EN|RU|UK
 Общество
  35495  69

 ФОЗЗИ ("ТАНОК НА МАЙДАНІ КОНГО"): " ДЛЯ ПРОДВИЖЕНИЯ УКРАИНСКОЙ ИДЕИ НАДО БЫЛО 10 ЛЕТ НАЗАД ЗАХВАТИТЬ ТЕЛЕКАНАЛ "ИНТЕР" И ГОВОРИТЬ НУЖНЫЕ ДЛЯ УКРАИНЫ ВЕЩИ С МОСКОВСКИМ АКЦЕНТОМ"

О современной России и отказе "трындеть" про помощь фронту; о том, как не записали песню про Ирину Фарион и откуда взялись строчки про "Путин-***ло". А также о том, отчего тяжело возвращаться в Харьков и почему нужно "валить" Андрею Макаревичу – в монументальном интервью для "Цензор.НЕТ".

С первых же минут общения с Фоззи я понял: общаться с поэтами-рэпперами для журналиста - одно удовольствие.

Они не мямлят и не "экают", их мысли мускулисты и (видимо, вследствие жанровых особенностей) плотно упакованы; они не боятся говорить крамольные вещи - но при этом всегда возьмут паузу, когда важно не просто сказать, но верно сформулировать.

Сказывается привычка свободно рефлексировать и умение донести эти рефлексии до аудитории.

Общаться с Фоззи интересно еще и потому, что он не сыпет штампованными благоглупостями вроде: "Моя цель - мир, а музыка - это лучший посол мира!" На все у него есть свое мнение - что вовсе не означает, что он стремится ознакомить с ним первого встречного. Но речь в нашей беседе зашла о вещах достаточно серьезных, чтобы отказаться от недомолвок и поговорить начистоту.

фоззи

"ОДНОКЛАССНИК ИЗ ХАРЬКОВА УВЕРЕН: САМИ СЕБЯ ВЗОРВАЛИ, ЧТОБЫ ПОДНЯТЬ ГОРОД ПРОТИВ РОССИИ"

- Едучи на встречу с тобой, вспомнил какой-то из пикников в конце нулевых. Солнце, речка, шашлыки и ваша песня "Та ти шо?" в качестве саундтрэка. Все проблемы казались мелкими, незначительными…

Сейчас они стали глобальными: путинская агрессия, смерти, тревога. Настроения в обществе кардинально изменились. Скажи, есть ли в архиве "ТНМК" песни, которые априори не могли бы быть написанными за последние год с лишним?

- Такого нет: своей голове все равно не прикажешь. Понятно, что позитив не появляется, но я не отношусь к написанию песен как к чему-то продуманному, поэтому и анализировать это нельзя. Музыка, наверное, тем и ценна, что в ней присутствует какое-то шаманство, которое не зафиксируешь приборами.

Поэтому…легкости - да, не будет. Но с другой стороны, самоиронию тоже нельзя терять, иначе - полная клиника. И если на все это серьезно смотреть, то надо выходить из этого кафе и спрыгивать с двухэтажного автобуса.

- Я знаю нескольких музыкантов, которые сознательно стараются не интересоваться новостями, не спорить с людьми о политике. Говорят, так легче, происходящее вокруг не мешает творческому процессу…

- Это самообман, такая поза. В страуса можно поиграться где-нибудь в неэлектрифицированном до сих пор селе Каневского района.

- Знаешь, если в это село привозят тела погибших на фронте - не особо и поиграешься…

- Вот поэтому я думаю, что это такая поза с желанием сохранить рынок, говорить, что ты вне политики. Но сейчас такое время, что даже если ты не интересуешься новостями, новости заинтересуются тобой.

Хотя это, конечно, позиция умная, и во времена всех политических разбалансировок были музыканты, которые придерживались нейтралитета. Это были, наверное, самые умные и богатые люди. Но ни к тем, ни к другим я не принадлежу, а в другой голове не был, не знаю. С моей точки зрения, позиция "Я вне политики, я за искусство" - это все равно, что декларировать: "Я - гей, но я не трогаю мальчиков" (улыбается. - Е.К.).

- А как ты реагируешь в моменты обострения - Иловайск, Дебальцево, сбитый "Боинг"? Стараешься поговорить с друзьями; бесконечно читаешь новости и куришь или просто пишешь новые тексты и за счет этого как-то "выгребаешь"?

- Универсального рецепта нет. Да, продолжаешь оставаться в этом стрессе. Читать, изучать всякие подробности - от этого, наверное, только хуже становится; но и не читать, абстрагироваться - я тоже не могу. Прятаться в песни? Ну, тогда такие будут и песни.

- Знакомые в зоне АТО у тебя есть?

- Есть, конечно.

- А из погибших?

- Близко знакомых, тьфу-тьфу-тьфу, - нет. Раненые есть.

- А среди ушедших на фронт музыкантов знакомые есть?

- Один есть - Ларсон, рэпер. Осенью ушел в АТО, сейчас приехал, вроде бы бронирует машину и собирается ехать обратно.

- А что ты думаешь о коллегах, которые, будучи украинцами, тянутся к российскому шоу-бизнесу? Спрашиваю не из любви к скандалу, просто это универсальная проблема - в спорте, литературе, науке. В музыке самые яркие примеры - Таисия Повалий и Ани Лорак. Ты относишься к их предпочтениям с пониманием или, скорее, резко?

- Лет 10 назад относился бы, наверное, резко. А сейчас как-то…я понимаю их мотивацию.

- И какая у них мотивация? В России просто больше денег?

- Дело даже не в деньгах, каждый же сам себе психбольной и сам себе доктор. Грубо говоря, я же тоже из Харькова и тоже был на месте людей, которые мыслят себя частью Русского мира. И потом, каждый видит то, что он хочет видеть.

фоззи

- Каждый придумывает себе свою концепцию…

- Да, каждый видит то, что он хочет видеть. Вот, разговариваю я с одноклассником, с которым мы в Харькове жили на одном районе, в один садик ходили. И заходит речь о взрыве возле Дворца спорта. Это от его дома - 200 метров, от моего - километр.

- А между вашими мыслями расстояние в парсеки?

- Да! Мы на одно и то же событие смотрим по-разному.

- И что он говорит?

- Говорит, сами себя взорвали, чтобы поднять город против России. Но город все равно не поднимется, вот так вот.

"ТВЕРДАЯ ПОЛОВИНА ХАРЬКОВА - ЭТО ЛЮДИ, КОТОРЫЕ НЕ РАЗДЕЛЯЮТ МОИ УБЕЖДЕНИЯ"

- Скажи, а все это выработано годами жизни в Харькове или все-таки телевизор?

- Нет, это все вместе; Харьков, он же такой…очень высокого мнения о себе. А вследствие этих завышенных амбиций хочется прислоняться к чему-то сильному. Плюс территориальные вопросы, другие нюансы, долго рассказывать.

Вот я вспоминаю одну историю. Мне было 16 лет, я работал в Евпатории уборщиком на пляже. По бабушкиной трудовой: бабушка жила в Евпатории, была медработником. И я приходил около шести утра, убирал всякие бумажки, мусор. И с утра по пляжу ходили пограничники с собаками, какие-то следы смотрели. И это был 1989 год, я уже понимал, что никто на нас не нападет, и что все это - какой-то сталактит. И была там бабулька, старшая уборщица, мы каждое утро этих пограничников глазами провожали. Но я не понимал, что они могут найти на пляже. Что, из Турции кто-то может сюда приплыть? В 89-м году? Идиотизм!

А бабушка говорит: "Ой, как плохо жить на границе!" Я удивляюсь: "Да чего? Кому вы нужны?" Она объясняет: "Ну, у нас же тут станция космического слежения, шпионы…Не дай Бог жить на границе!"

И она знала, что я живу в Харькове. И говорила: "Вот вам хорошо, вы же далеко от границы!"

А теперь получается, что это как раз мы живем на границе. Харьков в 40 километрах от границы, и все ездили в Белгород торговать на базар. И если брать период с Голодомора до окончания Второй мировой войны, то Харьковская область, если не ошибаюсь, в процентном соотношении потерь населения пострадала больше всех. Дважды брали город…

После этого и из харьковчан-то никого не осталось. Дедушка мне рассказывал, что он ходил в украинскую школу (хотя он был русским). И на фотографиях я видел вывески на украинском языке. Но от того Харькова фактически ничего не осталось. И приехали люди, у которых нет родственников в Украине, а есть - в той же Белгородской области. Они туда ездят картошку копать. И все то, что происходит здесь, для них - это какая-то заграница. Как Азербайджан.

Нам тупо не хватило времени. Я в каждом интервью вспоминаю теорию про то, что украинская идея идет на восток со скоростью 250 км в 10 лет. И чтобы этот перекос состоялся, не хватило всего нескольких лет…И ведь есть новое поколение - молодежь, студенты. А футбольные хулиганы как себя прекрасно проявили!

- Да, можно сказать, поучаствовали в создании истории…

- …но взрослому населению, тем, кто уже сформировался, очень сложно - практически невозможно! - изменить убеждения, которые в тебя вросли. И мы нигде не были! Вот в Москве - были, раз в год кум и двоюродный брат в Москву ездили…

- То же самое на Донбассе - на Западную Украину ездили не многие, не говоря уж о загранице.

- Зато в Ростове каждый был! В Ростове кум-сват, он даже ближе, чем Харьков. Ментально и по всем делам.

Вот, был еще один спор в Харькове, когда я еще велся на эти споры…Оранжевая революция-2004, ночь после концерта, и я оказался в компании одноклассника и его друзей. А я заявился туда в вышиванке: это был концерт "Хортицы", и на нем раздавали вышиванки. И так она мне понравилась, что я ее сразу нацепил и в вышиванке этой приехал. И вот, Северная Салтовка, сидим ночью, бухаем…

- И они тебе: "Что, перестроился, сука?"

- Да! Они такие: "А что это ты?..". А как раз было противостояние Ющенко-Янукович, вся эта тема…И вот одна из присутствовавших, школьная учительница, говорит: "Была я однажды на Западной Украине, в Ужгороде. Хотела билет поменять, а они со мной разговаривать не стали. Типа, не понимают меня".

Я говорю: "Так это не Западная Украина, это Закарпатье, они реально могли не знать русского языка. Они часто украинского не знают! Там по-венгерски люди говорят. В общем, ты сама себе что-то в голову вложила". Она: "А там западенцы-бандеровцы". Я говорю: "Там их вообще никогда не было, в Закарпатье, это другая территория, там столько всего намешано, они могли тебя тупо не понять!"

- И что тебе ответила учительница?

- Махнула рукой. То есть, все равно они остались при своем мнении. И это единственный раз, когда она там была!

И это стандартная ситуация: не были. Не видели. Вот молодежь - другое дело…

- В Харьков тебе нравится возвращаться?

- Тяжело. И сейчас, и до этого. Понятное дело, что если взять срез моих знакомых, то 90% - наши, свои в доску. Но это мой срез. А если брать в целом…вот, мы приехали в Харьков, Жадан позвал попеть у памятника Шевченко для Евромайдана. И ваш сайт написал, что людей было много. Но по факту это было 300 спартанцев, которые как ходили, так и будут ходить, несмотря ни на что. И это не тот срез, который позволяет о чем-то говорить. Вот если бы узнать данные по голосованию - ненакрученные, непририсованные - это был бы оптимальный срез. И я думаю, что твердая половина Харькова - это люди, которые не разделяют мои убеждения.

- У меня родители живут на Сумщине - еще одной области, плотно граничащей с Россией. И не буду скрывать, я не раз с тяжелым сердцем задумывался о том, что случится, если Путин ударит с той стороны. Ты мысленно не рисуешь мрачные сценарии такого рода?

- Я гоню эти мысли. В противном случае можно сойти с ума. Я не собирал тревожные чемоданчики, не покупал гречку и не заправлял полный бак, когда ждали танки под Черниговом.

- А многие прикидывали, куда переезжать.

- Я не хочу со многими сходить с ума. То есть, какие-то варианты я прикидываю - но очень быстро, очень хладнокровно и сам себе запрещаю об этом думать дальше.

"И ВОТ МНЕ ПРИСНИЛОСЬ, ЧТО Я ЗАНЯЛ БОЛЬШОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОСТ…"

- У "ТНМК" есть масштабные полотна о стране вроде "Файна Юкрайна". Есть поэтические snapsots из настоящего и будущего этой страны - как, например, песня "В наступному". И есть композиция о Героях Небесной Сотни - "Там, де ти тепер", которую я вообще не с чем и сравнить-то не могу.

Все это одни называют песнями гражданского чувства, другие - "социалкой". Но почему музыкантов, вот так рефлексирующих о происходящем вокруг, так мало? Ну, были и есть " Брати Гадюкіни ", продолжают писать песни…

- (перебивая) …Да нет, на самом деле есть очень много музыкантов, которые "гонят социалку". И если подходить к творчеству вот так отстраненно, я бы не писал об этом. Просто оно лезет само по себе, потому что этого ощущения, что пластинка слишком поцарапана, хватает и без нас.

Но "социалку" пишут очень многие, просто, наверное, не всех видно.

- …и до яркой популярности доползают не многие?

- Да и популярность сейчас - понятие условное.

- Да уж. Ани Лорак еще недавно была "нашей маленькой Уитни Хьюстон", а теперь читаешь в Фейсбуке: "Да и певичка она никакая…".

- Нет, певица-то она хорошая, поет по делу. Но вот есть же два очень больших игрока, которые отрезали для себя русский рынок принципиально: "Океан Ельзи" и "Бумбокс". Это же о многом говорит. И есть у Вани Дорна все эти вещи: и с тризубцем выход, и вообще такая увесистая дуля в кармане.

- А у нашего слушателя вообще есть запрос на серьезный с ним разговор? Или так: вот наши переживания с АТО, Майданом, курсом гривни. А теперь мы хотим отдохнуть и ни про что такое слышать не хотим…

- Не знаю, я же не был с той стороны сцены. Это надо спрашивать у Фагота, он ходит на всякие концерты. Я хожу только на футбол.

- А эти бардовские зарисовочки под гитару - злые, тревожные или веселые - это такой способ прочитать газету - и выплеснуть наружу ощущения? Выплеснул, значит, очистился?

- Просто чего-то в голове начинает булькотеть. Как там Жванецкий говорил: "ПисАть как пИсать надо тогда, когда ты не можешь этого не делать". Мог бы - не писал бы, а так: чего-то оно звучит, звучит, звучит; а рефлекс-то есть, и если какой-то мотив в голове появился, надо его довести до хотя бы полуфинального состояния. Сел, написал - ну, а что я с таким материалом буду делать? Записывать куда-то? Нет. Есть такая форма: поставил себе телефон, развернул его, снял, выложил, назавтра забыл.

- Я ведь разговор о "социалке" в музыке (в советское время говорили: "гражданская тема в творчестве" - брррр!) завел не случайно. На Западе полно людей, активно и ярко пишущих о политике, о человеческих фобиях, о том, куда идет постиндустриальное общество и т.п. И многие из этих людей любимы и уважаемы во всем мире. Если по музыке брать ближе к вам, то можно вспомнить тех же " Rage Against the Machine ", у которых песен "за любовь" практически нет, а есть вещи о несправедливости в мире, о транснациональных корпорациях…

- Коммунисты.

- Не без того. Есть Роберт Уайатт, Трэси Чэпмен, " Midnight Oil ", " Manu Chao ", сотни имен и названий. А у нас почему нет этой обратной связи? Страна-то очень политизированная. Или это мои домыслы, а народу это не нужно?

- Да, нет, наверное, нужно, но опять-таки, возвращаясь к шаманству: эти песни возникают после того, как "пробивает" какой-то пятисекундный кусочек, обычно простая музыкальная фраза, которая попадает во время и место.

Значит, просто такого попадания не было…

- За эти полтора года, уже в этой новой военной реальности, вы с Фаготом делаете вещи, которые не делали до этого? Во всех аспектах жизни группы, от бытовых до творческих, что-то изменилось?

- Нет. Это не то, что до какого-то периода мы не делали социальных песен, а потом вдруг начали их делать. Они появлялись сами по себе, просто часть из них нигде не выходила.

- Почему?

- Не потому, что мы боялись чего-то, но из-за того, что не видели их в музыкальном плане.

У нас в последнем альбоме была песня, называется "Українська мрія". Мне постоянно везет, я сны вижу яркие. А так, как приходится чередовать ранние просыпания с поздними, я иногда помню увиденные сны. И вот мне приснилось, что я получил какой-то большой государственный пост. И потом я написал песню про то, как мне приснилось, что я стал президентом. И мы начали расставлять людей: вот этот силовиков возглавляет, " завхозом барабанщик, заносить все мені". "А потім я прокинувся". Шкода…


И это, понятно, было написано на президентство Виктора Федоровича. И у нас как-то оттягивался выход альбома, потому что в связи с событиями в стране не до того было. Я, помню, переживал: песня лежит, лежит, а мы ее все не делаем. Потом сделаем - а уже и Виктора Федоровича как президента не будет…А потом я понял, что то же самое продолжается и сейчас. Поэтому есть смысл расслабиться и то ли играть "в долгую", то ли делать вид, что так делаешь. Высекать сиюминутное - это все-таки больше для телевидения, под хэштэги недели. А раз у нас не получается делать быстро, то и не надо делать быстро.

"У НАС ПОСЛЕ ФАРИОНОВСКИХ ЯЗЫКОВЫХ ИНИЦИАТИВ БЫЛА ИДЕЯ ЗАПИСАТЬ ПЕСНЮ НА СУРЖИКЕ"

- Ты в быту говоришь на русском, а тексты к песням пишешь на украинском. У тебя что, за две эти сферы два разных полушария головного мозга отвечают? Это же, наверное, сложно.

- (Смеется) Нет, это несложно. Кстати, с теми, кто говорит по-украински, мы, понятное дело, по-украински говорим. Я еще и книжки пописывал, но, скажем так, на харьковском языке.

Это как Instagram для девушек: вот такие мы в жизни, а такими хотим выглядеть. То есть, сначала пение на украинском языке было приколом, сразу все начинали улыбаться, в общем, ничего серьезного. А потом все вместе начало срабатывать, включая какую-то генетическую память. Как будто датчик внутри щелкнул: вот это хорошо, вот тут тебе комфортней.

фоззи

Русский язык, он ведь в целом грубее. Я периодически даже пытался что-то на нем писать, но датчик уже щелкнул…У нас после Фарионовских языковых инициатив была идея написать песню на суржике. Песня так и называлась: "Ирина Фарион". Но мы ее не сделали, потому что это опять-таки был хэштег недели.

- А сейчас эта тема ушла…

- Да, ушло. А год назад был такой рефлекс: давайте, может, действительно попробуем сделать что-то на русском, чтобы показать, что нет в этом ничего важного. Не надо вообще заострять на вопросах языка.

Но это ощущение было год назад.

- Я все-таки заострю. Скажи, тебе доводилось слышать от сторонников Русского мира претензии относительно того, что ты, сторонник "свидомых", говоришь на русском? Что-то вроде: "Слышишь, укроп, ты чего на русском говоришь, давай, балакай на своем украинском!"?

- Нет, такого вообще не было.

- А как вообще можно ответить таким людям? Или дуракам лучше вообще не отвечать?

- Ну, для того, чтобы пытаться что-то высказать с пониженным градусом, нужно очень много сил. Или объем мозга, которым я не обладаю.

- И вообще, чтобы спорить на такие темы, надо с человеком много пудов соли вместе съесть.

- Порой даже много пудов соли не помогают. А в случае с Харьковом вообще все посечено. Вот пример: чувак, из-за которого мы запели на украинском языке…

- О ком речь?

- Помните актера, который играл Януковича в "Великій різниці"? Игорь Арнаутов. Мы работали вместе на "Приват-ТВ", было творческое объединение "Чиз", в котором он играл, в театре. И он на капустниках пел песни Виталия Бадло, покойного уже… (тараторит в ритм, с неподражаемым акцентом) "Ми будем пити пиво, тіки з вареними раками…". С таким вот полтавским произношением. Это была такая умора! И с этого мы и стартовали, с кавера на кавер.

Игорь у нас есть на всех альбомах, это он нас подвигнул петь на украинском языке. И при этом у нас с ними диаметрально противоположные точки зрения на происходящее и вообще на месте Украины на глобусе. Но мы об этом не говорим. Игорь лежал в больнице в Харькове, и я приезжал его записывать. Мы не говорим на эти темы. Грубо говоря, я знаю его точку зрения, а он - мою.

- А у тебя в голове свой персональный, далекий от путинского, русский мир есть? Автор и блогер Евгений Гендин блистательно сформулировал: "Бердяева я тоже забираю с собой из умирающего Мордорскрепа. Х#й я им его оставлю. Мне он здесь нужен. Наряду. Так лучше нам обоим. Это наше общее решение"...

- Да есть, конечно. Масса всего хорошего есть и в музыке, и в литературе. Все ж выросли из этого, и плевать в свои же детские фотографии, делая вид, что был бандеровцем с 6 лет, я тоже не буду. Потому что это глупо, я был таким же, как они. Помню, как в институте возмущался: чего это нас заставляют учить историю Украины, да еще и на украинском языке? Такой же дебил был!

Бытие определяет сознание. Мне повезло: я попал, допустим, на радио - и ляпнул: "укрАинский". Мне говорят: "Ты что, лох?". - "Почему лох?". - "Потому что правильно говорить "украИнский". "УкрАинский" - так только лохи говорят".

Лохом быть не хочется. Раз запомнил. Потом было: "в Украине" или "на Украине"? Потом в институте чудесная тетя у нас преподавала…что-то связанное с дипломатией. И она как начала рассказывать, какие палки в колеса вставляет Россия - тупо на русском языке, очень спокойно…

И вот мне повезло, а кому-то - нет. Кто-то мог остаться в той системе координат - как, например, группа "Разные люди". Люди были антисоветчиками, а потом попали на другую сторону. Кстати, ты знаешь, что слоган "Спасибо жителям Донбасса…" - это парафраз на песню "Разных людей" "Простите, парни из Донбасса, за президента-пи***аса!"? Это было написано о Ющенко года за три до того, как парафраз прокричали на стадионе…И, кстати, фраза "Путин - ***ло" - тоже парафраз. Изначально на харьковском стадионе кричали "Суркис - ***ло"…

"МАКАРЕВИЧ ПОРАДОВАЛ. КАК-ТО СТАЛО НЕОЖИДАННО ТЕПЛО"

- С российскими коллегами вы поддерживаете какие-то связи?

- Практически нет.

- Хотя черт его знает, стоит ли это риска. Скажешь о тамошнем человеке что-то хорошее, а у него там возникают проблемы…

- Ну, была у нас договоренность о дуэте с одним российским музыкантом. Но это обернулось бы для него проблемой. А с русскими друзьями мы очень мало общаемся - и на такие темы, которые не перспективны в плане обострения.

- Это какие же?

- Семья, дети. "Все хорошо?" - "Все хорошо". Не дальше этого. Потому что обе стороны понимают: зацепимся - а позиции разные…Понимаешь, я знаю их мотивацию, я-то был на той стороне. Приблизительно улавливаю, чего там в голове - и бороться с этим можно только временем. Этими 250 километрами за 10 лет и появлением новых поколений.

- Мне все-таки ближе ветхозаветный пример про Моисея и 40 лет. Но есть и совершенно удивительные случаи. Как тебе эволюция Андрея Макаревича? Я сперва скажу свое мнение. Смотрел на него в 90-х, нулевых - и только затылок чесал: ну, что за конформист…

- А он всегда был конформистом. Он же после знаменитой разгромной статьи в "Комсомолке" про "рагу из синей птицы" пытался и ответные письма писать…И был небольшой скепсис, когда он пел "Не стоит прогибаться под изменчивый мир", одновременно прогибаясь и сосуществуя с той самой системой координат, против которой весь этот русский рок когда-то был…

- Но ведь что-то щелкнуло в человеке…

- Видимо, слой говна достиг опасных для дыхания высот…

- …и Андрей Вадимович выпрямился в полный рост. Приезжает в Украину, дает здесь концерты - и возвращается в Москву, где тут же получает по пропагандистским трубам полную порцию говна. Чтобы через несколько месяцев приехать снова.

- Но ему надо валить.

- Ты тоже так думаешь? В Фейсбуке уже и сообщества возникают: "Спасем Макаревича", "Макаревич, уезжай!"

- Ну, Фейсбук - это очень условный срез. И уверять себя в том, что раз все твои друзья в Фейсбуке думают так…Нет, это означает, что, условно говоря, так думает один подъезд 9-этажного дома в Киеве. А есть же и другие подъезды, другие дома и микрорайоны.

Но Макаревич - да, порадовал. Как-то стало неожиданно тепло.

- Со стороны кажется, что и в Гребенщикове происходят какие-то сдвиги. Его альбом "Соль" прекрасен и, в отличие от многих вещей "Аквариума", - про нынешнее время. "Сколько лет ни пели - все равно, что молчали…". Эзопов язык присутствует, но он…более прозрачен, что ли.

- Ну, его-то в глупости если и обвинять, то последним. Борис Борисович все понимает; просто он настолько умен, что изначально выбрал позицию Ивана Бодхидхармы: что это, я не знаю, а вы тем более. Поэтому я буду делать вид, что знаю (улыбается. - Е.К.)…

Но мир там - другой, люди другие. Никто ведь не хотел относиться к России плохо. Просто Россия столько всего сделала для того, чтобы оттолкнуть от себя…Сочетая это с нарочитыми крестообразными телодвижениями типа: "Да куда же вы?" Такая вот бинарность: они делали все, чтобы унизить - и при этом удивлялись, почему это отталкивает. Плюс все это накладывается на исторический бэкграунд. Это ведь только кажется, что у них не было Интернета, и они ничего не знали. Все равно как-то это все передавалось. И если 70 лет была такая фаза, нужно хотя бы лет 35, чтобы от этого отбиться.

- То есть ты нам 35 лет даешь? Или им даешь 35?

- Нам, конечно.

- Им, наверное, теперь понадобится больше, чем 35.

- Да ну, мы ж не буряты, что нам лезть к ним? Пусть делают себе что хотят. Вообще не интересно! Вообще перестал следить за всякими "Эхами Москвы", пусть делают все, что хотят. Но сюда не лезьте уже, пожалуйста! Не хочется вообще ничего общего иметь. Даже если сейчас все остановится и встанет на паузу.

Я уже не знаю ни одного русского футболиста! Я всегда вычитывал от корки до корки все, а теперь не знаю, какая ситуация у них в чемпионате…

"КАКОЙ-ТО ДАТЧИК ВНУТРИ ГОВОРИТ, ЧТО ТРЫНДЕТЬ О ТВОЕЙ ПОМОЩИ ФРОНТУ НЕ СТОИТ"

- Каждый из музыкантов сам определяет свое отношение к этой войне. Есть люди вроде Насти Приходько, которые и в зону АТО ездили, и благотворительные выступления устраивают. У вас есть желание помочь чем-то помимо музыки?

- Мы и помогаем, просто я (тщательно подбирает слова. - Е.К.) не считаю нужным и важным информировать об этом общественность. Мы были в зоне АТО, собирали деньги на концерте, отвезли бушлаты, штаны.

- А к кому ездили?

- В Новый Айдар в 8-ой полк спецназа (Хмельницкий), и 80-ую аэромобильную бригаду из Черновцов, к десантникам. Но если бы Притула не повесил про это у себя в Фейсбуке, мы бы об этом и не говорили. Потому что поехали - ну и поехали. Это один случай, фотография с которого всплыла в одном аккаунте. И все. Просто тут такая позиция: или иди воюй - или не трынди на эту тему.

фоззи

- Тем более, трындящих так много…

- Да, и на этом фоне тем более не хочется…ну, какой-то датчик внутри срабатывает, что не надо об этом трындеть. Ну, собрали денег, ну, поехали. Пресса звонит: "Дайте фотографий". - "Не дам, а откуда вы вообще узнали?" - "А вот в Фейсбуке увидели". Думаю: "Вот, блин…".

- Какие-то мини-концерты для ребят там давали?

- Конечно, давали.

- И какие песни там лучше всего воспринимаются?

- Да Бог его знает. Никто ж правды не скажет. Но между коллегами, и вообще, есть такое личное ощущение, что, конечно, части солдат (насколько большой, не знаю) - вообще не до этого. Бывает, люди смотрят просто перед собой. Или уходят. Просто в интервью музыканты об этом не говорят, а друг другу рассказывают Мол, мы поем, а им бы водки да скинуть куда-то эту накипь с души.

Музыка-то тоже…это теоретически она все спасает, а на практике, привезя туда сигарет, ты сделал больше, нежели просто сыграл. Да, им было приятно, да, они, там хоть поржали 5 минут. Но, во-первых, в нашей ситуации из этого не стоит устраивать Мать Терезу. А во-вторых, вот, футбольная команда "Маэстро" (состоящая из звезд украинского шоу-бизнеса. - Е.К.) собирала деньги, и какие-то фантастические суммы фигурировали - но я-то их лично не брал, не отдавал и от себя не отрывал. А говорить можно лишь в том случае, если ты от себя чего-то оторвал. И предлагаешь кому-то сделать так же.

- А вот если бы тебе дали два-три миллиона у.е. и сказали: Саша, сделай на эти деньги какой-то классный проект для страны - как ты себе его представляешь. Не обязательно что-то лобовое, но стоящее. На твое усмотрение. От телевидения до таких форматов, о которых мы даже не думаем.

Скажи, на что бы ты эти деньги потратил?

- Нужно было бы делать что-то простое и встречное - потому что мы постоянно в позиции отыгрывающихся. Я скажу так: для продвижения украинской идеи надо было 10 лет назад в одну ночь захватить телеканал "Интер" - и продолжать говорить то же самое, подмешивая чуть-чуть то, что нужно.

- А что нужно?

- Нужно было говорить нужные для Украины вещи с московским акцентом. Так что, если бы у меня сейчас было 3 миллиона, я сделал бы клон газеты "Вести" и ее тоже раздавали бы возле метро. И там тоже было бы слово "Хунта".

- То есть, человек начинает читать - и с облегчением выдыхает: все как полагается. А на самом деле…

- Да. А ему нужно подсовывать другое. Контрпропаганду.

- А это будет честно по отношению к людям?

- Нет. А что-то есть честное по отношению к людям?


Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ", фото из ФБ Фоззи

VEhrdlVXMTBSMFF3VEdaU2FrNURPREJNV0ZGMlpFTTJNRXcwWnpCS1dGRnpkRU42TUV4WVVYWmtRelF3VEd0MlREbERPREJaVUZGME9VZE1NRXh5VVhOSWVsRjJPVWRCTUV3M1VYWTVRM2N3VEZCUmMwNURPVEJNVkZGelNIcFJkVTVIUWpCTWNsSm5PVWRDTUZsSVVtZDBRM2t3VERROQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх