EN|RU|UK
 Общество
  41042  69

 БОЛЬШОЕ КОСМИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ - 2

Продолжение космической оперы о том, как Русский мир вышел за пределы земной орбиты в атмосферу дружбы, братства и взаимопонимания, а Виктор Янукович сошелся с убийцей один на один и бросил в него торшером.

(Продолжение. Начало см. здесь)

Янукович сидит за столом в личной каюте, сгорбившись и обхватив голову руками. На столе лежит незаконченное письмо от мальчика-беженца Паши, у которого Правый сектор забрал золотой батон, но не радует оно Януковича: он подозревает, что Путин каким-то образом всякий раз догадывается, кто на самом деле ему пишет.

- Даже фамилию ни одна тварь не запомнила, вот же суки! - бормочет Янукович, горько улыбаясь. - Эх, Пш... Пшш... Гм. Блин, да и хрен с ним.

Янукович достает из шкафчика бутылку коньяку, два фужера и отправляется в каюту Азарова напротив. Дверь оказывается незапертой, и Виктор Федорович решительно открывает ее ногой.

- Эй, Яныч, не грусти, давай лучше за упокой покойного, не чокаясь!

Азаров сидит на кровати, уронив голову на стол. На мгновение Януковичу чудится, что легитимный премьер умер, и в итоге выясняется, что так оно и есть. Голова Николая Яновича плотно обтянута кульком, руки примотаны скотчем к ножкам стола, а из спины торчит лопата, без которой Азаров категорически отказывался подниматься на борт, мотивируя это тем, что хочет посадить на Луне добрую грядку капусты, хотя Янукович прекрасно знал, что без лопаты осторожный старик вообще никогда из дому не выходит.

Издав истерический вопль, Виктор Федорович бросается к дверям и обнаруживает в них надвигающееся на него огромное волосатое чудовище.

- Сука позорная, за что деда порешил?! - кричит Янукович и изо всех сил бьет чудовище бутылкой по голове.

- Ы, - говорит чудовище.


***
Полковник ФСБ штабс-капитан лейб-кавалерии поручик Гиркин в наглаженной портупее на голое тело и лихо заломленной набекрень белогвардейской фуражке идет по коридору жилого отсека и стучится во все двери подряд в поисках каюты Мизулиной. В руках у него поднос с шампанским и трофейными презервативами из гуманитарной помощи первого путинского конвоя.

- Отцвелиии уж давнооооо, - зычно мурлычет Гиркин, стуча в пятую по счету дверь, - хризантееемы в адуууу... Черт, и тут не открывают, ну что за народ, с кем Новороссию делать?..

Внезапно в конце коридора появляется туманная фигура в белом пеньюаре и призывно машет ему рукой.

- Ах, Елена, милая Елена! - восклицает Гиркин. - Я лечу к тебе на крыльях любви!

Елена, сделав кокетливый книксен, от которого у Стрелкова сладко замирает сердце, скрывается за поворотом коридора. Гиркин прибавляет шагу и внезапно выскакивает в темное машинное отделение, в котором почему-то выкручены все лампочки. Елена мутным пятном белеет прямо перед Гиркиным, и поручик от инфантерии понимает, что это вовсе не Елена.

- Я так и знал, что это ты, - говорит Гиркин с досадой. - Послушай, нам с тобой делить нечего, и...

Белая фигура, крякнув, бросает в лицо Стрелкову тяжелый огнетушитель, тот ловко уворачивается и стреляет навскидку из пистолета, который он до этого времени, как оказалось, прятал под подносом.

- Блиад! - шипит фигура и бросается наутек. Гиркин со всех ног несется следом, но, пробежав не более десятка шагов, неожиданно врезается прямо посреди коридора во что-то твердое и тяжелое и неловко падает на пол. Сверху на него, соответственно, валится твердое и тяжелое. Уже теряя сознание, поручик понимает, что это козел Алины Кабаевой.


***

Тщательно заперевшись в звуконепроницаемой каморке для тайных переговоров, Путин опускается в кресло перед большим монитором и нажимает зеленую кнопку на пульте. Сверхсекретная космическая линия правительственной связи, разработанная российским ученым Цянь Ли, отзывается заунывным пиликаньем саньсяна, хотя производитель уже несколько раз обещал поставить вместо него российский гимн. Наконец, заставка в виде китайского герба пропадает, и вместо нее Путин видит помятого премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, который еще полминуты назад явно спал за рабочим столом.

- О, - говорит Медведев удивленно. - А который час?

- Да у вас в Кремле как раз полдень пробило, - язвит Путин. - Вот скажи мне, Дима, что ты по ночам делаешь?

- В игры играю на айфоне... - Медведев прикусывает язык, но поздно.

- На айфоне?! - шипит Путин. - Ах ты бл#дь. Я же русским языком тебе велел выкинуть эту дрянь!

- Так я выкинул! - оправдывается Медведев. - А вчера вот не утерпел и купил новый на Горбушке. Да ты не беспокойся, я надел усы и каблуки.

- Наденешь ты у меня яйца на уши, - обещает Путин. - Как там дела вообще? Стабильность есть?

- Стабильность есть. Вчера даже доллар до ста рублей упал.

- Правда? - настораживается Путин. - А с чего вдруг?

- Ну, - мнется Медведев, - экономисты говорят, что это из-за того, что ты в космос улетел. Еще бы, мол, кабы я тоже улетел, можно было бы ожидать доллар по девяносто пять, а то и по девяносто четыре пятьдесят. Но на хрена оно мне надо?

- "На хрена оно мне надо", - передразнивает друга Путин. - Не понять тебе этого, Димон. Вот потому-то именно я президент России, а не ты.

- Ну-ну, - загадочно хмыкает Медведев.

Путин некоторое время сверлит премьера холодным змеиным взглядом.

- Что-то ты мне в последнее время не нравишься, Дима, - цедит он сквозь зубы. - Смотри не закончи так, как сегодня закончил Пш... Пшш...

- Пшонка, - кивает Медведев. - Уже успел? Круто. Быстро твой человек сработал.

- Не просто сработал, а концептуально - замочил в сортире, - самодовольно говорит Путин. - Он уже и Азарова кончил, лопатой, чтоб не скиглил. Думаю, до утра и Виктору Федоровичу будет со святыми упокой. Сели в луноход украинские братья и в вулкан упали, бывает. И никакой Интерпол их искать уже не будет. Все, конечно, будут догадываться, но где доказательства? Нету доказательств.

- И снова Путин всех переиграл, - лицемерно восторгается Медведев. - Все-таки замечательный план ты придумал, Вова.

- Смотри мне. И запомни: найду айфон - не обижайся, - говорит Путин и, оборвав связь, некоторое время сидит в задумчивости, уставившись невидящим взглядом в китайский герб. Что-то в поведении Медведева не дает ему покоя, но он никак не может уловить, что именно.

***
Янукович и Валуев в каюте Азарова допивают третью бутылку коньяка за здоровье покойного. Перед покойным тоже стоит наполненная до краев рюмка с уложенным на нее сверху традиционным куском хлеба. Лопату из его спины легко вытащил могучий Валуев, и теперь она занимает почетное место в каюте Януковича, заявившего, что когда Николай Янович будет объявлен героем России посмертно, он загонит ее на аукционе за валюту.

- Ну, за здоровье отсутствующих здесь дам! - витиевато провозглашает Янукович, поднимая рюмку.

- Ы, - кивает Валуев, поправляя повязку на лбу, под которой виднеется фиолетовая шишка, не очень, впрочем, заметная на угловатом рельефе его бугристого черепа.

- Ты прости меня, братан, я же не знал, что это тебя Путин за телом прыслал, я думал, это ты его на лопату насадил, - в который раз извиняется Янукович, в глубине души опасающийся, что знаменитый боксер все же затаил на него обиду за предательский удар бутылкой. - Вот все-таки какой молодец Владимир Владимирович, как он заботится о своих героях.

- Ы, - горячо кивает Валуев.

Януковичу явно приятно, что он может блистать красноречием на фоне собеседника. Он ловит себя на мысли, что ему нравится этот немногословный, надежный русский мужик.

- Эх, хорошо сидим, как говорят, вот бы баб еще сюда, - мечтательно говорит Янукович и, достав из-под стола гитару, которую он притащил в каюту Азарова в процессе очередной ходки за бутылкой, берет несколько мажорных аккордов, после чего, залихватски подмигнув боксеру, начинает петь на известный опереточный мотив:

Гражданка, гражданка, гражданка Полежай,

Ты создана лишь для развлеченья.

Изящна, беспечна гражданка Полежай,

Тебе непонятны любви му-чень-я!

- Ы, - широко улыбается Валуев.

- На самом деле она у меня, конечно, не такая, - печально вздыхает Янукович, отставляя гитару. - Не изящная ни хрына, как говорят, да и времени для наслаждений у нас было мало, все работа проклятая... Слышь, Коля, а у тебя много баб было?

- Ы, - говорит Валуев.

- Вот и у меня тоже. А тут еще Пш убили, и вот Николая Яновича теперь. А меня так вообще все всегда убить хотели. Думал, хоть тут не достанут, а оно вот как... Знаешь, мне все не дает покоя отот голый мужик с конским хвостом на голове, что перед Кабаевой танцевал. Как говорят, слышал я одну историю страшную про такого козака Гаврылюка. Ты не слышал?

- Ы, - говорит Валуев.

- А я слышал, - мрачно говорит Янукович. - Был такой на Майдане козак Гаврылюк, его когда наши беркуты вспоймали, то раздели догола и заставили танцевать гопак.

- Ы, - широко улыбается Валуев.

- Это еще не ы. Ы в том, что мороз был тогда лютый, а козак танцевал себе хоть бы хны, как говорят, потому что он был козак-характерник, ну, боевой колдун, по ихнему, а от мороза он еще и мутировал, и теперь может ходить сквозь стены и вообще где угодно. После того танца скитается его душа по миру, и нет ей нигде покоя. Увидит москаля, станцует перед ним гопак свой богомерзкий, а потом шаблюкой своей кишки ему выпустит.

- Ы, - осуждающе говорит Валуев.

- Отож, - кивает Янукович. - Так от я подозреваю, что это он корешков моих положил. За предательство украинского народа, как говорят.

- Ы, - отмахивается Валуев.

- Сказки? Ничего себе сказки, два трупа за два часа! И главное записки эти с угрозами на мове - и мне написал, и Азарову, и, наверно, Пш... Пшш... Короче, всем написал. Все хотят меня убить. Пойду я.

- Ы?

- Пойду, говорю, к себе, жутко мне что-то, как говорят, сам на себя страху нагнал, - кисло улыбается Янукович и, подхватив гитару, выходит из каюты. - Давай, братуха, завтра встретимся, еще поп#здим.

- Ы, - улыбается Валуев и, схватив тело Азарова под мышку, уходит с ним в транспортный отсек, где уже покоится в луноходе несчастный генпрокурор.

Янукович, зевая, запирается в каюте, спотыкается в темноте о лопату, чертыхнувшись, пристраивает ее куда-то штыком вверх, некоторое время пытается наощупь повесить гитару на гвоздик, но в конце концов сдается и кладет инструмент на стол у кровати, а сам с наслаждением влезает под одеяло. Через пять минут он уже спит, вздрагивая во сне и невнятно поминая Левочкина.

Когда сон легитимного президента, наконец, становится ровным и глубоким, в стоящем у кровати шкафу раздается легкое шуршание. Дверца шкафа бесшумно отворяется.

***
Путин просыпается от того, что кто-то изо всех сил колотит в дверь его персональной каюты кулаком и, кажется, сапогами. Недовольно ворча, Верховный Правитель осторожно, чтобы не потревожить мальчика Порфирия, продолжающего трогательно чмокать даже во сне, вылезает из-под одеяла, надевает красивый русский халат из натуральных качественных материалов отечественного легпрома, расшитый дракончиками и иероглифами, и, на цыпочках подкравшись к двери, резко распахивает ее, выставив перед собой незарегистрированный наградной пистолет Собчака.

За дверью обнаруживается полковник Гиркин с распухшей щекой, зато одетый в расшитый золотом камзол, белые гольфы и парчовые тапки с бантами. На голове его завитый парик, а в руке табакерка.

Путин быстро нацеливает пистолет Гиркину в лоб.

- Что, поручик, пришли реконструировать убийство императора Павла? - холодно интересуется он.

- Что? А, да, то есть, нет, - смущенно говорит Гиркин, пряча табакерку в карман. - Привычка проклятая. Короче, император, вокруг вас зреет заговор. Я знаю, кто убил Пшш. Я недавно имел с этим сударем перестрелку и одержал в ней победу, но по дороге наткнулся на козла и потерял сознание. Доклад закончен, честь имею!

- Хм, - озабоченно говорит Путин, не опуская оружия. - Хм. Вот как. И кто же этот, гм, сударь?

- Немчура проклятая, - отвечает Гиркин. - Ваш любимый репортер "РашаТудэй" Грэм Филипс.

- И совсем он мне не любимый, - привычно отпирается Путин, - я его, можно сказать, в первый раз вижу. Кто его вообще на галеру пустил, хотел бы я знать. Не удивлюсь, если это был Порошенко.

- Я заподозрил неладное еще тогда, когда Филипс последним пришел в кают-компанию, - продолжает Гиркин, не обращая внимания на слова императора. - А когда увидел, как именно был замучен старик с кадуцеем, сразу понял, чьих это рук дело. Филипс был в Славянске, я знаю, что он агент ГРУ и заплечных дел мастер, Ваше высочество, все очевидно. Видимо, он заметил, что я раскусил его, и попытался меня убрать, но я был начеку. Честь имею!

- А почему сразу ГРУ? - надувшись, спрашивает Путин. - Может, СБУ?

- Ну так это почти одно и то же, - улыбается Гиркин. - Думаю, сейчас наступила ситуация государственной важности, необходимо объявить общегалерную тревогу и задержать убийцу.

- Нет, поднимать шум не стоит, - качает головой Путин. - Сделаем лучше вот как. Ступайте-ка вы, поручик, в каюту к Мизулиной: сдается мне, что именно она будет следующей жертвой этого маньяка, во всяком случае, на его месте я бы поступил именно так.

- И я, - радостно подхватывает Гиркин.

- Вот и хорошо. Будуар Мизулиной - последний по коридору справа. Когда убийца войдет к ней, вы тихо уберете его. А тело негодяя мы засунем в луноход, чтобы не выносить мусор из избы. Вы согласны со мной, поручик?

- Так точно! - Гиркин возбужденно щелкает тапками. - Разрешите выполнять?

- Действуйте, поручик, вас ждет Звезда Героя.

Гиркин бросается бежать по коридору. Путин после некоторого колебания тщательно прицеливается ему в спину и нажимает на спуск.

Пистолет дает осечку.

***

Януковича будит страшный грохот лопаты, упавшей на железный стол у кровати.

- Блиад! - раздается в темноте чей-то знакомый голос.

Издав тихий, но душераздирающий вопль, Янукович вскакивает с кровати и хватает со стола гитару.

- Кто тут? Не подходи, убью!

В каюте зажигается свет, и Янукович видит перед собой хищно ухмыляющегося Грэма Филипса. Плечо англичанина наспех перевязано бинтом, сквозь который проступают пятна крови, в руках он держит большой заточенный подсвечник, прихваченный, очевидно, из кают-компании, и здоровенный моток скотча.

- Умний толстый здоровьяк, прислониль к шкафу лопатка, лопатка разбудиль, - неприятным голосом говорит Филипс. - Ньет, не умний - дурной, на лытэйном нэ работаль. Мог бы умэр во сне, без мучения, а так я тебья на рьемешок буду рьезат.

- Ты - козак Гаврылюк? - дрогнувшим голосом спрашивает Янукович. - Слава Украине, как говорят, героям слава! Я прочитал твою записку и раскаялся в содеянном, готов предстать, как говорят.

- Жалький, глюпий толстый здоровьяк, - презрительно говорит Филипс. - Ньикакой я не козак, я агент ГРУ, а запьиски я вам написаль, чтобы пустить сльедствие по ложны сльед. Но тафольно разговор, умри.

С этими словами убийца наносит Януковичу страшный удар подсвечником, однако тот закрывается гитарой. Инструмент с мелодичным треском разваливается, но Виктор Федорович уже успевает перепрыгнуть стол и метнуть в репортера сначала торшер, а потом и чемодан с баксами. Британец мастерским ударом подсвечника рассекает крышку чемодана пополам, и на пол огромной кучей валятся пятисотдолларовые банкноты.

Филипс столбенеет.

- Матьерь божья, это тьеперь что, все мое?! - сипло выдыхает он, не в силах отвести взгляд от застилающего пол богатства.

- Нет, это мое! - возмущенно рычит Янукович и, подхватив с пола лопату, сует ее Филипсу в живот, словно кочегар, закидывающий в топку добрый донецкий уголек. Убийца роняет подсвечник и, издав отвратительный булькающий звук, падает в доллары лицом вниз.

- Кому Россия матушка, тому и Путин батьюшка... - хрипит напоследок Филипс и мучительно умирает.

Янукович поспешно закатывает тело убийцы лопатой под стол и принимается лихорадочно трамбовать рассыпавшиеся доллары обратно в чемодан.

- Сказал тоже - мое, - возмущенно приговаривает он. - А ты их заработал? Ты на шахте вкалывал? В тебя стрыляли?.. Козел собачий, сука.

(Окончание следует)


Василий РЫБНИКОВ для Цензор. НЕТ

TUVwRVVYTTVSMEV3VEZoU1oyUkhRakJNYWxKcWVVUlJiMDVES3pCWlNGSm5aRU0wTUV4blp6Qk1MMUpuVGtNck1GbE1VWFZPUTNsSlRrTnFNRXh5VW1kT1EzY3dUR3BSZG1SSFRFeDVMMUZ2VGtkTU1FeElVWFprUXpRd1RISlJkblJEZVVsT1ExTXdURVJTWjJSRE5EQk1kbEYxVGtNMVRIa3ZVVzlPUXlzd1dVaFNaMlJETkRCWk9EMD0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх