EN|RU|UK
  3030  4

 ГЛАВА "УКРАЭРОРУХА" Ю.ЧЕРЕДНИЧЕНКО: "УКРАИНСКИЕ ДИСПЕТЧЕРЫ ВЫПОЛНИЛИ ВСЕ ЗАПРОСЫ ЭКИПАЖА ТУ-154 РЕЙСА 85185!"

25 августа межгосударственная комиссия по расследованию катастрофы лайнера Ту-154 под Донецком приступила к проверке записей переговоров украинских воздушных диспетчеров с экипажем воздушного судна. Российские СМИ полагают, что ответственными за гибель самолета могут оказаться украинские специалисты, и эта версия широко тиражируется. «Цензор.НЕТ» побеседовал с Юрием Чередниченко, генеральным директором «Украэроруха» - государственного предприятия, отвечающего за организацию безопасности воздушного движения. Юрий Анатольевич максимально подробно (не выходя за рамки своей компетенции) рассказал о многих важных деталях катастрофы, а также о действиях украинских диспетчеров.

Юрий Анатольевич, в средствах массовой информации, и прежде всего в  российских уже высказано большое количество версий катастрофы – уже говорили и о нехватке топлива, и об ударе молнией. Газета «Известия» вышла под таким заголовком: «Идти на грозу Ту-154 вынудили украинские диспетчеры?» Газета приводит слова некоего заслуженного летчика России В.Герасимова, который прямо обвиняет украинских диспетчеров в определении гибельного курса для лайнера – прямо в грозу.  По словам россиянина, диспетчеры якобы не разрешили лайнеру отклоняться от 20-ти километрового воздушного коридора. Как вы прокомментируете эти громкие скандальные обвинения? 

 

- Бог судья этому Владимиру Герасимову, раз он позволяет себе бросаться такими страшными обвинениями, не имея ни малейшего понятия о причинах катастрофы, и не будучи знакомым с расшифровкой переговоров между бортом и диспетчерами. Конечно, ни капли правды в его словах нет. Не хочу вступать в дискуссию с подобными «специалистами», и не считаю необходимым, чтобы украинские диспетчеры оправдываться перед такими абсурдными обвинениям. Не хочу участвовать в информационных войнах. Переговоры между экипажем воздушного судна и диспетчерами полностью сохранились, и лягут в основу расследования межгосударственной комиссии. В этих записях все зафиксировано – какие были запросы с борта, какие давались ответы. Просто как официальное лицо я не могу комментировать сейчас эти материалы. Официальное заключение сделает только комиссия.

Я бы хотел высказать соболезнования близким и родственникам погибших в рейсе. И мне горько, что их чувства сейчас подвергают тяжелому испытанию горе-эксперты. Что должны чувствовать сейчас родные жертв катастрофы, которым в прессе навязывают версии, которые не основаны на фактах, и разжигают только ненависть и возмущение. Попадание молнии, говорят, вывело из строя управление – это ведь надо доказать, поскольку самолеты оборудованы защитой от воздействия электрических зарядов. Говорят о нехватке топлива – а сколько его было на борту? Теперь говорят об ошибке диспетчеров – а на чем это основано? Ответственные профессионалы ждут компетентных оценок, ведь расследование авиационного происшествия это гораздо сложнее, чем  расследование ДТП. Жаль, что те, кто гонится за сенсациями совсем не считаются с эмоциями потрясенных трагедией родственников погибших…

- Какими полномочиями располагает диспетчер в центре управления воздушным движением, кто определяет курс воздушного судна, была ли у диспетчеров возможность направить лайнер в обход грозы?

Надо прежде всего сказать, что диспетчер несет ответственность, чтобы воздушные суда могли летать без угрозы столкновения. Грозовые фронты в воздухе – обычное явление, но диспетчер не имеет никаких полномочий, чтобы приказывать экипажу воздушного судна каким образом надо действовать при встрече того или иного метеорологического образования. Это исключительная компетенция экипажа самолета. Центр управления в данном случае выполняет только функции координатора. Для диспетчера пожелания экипажа – закон. Потому что сам диспетчер не видит в каких условиях на той или иной высоте проходит полет экипажа. Специально для контроля воздушного пространства пассажирские лайнеры оборудованы радиолокатором, которые позволяет экипажу точно увидеть очаги грозового фронта и принять решение, насколько далеко его надо облететь, либо вообще вернуться на базу. Если командир корабля видит грозу, от которой он хочет уклониться, он просит у диспетчера разрешение на маневр в ту или иную сторону. Диспетчер контролирует, чтобы маневр уклонения не проходил в опасной близости от коридора других воздушных судов. Мы отвечаем за безопасность. Руководство по эксплуатации самолетов, где точно указывается на каких дистанциях следует обходить мощные кучевые облака, регламентирует действия экипажа, потому что только экипаж видит обстановку. Если бы для облета грозы экипаж запросил бы коридор в любом направлении, либо решил вернуться обратно, центр управления воздушным движением был бы обязан выполнить пожелание, но проконтролировать, чтобы в это время и на этом маршруте не находилось других судов.

- Были ли какие-то нештатные ситуации в связи с сопровождением диспетчерами рейса из Анапы? Что происходило во время полета, что говорят диспетчеры?

Полную информацию о происходящем на маршруте обрабатывает межгосударственная комиссия. Но я могу рассказать о тех очевидных фактах, которые зафиксированы нашими специалистами, и не вызывают сомнения у наших диспетчеров. В тот день интенсивность воздушного движения была невысока, воздушное пространство было свободно, и маневры борта 85185 ничем не ограничивались. Когда наши коллеги из ростовского центра управления воздушным движением передали нам лайнер на сопровождение, он уже отклонялся от маршрута, поскольку встретил грозовой фронт. Ростов передал, что самолет проходит контрольную точку восточнее из-за грозы. Впрочем, ничего экстраординарного в воздухе не происходило, подобные грозы – не редкость. За полчаса до трагедии по этому же коридору проходил рейс из Грузии. В эшелоне 8-9 тысяч метров отклонение от курса грузинского самолета составило всего 10 километров. Все это весьма обычные ситуации, и ничего чрезвычайного в воздухе не происходило.

Лайнер войдя в воздушное пространство Украины попросил обход «засветов» - так называются отметки плотной облачности на экранах радиолокаторов, и тотчас получил разрешение как по изменению высоты, так и по изменению маршрута полета.

Все запросы экипажа рейса 85185 диспетчером были выполнены. Доказательство этому – записи переговоров экипажа с зональным центром управления. В районе полета Ту-154 не находилось каких-либо других воздушных судов, и маневры экипажа никто не ограничивал.

- Как вы оцениваете действия украинского министерства транспорта, насколько оперативным было реагирование? И почему черные ящики были переданы на расшифровку в Россию, ведь по правилам расследования авиакатастроф, ход следствия находится в исключительной компетенции властей страны, на территории которой произошла катастрофа? Нет ли опасений, что российские власти могут отнестись к расследованию так же предвзято, как и некоторые российские СМИ?

Мне кажется, действия министерства были достаточно оперативны, но  профессиональную оценку может дать только межгосударственная комиссия.

Министерство не вмешивается в работу экспертов, а только создает для них все надлежащие условия. Сейчас министерство занимается важными вопросами, и прежде всего идентификацией погибших, организацией приема родственников.

Да, вы правы, и расследование катастроф находится в компетенции властей той страны, где произошла катастрофа, однако украинские власти проявили добрую волю, чтобы россияне получили как можно больше возможностей изучить причины гибели своего самолета и своих граждан. Передача черных ящиков для расшифровки – это также жест доброй воли. Мы доверяем  профессионализму и порядочности российских специалистов из Межгосударственного авиационного комитета. Думаю, сделать выводы из катастрофы надо нам всем, чтобы не допустить повторения подобных инцидентов.

Источник: Юрий Бутусов Цензор.Нет
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх