EN|RU|UK
 Общество
  3522  21

 Депутаты, которые с маниакальным упорством поднимают вопрос о моем увольнении, - это не очень здоровые психически люди, - Александр Ройтбурд


Автор: Ольга Скороход

4 сентября Одесский облсовет досрочно расторг контракт с известным художником Александром Ройтбурдом, который почти полтора года возглавляет Одесский художественный музей. Ранее депутаты долго не назначали его на пост директора, хотя Ройтбурд законно победил в конкурсе.

Затем по разнообразным поводам предпринимали несколько попыток его уволить. Последняя попытка завершилась голосованием "за" 51 депутата. Против данного решения высказались 2 депутата, 19 проявили нейтралитет.

Позиции в защиту Ройтбурда звучат от деятелей культуры, политиков, меценатов и обычных ценителей искусства. За почти полтора года его работы музей совершил ментальный и финансовый рывок в представлении экспозиции. В чем соль конфликта и как нужно реформировать музейную отрасль, чтобы исключить в дальнейшем подобные недоразумения, – в коротком интервью Александра Ройтбурда Цензор.НЕТ.

Депутаты, которые с маниакальным упорством поднимают вопрос о моем увольнении, - это не очень здоровые психически люди, - Александр Ройтбурд 01

НЕСМОТРЯ НА РАДИКАЛЬНУЮ СМЕНУ ВЛАСТИ В СТРАНЕ, ВСЕ РАЗУМНЫЕ ЛЮДИ СОЛИДАРНЫ В ОТНОШЕНИИ К МУЗЕЮ

- Это уже не первая попытка вас снять. И понятно, что для инициаторов это не вопрос морали или какого-то принципа, и не вопрос финансирования. В чем смысл?

- А вы как думаете?

- Есть даже мнение, что кому-то нужно помещение музея. Или на ваше место хотят поставить другого человека.

- Это глупость. Кто его отнимет? Он же музей. У нас есть государство. А место мое - кому оно нужно? Это вопрос психопатологии. Я считаю, что все депутаты, которые с маниакальным упорством поднимают вопрос о моем увольнении, - это не очень здоровые психически люди. А остальные - это либо те, которые находятся с ними в каких-то партийных, коалиционных, коммерческих, бизнес-интересах, либо просто недалекие люди, не разобравшийся в ситуации. И таких немало. Либо те, которые о чем-то с кем-то договорились. Рациональных причин бороться со мной я не вижу.

- То есть, вы думаете, что депутаты, которые действуют, скажем так, по зову сердца, искренни в своих каких-то моральных убеждениях?

- Нет. По зову сердца там полтора человека, которые искренни в своем безумии. А вокруг этого уже накручена такая цепочка договорняков, что даже людям, которые в них участвуют, становится стыдно. Но машина работает.

- На неформальном уровне депутаты как-то вам объясняли происходящее, извинялись перед вами?

- Некоторые да. Нет, ну что значит извинялись? Были люди, которые меняли свою позицию, говорили мне об этом, были депутаты, которые писали: вот, я вас поддерживал и мне неудобно за моих коллег. Сегодня депутат от партии "Батькивщина" Радковский, выступая на пресс-конференции, извинился перед одесситами вообще за весь облсовет и за все, что они там устроили.

- Вы анонсировали, что с вашей стороны будет иск. Он уже подан или еще готовится?

- Нет. Готовится.

- Что адвокаты говорят? Перспектива полностью на вашей стороне?

- Да.

- Ранее формальным поводом для вашего увольнения называли ремонт одного из залов музея. Что стало поводом на этот раз?

- Формальным поводом стала какая-то инстинктивная ненависть, какой-то ценностный конфликт, глубокий мировоззренческий конфликт, цивилизационное несовпадение и невнятное нагромождение каких-то фактов, лишенных под собой каких-то оснований, притянутых за уши, извращенных, искаженных.

- Получается, что за это время из-за конфликта вы по сути превратились в политическую фигуру.

- Я не хотел.

- Вам неуютно в этой роли.

- Меня политика больше интересует как зрителя, как пикейного жилета, как человека, который от скуки что-то в Фейсбуке пишет. Но не как грязная кухня.

МЕНЯ ПРИЯТНО УДИВИЛ ГУМАНИТАРНЫЙ БЛОК В НОВОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ

- От новой команды и от главы гуманитарного министерства Владимира Бородянского вы получили поддержку. С их стороны есть заверения, что они разберутся.

- Несмотря на радикальную смену власти в стране, все разумные люди солидарны в отношении к музею. Это касается и ушедшей команды, и пришедшей команды. Достаточно сказать, что в один и тот же день мне позвонили уже ушедший министр Нищук, и вступающий в свою должность Бородянский. И оба выразили поддержку и солидарность. И более того. Последовало официальное заявление от Министерства гуманитарной политики, очень жесткое, с четкой позицией по этому абсурдному конфликту.

- От областных властей тоже была реакция.

- Есть позиция и.о. губернатора Светланы Шаталовой, она ее высказала на сессии.

- Вы говорили, что у вас особых надежд на новую команду нет. Но есть проблески. Что вы имели в виду?

- Меня приятно удивил гуманитарный блок в новой команде. Меня приятно удивил Бородянский. Я с ним не был знаком ранее. Он произвел на меня очень благоприятное впечатление. Это разумно мыслящий, сильный человек.

- Вы уже общались с теми людьми, кто будет вести блок музеев?

- Я с теми людьми, которые будут вести блок музеев, общаюсь лет 10. Мы дружим. Это Мария Задорожная, которую я глубоко уважаю еще со времен работы даже не директором, а заместителем директора по развитию Национального художественного музея. С тех пор она меняла какие-то позиции, а отношения наши оставались и остаются неизменно дружескими.

- За консультацией к вам они пока не обращались? Заявлено о создании стратегии музейной политики.

- Мы обсуждали эту стратегию с Марией Задорожной еще до того, как выборы состоялись, еще до того, как она узнала, что она будет задействована в министерстве. Но я могу смело утверждать, что мы давно единомышленники.

- Речь идет о той музейной реформе, о которой вы вкратце говорили раньше?

- Да. Тут у нас совпадают взгляды процентов на 99,9.

- Поясните для читателей, речь идет о том, чтобы сделать музеи и их коллекции более открытыми?

- Речь идет о том, чтобы сделать музеи более динамичными, более открытыми для зрителей. Чтобы началась системная музеефикация современного искусства. Чтобы расширялись выставочные экспозиционные площади, чтобы музеи получили бОльшую автономию от случайных каких-то чиновников либо сановников. Почему судьбы музея должны решать какие-то депутаты? Кто-то избран от Балтского района, кто-то - от Ширяевского, кто-то - от Измаильского. Они здесь ни разу в жизни не были. Они понятия не имеют, где этот музей, о чем музей, зачем музей. Многие из них купили свои мандаты, засеяв избирателей гречкой и сахаром. И они считают себя вправе решать судьбы искусства!

Культуре нужно более компетентное руководство, где голос экспертного сообщества будет гораздо весомее, чем прихоти случайно оказавшихся при пироге или при корыте людей. Это не исключает того, что среди депутатского корпуса есть немало вменяемых просвещенных, компетентных людей, заинтересованных в развитии культуры. Но не все.

СЕЙЧАС НАША КОЛЛЕКЦИЯ СТОИМОСТЬЮ ОКОЛО МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ СПРЯТАНА ОТ НАРОДА. НУЖНО СОВРЕМЕННОЕ ОСНАЩЕНИЕ И РАСШИРЕНИЕ ПЛОЩАДИ

- Если реализуется то, что хотят умные неравнодушные люди в музейной сфере, - чтобы коллекции были переданы громаде, будет создан какой-то общий директорат?

- Коллекции и так с одной стороны являются собственностью территориальной громады. С другой стороны, они являются частью музейного фонда Украины. Они не могут быть по решению территориальной громады отчуждены, проданы. Это государственная собственность. А территориальная громада управляет этим всем. Нужно найти какие-то новые формы управления, где бюрократия меньше вмешивалась бы в жизнь музея, в его деятельность, - в то, насколько он свободен в каких-то поисках финансирования, заработка. Музеи должны зарабатывать всеми возможными способами. Во всем мире так делается. А тут боятся, что мы девственность потеряем, если будем кружечки продавать.

- Кто боится?

- Органы управления. Мы же подчинены.

- Потому что по документам это непрофильная деятельность – так они это трактуют?

- Я не знаю. Почему-то театры в этом смысле обладают гораздо бОльшей свободой. Музеи тоже должны зарабатывать. Музеи не должны жить на голодном пайке. Музеи надо больше финансировать и давать им больше свободы. Вообще система финансирования через казначейство – это такой глубокий рудимент совка. Я считаю, что музей должен получать государственный грант и по его итогам отчитываться. Не отчитались, выявили нарушения – значит, с руководством просто расторгается контракт, или руководство идет в тюрьму, его расстреливают… я не знаю. Но если грант используется эффективно, если музей живет, существует, зарабатывает, дышит, туда приходят люди, реставрируются работы, обновляются рамы, музейные стекла, освещение, - значит, все идет правильно, значит, нечего лезть в наши дела.

- Вы уже реализуете планы по обновлению экспозиции Одесского художественного музея.

- Частично. Это было несколько приостановлено. Думаю, вне зависимости от того, кто будет директором, это будет возобновлено.

- Приостановлено по объективным причинам?

- Ну есть какие-то объективные вещи. Например, когда у нас + 20 в хранилище, а на улице температура +30, соответственно, в залах душно, то это нехорошо для произведений. Резкая смена климатических условий плохо на них влияет. Но сейчас уже все устаканивается, можно возобновлять. Лишь бы нам не мешали.

- Как так получилось, что произведения Куинджи, Брюллова ранее лежали в фондах?

- Сейчас также и Брюллов у нас в фондах, и Куинджи есть в фондах. В музее выставлено 5-7% того, что у нас есть. Помещение было передано городу под музей 120 лет назад, 6 ноября будет 120 лет. Тогда коллекция составляла около 800 единиц. Сейчас - более 11 тысяч.

Экспозиционные площади не увеличились ни на один квадратный метр. Это ненормально. Я понимаю, что здание музея - это памятник архитектуры национального значения. Но есть тысячи примеров того, как памятники архитектуры достраиваются без ущерба для основного фасада и основной планировки, модернизируются. Это же ненормально, когда в музее есть только одна винтовая лестница, ведущая наверх. И даже человек без инвалидности, просто у которого, допустим, проблемы с суставами, не в состоянии попасть на второй этаж. А что говорить о людях с ограниченными возможностями? В музее должен быть лифт. В музее должны быть нормальные туалеты. А не приспособленные – отрезали кусок иконного зала, сделали туалет. В музее должен быть нормальный депозитарий. У нас главный хранитель Людмила Анатольевна Еремина. Она очень невысокого роста, поэтому она единственная, кто не набивает шишек в хранилище. Даже я, будучи не великаном, постоянно в фондах ударяюсь головой о косяк. Надо ходить пригнувшись. Да, исходя из того, что там есть, были созданы почти идеальные условия для хранения. Идеальные условия. Но нужно строить новый депозитарий. Не помещаются новые поступления. Нужно расширять экспозицию, в том числе старого искусства. Нужно, нужно и нужно.

- Об этом и ранее говорили. Какие-то есть проекты или хотя бы сдвиги, чтобы как-то депутатов убедить?

- Есть. Вроде бы принята проектно-сметная документация. Как это все реализовывать сейчас не совсем понятно, из-за того, что она была принята одновременно с деструктивным решением о моем увольнении. Но все войдет в свои рамки и музей это сделает. Со мной или без меня. Но я уверен, что со мной.

- Почему украинские музеи (все равно это Одесса, Киев, Харьков или Львов) практически не выставляют во временной экспозиции мировые шедевры из западных музеев? Это связано с системой охраны?

- Это связано с тем, что у нас воюющая страна и поэтому неподъемно дорогие страховки. Это связано с тем, что у нас ни один музей в стране не оборудован системами климат-контроля, контроля влажности, пожарной безопасности, соответствующими мировым стандартам. У нас музеи все допотопно оснащены. Сейчас, я надеюсь, мы будем закладывать в проектно-сметную документацию в частности и эти параметры и настаивать все-таки на достройке, поднимать этот вопрос в Минкульте. Не такие уж это безумные деньги, чтобы коллекция, которая стоит, я думаю, в районе миллиарда долларов, была спрятана от народа и зажата, и чтобы люди не имели возможности ее увидеть и оценить. Это народное достояние. Народ должен его видеть.

НАДЕЮСЬ, ЧТО БУДЕТ СОЗДАН УКРАИНСКИЙ МУЗЕЙНЫЙ ИНСТИТУТ

- Какую смысловую нагрузку будет иметь экспозиция после изменения? Вы говорили, что не должно быть формирования экспозиции по совковым представлениям.

- Не то что совковым. Дело в том, что когда формировалась эта экспозиция, то основных акцентов было два. Это передвижничество, которое отражало тяжелую народную долю. И потом советское искусство с руководящей ролью партии. Я считаю, что слишком много такого передвижнического реализма. Я бы его все-таки чуть сжал за счет того, чтобы показать больше, например, академизма или усадебного портрета. Проблема, с одной стороны, в том, что действительно кроме Одессы в таком объеме нигде южнорусскую школу не увидишь. С другой стороны, на мой взгляд, она занимает несколько непропорционально большое место. Из-за этого мы не можем показать многое другое. Хотя южнорусская школа должна быть представлена. Речь должна идти прежде всего о расширении музея.

Нужно больше современного искусства, разумеется. Но при этом мы теряем возможность показать большой кусок советского периода. Приходится идти на жертвы. Вот сейчас мы показали больше социалистического реализма, который был у нас табуирован какое-то время, и показали больше модернистов, и искусство ХХІ века начали показывать. Но пришлось пожертвовать рядом хороших художников в экспозиции 60-70-х годов. Это неправильно. Музей должен быть больше.

Депутаты, которые с маниакальным упорством поднимают вопрос о моем увольнении, - это не очень здоровые психически люди, - Александр Ройтбурд 02

Один из залов музея. Искусство ХХ века.

- Экспозиция ХХІ века большая?

- Нет. Один зал, не самый большой. Но больше возможности не позволяют.

- Картины начала этого века музею дарят сами художники либо меценаты?

- Дарят. Мы не имеем возможности сами покупать. Дарят художники, дарят меценаты.

- Я помню, что после Революции Достоинства вы сказали, что нужно немедленно организовывать в США масштабную выставку украинского модернизма.

- Много чего надо. И до сих пор надо. Государство не уделяет пока достаточно внимания позиционированию своего имиджа через культуру. Тем более, через модерную культуру. У нас есть какие-то стереотипы, связанные с украинской культурой. Именно они и пропагандируются у нас в качестве нашего лица. На самом деле, культура Украины – это гораздо интереснее.

- Ранее был создан Украинский институт, который должен заниматься культурной дипломатией.

- Дай Бог, дай Бог. Первые шаги. И Украинский культурный фонд, и Институт книги.

- Для руководства музеями и историко-культурными заповедниками должна быть подобная структура?

- Я надеюсь, будет создан Украинский музейный институт. Украинская культура нуждается в системной модернизации.

Ольга Скороход, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3147267
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх