EN|RU|UK
  201  2

 БОРИС ФЕЛЬДМАН: "У ЖЕНЩИНЫ, С КОТОРОЙ СБЕЖАЛ ПУКАЧ, ДЕВИЧЬЯ ФАМИЛИЯ БЫЛА ФЕЛЬДМАН. НО ЭТО НЕ МОЯ СЕСТРА."

Вопрос не в политиках, а в людях, которые этим политикам позволяют править. Надо говорить, существует ли у нас правовая система, суды – то, что образует державность страны? Нет. Поэтому каждый из нас, и вы в том числе – временно отпущенный на свободу, хотя думаете, что являетесь свободным человеком.

Продолжение интервью с Борисом Фельдманом. Начало беседы читайте здесь: БОРИС ФЕЛЬДМАН: "ВСЕ СЧИТАЮТ, ЧТО ГОСПОЖА ТИМОШЕНКО ОЧЕНЬ БОГАТА. Я В ЭТОМ НЕ УВЕРЕН. " 

– Ключевую роль в вашей судьбе сыграл нынешний первый вице-премьер Азаров...

– Азарова я никогда не видел. Я читал лишь его выступления и чувствовал "скромное обаяние буржуазии". Обо мне он врал очень много. Так много, что ему верили.

– Как профессионала вы можете его оценить?

– Не могу. Я когда–то позволил себе написать статью, которая называлась "Как пополнить российский бюджет?". Все, что тогда предпринималось украинским, вернее, Азаровским Минфином или налоговой под его идеологическим руководством, было работой на российский бюджет.

У Азарова ненависть к любому неплательщику налогов в принципе. Может даже показаться, что это как бы и хорошо для страны, если бы не ненависть. Ведь Азарову было страшно не то, что кто–то не платит в украинский бюджет, а то, что вообще никуда не платит. Если ты платишь в американскую или российскую казну, но не платишь в украинскую – то для Азарова все в порядке.

Он боролся с идеей не платить налоги как таковой, во всем мире. Боролся в международном масштабе. За идею. Как бы видел себя во главе мирового финансового сыска…

Но что мы, Украина, получаем в итоге этой борьбы? На самом деле, при всех известных минусах, оффшоры, льготные схемы выливались для Украины в более конкурентные цены на импортные товары, нефть поступала в страну дешевле.

Эта бездумная борьба с оффшорами вылилась в пополнение российского бюджета и поднятие себестоимости украинской продукции.

Ненависть к неплательщику, как видно – это не благо государству. А сегодня вы же слышите от Азарова: "Давайте восстановим свободные экономические зоны!". Наверное, идеи мировой сыскной финансовой конторы утратили актуальность.

Помните, Украина попала в черный список ФАТФ? Я думаю, что это была целенаправленная работа по втягиванию Украины в черный список. Кому это выгодно было? Кто ее туда втащил?

Кто из порученцев разъезжал по миру и объявлял Украину мировой финансовой прачечной? Кто потом мужественно вытаскивал Украину из этого черного списка, получив, к тому времени огромную власть и все инструменты фискального сыска?...

– Азаров?

– …Кто получил чрезвычайные полномочия? Кто создал департамент финансового мониторинга, всех выстроил, получил возможность открывать ногами и дубинками двери в любой офис?

На теме черного списка ФАТФ была применена схема: мы создаем проблему, которую потом мужественно решаем, и… на этом поднимаемся.

А сколько стоило договориться в вашем деле, чтобы от вас отстали в деле со "Славянским"?

– Нисколько.

Почему? Может, если бы вы подарили все акции Кучме…

– Судебная система Украины трансформировалась в монстра, которым уже пугают детей. Раньше было понятно, за что платишь взятки – за незаконные судебные решения. А теперь надо платить уже за законные! И за исполнение законных решений нужно платить! Я не готов был платить ни тогда, ни сейчас за законные решения.

Вы согласны с утверждением, что все–таки были элементом борьбы с Тимошенко?

– Нет. Хотя эту тему уже потом пытались использовать против нее, зачем материалу зря пропадать? А из меня пытались выбить какие–то показания против Тимошенко, просили: "Сообщите какие-нибудь данные, номера счетов, где она деньги хранила?".

– А где хранила деньги Тимошенко? У нее же счета были в вашем банке?

– У нее не было счетов в нашем банке. У Корпорации ЕЭСУ – были. Но все, что было, из банка все утащили.

– Если вы так позитивно отзываетесь о Тимошенко, почему она никогда не становилась на вашу защиту?

– Я считаю себя достаточно самостоятельным человеком. Она знает, что я в состоянии себя защитить. Почему у нас такие ровные отношения? Потому мы никогда не были в отношениях начальник–подчиненный.

– Почему же Тимошенко не предложила вам защиту – место в своем избирательном списке?

– Я сам пытался баллотироваться на выборах–2002 по мажоритарному округу, подал документы, но налоговая, очень просто, играючись, заблокировала их, сказав, что в них указаны неправдивые данные. Произвол, но безнаказанный.

Тимошенко мне ничего не предлагала, потому что знает, что я – человек самостоятельный, и хотя политика меня интересует, я не горю желанием принимать в ней участие. Еще есть и технические проблемы с судебным решением.

– Сколько вообще составили ваши убытки из–за ликвидации "Славянского"?

– Банк умножили на ноль. В то время у него было миллионов 600 активов. Капитал банка составлял 245 миллионов.

– Ющенко, как глава Нацбанка, пытался защитить "Славянский"?

– Нет. Но в Украине справедлив уже тот, кто не участвовал...

Ющенко никогда не содействовал разгрому "Славянского". И где мог, Ющенко нормально отзывался о банке. Говорил, что происходящее со "Славянским" – "жах". Но больше того в то время – ничего. И теперь ничего.

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Ничем из того, чем занимался прежде. Я – советник юридической компании. К тому же, многое еще не закончено. Процесс реабилитации продолжается. Есть много поводов для размышлений. Тем и занимаюсь…

– В начале 2005 года вас неоднократно видели в стенах здания на Владимирской, 33. И вы ходили на встречи к тогдашнему главе СБУ Турчинову. Зачем?

– Ходил несколько раз. Это были личные встречи.

– Объясните тогда, как ваши визиты к Турчинову связаны с информацией, что генерал Пукач, обвиняемый в убийстве Георгия Гонгадзе, сбежал из Украины с женщиной по фамилии Татьяна Стельмах. И что она – ваша дальняя родственница. Просто хотелось бы расставить все точки над і…

– Это – дурацкое совпадение. А в Украине дурацкие совпадения становятся мотивами для заинтересованных лиц.

Правда в том, что у женщины, с которой уехал Пукач, девичья фамилия была Фельдман. Но это не моя сестра! Потому что пока я пребывал в Луганске (в СИЗО), моя родная сестра умерла.

Говорили, что с Пукачем сбежала ваша не родная, а двоюродная сестра!

– У меня есть две двоюродные сестры, но у них никогда не было фамилий ни Стельмах, ни Фельдман. И они никуда не выезжали.

– На какие же темы вы говорили с тогдашним главой СБУ?

– Все, что касается СБУ – это вопросы этики, и я бы не хотел этого касаться. Но могу заверить, что это не касалось государственных интересов, это был мой личный визит к Турчинову. Был ряд совпадений, которые я хотел прояснить.

И я впервые в кабинете у Турчинова услышал, что Пукач покинул страну с женщиной, девичьей фамилией которой была Фельдман. И Турчинов спросил меня: "Это твои родственники, твоя сестра?" Я ответил: "Саша, я не знаю, почему у вас Служба так дерьмово работает, но мою биографию пора бы уже давно собрать. Сестра моя уже покойная. Все! Некого ко мне приписывать".

У меня слишком мало родственников, и я их, слава Богу, знаю. Тем не менее, периодически эту информацию вбрасывали, пытались легализировать через газеты. Пришлось встретиться с журналистом Александром Корчинским из "Сегодня".

Я его пригласил и сказал: "Простите, откуда у вас эта информация? Если вы добросовестный человек, то в следующем выпуске опубликуйте опровержение, либо я займусь вами лично, у меня хватит сил заставить вас извиниться". Корчинский ответил, что у него была непроверенная информация. И они опубликовали опровержение.

Но дым запустили…

– С кем из днепропетровских олигархов вы поддерживаете отношения? Как кого охарактеризуете? Например, Коломойского?

– Я не знаком с ним близко, поэтому ничего не могу сказать. Чтобы не говорили об их методах работы, в любом случае, результатов "Приват" добился.

– Пинчук?

– Я знаком с Виктором Михайловичем. Он обслуживался нами, был нашим клиентом. У меня с ним хорошие отношения.

– Хорошие отношения при том, что его тесть засадил вас в тюрьму?!

– Ну, вы начинаете применять сталинские методы "сын за отца в ответе". У Пинчука своя жизнь.

– А Лазаренко? Особенно учитывая, что американский суд дал ему 9 лет тюрьмы? Он таки оказался вором?

– Для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, надо было быть в близких коммерческих или каких–либо других отношениях с ним.

Я не в восторге от того, что делал Павел Иванович. Я никогда не был близок к областной администрации. Я знал, что есть такой губернатор, который может рыкнуть, ударить кулаком по столу, посадить рядом с собой прокурора на совещании и строить всех подряд.

Потом я с ним познакомился. Могу сказать, что мои личные впечатления очень интересны. С одной стороны, Лазаренко – сельский типаж, "водила", вырвавшийся в люди. С другой стороны, он человек, очень быстро поддающийся самообразованию. Он оказался не таким примитивным, как некоторым казалось сначала.

– А Кучма какое производил впечатление в начале 1990–х?

– С Кучмой я вообще не был знаком. А от знакомых слышал разные характеристики – по большей части – "пьяница".

– Как вы думаете, Тимошенко станет президентом?

– Это не от нее зависит, а от избирателя. Может ли она стать президентом? Да, может. Хотя тогда, пятнадцать лет назад, я не мог предположить, что этот человек может стать премьер–министром!

– Она сильно изменилась с начала 1990–х?

– Сильно. Сейчас ее интересуют общественные процессы. Хотя все говорят, что она маскируется, все ждут, когда же она чего-нибудь украдет? Но вот вам последствия дыма без огня.

– Как вы оцениваете ее премьерство?

– Никак. Потому что она была премьером, но премьером быть ей не давали. У нее не было полномочий. Если оценивать экономические шаги – она была пожарной командой. У нее получилось погасить огромный пожар в экономике.

– Вы поддерживали оранжевую революцию?

– Нет. Это была не революция, а опереточная пьеса. Читайте "Три толстяка"! И она закончилась 8 декабря, вместе с восстановлением Пискуна на посту генпрокурора. Я сочувствую людям, которых втянули в нее мимо воли, которых обманули надеждой, верой…

– На ваш взгляд, что ждет Украину?

– Важно стать не территорией под названием Украина, а единым и сильным духом обществом, состоящим из народов разных национальностей. Этого пока не произошло.

Вопрос не в политиках, а в людях, которые этим политикам позволяют править. Надо говорить, существует ли у нас правовая система, суды – то, что образует державность страны? Существуют ли вообще все необходимые признаки государства? Нет.

Поэтому каждый из нас, и вы в том числе – временно отпущенный на свободу, хотя думаете, что являетесь свободным человеком.


    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх