое сержантов, виновные в гибели солдата, сейчас изолированы, они находятся в прокуратуре гарнизона. То, что произошло — это следствие той закоренелой системы, которая существовала раньше, еще в Советском Союзе. К сожалению, мы до сих пор не смогли ее полностью сломать, хотя принимались различные меры. Создана система контроля, начиная от управления учебного центра, управления частей, батальонов, рот и взводов. Решением командующего на период приема молодого пополнения, ввода в строй, начала организованных занятий спланированы более глубокие мероприятия контроля как за молодыми солдатами, так и за сержантским составом, в том числе со стороны офицеров. Это не только дневной, но и ночной контроль, причем системный.

Я бы советовал молодым солдатам, если есть недоразумения в отношениях с сержантским составом, в первую очередь не скрывать этого, а при первой возможности сообщить своим командирам, начиная от командира роты, батареи, дивизиона и до командиров частей. Для этого дополнительно устанавливаются телефоны доверия, чтобы военнослужащий мог в любой момент снять трубку и сообщить о своей проблеме. В той части, где это произошло, тоже были такие телефоны, но они находились либо в штабе, либо на контрольно-пропускном пункте. Мы планируем увеличивать количество этих телефонов и сделать их более доступными».

Анатолий Гриценко, министр обороны Украины:

«Скажу достаточно жестко: я считаю, что эти два сержанта, не побоюсь этого слова, подонки. Люди, которые избили солдата и довели его до смерти, должны получить наказание по максимальной шкале, которая предусмотрена нашим Уголовным кодексом. Более двух лет в вооруженных силах не было ни одного случая гибели солдат от казарменного хулиганства. Это чрезвычайное происшествие. Именно поэтому по моему приказу в гарнизон выехал начальник Генерального штаба, он же — Главнокомандующий Вооруженных сил Украины генерал-полковник Кириченко, который лично создал максимально открытые и прозрачные условия, чтобы ни одно должностное лицо не чинило каких-либо препятствий на пути следствия. Решением начальника Генштаба трое офицеров отстранены от своих должностей — это те командиры, которые не должны создавать никаких препятствий для расследования, проводимого органами прокуратуры. Я уверен в том, что расследование будет закончено в максимально сжатые сроки. Все абсолютно ясно. Дело будет передано в суд, и виновные должны понести максимально возможное наказание. Если подтвердится вина кого-либо еще, кроме этих сержантов, они тоже понесут наказание согласно закону. Максимально будет обеспечена прозрачность, никто ничего не скрывает.

Дедовщина возникла не в украинской армии. Она была в советской — еще с 1950-х годов, о ней тогда просто не говорили. Никто не знал, что она есть, никто никогда не сообщал, что гибнут солдаты, никогда не выезжал начальник Генерального штаба и не проводил пресс-конференцию прямо на месте события, и ни в «Правде», ни в «Известиях» об этом не писали. Поэтому я считаю, что в этом плане Вооруженные силы и Министерство обороны, очевидно, наиболее прозрачная структура в нашем государстве, по разным причинам. Вы знаете обо всем, что происходит, мы ничего не скрываем.

Я хотел бы сказать еще одну вещь: на известной коллегии Генпрокуратуры нас обвиняли в том, что на 14% в этом году увеличилось количество преступлений, связанных с насилием в Вооруженных силах. Я хочу дать объяснения, которые, на мой взгляд, очень важны. На самом деле не на 14%, а формально, если уж быть точным, — на 9% увеличился этот показатель. Но не говорится о другом: о том, что в прошлом году министр обороны издал приказ, согласно которому деятельность командира не оценивается негативно в том случае, когда она сам фиксирует преступление и инициирует возбуждение уголовного дела. За этот период на 79% увеличилось количество нарушений, которые фиксируют сами командиры, и более чем на треть увеличилось количество уголовных дел, которые они же возбуждают.

Я как министр и как политик сознательно пошел на этот шаг, понимая, что показатели нарушений увеличатся. Но меня это не интересует, меня интересует, чтобы с нарушениями боролись, чтобы их фиксировали и не скрывали.

Я считаю, что это позитивное направление очищения армии от тех проявлений казарменного хулиганства, которые были в армии, еще начиная с 1950-х годов. То количество случаев «дедовщины», которое сегодня фиксируется во всей украинской армии, в советские времена происходило в одном развернутом механизированном полку, просто об этом никто не говорил. А сейчас такое же количество нарушений фиксируется на всю украинскую армию численностью более 200 тысяч. Я хотел бы, чтобы общество это понимало. Ни министр, ни начальник Генштаба, ни все начальники по вертикали не будут ничего скрывать. Вы будете знать обо всем, что происходит, и максимально прозрачно будут расследоваться все уголовные дела. А подонки будут сидеть за решеткой».

Кстати

В Полтавской области начался суд по делу об убийстве 18-летнего Руслана Пащенко, служившего в воинской части АО-312. 6 августа 2006 года рядовой был убит майором Николаем Винниковым, который выстрелил ему в затылок из табельного пистолета Макарова. Как показали двое свидетелей, причиной выстрела стало то, что рядовой отказался выполнить приказ майора — поставить другой кинофильм на DVD-проигрывателе. Сейчас в суде родители погибшего солдата – Зоя и Павел Пащенко — требуют от Минобороны 5 миллионов гривен в качестве компенсации за причиненный им моральный ущерб, а также пожизненного заключения для майора Винникова. В противном случае родители убитого угрожают совершить самосуд. Они также считают, что командир части, где произошло ЧП, полковник Игорь Иванченко является соучастником преступления, и требуют для него уголовной ответственности. В частности, в вину командиру части они вменяют то, что он доверил боевое оружие офицеру, который часто пил на службе. Однако представители воинской части настаивают на том, что единственный виновник происшедшего — майор Винников. Как отмечается, после инцидента он пытался покончить жизнь самоубийством, а также сообщил, что совершил преступление по неосторожности. Следующее судебное заседание по этому делу состоится в начале декабря.
Источник: Наталья Пивторыпавло, "Известия в Украине"
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх