EN|RU|UK
 Общество
  34243  45

 "МЫ ЗАНИМАЕМСЯ ТЕМИ ПРОГРАММАМИ, КОТОРЫЕ НЕ МОЖЕТ ОБЕСПЕЧИТЬ МИНОБОРОНЫ", - ВОЛОНТЕРЫ "НАРОДНОГО ПРОЕКТА" АРТЕМ КОВАЛЬЧУК И АЛЕКСЕЙ ДУХ

Как с помощью инновационных технологий раненый боец может избежать ампутации и как украинские изобретатели создают отечественные тепловизоры, беспилотники, а также приборы, "которые нельзя афишировать", в интервью Цензор.НЕТ рассказали координаторы Всеукраинского центра волонтеров "Народный проект" Артем Ковальчук и Алексей Дух.

ни подчеркивают, что их уникальный для украинского волонтерского движения проект, позволяющий в режиме онлайн отследить каждую пожертвованную гривню, открыт для всех инициатив.

Волонтерская инициатива, изначально реализованная в Николаеве чуть менее года назад, по мере разрастания перебралась в Киев, где с осени действует небольшой волонтерский штаб "Народного проекта". Сегодня создатели "Народного проекта" могут похвастаться не только внедрением опыта краудфандинговой платформы, но и поддержкой таких действительно инновационных проектов, как восстановление кожи для раненых бойцов или разработка отечественного тепловизора.

"Мы даем дорогу украинским изобретателям и украинской науке. Важно развивать исследовательскую деятельность даже сейчас. Ведь война закончится, а украинские научные проекты уже будут запущены".

МЫ СОВЕРШЕННО НЕ ИМЕЕМ ДЕЛА С НАЛИЧНЫМИ ДЕНЬГАМИ

- Проект начинался с интернет-странички по сбору средств для помощи 79-й бригаде. Как он перерос в такую масштабную инициативу?

Артем Ковальчук: Основной принцип построения той страницы послужил в будущем принципом для создания краудфандинговой платформы - полностью прозрачная отчетность и прямой фидбэк с донорами. Этого на данный момент не сделала ни одна волонтерская организация. Нам удалось собрать группу волонтеров, которые загорелись идеей помогать своей стране именно путем краундфандинга для того, чтобы можно привлечь как можно больше и финансовых ресурсов, показывая в реальном времени отчетность по каждому проекту.

волонтер ковальчук

Алексей Дух: В отличие от других волонтерских организаций мы совершенно не имеем дело с наличными деньгами. Это наш и плюс, и минус. Даже если к нам обращаются, чтобы передать сумму наличными, мы их отправляем сделать перевод через банк. Причина в том, что наличные деньги трудно провести через отчетность. В крайнем случае мы можем принять помощь вещами или адресной посылкой - это также пойдет в отчетность и в акт приема-передачи.

- То есть, каждый проект имеет отдельный расчетный счет?

- Человек, пожертвовавший деньги на проект, максимум через 15 минут видит, что его деньги попали действительно на конкретный счет. Когда проект завершен, видит акты приема-передачи в воинскую часть с необходимыми печатями и подписями. Таким образом, спонсор не имеет сомнений в том, что его пожертвование все до последней копейки уходит именно на то, на что он давал деньги.

- Навскидку, сколько средств прошло через счета на вашем сайте?

Алексей Дух: Было потрачено и распределено более 40 миллионов гривен. При этом, у нас есть проекты, которые в работе, но их нет на сайте по той причине, что спонсоры, которые хотят финансировать те или иные подразделения, не всегда хотят афишировать свою деятельность. К тому же, есть проекты, которые не стоит предавать огласке.

волонтер дух

- На сегодняшний день у вас более 70 проектов, больше половины из них уже успешно завершились. Но все же волонтерских инициатив в Украине в сотни раз больше. По какому вы принципу отбираете статьи расходов, которым предоставляете краудфандинговую площадку?

Артем Ковальчук: Мы делаем две основные ставки в нашей деятельности: проекты должны быть инновационными и технологичными. Благодаря волонтерскому десанту в структуре Минобороны, понимаем, что министерство может предоставить, а что нет. Вот как раз тем, чем государство не может обеспечить бойцов, мы и занимаемся. Это в первую очередь технологичные проекты.

Много времени занимает проведение тендеров, сертификация или постановка на вооружение Минобороны. Государство не готово финансировать инновационные и технологичные проекты. Первая группа технологических проектов касается медицины. На сегодняшний день запущены такие инновационные проекты, как "Биотех-реабилитация" и "Банк кожи".

волонтер

ВОЛОНТЕРЫ ГОВОРЯТ ВРАЧАМ И ПРОФЕССУРЕ, ЧТО ТЕ НЕ МОГУТ ПОСТАВИТЬ НА НОГИ РАНЕНОГО

- В чем их суть?

Артем Ковальчук: Мы начинали с обычных проектов в сфере здравоохранения - помогали медикаментами. Но потом нашли более эффективный и инновационный путь, чтобы сделать максимальный вклад в реабилитацию наших военных. Очень важно, что параллельно развивается научная деятельность в Украине.

Проект "Биотех-реабилитация" связан с клеточными технологиями. С его помощью мы можем спасти человека от инвалидности. В тех случаях, когда ветерану грозит ампутация конечностей, есть шанс с помощью технологий регенерировать костную ткань. К примеру, у человека кость прострелена и нет промежуточной части. Берется забор материала, выращивается костная ткань и пересаживается пациенту. В данном случае мы сотрудничаем с клиникой Ilaya, которая обладает необходимыми технологиями. Сотрудники клиники также занимаются этим проектом на волонтерских началах. Средняя стоимость такой операции порядка 10 тысяч долларов. Но это ничто по сравнению с ценами за границей - отправляя раненных в Израиль, этих денег хватит лишь на то, чтобы покрыть организационные расходы.

"Банк кожи" - выращивание кожи человека из стволовых клеток. Запустили его в конце декабря совместно с Киевским ожоговым центром. Он тоже связан с клеточными технологиями, но здесь мы можем привлекать посторонних доноров. Клеточный материал отбирается в основном путем липосакции. Создается резерв клеток ткани, которые сохраняются в банке кожи. Когда в клинику поступают бойцы с ожогами, мы оперативно можем доставить необходимый материал, чтобы человеку пересадили настоящую кожу, не оставляя рубцов. Опять таки, мы не просто спасаем жизнь человеку, но и ограждаем его от увечья.

- Сколько бойцов уже удалось поставить на ноги?

Артем Ковальчук: "Биотех-реабилитацию" мы запустили осенью и уже до Нового года обеспечили лечение 12 бойцам. Планируем в ближайшее время принять еще троих бойцов на лечение. Лечение проводится после того, как будущий пациент заполнит анкету с медицинской информацией на сайте и ее утвердят врачи ilaya с точки зрения целесообразности использования клеточных технологий. После, у пациента берут забор материала, проводят подготовку и изготовляют трансплантат, далее идет операция по пересадке.


Если бы у нас была возможность привлечь большее количество спонсоров, могли бы брать еще больше пациентов. Пока 2-3 бойца в месяц - это максимум, который мы можем себе позволить. Нам удалось привлечь к проекту "Банк кожи" первую леди. Мы рассчитываем на то, что она поможет нам сломать существующие барьеры

- Какие барьеры?

Артем Ковальчук: Мы находим пациентов, нуждающихся в восстановлении костной ткани или кожного покрова, с помощью волонтеров. Переводом пациента из военного госпиталя в клинику занимаемся непосредственно мы. Но существует определенная бюрократическая процедура, при которой довольно сложно забрать бойца из военного госпиталя.

Когда мы только запустили проект, были проблемы с Киевским военным госпиталем, но нам удалось решить вопросы. Теперь хотим забрать бойцов на лечение из Харьковского военного госпиталя - нам снова ставят палки в колеса и не дают их вывезти. Это и руководство госпиталя, и некоторые люди, связанные с Минобороны.

- Так происходит потому, что вам не доверяют или из-за боязни новых технологий?

Алексей Дух: Это, скорее, корпоративная солидарность. Представьте ситуацию, когда волонтеры говорят опытным врачам и профессуре, что те не смогут до конца поставить на ноги раненого. Плюс, большое недоверие к новым технологиям все-таки присутствует.

Артем Ковальчук: Приведу один случай, который произошел в октябре. В Киевском военном госпитале лежал боец, у которого не было половины пятки. Мы могли нарастить ее, чтобы в будущем этот ветеран смог вести полноценную жизнь. С нами долго не шло на контакт руководство госпиталя. При этом мы уверяли, что после операции вернем пациента обратно. Парню реально задурманили голову. Сначала и он, и родственники были согласны на операцию, но потом резко изменили свое мнение. Этого бойца перевели в клинику Шалимова, только бы не отдать его нам. Я не хочу ничего плохого сказать о клинике Шалимова, но у них не всегда есть нужные технологии. Там собрался целый консилиум докторов, а наших врачей на порог даже не пустили. Парню зашили эту пятку просто лоскутом, но внутри начались очень неприятные процессы. Ситуация усугубилась в разы: нужно было по-новому вычищать и останавливать процесс гноения. В итоге доктора из клиники Шалимова нам сами позвонили, чтобы мы оказали помощь этому пациенту. Было еще несколько подобных случаев.

Алексей Дух: И Киевский, и Харьковский военные госпитали как медицинские учреждения довольно сильны. Поэтому и не доверяют специалистам извне. Но из-за недостатка финансирования у них не было возможности двигаться вперед и внедрять новые технологии.

САМЫЙ ХОДОВОЙ ТЕПЛОВИЗОР PULSAR НАМНОГО ХУЖЕ ПО КАЧЕСТВУ, ЧЕМ РАЗРАБОТАННЫЙ В УКРАИНЕ

- Что касается второй части ваших технологических инициатив - помощи армии, то тут у вас руки развязаны и палок в колеса никто не ставит?

Алексей Дух: Мы стараемся отходить от стандартной помощи армии, но развивать новые технологии - стараемся поддержать перспективные разработки украинских технарей. Единственная сложность в том, что зачастую разработчики не умеют презентовать свои изобретения. А мы выступаем для них своеобразной платформой для того, чтобы громко поставить вопрос: зачем покупать за границей втридорога то, что разработали наши специалисты. И наша задача помочь максимальному количеству молодых изобретателей. Сотрудничая с ними, мы убиваем двух зайцев: и экономим народные деньги, и даем возможность молодым разработчиком воплотить свои замыслы в жизнь. В Украине есть мощные программисты и инженеры, но получить от государства деньги на реализацию своих разработок они не скоро смогут.

Например, ребята разработали хороший тепловизорный прицел. Это получится дешевле, чем покупать за границей. Если американский аналог стоит порядка 12 тысяч долларов, то отечественный - 4900$. Мы собираем на первых 14 таких. И уже появился меценат, который анонимно профинасировал 7.

Или другой пример. Ребята разрабатывают маленький дистанционный танк для разведывательных целях. Есть группа, разрабатывающая беспилотник. Аналога им на сегодняшний день нет, потому что они реально разрабатывают military great: пишут и программу по управлению, и техническую часть. На рынке такой беспилотник в десять раз дороже. Мы могли бы собирать деньги долго и отдать один самолет, а можем потратить немного больше времени, но собрать пять самолетов.

Артем Ковальчук: Последний образец, который мы добавили, обходится в 694 тысячи гривен - порядка 20 тысяч долларов. Его аналог в Израиле стоит более 100 тысяч долларов. Причем, не факт, что он лучше.

Такой подход у нас во всем. К примеру, есть волонтерская организация, которая собирает на безумно дорогой дальномер раскрученной фирмы. Долго собирают на него деньги и в итоге покупают прибор за 15 тысяч долларов, передают его в одну часть, и все. А при этом можно посмотреть, какие есть альтернативные варианты в Китае, которые ничем не хуже, а порой даже лучше. И за эту же сумму можно было купить несколько таких приборов.

- Но, создав немалое количество беспилотников, мы столкнемся с нехваткой пилотов. Уже сегодня эта проблема видна.

Алексей Дух: В связи с этим мы создали школу пилотов. У подразделения, которому мы передаем беспилотник, мы просим несколько бойцов и обучаем их пользоваться аппаратом. Только когда мы уверены, что наш беспилотник не разобьется при первом же запуске, отдаем его на передовую.

- Во всех проектах статьи расходов заранее известны?

Алексей Дух: Как правило, да. Но на супермасштабный проект "Аэропорт" не было расписанных потребностей. На территории аэропорта стремительно развиваются события, ребята потеряли много имущества. Список потребностей безграничный и полтора миллиона гривен, которые мы собрали, не смогли покрыть все. Для нас это эксперимент - раньше мы не открывали проекты без бюджета. Но аэропорт - это отдельный случай.

народный волонтер тыл

- То есть, к вам может обратиться любой волонтер либо волонтерская организация?

Артем Ковальчук: Мы не зря называемся всеукраинским центром волонтеров. Наша краундфандинговая платформа может быть использована для всех волонтерских инициатив, чтобы можно было централизовать проекты и сам процесс сбора средств. Мы сперва рассматриваем все обращения и проверяем, действительно ли на данный момент эти потребности не может обеспечить Минобороны. Также уточняем, сможем ли мы получить обратную связь в плане документации и отчетности. Потом решаем, размещать ли у нас на сайте данный проект. Так что, мы открыты для любых достойных и новаторских инициатив.

Всеукраинский центр волонтеров "Народный проект" предоставляет свою площадку для волонтерских инициатив:

http://www.peoplesproject.com/

+38 097 752 69 77

Email: info@peoplesproject.com




Ольга Скороход, Цензор.НЕТ

TUVvdlVYWjBRemd3VERkU2FXUkhUVWxPUjBFd1RFUlJkbVJETVRCTU0xSnBPVU00Wms1RFV6Qk1OMUYxT1VNck1Fd3pVbWQwUXpFd1dVUlNhWGxFVVhST1F6Y3dXVGhuTUV4RVVtZE9Remd3VEdwUmRVTTRkakJLTjFGMU9VZE5NRXhRVVhORFJGRnZaRU0yTUV3M1VtZE9ReXN3V1ZoUmRuUkRNRXg1TDFGMk9VTXJNRXg2VVhaMFIwb3dXWGc0TUZsRVVYTk9Remt3VEZoUmRtUkROREJNVmpnd1dVeFNaMDVEZHpCTVRGRjJUa04zWms1RGVUQk1OMUYxT1VNck1Fd3pVbWQwUXpFd1dVUlNhWGM5UFE9PQ==
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх