EN|RU|UK
  38814  277

 АКТИВИСТ "ВОСТОК SOS" АЛЕКСАНДРА ДВОРЕЦКАЯ: "КРЫМЧАНЕ БЕРУТ РОССИЙСКИЙ ПАСПОРТ, ПОТОМУ ЧТО НИКАКОЙ АЛЬТЕРНАТИВЫ УКРАИНА ИМ НЕ ПРЕДЛАГАЕТ"

На переселенцах из Крыма и Донбасса украинские власти пытаются экономить, а, заявляя о том, что не отказываются от Крыма, на деле сводят свое присутствие на полуострове к минимуму. Так считает волонтер общественной инициативы "Восток SOS", крымчанка Александра Дворецкая, которая была вынуждена уехать с малой Родины. Уже в Киеве она вышла замуж за Константина Реуцкого, общественного активиста и переселенца из Луганска. На свадьбе им пожелали иметь дом в Луганске и дачу в Крыму. Теперь, шутит Александра, они все делают, чтобы это пожелание исполнилось.

В интервью Цензор.НЕТ Александра Дворецкая рассказала о паспортах для крымчан, жилье и горячей еде для переселенцев и своем бегстве из Крыма весной.

дворецкая

Узкие коридоры в помещении, арендуемом "Восток SOS", переполнены коробками с теплой одеждой, обувью и детскими товарами. Их сортируют прямо здесь же, на лестничной клетке. Ища Александру среди множества волонтеров, я ловлю обрывки фраз посетителей: у кого-то нет зимних вещей, другие не могут устроить детей в садик, но для большинства главная проблема - накормить детвору горячей едой, потому что в полученном временном жилье зачастую нет кухни.

Александра наконец освобождается от переговоров с немецкими партнерами, которые помогают фонду товарами для детей. Рассказывает, куда будут отправлены собранные вещи.

- Помощь оказываем ситуативно: например, нашли деньги на медикаменты - закупили и раздали. Сейчас готовим канцтовары для детей востока. В отличие от центра помощи беженцам на Фроловской мы не считаем это основной нашей деятельностью, хотя она и оккупирует все свободное пространство.
дворецкая

В НАШЕЙ БАЗЕ БЕСПЛАТНОГО ЖИЛЬЯ ОСТАЛИСЬ ДОМА В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ С ПЕЧНЫМ ОТОПЛЕНИЕМ

- А какая деятельность основная?

- Вначале мы занимались главным образом предоставлением бесплатного жилья переселенцам. Но сейчас мы в общем помогаем людям не разочароваться в том, что происходит: ищем жилье, помогаем выехать из-под обстрелов, даем контакты по трудоустройству, оказываем помощь по восстановлению документов, получению пенсий и социальных выплат.

- Нехватка жилья остается главной проблемой?

- Большие города уже перенасыщены, местные администрации еще летом сказали, что у них нет жилья. Поэтому сейчас с жильем сложнее. В общем с 5 мая мы поселили около 12 тысяч человек, примерно 200 домов из нашей базы еще стоят свободными. Проживание в них бесплатное, могут даже прописать. Но чаще всего это дома с печным отоплением в сельской местности, куда не отправишь пожилых людей или семью с маленькими детьми. К тому же, зимой открыт вопрос с электроэнергией. Во многом это дело привычки: если бабушка 70-ти лет всю жизнь прожила в городе, не привыкли топить дровами и ходить в туалет на улицу, то, конечно, ей трудно. А семьям с детьми нужно каждый день греть воду.

Но сегодня большая нагрузка на гуманитарную помощь, потому что зима поджимает. Большой проблемой остается то, что гуманитарные грузы не освобождены от налогообложения и процедуры растаможивания. Норма об освобождении от таможни гуманитарных грузов была записана в Законе о переселенцах, но перед голосованием ее убрали. Так что мы должны платить наравне с каким-нибудь итальянским магазином.

дворецкая

- Вы постоянно говорите, что претензий к Закону о переселенцах масса. Что именно не устраивает?

- Главный вопрос - почему Закон принят так поздно. Верховная Рада по нашему совету не согласилась включить в Закон о Крыме статьи о переселенцах, обещали, что вскоре для нас примут отдельный закон. В результате в апреле был принят Закон об оккупированной территории, в котором нет ничего о гарантиях прав и свобод граждан, которые выезжают. Закон о переселенцах был проголосован лишь 20 октября. Думаю, это было сознательное торможение со стороны законодателей.

- Почему так думаете?

- Можно проследить целую цепочку странностей. Мы сами писали текст закона, обсуждали его, а в результате 19 июня был проголосован совсем другой текст, совершенно ужасный. Мы были вынуждены обращаться к Президенту, чтобы его ветировали. Потом текст писался заново и был принят только в октябре. Во-вторых, Ирина Геращенко вносила изменения в законопроект из зала, хотя она, как автор закона, имела возможность сделать это в период работы - такая себе игра на публику. Еще более странно, что на протяжении месяца - до 21 ноября Президент принимал решение, подписывать ли Закон, хотя по Конституции он имел на это всего 15 дней. Тем более, Администрация Президента выступала соавтором закона. Что еще более странно - это, наверное, первый в Украине закон, на разработку нормативных актов к которому Кабинету министров дается три месяца. Как правило, это максимум месяц.

УБЕЖАВШИХ ОТ ОБСТРЕЛОВ ЖИТЕЛЕЙ ПЕСОК ИЛИ СЧАСТЬЯ НЕ СЧИТАЮТ ПЕРЕСЕЛЕНЦАМИ

- То есть, главный подвох закона в том, что неизвестно, как он будет реализовываться?

- Вот именно. Например, в законе написано, что переселенец имеет право на бесплатное жилье на протяжении полугода, но не может пользоваться этой нормой, потому что не знает, куда обратиться по этому вопросу. Порядок этой нормы, как и других, Кабмин разработает лишь к середине февраля, а к тому времени пройдет уже год с того времени, когда у нас появились беженцы. По сути, в самый сложный период - зимний - переселенцы остаются ни с чем.

Другая кричащая претензия - кого считать переселенцем. Если сперва таковыми были признаны все, кто живет на территории Донецкой, Луганской областей и АР Крым, то теперь переселенцами признаются только те, кто живет в неконтролируемых украинскими войсками районах. То есть, убежавшие от обстрелов жители Песок или Счастья не считаются переселенцами и не имеют права претендовать на помощь от государства.

Люди в Дебальцеве не могут получить пенсию на месте, потому что из-за обстрелов ее туда не завозят, но при этом не могут ее переоформить в Киеве, потому что не имеют статуса переселенцев. Государство говорит: "Вы получите пенсию, когда наступит мир". Сотни тысяч людей оказываются без помощи. С другой стороны, если Кабмин принимает решение, что помощь выплачивается ежемесячно, то Минсоцполитики ввел другую практику - если вы обратились, например, 26-го декабря, то вам выплачивается помощь лишь за оставшиеся 5 дней месяца. При этом, нигде это не разъясняется. По сути это вопрос политики - государство экономит деньги на самых незащищенных.

- Также Вы писали о фактах, когда на беженцах в быту пытаются нажиться.

- Как раз сегодня нам звонили из Житомира, там в одноименной гостинице в одном номере живет шесть человек из двух семей переселенцев. Согласно закону, они должны оплачивать коммунальные услуги. Им выставили счет в размере всей помощи, которую они получают от Кабмина - за один номер 5 тысяч гривен, при том, что у них кухни нет. Даже для киевлянина с трехкомнатной квартирой 5 тысяч - это нереальная сумма. Сейчас мы разбираемся с этой ситуацией. Понятно, что такие происшествия ломают людей морально еще больше. О психологическом состоянии мужчин-беженцев я вовсе умолчу.

- Их часто в лоб спрашивают, почему они не воюют за свою землю.

- На каждом углу они наталкиваются на обвинения, что уклоняются от войны, их открыто называют ватниками. Нередко такие же обвинения слышны в сторону мужчин, которые отправили свои семьи в мирные регионы, а сами остались защищать дома. Но ведь они делают это не потому что являются "ватниками", а потому что несут ответственность за семью. Я считаю, что не все обязаны воевать. Кто-то должен работать в тылу, поднимать экономику и платить налоги, чтобы содержать армию, которая и должна защищать страну.

Другая проблема - одиноких мужчин с востока боятся брать на проживание и на работу. К тому же, около десяти тысяч людей были в плену, в результате чего остались без паспортов. Таких мужчин мы не можем даже поселить в хостел, потому что паспорт восстанавливается минимум два месяца. Государство не дает ответа на вопрос: что делать мужчине, у которого на блокпосту или в плену террористы отобрали паспорт за то, что он отказался их поддержать. А если ему и повезет устроиться на работу, к работникам с востока относятся как к временным, поэтому их отказываются обучать на новом месте, и дают работу, не требующую высокой квалификации.

Но ведь зачастую именно мужчина является кормильцем в семье, потому что женщины вынуждены сидеть дома с детьми из-за того, что в садиках и школах нет свободных мест. Что меня удивляет, когда я разговариваю с местными жителями, они говорят: "Ну и что? Мы тоже страдаем из-за очередей в садик". Они не понимают, что такое потерять все в один момент: дом, работу, друзей, место для детей в садике, зимнюю одежду…

ПРАВИТЕЛЬСТВУ ВЫГОДНО, ЧТОБЫ ИЗ КРЫМА ВЫЕЗЖАЛО МЕНЬШЕ ЛЮДЕЙ

- По Вашим словам создается впечатление, что переселенцы из Крыма с подобным не сталкиваются.

- Самой важной проблемой для крымчан является то, что украинское государство говорит: вы можете пользоваться своими правами как граждане Украины, если откажетесь быть крымчанами. Те, кто имеют крымскую регистрацию в паспорте, не могут продолжать предпринимательскую деятельность и пользоваться банковскими услугами. Например, счета моей организации в Крыму полностью заблокированы. То есть, Украина вместо того, чтобы сохранять свое присутствие в Крыму, уходит оттуда.

Всех выехавших из Крыма людей признают переселенцами. Но мы сталкиваемся со многими проблемами, с которыми встречаются и беженцы с востока: нет возможности получить жилье, быстро восстановить документы и получить работу. Что касается людей в самом Крыму, то им очень тяжело. Например, если гражданин Украины в Крыму лишился документов, он даже не может покинуть полуостров. А человек, достигший 16 лет и желающий получить украинский паспорт, тем более попадает в тупик. Украинское законодательство говорит, что заявление на получение паспорта можно подать только лично. В идеале нужно выехать за день до дня рождения, подать документы, когда вам уже исполнилось 16 лет, а потом еще 30 дней ждать за пределами Крыма, пока сделают паспорт. Так что эта проблема решается только нелегальными методами.

При получении русского паспорта нет требования сдавать украинский. Многие крымчане берут российский паспорт для того, чтобы выжить, потому что никакой альтернативы Украина им не предлагает.

- Это тоже экономия со стороны Кабмина?

- Я думаю, что такой сдерживающий фактор создан специально, чтобы из Крыма выезжало меньше людей. Наверное, поэтому в отношении крымчан меньше стереотипов. Потому что с Донбасса уезжают, чтобы не умереть, а из Крыма - по политическим мотивам. Например, я, независимо от того, что у меня в голове, не могу поехать в Крым, потому что являюсь украинским журналистом. Даже если я буду молчать, то все равно мне не дадут там жить. Ведь Аксенов, Константинов и их компания наделены большими полномочиями, с помощью которых могут легко расправиться с теми, кто им раньше мешал.

дворецкая

- С Крымом у Вас связана своя история - сперва Вы прямо с Майдана вернулись на родину, а потом спешно покинули незадолго до референдума.

- Когда начались митинги в Крыму, мы с парнем поехали туда - за день до захвата административных зданий. Знакомые журналисты меня предупредили, что милиция и СБУ передает неизвестным информацию про активистов. Но я не придала этому значения, подумала: самое плохое, что может случиться в Крыму, - он останется анклавом "регионалов".

В первый день, когда захватили админздания, меня удивило поведение милиции. Они просто оцепили админздания, не пропуская внутрь людей. Сказали, что здание захвачено террористами, хотя они стояли спиной к нему. И нас туда не пускали якобы в целях нашей безопасности. Это выглядело очень постановочно. Все это было очень смешно, потому что депутаты пришли в якобы захваченное здание голосовать. Мы пытались с ними общаться, убеждали, что заседание можно провести в любом другом месте. Сколько их там было и как принималось решение - до сих пор загадка. Но именно тогда я начала понимать абсурдность происходящего.

Самая большая драма разыгралась под военными частями, поскольку украинские военные оказались единственными, кто оказал сопротивление. Тогда впервые в жизни я осознала, что в Украине есть армия. Нас на Майдане пугали, что армия может расправиться за раз с протестующими в случае ввода военного положения. А тут я увидела своими глазами мужественных смелых людей, которые заявили, что не собираются сдаваться и будут держать оборону, даже если у них отберут оружие. Мы старались, как могли, обеспечить он-лайн трансляцию из-под разных частей, потому что многие хотели наблюдать за событиями в Крыму, как за Майданом. И меня очень раздражало, когда нас обвиняли, что мы не даем достаточно информации о происходящем. С частями, которые расположены вдали от городов, у нас действительно не получалось выйти на связь, на территории от Евпатории до Керчи это было организовать трудно - не хватало и людей, и техники.

ПО ДОРОГЕ ИЗ КРЫМА КАЖДАЯ ОСТАНОВКА, КАЖДАЯ ОТКРЫТАЯ ДВЕРЬ ТАМБУРА БЫЛА МУЧЕНИЕМ

- Кроме журналистской работы на родине Вам довелось столкнуться с насилием…

- Поскольку мое лицо в Крыму известно, я занималась больше организаторской работой. Еще принимала участие на митингах в Симферополе. Один из них был особенно страшным. 6 марта мы пришли к одной из воинских частей поддержать военнослужащих, которые были там заблокированы. Мы столкнулись с так называемой крымской самообороной - неизвестные мужчины возраста моего папы выдирали у нас флаги и плакаты, выталкивали нас на проезжую часть, при этом милиция стояла рядом и ничего не делала. 8 марта мы снова пришли под эту же воинскую часть, но там уже не было ни одного человека. То есть эти "возмущенные крымчане" приходили туда по приказу.

В результате такого ощущения беспомощности я себя чувствовала очень плохо. Наверное, это сродни ощущениям, когда на тебя наступают титушки. Но я в Киеве не была в такой ситуации, а у себя дома почувствовала, что я вообще ничего не могу сделать!

Мы 9 марта планировали собраться на акцию к юбилею Тараса Шевченко, но украинскую символику было негде купить, поэтому нам ее отправили с материковой Украины поездом. Наших активистов Андрея Щикуна и Анатолия Ковальского на вокзале арестовала милиция и передала партии "Русское единство". Я испытала шок от того, что просто так людей передали непонятно кому. Они пробыли в плену 14 дней, у одного были прострелены руки и ноги. Когда мы начали копать глубже, узнали, что готовятся репрессии против всех активистов. Если все пересказывать, то получится боевик! Уехать я была вынуждена после того, когда из разных источником меня предупреждали о том, что "самооборона" и спецслужбы активно ищут меня. Звонили даже бывшему научному руководителю. Повезло, что никто меня не выдал. В тот же день, 9 марта, я села на поезд.

- Во время переезда, какие ощущения испытывали? Ведь в Джанкое поезд стоит целых 20 минут, Вас легко могли вычислить.

- Такой долгой поездки, как те три часа, за которые поезд доезжает до Херсонской области, у меня в жизни не было. В билете было указано мое имя и каждая остановка, каждая открытая дверь тамбура была мучением - казалось, что меня вот-вот снимут. А остановка в Джанкое вообще пыткой была.

Я перепароливала все свои аккаунты, чтобы через меня не вышли на других людей, кто мне помогал. Но на утро не помнила ничего. Так что многое из прошлой жизни остается для меня недоступным.

дворецкая

- Но все же главный человек "из прошлой жизни" находится рядом с Вами…

- Муж мой тоже переселенец, житель Луганска Костя Реуцкий. Он глава правозащитного центра "Поступ". Так что у нас семейный подряд: мы встречались еще до начала Майдана, вместе его прошли, потом вместе поехали в Крым, теперь вместе занимаемся проблемами переселенцев. До начала мая Костя был в Луганске, пытался вести переговоры с местными пророссийски настроенными жителями, и ему это почти удалось, если бы не внешний фактор. К тому же, он родом из Хабаровска, поэтому его сложно было назвать украинским фашистом или бандеровцем.

Поженились мы не с первой попытки. В день 14 октября, на который была назначена роспись в ЗАГСе, в нас победило общественное - Костя улетел по делам на восток, а я - на международный форум в Европу, чтобы рассказать о нашей ситуации. Пришли подавать новое заявление, но оказалось что наше первое заявление действует еще два месяца. Решили тут же пожениться, так и расписались. Сейчас работаем, чтобы, как нам желали на свадьбе, у нас был дом в Луганске и дача в Крыму.


Ольга Скороход, Цензор.НЕТ

TUVvM1VYVjBRell3V1ZCUmRqbERkekJaWWxGMVRrZFFTVTVEWVRCWlJGSnBPVU00TUV4Q09EQktTRkYwWkVNeU1FeFlVWFprUjBjd1dYTm5NRXhxVVhSNVJGRnNUa01yTUV3elVYTmtRM2N3V1VoU1oyUkRkMGxPUXpSSlRrTmhNRmxFVW1rNVF6Z3dURUYyVERsRFpUQk1kbEpxVGtONk1FeEJaekJMU0ZGMWRFTXJNRmxFVVhaMFIwWXdURGRSZEVNNGRqQk1TRkYwWkVNeU1FeFlVWFprUjBjd1dYUTRNRXczVVhWMFF6WXdXVkJSZGpsRGR6QlpZbEYxVGtkUVprNURMekJNV0ZKblRrTXhNRmxJVVhSa1F6Y3dURmhSZG1SRE5EQk1Wamd3VEM5UmRuUkRPREJNTjFKcFpFZE5aazVEWVRCWlJGSnBPVU00
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
Страница 3 из 3
<<<1 2 3
 
 
 
 
 
 вверх