EN|RU|UK
 Общество
  1394  3

 Александр Саенко: От защиты интеллектуальной собственности зависит существование фармацевтики


Автор: Игнат Павленко

Фармацевтическую отрасль часто называют "новым IT" за ее динамичный рост и интеллектуальную ресурсоемкость. При этом перечень проблем, с которыми сталкиваются игроки фармрынка, также динамично растет.

Об охране интеллектуальной собственности в фармацевтике, о "вечнозеленых" патентах, а также о резонансных судебных процессах поговорили с Александром Саенко, руководителем юридического департамента фармацевтической компании "Дарница".

Александр Саенко: От защиты интеллектуальной собственности зависит существование фармацевтики 01

- В последнее время мы видим много судебных споров с участием украинских фармацевтических компаний. Почему именно фармацевтика так активно судится?

- Для фармацевтов защита интеллектуальной собственности – как руда для металлургов. От нее зависит само существование отрасли. Создание нового препарата – это годы исследований и миллионы долларов. Из тысяч перспективных молекул только одна становится действующим веществом нового лекарства. С каждым годом разработки становятся дороже: если 1980 году мировая фарма на 1 млрд инвестиций выпускала 17,3 готовых препаратов, то сейчас – только два. Не забываем и о маркетинговых расходах, ведь новый препарат нужно адаптировать к запросам пациентов, сделать его известным. Но тут появляется конкурент, который попросту может украсть наш бренд – и все насмарку. Судебные процессы в фармацевтике – это долго и дорого. Но уступать то, что по праву принадлежит тебе – еще дороже. Вспомним эпический спор между компаниями Bayer и UPSA за Aspirin. Немецкий концерн десятилетиями раскручивал этот бренд. Поэтому производить лекарства на основе ацетилсалициловой кислоты может кто угодно, но называть их "Аспирином" – только Bayer.

- Что вы скажете об украинском законодательстве по охране интеллектуальной собственности? Оно помогает или мешает отечественной фарме?

- Фармацевтика может служить примером удачной законодательной базы. Но она станет еще эффективнее, если парламент, например, примет дополнения, решающие проблему "вечнозеленых патентов". Когда у компании кончается срок действия патента на оригинальный препарат, другие производители получают право выпускать его авторизированные копии - генерики. Генерики на порядок дешевле оригинальных препаратов, поскольку путь их создания гораздо короче, соответственно менее затратный. Кроме этого, на стоимость генериков позитивно влияет конкуренция между производителями. При этом генерики обладают доказанной эффективностью, что важно для украинского потребителя. Но наше законодательство позволяет продлевать действие патента на пять лет по окончании основного, 20-летнего срока. Не урегулировано и право украинских фармацевтов на проведение исследований до окончания срока действия патента на оригинал. Пока мы теряем время, наши соседи выпускают генерики. Результат – в Польше препарат стоит втрое дешевле, чем аналогичный в Украине. Для украинских пенсионеров и социально незащищенных пациентов это вопрос здоровья и даже жизни.

- Вам не кажется странным, что украинские компании до сих пор судятся за советские лекарственные бренды?

- Представьте себе, что вы живете в доме, построенном в советское время. Что будет, если вы перестанете мыть полы, выносить мусор, делать ремонт? Дом придет в упадок. И наоборот: на основе старого дома можно сделать ультрасовременное жизненное пространство. Так и с лекарствами: один производитель "донашивает" старое оборудование и технологии прошлого века, другой инвестирует миллионы в модернизацию и инновации. Так почему же тот, кто вкладывает в развитие бренда деньги и усилия, не может претендовать на интеллектуальную собственность? Отечественное законодательство позволяет украинским компаниям закреплять за собой торговые марки, существующие со времен СССР. И я считаю, это правильно. Достаточно одного взгляда на цех современной компании, где производят лекарства, чтобы понять - с прошлым это не имеет ничего общего.

- Именно поэтому вы судились за "Цитрамон" с компанией "Здоровье"?

- Да, мы считаем, что они пытались незаконно воспользоваться результатами нашей работы по построению бренда. Мы серьезно инвестировали в его продвижение на рынке. Взять хотя бы бело-зеленую упаковку, которая ассоциируется у потребителя с "Цитрамон-Дарница". Суд согласился с нашими доводами, и "Цитрамон-Здоровье" теперь вне закона.

- В судебном иске по "Корвалолу" такие же обвинения "Фармак" предъявляет вам. И они уже выиграли аналогичный иск, запретив препарат "Корвалол-Здоровье"

- Иски "Фармака" против "Здоровья" и против "Дарницы" ни в коем случае не аналогичны. В первом случае предметом спора выступало хорошо известное обозначение "Корвалол". Судебный процесс за этот товарный знак "Фармак" проиграл "Дарнице" еще в 2011 году, и возобновить это разбирательство уже нельзя. Предметом спора в новом иске "Фармака" против "Дарницы" является знак "Корвалол Corvalolum". Такого обозначения нет в государственном реестре хорошо известных знаков – это несложно проверить: реестр доступен в электронном виде на сайте "Укрпатента". Поэтому "Фармак" еще должен отстоять статус хорошо известного знака – и не факт, что ему это удастся.

- Что вы можете сказать о международной репутации украинской фармы с юридической точки зрения?

- Не скажу "за всю Одессу" – все-таки на нашем рынке работают 113 компаний. Но крупные игроки следят за своей репутацией: проходят международный аудит, регулярные проверки на соответствие требованиям GMP. К примеру, недавно мы принимали инспекторов Всемирной организации здравоохранения. Кроме этого, компания регулярно проходит проверку на соответствие своей деятельности и документации законодательству Украины.

Игнат Павленко, для Цензор.НЕТ

Источник: https://censor.net.ua/r3142373
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх