EN|RU|UK
 Политика Украины
  8496  1

 Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье?


Автор: Евгений Кузьменко

На вопросы "Цензора" ответили депутаты парламентских фракций. Все разговоры и решения в Украине так или иначе сейчас касаются коронавируса и борьбы с ним. Большая политика – не исключение. И здесь главную интригу ближайших дней можно сформулировать следующим образом: какие вопросы будут обсуждаться на готовящейся внеочередной сессии Верховной Рады?

Есть и другие вопросы: сколько депутатов примут участие в сессии? Где и как пройдет голосование? И какая судьба ждет внесенный Кабинетом Министров законопроект о внесении в банковское законодательство изменений, запрещающих возвращать национализированные банки их экс-владельцам. Этот закон в народе уже окрестили "антиколомойским". От его принятия зависит будущее сотрудничества Украины с МВФ, и вокруг него уже разгорелись нешуточные страсти…

Дабы читатель смог получше разобраться в этой теме, Цензор.НЕТ задал несколько вопросов депутатам фракций Верховной Рады.

1.На днях Верховная Рада планирует провести внеочередное заседание, в повестку дня которого могут включить ряд вопросов. Какие законопроекты, по-вашему, следует рассмотреть, а какие рассматривать не стоит? Почему?

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 01

Евгения Кравчук, фракция "Слуга народа": Насамперед це законопроєкти, які пов’язані напряму із боротьбою з епідемією коронавірусу та ліквідацією її наслідків – їх готують комітет економічної розвитку і соціальної політики. Також ми чекаємо погодженого варіанту урядових проєктів законів – про створення Стабфонду і секвестр бюджету. В початковому варіанті ці урядові тексти не мають шансів бути ухваленими у ВР, сподіваюсь, спільна робоча група узгодить компромісний варіант.

Якщо буде можливість додати до порядку денного законопроєкти, які потрібні для виділення макрофінансової допомоги – підтримаю.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 02

Ирина Верещук, фракция "Слуга народа": Першочерговими мають бути, звісно, законопроєкти з питань охорони здоров’я та антикризові законопроєкти в економіці. Ми маємо діяти рішуче та швидко, але зважено, з урахуванням довгострокових економічних наслідків. Також це законопроєкти, які дають нам доступ до міжнародної фінансової допомоги.

Думаю, зараз не варто розглядати законопроєкти, які на сьогодні недостатньо прокомуніковані з суспільством. Наприклад, так званий земельний закон. Тобто, все, що не направлено на боротьбу з пандемією та економічною кризою, може трошки зачекати.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 03

Егор Чернев, фракция "Слуга народа": Нам нужно немедленно пересмотреть бюджет и перераспределить средства для превентивных мер по нераспространению, а после - и ликвидации последствий коронавируса. Я считаю, что государство должно предусмотреть компенсаторы тем, кто потерял бизнес, работу или другие источники дохода из-за карантина.

Кроме того, первоочередными законопроектами для страны являются те, которые регулируют работу парламента на период карантина, и те, принятие которых позволит нам получить транш МВФ и спасти страну от дефолта, краха национальной валюты и экономической катастрофы. Падение мировых рынков, всемирный экономический кризис и в придачу эпидемия могут оказаться непосильным испытанием для нашей неокрепшей экономики. Без помощи МВФ нам не выбраться.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 04

Никита Потураев, фракция "Слуга народа": Должны быть включены законопроект по национализированным банкам, а также те, которые обеспечат реализацию антикризисного социально-экономического плана, разработанного совместно правительством, профильными комитетами и Офисом президента.

Закон по банкам позволит продолжить сотрудничество с МВФ, которое на сегодня является основной возможностью избежать дефолта. Уверен, что он будет поддержан как нашей фракцией, так и всем парламентом. В нашей ситуации дефолт приведет нас не к греческому, а аргентинскому сценарию развития событий. Напомню, что после дефолта 90-х Аргентина погрузилась в социально-экономический хаос, на некоторых территориях воцарилась полная анархия, в которой право было на стороне силы и оружия. Эти территории затем возвращались под контроль совместными действиями не только полиции, но и армии. В такой ситуации главными жертвами становятся обычные люди, многие из которых лишаются всех средств к существованию. Так что для нас - государства, которое еще и находится в состоянии войны - такой сценарий вообще неприемлем. Потому что социально-экономическим хаосом, неизбежным после дефолта, неминуемо воспользуется враг.

Поэтому призывы к отказу от сотрудничества с международными партнерами Украины для меня лично находятся на грани государственной измены. К сожалению, кроме прямых атак на законопроект, сейчас активно распространяются и другие, более тонкие манипуляции. Как, например, утверждения о том, что закон позволит избежать ответственности за возможные нарушения, которые могли иметь место в период санаций и национализаций. Это совершенно не соответствует действительности. Компетентные органы могут вести расследования, а суды - выносить решения относительно людей, занимавших в тот период времени любые должности на любом уровне и в любой сфере - от политики до государственных финансов. И если там были злоупотребления, то виновные в них смогут привлекаться к ответственности. Но к вопросу о финансовой стабильности тех или иных банков в тот момент, попросту говоря - наличия в них средств, которые затем восполнялись за счет госбюджета деньгами каждого украинца - все это не имеет никакого отношения. Вопросы компетенций регулятора - НБУ, который единственный вправе оценивать устойчивость и надежность банков, и вопросы следственной и судебной оценки действий людей, работавших в НБУ или в правительстве - это разные вопросы. И закон их не смешивает, а как раз четко разделяет.

Что касается законопроектов в "антикризисном пакете", то они направлены в первую очередь и исключительно на поддержку украинских предпринимателей, страдающих из-за вынужденных антиэпидемических мероприятий, а также позволят оказать прямую помощь гражданам. Нужно подчеркнуть, что ни о каком сокращении программ социальной поддержки речь не идет; напротив - они будут увеличены и расширены по охвату населения. Однако сейчас у нас идут достаточно жесткие дискуссии с правительством в связи с рядом их предложений по секвестру бюджета. Понятно, что мы можем направить на программы помощи и поддержки граждан и бизнесов только то, что у нас сегодня есть в наличии. Что, кстати, снова возвращает нас к вопросу об исключительной важности скорейшего получения средств от МВФ. Но при этом с предлагаемым сокращением расходов в сферах, например, культуры и образования до уровня финансирования только заработных плат и коммунальных расходов мы согласиться тоже не можем, поскольку это приведет не просто к стагнации, а к разрушению целого ряда отраслей. Нельзя сегодня сэкономить несколько сот миллионов, чтобы завтра оказаться перед необходимостью потратить миллиарды на восстановление уничтоженного.

Что касается утверждений о срыве местных выборов, то иначе, как спекуляциями я назвать это не могу. Никакой проблемы в том, чтобы профинансировать выборы по окончанию карантинного и кризисного периода, нет. Для этого будет необходимо простое решение парламента. Подобные прецеденты в нашей истории были, взять хотя бы проведение и финансирование досрочной парламентской избирательной кампании прошлого года. Но деньгами бюджет, а значит, и выборы сможет обеспечить только живая-здоровая экономика, конечно. Спасением которой сейчас все и занимаются - президент, правительство и депутаты.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 05

Ирина Геращенко, фракция "Европейская солидарность": Поки що невідомий і незрозумілий порядок сесії. І мені здається, що треба виносити на розгляд тільки узгоджені законопроєкти. Тому що сесія буде дуже коротка, тільки щоб голосувати. І от всю чорнову роботу треба зробити до сесії.

На сьогодні очевидно, що уряд хоче винести так звані закони МВФ. В нинішньому варіанті немає жодного шансу, що приймуть закон про землю та про банки. Якщо з закону про банки вилучать норму про повернення компенсацій колишнім власникам "Приватбанку", ми це підтримаємо. А по землі наша позиція – незмінна: це зменшення концентрації в одні руки і вилучення норми про дерибан 10 мільйонів державної землі без компенсаторів, яких зараз просто не існує.

Також важливо, щоб були розглянуті економічні закони. Те, що сьогодні вніс уряд, не знаходить підтримку навіть у "Слуг". Ми проти стабілізаційного фонду, але за резервний фонд, в якому закласти гроші на підтримку медиків і економіки.

От такі закони прийшли. І єдиний поки що узгоджений на сьогодні – напрацьований спільною робочою групою в комітеті з питань медицини закон, який стосується протидії коронавірусу.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 06

Сергей Власенко, фракция "Батьківщина": Во-первых, следует рассматривать только организационные законопроекты по борьбе с коронавирусом. Больше рассматривать сегодня – ничего не нужно. И без того нужно решить множество вопросов, связанных с коронавирусом. Это изменения в бюджет, изменения в режимах и способах работы многих государственных учреждений и организаций – в том числе, судов и правоохранительной системы. Нужно определиться с отменой либо переносом на долгое время внедрения так называемого второго уровня медицинской реформы. Потому что с первого апреля могут начаться проблемы…

То есть, вопросов, которые безотлагательно нужно решить, хватает. И вот точно что не нужно делать, - так это провоцировать Верховную Раду и пытаться в эти сложные времена пропихнуть какие-то вещи, разделяющие страну и могущие быть коррупционными. Поэтому ни в коем случае нельзя рассматривать закон о земле – это то, что страну точно разделяет, и что 70% населения считает некорректным.

Кого потревожит Рада на внеочередном заседании – коронавирус, Коломойского, свое здоровье? 07

Андрей Осадчук, фракция "Голос": Как минимум, мы должны принять дополнительные антикризисные меры, о которых забыли или которые просто не успели на предыдущем внеочередном. Нужно спасти судебный процесс, как гражданский, так и уголовный, помочь бизнесу и гражданам. Мы должны откорректировать госбюджет, который и был нереальным, а сейчас он полностью оторван от действительности. Нужны глобальные изменения, Кабмин, к сожалению, плохо справляется с этой работой. И если мы хотим спасти экономику и страну, нам нужен новый договор с МВФ. Мы также обязаны проголосовать за согласованный проект закона "О внесении изменений в законодательные акты Украины относительно усовершенствования некоторых механизмов регулирования банковской деятельности", чтобы защитить "Приватбанк".

2. Как вы оцениваете внесенный Кабмином законопроект "О внесении изменений в законодательные акты Украины относительно усовершенствования некоторых механизмов регулирования банковской деятельности"? Намерены ли голосовать "за" или "против"? Почему?

Евгения Кравчук: За. Коли на кону доля країни – вибір очевидний.

Ирина Верещук: Щодо законопроєкту 3260, то я маю намір голосувати "За".

По-перше, цей законопроєкт стосується досить вузького кола наших громадян, а саме - колишніх власників банків. І серед цієї категорії наших громадян святих та бідних немає.

По-друге, що стосується колишніх власників банків, суть закону досить проста: держава має припинити опосередковано субсидувати багатіїв. Бо коли держава вкладає гроші в націоналізацію банку, утримує його, а потім повертає колишнім акціонерам, це, по суті, означає субсидування багатіїв. Бо взагалі-то вкладати гроші в капітал банків мають акціонери, а не держава. Чому банки стають неплатоспроможними? Зазвичай це тому, що власники крадуть гроші зі своїх банків, та/або менеджмент погано управляє банком, або обидва ці варіанти.

По-третє, колишні власники банків мають багато грошей, гарних адвокатів та лобістів. Іноді держава є досить безпорадною в юридичному протистоянні з колишніми власниками банків. Певні положення цього законопроєкту направлені на те, щоб юридична війна з державою не перетворилась на вигідний бізнес.

Так, цей законопроєкт виписаний досить концентровано та жорстко. Думаю, це покращить поведінку власників чинних банків.

Тут справа не в Коломойському, а в принципі взаємовідносин між державою та власниками банків. Держава - це не дармовий банкомат для багатіїв. Зрештою, нам є куди витрачати бюджетні кошти, особливо зараз.

Егор Чернев: Я буду поддерживать этот закон - это условие получения кредита от МВФ. Без него - дефолт. А это - девальвация гривни, рост цен сначала на импортные товары, а после - и на отечественные (топливо, как составляющая себестоимости почти каждого продукта, закупается в валюте), развал экономики, тотальная безработица, всплеск преступности. Мы потеряем доверие международных инвесторов на годы. Нас будут избегать частные инвесторы, а международные институции просто не будут предоставлять кредиты. А без инвестиций невозможно поднять экономику и провести реформы. Это погружение в бездну на многие годы.

Никита Потураев: Свою оценку я уже высказал в ответе на предыдущий вопрос. Сам я, разумеется, буду поддерживать закон о национализированных банках и антикризисный пакет, хотя и с оговорками касательно сокращения расходов в уже упомянутых отраслях, и, возможно - и в других также. Я также убежден, что в данной тяжелой для страны ситуации нам также следовало бы решительно поставить точку в вопросе о земле и принять соответствующий закон. Это также укрепило бы наше международное финансовое сотрудничество и немедленно открыло бы нашим фермерам доступ к дешевым зарубежным ресурсам, что тоже было бы совсем не лишним при преодолении последствий кризиса. Однако, к сожалению, я не вижу готовности поддержать этот закон со стороны, как ни странно, как раз тех фракций, что декларируют свою про-европейскость и приверженность сближению и интеграции с Западом.

Ирина Геращенко: Див. відповідь на питання №1.

Сергей Власенко: Многие называют этот законопроект "антиприватбанковский". Но это не антиприватбанковский закон – потому что он касается не одного банка, а работы всей банковской системы в целом. И очень опасно, когда эксклюзивную ситуацию пытаются натянуть на общую систему. Мы же все помним, что за несколько лет "правления" госпожи Гонтаревой Нацбанком Украины было "положено" около сотни банков? И я совершенно точно знаю о том, что порядка десятка банков, пройдя все инстанции, уже получили решение Верховного Суда о том, что их банки ликвидированы незаконно. А этим законопроектом вводится абсолютно абсурдный, с точки зрения права, принцип, который распространяется как на все "положенные" НБУ банки, так и на те, что могут быть "положены". Этот принцип заключается вот в чем: даже если вы докажете, что ваш банк был ликвидирован незаконно, вы не имеете права отменить решение о его ликвидации. Но это абсурдная форма, которая идет против всех принципов юриспруденции и против базовых принципов и защиты прав человек!

Плюс к этому я хочу напомнить, что при предыдущем президенте работа Фонда гарантирования вкладов рассматривалась всеми как сильно коррупционная – и я с этой оценкой согласен. При этом сегодняшним законопроектом предлагается, чтобы решения этого Фонда были практически неоспариваемы даже в судах! То есть, даже если будет признано, что решение Фонда гарантирования вкладов – незаконное и несправедливое, дальше с этим сделать ничего нельзя! Это очень плохо.

Все эти проблемные вопросы я хотел бы задать авторам законопроекта. И в зависимости от их ответов мы будем принимать решение о том, как голосовать.

Андрей Осадчук: Если мы хотим спасти экономику страны и сохранить нормальные отношения с партнерами, мы обязаны голосовать "за". Все, кто против немедленного восстановления отношений с МВФ, сделают из Украины европейский Афганистан.

3. Где и с какими мерами предосторожности должно, на ваш взгляд, пройти внеочередное заседание Верховной Рады?

Евгения Кравчук: Найближче засідання варто провести в залі Верховної Ради із додатковими засобами захисту: масками-респіраторами, окулярами і рукавичками. Якщо ж епідеміологічна ситуація погіршиться, варто мати план Б – наприклад, на майданчику на відкритому повітрі, де відстань між депутатами може бути 3 метри.

Ирина Верещук: Як на мене, то позачергове засідання потрібно проводити в приміщенні Верховної Ради. Однак ми маємо забезпечити дотримання усіх заходів безпеки для недопущення поширення коронавірусної інфекції. Я маю на увазі як загальні, так і індивідуальні заходи безпеки. Серед загальних заходів можна б було розглянути можливість голосування групами по 50 осіб з дотриманням необхідної відстані між депутатами, а також регулярну дезінфекцію приміщень. Щодо індивідуальних заходів безпеки, напевно, треба забезпечити, щоб депутати були в респіраторах та захисних рукавичках.

Егор Чернев: Я не медик, поэтому лучше этот вопрос адресовать специалистам. Со своей стороны, я готов прийти на заседание в любое время и в любое место, потому что бездействовать во время кризиса парламент не должен. Нужно принимать законы и спасать страну. Если кто-то ставит личную безопасность выше государственной – пусть перечитает Присягу.

Никита Потураев: На мой взгляд, заседание должно пройти в зале заседаний Верховной Рады Украины. Мы давали Присягу и должны исполнить свой долг перед народом. Так же, как выполняют его каждый день в окопах и блиндажах солдаты и офицеры ВСУ на фронте. Они рискуют своими жизнями ради всех нас постоянно, так что уж мы-то, которых избрал народ, которым народ деньги платит - уж точно обязаны пойти, и в этот один день просто честно сделать свою работу. Что же касается мер защиты, то медицинских масок будет вполне достаточно. Ведь маски, напомню, нужны не для защиты здоровых от больных, а для того, чтобы заболевшие не заражали окружающих. Кто-то, возможно, воспользуется простыми перчаткам. Хотя проблема-то не в том, есть у тебя на руках перчатки, или нет. А в том, что любой человек трогает лицо в среднем 3000 раз в день. Так что руки просто чистыми должны быть постоянно. Относительно любой другой защитной экипировки, она должна быть не в Раде на депутатах, а в больницах на медиках.

Ирина Геращенко: Очевидно, що потрібно дбати про безпеку. І сьогодні, наприклад, депутати та урядовці, які брали участь в засіданні у Верховній Раді, сиділи один від одного на відстані 2 метри, в рукавичках і захисних масках. Я думаю, цього достатньо, щоб забезпечити дезинфекцію і мінімальну безпеку.

Я, до речі, хочу навести тут позитивний приклад. Керівництво парламенту і всі лідери фракцій присутні в масках і рукавичках. Натомість, ми бачимо, що і урядовці цим нехтують, і президент Зеленський, і весь його Офіс. Що є абсолютно ненормально: коли ви запускаєте країну на карантин, то демонструйте так само повагу до карантину і елементарних засобів захисту. Я розумію, що в регіонах масок немає, але ж в Офісі Президента вони, сподіваюсь, є? Немає – можемо завезти.

Зараз дискутуються декілька ідей щодо місця проведення засідання. Є проблема скупчення в сесійній залі і, дійсно, дискутується ідея проведення засідання на вулиці. Ми категорично проти порушення Конституції і регламенту – щоб це було в іншому приміщенні. Але ми не виключаємо, як компромісний варіант, провести засідання у внутрішньому дворику парламенту. Тому що адреса зберігається – по суті, це є приміщення Верховної Ради.

Сергей Власенко: Звучат предложения о том, чтобы провести эти заседания онлайн. При этом я сегодня услышал некую аргументацию против такого режима голосования, состоящую из трех пунктов. Первый пункт: оборудование не совсем работает. Второе: не у всех оно есть. Третье: это неконституционно.

Так вот, я бы третий пункт поставил на первое место и сказал бы: ребята, это неконституционно. У нас есть решение Конституционного суда об официальном толковании соответствующей статьи Конституции. В этом толковании КС дал определение сессии и пленарного заседания. Так вот, пленарное заседание – это собрание депутатов Верховной Рады в одном месте. Не каждый в разном месте, но все – в одном! И поскольку такое толкование со стороны КС является официальным толкованием Конституции, и оно было вынесено еще 18 лет назад, то на сегодняшний день я бы предложил закончить юридически безграмотные обсуждения возможности голосовать удаленно. Не говоря уже о том, что ни одна страна мира - включая такую развитую, с точки зрения диджитализации, страну, как Эстония - не рассматривает возможности голосовать удаленно. А у нас, кроме этого, есть и конституционные ограничения.

Что касается совместного проведения сессии в другом месте – это возможно. На стадионе я, честно говоря, не представляю, как это все будет работать. Все-таки место должно быть более компактное… Можно ли проводить это в таком большом помещении, как дворец "Украина"? Теоретически, возможно, но я не представляю себе, сколько времени это займет и как будет выглядеть. Возникает очень много технических вопросов.

Поэтому, понимая всю опасность и все риски, связанные с проведением пленарного заседания в сессионном зале Верховной Рады, я все же думаю, что с точки зрения организации рабочего процесса это наиболее оптимальное место. Но я бы советовал руководству Верховной Рады собрать все необходимые законопроекты в один пакет и голосовать их на одном заседании. А не так, чтобы сегодня собрали заседание и проголосовали один вопрос, а через неделю – собрали другое заседание…

Андрей Осадчук: По закону мы должны собираться по четко определенному адресу: на Грушевского, 5. Предосторожности базовые, рекомендуемые ВОЗ. Маски, очки, вентилируемое помещение. Важно также, чтобы депутатов вовремя снабдили полным пакетом документов по повестке дня. Если мы получим возможность поработать с информацией и заранее ее обсудить, мы сократим и время заседания, и риски для депутатов и сотрудников аппарата. К сожалению, зачастую Кабмин делает наоборот, и мы вынуждены разбираться с повесткой в аврале. На этот раз так быть точно не должно.

Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/r3184686
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх