EN|RU|UK
 Политика Украины
  5488  6

 Алексей Гриценко: ""Шахматный" ролик? Я очень надеюсь на трезвость его оценки командой президента…"


Автор: Евгений Кузьменко

Из чего складывается борьба на мажоритарном округе? В чем суть "шахматного" агитационного ролика от Анатолия Гриценко? Почему будущей фракции Зеленского в парламенте понадобится ограничитель? Очередным гостем видео-рубрики "Интервью на "Цензоре"" стал Алексей Гриценко – один из лидеров Автомайдана, кандидат в народные депутаты по мажоритарному округу №212.

Полная версия интервью - на видео

"И В НАШЕЙ СТРАНЕ ДЕПУТАТ МОЖЕТ МНОГОЕ..."

- Начнем с сумасшедшего по тональности агитационного ролика в поддержку партии "Громадянська позиція", членом которой вы являетесь. В этом "шахматном" ролике есть человек, похожий на президента Украины; человек, похожий на президента России и человек, очень похожий на лидера "Громадянської позиції" Анатолия Гриценко, вашего отца. Скажите, Алексей, в партийном штабе что - специально подгадали этот ролик под вчерашнюю грустную, а то и мрачную сессию ПАСЕ, на которой Россию опять пустили в сессионный зал?

- Насколько я понимаю, ролик создавался задолго до того; прорабатывались идея и различные варианты, поэтому все было сделано точно не под эту сессию. Просто сессия стала таким фактором, который показывает актуальность этого ролика. Действительно, сейчас в стране очень сложная геополитическая ситуация, война. И, учитывая то, что достаточно много молодых кадров без опыта государственной службы пришло во власть, и что парламент будет такой же, - соответственно в будущем необходимы люди, которые имеют этот опыт и смогут предостеречь от каких-то неправильных шагов. Поэтому в моем понимании этот ролик - актуальный. Кто-то может на него обижаться, но он достаточно трезвый и показывающий, что надо прислушиваться и иметь в себе мужество признавать ошибки и прислушиваться к советам тех, кто знает, что надо делать.

- На месте команды Зеленского я бы воспринял этот ролик как объявление войны, потому что президент там изображен в несколько комическом, если не карикатурном, образе. В то время, как Анатолий Гриценко представлен как человек, который подставляет плечо. Вы не боитесь, что вдрызг испортятся отношения между командой вашего отца и командой Зеленского?

- Я очень надеюсь на трезвость оценки командой президента, и что это будет воспринято как наоборот, желание подставить плечо в сложный момент, когда у них, мы это четко видим, - кадровый голод. По тому, как сейчас везде ищут потенциальных людей на районные администрации, на областные администрации, как они ведут этот рекрутинг, – это очевидно. И вопрос в том, насколько они не витают в облаках и могут реально смотреть на всю эту ситуацию, оценивать, иметь обратную связь и готовность сотрудничать с теми, кто готов подставлять плечо.

- Партия, естественно, рассчитывает на то, что этот ролик будут показывать по ТВ. Уже были испуганные возгласы от топ-менеджеров каналов?

- Ну, вот он только появился в интернете. Давайте подождем. Естественно, есть планы, что он будет показан по телевизору. И это будет тест, в том числе, и для телеканалов. Потому что кто-то может не хотеть показывать Путина. Надеюсь, что нет таких, кто может испугаться показывать что-то не нравящееся Администрации Президента.

- Вам лично отец анонсировал показ этого ролика? Что-то рассказывал?

- Я знаю, что велась работа над предвыборными роликами. И я, слышал, что ролики будут достаточно резкие, интересные. Потому что кампанию надо было менять, об этом все говорили. Предыдущая кампания показала, что эти старые методы слабо работают.

- Да, мы видим, как сейчас и Петр Алексеевич просто с каждого полустанка, из каждого дверного проема к нам обращается с видеороликами.

- В принципе, он это делал и раньше - перерезая ленточки на каждой залатанной яме.

- Алексей, почему баллотируетесь не по партийным спискам? Вы же фигура в партии заметная. Плюс Гриценко-отец и Гриценко-сын – выглядело бы мощно. Вместо этого вы идете по мажоритарке. Это не потому, что вы скептически относитесь к шансам партии пройти в Раду по партийным спискам?

- Нет. Это связано с тем, что было бы, наверное, неправильно, что и сын, и отец идут в одном списке. Стали бы рассказывать, что отец тянет сына или еще что-то в этом роде…

Я давно занимаюсь киевскими проблемами и уже был депутатом Киевсовета. Поэтому было очевидно, что я должен идти на парламентские выборы в Киеве. Я выбрал район, в котором вырос, проблемы которого понимаю. Соответственно, есть возможность повлиять на ситуацию. В моем понимании народный депутат – это не только тот, кто пишет законы. Да, законы - это большая часть его деятельности, но в том числе народный депутат – это тот, кто может быть связующим звеном между исполнительной властью, местной властью, правоохранительными органами и многими другими стейкхолдерами для того, чтобы можно было изменить ситуацию в конкретно взятом округе и в каких-то вещах в целом в стране. В моем понимании это может работать. Я очень вдохновляюсь примером из одного американского фильма (название не помню) про одного из конгрессменов, замглавы комитета по международным делам. И вот он в тихой своей роли смог связать очень много процессов, связанных с внешней политикой, с войнами в странах. То есть занимаясь просто коммуникационной составляющей. Один конгрессмен! Это такая не видимая публично роль - но она позволила решить проблемы многих конфликтов.

Точно так же я считаю, что и в нашей стране депутат может многое... Есть примеры хороших ребят, которые создали много проектов – и даже не пиарились на этом. К сожалению, некоторые из них не пройдут в парламент. Ну, или не пошли в парламент, учитывая нынешнюю ситуацию.

- Ответьте, пожалуйста, еще на один вопрос о вашем отце. Из года в год социология в канун выборов показывает у него солидный рейтинг. Но по результату Анатолий Степанович получает на порядок меньше. Вы не пытались проанализировать ситуацию, почему для многих людей Анатолий Гриценко, "Громадянська позиція" – лишь второй или третий выбор? Почему такое происходит?

- Во-первых, я не принимал участие в штабе. Если же смотреть с точки зрения объективной логики, мне кажется, что большинство людей голосует в день выборов эмоционально. И, наверное, отцу здесь чуть-чуть не хватало… он больше человек работы, системный, менее эмоциональный. И здесь надо работать, добавлять. Это его очевидный, в моем понимании, недостаток как кандидата - но это и его преимущество как государственного деятеля, который может реализовывать проекты и т.д. Т.е. этот дисбаланс надо где-то заполнять членами команды, а где-то и самому немного меняться в плане коммуникаций во внешний мир. Надеюсь, он сделает выводы, и результаты кампании это покажут.

Алексей Гриценко: Шахматный ролик? Я очень надеюсь на трезвость его оценки командой президента… 01

"МОЯ УЗНАВАЕМОСТЬ НА ОКРУГЕ? НА КОНЕЦ МАЯ БЫЛО 36% РЕАЛЬНОЙ УЗНАВАЕМОСТИ"

- Вы баллотируетесь по 212-му Дарницкому округу столицы. Попрошу вас в одну минуту уложить визитную карточку – ваше понимание проблем округа и того среза людей, которые там живут.

- Мы провели опрос и понимаем, что на самом деле беспокоит людей. Это, в первую очередь, проблема их доходов и соответственно оплаты ЖКХ и тарифов. Вторая проблема - экологическая. Дарницкая ТЭЦ, Бортническая станция, завод "Энергия". Третья проблема – хаотическая застройка, которая, по сути, убила социальную инфраструктуру; отсутствие садиков, школ, парковок и т.д. И четвертая проблема – транспорт. Здесь можно говорить долго: те же парковки, ужасные дороги и отсутствие нормального общественного транспорта. Уложился?

- Вполне. Как собираетесь вести кампанию? На что делать упор? Наружная реклама, агитация в формате "от дверей к дверям", встречи в скверах?

- В малом количестве скверов.

- Да, скверов в округе маловато. Что уже тоже хорошо ложится в проблематику агитации. Так на что будете делать упор?

- Думаю, будет все, просто в пропорциональном соотношении. Будут и встречи, само собой. Ногами кандидат-мажоритарщик в любом случае должен вытоптать округ. Будет небольшое количество наружки. Денег для большого количества нет, но она будет. Буду стараться много коммуницировать через социальные сети, использовать диджитал. Это работа. Нужно понимать этот район – а это люди, в большинстве своем живущие в режиме "машина, работа, на тот берег и обратно", либо "метро, работа, обратно". Многие из них сидят в интернете. Там только группа, которую мы знаем - ПОХ, например, - Позняки-Осокорки-Харьковский район – набирает более 30 тысяч человек. Так что есть средства для того, чтобы с ними коммуницировать, доносить до людей определенную позицию, отвечать на их вопросы и даже с ними работать.

Хочу также проводить встречи с ОСББ. С некоторыми мы уже общались, и у нас есть понимание проблем этой отдельной целевой группы. Они частично совпадают с проблемами других людей, просто более специализированные, и решать их значительно сложнее. Вопросы выделения, оформления земли под домами – очень большая проблема, сложности с этим есть. Это вопрос взаимоотношений с монополистами. Но это даже больше лежит в плоскости работы местных депутатов. Вопрос в том, чтобы заставлять этот процесс двигаться

- Как у вас с узнаваемостью на округе? Важный момент на любых выборах. Политики гоняются за узнаваемостью, иногда даже негативная узнаваемость их устраивает.

- Ну, да, тоже узнаваемость…Замер есть. На конец мая это было 36% реальной узнаваемости. Например, у некоторых кандидатов было под 70%.

- Я смотрел ваш агитационный ролик. Там делается упор на реальные проблемы: дороги, школы, детские садики, ужасный запах на Харьковском массиве, пробки, ЖКХ, тарифы. Все по делу.

Но у меня вопрос: – а в какой мере депутат Верховной Рады, пусть даже мажоритарщик, может эти проблемы решать? Вы как-то замахиваетесь на очень большие вещи. Я бы сказал, что это больше похоже на ролик кандидата в мэры, который готов разрулить все эти проблемы. Или, технологически, депутат Киеврады (которым вы уже были). Скажите, что может сделать депутат-мажоритарщик для решения этих проблем?

- Ну, начнем с того, что депутат Киеврады не может решить все эти проблемы, потому что он, придя в Киевраду, касается в целом лишь своей профильной комиссии. Он может заниматься транспортом или, к примеру, ЖКХ - и это съедает огромное количество времени. Это не оплачиваемая работа. И параллельно со своей работой ты еще занимаешься и общественной нагрузкой. Поэтому решить все эти проблемы за свой срок депутат Киевсовета, наверное, не в состоянии.

- А депутат Верховной Рады?

- У депутата Верховной Рады много помощников, часть из них – оплачиваемые. У народного депутата есть возможность непосредственно влиять на формирование бюджета, на конкретные программы, которые будут реализовываться. В том числе, например, вопрос Бортнической станции аэрации, на которой сейчас стартует реализация проекта по модернизации. По плану, проект будет реализован в 2024 году – но сейчас должна решиться львиная доля проблем с запахом. Так вот, эта программа на данном этапе будет финансироваться лишь наполовину, потому что не хватает выделяющихся японских средств. И уже сейчас надо работать над тем, чтобы появились деньги и Всемирного банка, и ЕБРР. Тогда и проект будет полностью реализован. И эта функция, она, с одной стороны, вроде бы и не депутатская, - но координировать и контролировать этот проект необходимо. И у депутата основная функция контроля в данной ситуации, чтобы и толканием, и пиханием, и простыми словами – но чтобы эти процессы сдвигались. Потому что если не заставлять работать местные власти, правоохранительные органы, коммунальные предприятия – ничто не будет реализовано.

Вот как я вижу положение дел. И если посмотрите мою программу, то она только в одном пункте касается местных проблем, а в остальных - общеукраинских вопросов, связанных с реформой правоохранительной системы, борьбой с коррупцией, тем, чем я занимался в Автомайдане. То есть там достаточно широкая программа, она точно не связана конкретно с местными проблемами. Один пункт касается округа. А ролик я презентовал таким образом для того, чтобы показать людям: я понимаю проблемы этого округа и буду контролировать, добиваться их решения.

- Чтобы вести кампанию по мажоритарке, нужны ресурсы. Откуда деньги у вас? И есть ли у вас возможность вести кампанию по наружной рекламе?

- Ну, тут достаточно просто. Ресурсы – это деньги и люди. Та часть, которая максимально закрывается людьми – это друзья, те, кто поддерживает, волонтеры. Вы можете зайти на мой сайт, там очень много народу включилось и поддерживало меня, когда я впервые сказал, что собираюсь идти. А люди важны, поскольку нужно и комиссии закрыть, и ролики создавать, собрать в команду наблюдателей и агитаторов. Тот же ролик делали не суперпрофессионалы, это ребята, которые сняли его за один день.

- Плюс партийные кадры, наверное?

- Что-то партийное - например, брендбук - действительно разрабатывается в рамках центрального штаба. Я не могу вести кампанию не в общей канве кампании партии, идущей на выборы. То, что касается наружки, это, естественно, делается за деньги. Я понимаю, что это стоит достаточно немалых денег.

- Насколько немалых?

- В моем понимании суммарно кампания обойдется в сумму от 300 до 500 тыс.грн. Этот счет открывается, я буду собирать эти деньги. С частью людей переговорил, это малый и средний бизнес, друзья, которые поддерживают. Какую-то часть денег вложу в кампанию и я сам.

Алексей Гриценко: Шахматный ролик? Я очень надеюсь на трезвость его оценки командой президента… 02

"ДЛЯ ЗЕЛЕНСКОГО И ДЛЯ ЛЮДЕЙ ЛУЧШЕ БУДЕТ, ЕСЛИ ПАРЛАМЕНТ ОКАЖЕТСЯ ДОСТАТОЧНО СБАЛАНСИРОВАН, И В НЕМ БУДУТ ОГРАНИЧИТЕЛИ ДЛЯ МОЩНОЙ СИЛЬНОЙ КОМАНДЫ"

- А вы не боитесь, что, вот, вы проведете замечательную технологичную кампанию, до людей достучитесь так, как хотели - и тут приедет Зеленский, пожмет руку своему…

- …своему другу.

- своему другу-выдвиженцу, поставит бигборды, где он пожимает руку, - и просто за счет этого вала пока еще не истлевшей народной любви, победит? Против лома нет приема? Или есть?

- Бояться - это очень относительное понятие. Я оцениваю этот риск, он существует. В моем понимании, людям – включая избирателей и команду Зеленского – надо осознать: если они получат абсолютное большинство в парламенте, это будет и абсолютная ответственность. За все, что будет происходить дальше в стране. И ответственность эта может быть очень жесткой – как показали несколько Майданов. Надо четко осознавать: если что-то будет делаться не так, будут проблемы. Для Зеленского, для людей лучше будет, если парламент окажется достаточно сбалансирован, и в нем будут ограничители для мощной сильной команды. Которая пока более-менее нормально себя ведет, но которой не дадут засмотреться на восток, не дадут какие-то сделать ошибки, связанные с коррупцией, и так далее. Вот здесь мы этот фронт можем очень серьезно закрыть. А этот риск я оцениваю как достаточно серьезный. И пытаюсь донести, что смогу сделать, по крайней мере, значительно больше, чем врач-анестезиолог. Который, я уверен, замечательный врач, но в парламенте, наверное, ему будет достаточно тяжело применить свои профессиональные знания.

- Скажите, а какая у вас мотивация идти в Верховную Раду? Объясню свой вопрос. Мы же видим, как формируются списки. Видим, сколько туда пройдет людей, которых, такое ощущение, взяли с улицы. Там конечно хватает и компетентных экспертов, но в целом с большой долей вероятности можно говорить, что это будет самая слабая Рада за всю историю. Так зачем идти в эту Раду и быть одним из 400 с лишним человек и без команды. Ведь даже если списком пройдет "Громадянська позиція", фракция, это будет небольшая команда, судя по рейтингам. И не имея возможности реализовывать с командой свои проекты, свои идеи, - как вы будете там себя вести? Что будете делать? У вас не будет потом желания уйти оттуда?

- Как у Вакарчука в свое время?

- Да, как у Вакарчука.

- На самом деле не все так печально, как вы говорите. Первое. В парламент сейчас идет очень много ребят, с которыми мы совместно действуем, не будучи депутатами, уже лет 5 в разных плоскостях. В том, что касается антикоррупционных реформ, медицинской реформы, реформы правоохранительных органов. Кроме меня в этот парламент идут – по спискам и мажоритарке - еще 3 члена Автомайдана. Двое – в списке Зеленского, один – по мажоритарке от Зеленского же. Поэтому у меня не возникнет вопросов, с кем там объединяться вокруг тех вещей, которыми мы собираемся заниматься.

- Вы наверняка читали аналитику по тем спискам, которые подают партии, да?

- Да, из разных источников.

- И о чем вы думаете чаще всего в эти дни по итогам изучения этих списков?

- Парламент сильно обновится, это очевидно.

- Причем обновится невероятно.

- Невероятно обновится. Это, с одной стороны, риск; многие боятся, что придет много действительно неопытной молодежи. И этот риск существует. Но, с другой стороны, в активно развивающемся бизнесе стараются как раз набирать людей до определенного возраста. Потому что у этих людей еще есть внутренняя энергия, мотивация делать и творить, грубо говоря. Но при этом существует риск того, что есть всем известные люди, привыкшие скупать парламент полностью. И вот устоят ли все эти люди перед соблазнами, которые появляются при голосовании и т.д? Этот риск тоже есть, его надо учитывать.

- Это, кстати, очень реально. Вот спросили даже на уже знаменитом оф-рекордсе, оф-рекорд-встрече журналистов с Зеленским. Один из коллег спросил: Владимир Александрович, а вы не опасаетесь того, что вы наберете в списки "юношей бледных со взором горящим" - а потом придет Ринат Леонидович и по 20 тысяч за штуку их всех скупит?

И по Зеленскому было видно, что он отлично понимает опасность, ему это все уже объяснили. И он сказал: а какие вы другие варианты предлагаете?

То есть можно набирать в команду новых, неопытных людей с задатками и, наверное, пониженной сопротивляемостью к соблазну. А можно - опытных профессионалов, с их грехами, порой немалыми. Как себя вести президенту в этой ситуации? Я понимаю, что вы сейчас можете сказать: спросите президента. Но вы же идете в депутаты, будете иметь возможность выстраивать политику страны. Как бы вы себя вели на этом месте? Как находить новых людей? Где золотая середина?

- На самом деле я сочувствую Владимиру Александрович, потому что у него действительно сумасшедшая ответственность в плане того, как формировать команду, по сути ее не имея. Все же видели, как разворачивались штабы по регионам. Как таковой командной структуры по Украине у него не было. И сейчас для него, в моем понимании, самое главное – иметь в ближайшем кругу людей, которых не надо регулярно проверять на полиграфе и которым можно верить. Людей, про которых ты твердо знаешь, что они не используют что-то в личных целях и не продались. И, зная это, можно выстраивать эту систему донизу - чтобы каждый, кто ставится на какую-то должность, периодически проходил полиграф на использование служебного положения в личных целях. Чтобы не было зависимости ни от олигархов, ни от спецслужб (что тоже очень важный фактор в ситуации, когда все резко меняется, и спецслужбам легко играть в эту ситуацию).

- Ваш отец будет ездить к вам на округ, чтобы за вас агитировать?

- (Улыбается) Я вот еще думаю, надо это делать, или не надо. Еще скажут: вот, сын, отец…

- Мол, чем тогда они отличаются от Порошенко с Януковичем?

- Правильно. Хотя он в этом районе очень много прожил сам...

- Вы у себя прикидывали в партии, на какое количество мажоритарщиков вправе рассчитывать? Кто хорошо стоит на своих округах?

- Всего их выдвинулось, если не ошибаюсь, до 50 человек. Думаю, человек 5-7 реально могут пройти. Особенно во Львовской области, где очень высокий уровень поддержки; в Тернопольской области. Ну, и на соседнем с моим округе, где от нашей партии идет Андрей Юсов.

Алексей Гриценко: Шахматный ролик? Я очень надеюсь на трезвость его оценки командой президента… 03

"МЕНЯ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ О ВОЗМОЖНЫХ ПРОВОКАЦИЯХ. НАПРИМЕР, ГДЕ-ТО БЬЮТ ЖЕНЩИНУ - Я ВМЕШАЛСЯ В КОНФЛИКТ – В ИТОГЕ ЖЕНЩИНА НА МЕНЯ ДАЕТ ПОКАЗАНИЯ, ЧТО ЭТО Я УСТРОИЛ…"

- Примерно год назад по вашему отцу в Верховной Раде стала активно работать временная следственная комиссия. Которая была создана для расследования злоупотреблений как бы многих министров обороны, но почему-то больше всего работала по вашему отцу. И тогда, и после он ощущал немалый прессинг…

- Вся семья ощущала.

- Да, но меня в этом плане интересуете вы. Вас как-то предупреждали о том, какие неприятные ситуации вас могут ожидать в ближайшее до выборов время?

- Кстати, о комиссии: если вы заметили, выборы закончились – и комиссия закончилась. Предупреждали ли меня о неприятных ситуациях? Предупреждали о том, что возможны подстроенные провокации.

- Например?

- Например, где-то бьют женщину - я вмешался в конфликт – в итоге женщина на меня дает показания, что это я устроил.

То есть мы строго договорились о том, что в период избирательной кампании я стараюсь в такие вещи не влезать, потому что это поставит под угрозу общую работу на выборах.

- "Не влезать в такие вещи" – это что имеется в виду? Не ходить ни по каким заведениям, сидеть дома?

- Да нет, продолжать жить нормальной жизнью. Но там, где возникают риски, где может быть угроза провокации - уходить в сторону. Для меня это было сложно, потому что я активно участвовал во многих акциях. Но угроза попасть в такой момент под уголовное дело и создать для отца проблему - для меня это было таким жестким ограничителем свободы. И длилось это год.

Помимо этого, мне периодически звонили знакомые из медиасферы: мол, поступил заказ от такой-то политической силы на твоего отца. Сами мы за это браться не будем – но чтобы вы знали: заказ пошел; завтра про тебя в метро развесят листовки; выделен бюджет в 50 тысяч долларов. До исполнителей дошло 5 тысяч долларов…

И подобного рода ситуации возникали постоянно. Мы прикинули: за год на дискредитацию отца были выделены десятки миллионов долларов. И кто-то же почему-то на это тратил деньги! В итоге оказалось, что не зря, потому что он "пролетел"…

- Вы сказали, что, в принципе, этот прессинг касался всей семьи. Помимо вас и вашего отца, как это, каким краем?

- Писали статьи про мою сестру Аню, которая нарисовала натюрморт, где были сало, селедка, бутылка горилки, самогонки.

- А здесь какой компромат?

- Сказали, что 14 лет – а она алкоголичка, и все в этом роде.

- Ну, это ж несерьезно.

- Ну, такое было. И все равно - это как бы неприятно слышать.

- Алексей, порою кажется, что ваш отец вот-вот уже подойдет он к той грани, за которой можно претендовать на пост Президента. Но всякий раз срывается вниз. Не кажется ли вам, что он раз за разом упирается в потолок этой своей скуповатой манеры выражения мыслей?

- Допускаю. И по цифрам видно, что недоработка есть – как его внутренняя, так и командная. То, что точно его сдерживает, так это то, что он в каких-то принципиальных вопросах несговорчив, не готов идти на какие-то внутренние компромиссы.

- Это с вашей стороны позитивная трактовка, такое себе "стакан наполовину полон". Критики Анатолия Степановича утверждают, что он хронически не умеет работать в команде. Такое вы допускаете?

- Наверное, он наибольшее количество людей объединил в период президентской кампании. Причем достаточно сложных людей.

- Боюсь, что наибольшее количество людей объединил действующий президент. Против себя самого.

- Согласен. Но я говорю про игроков политических, о которых говорят, что они несговорчивые. В итоге многие из них договорились и влились в кампанию.

- Я прошу прощения, но вы говорите про людей прошлого поколения, некоторые - даже позапрошлого. Это Катеринчук, Томенко, Стецькив.

- Вы по возрасту определяете или по типу мышления?

- Я определяю по восприятию этих людей современным обществом. Сейчас очень много молодых 30-40-летних, для которых эта когорта – прошлое. А это важно, потому что с командой, которую не воспринимают в обществе, - как пройти наверх?

- Это вопрос коммуникации, т.е. вопрос донесения. Не побоялся же Зеленский взять руководителем администрации Андрея Богдана, на которого чуть ли не ежедневно выходят расследования Бигуса и других.

- Да, но это уже после того, как он был избран президентом с сумасшедшим рейтингом и у него появилась возможность для неоднозначных назначений.

- Но Богдан с ним был в период кампании, мы же это видели…

Проблема отсутствия нормальной коммуникаций в команде "Громадянської позиції" в период кампании, донесения и показывания плюсов тех людей, которые туда вошли, - существует. Где-то не хватало опыта современных технологий, где-то - ресурсов для того, чтобы это правильно запустить. Сейчас какие-то вещи изменяются. Я это уже вижу. Все ли удастся сделать из того, что задумано? Посмотрим по результату.

- Просто спросите у любого неравнодушного человека в возрасте 30-40 лет, который, в принципе, хочет перемен; который весной частично проголосовал за Зеленского, а теперь, возможно, пойдет голосовать за " Голос". Спросите, знакомы ли ему фамилии Томенко, Стецькива, Катеринчука. Он поморщится и скажет: кто это? Дело в том, что люди, во-первых, выпадали уже из политического процесса на некоторое время. А сейчас они вдруг появились, такая очень немолодая кучка. Они, может быть, и опытные, но…в английском языке есть такое выражение "they don`t ring а bell". Их имена, их история ничего не говорят молодому поколению. Которому, в принципе, и предстоит переводить Украину в иное измерение.

- Для таких людей есть еще Марина Соловьева, которая защитила огромное количество скверов, исторических зон в Киеве. Есть Егор Фирсов, Денис Каплунов. В этом как бы и плюс "Громадянськой позиции", что она достаточно сбалансирована; в ней есть и молодые лица, и люди с опытом. И здесь есть преемственность в плане понимания сложных процессов и выстраивания системной работы. И уже молодой задор и энергия здесь как раз могут быть в плюс. Другое дело - вы правильно говорите - как это воспринимается. В моем понимании "Громадянська позиція" - одна из сильнейших политических сил, могущих работать в парламенте. Вопрос в умении скоммуницировать и донести это до людей. Плюс отбиться от выливающегося из разных источников негатива. Вот здесь всегда был провал. Объективный провал. Не было своих медиа. А договариваться с собственниками медиа – это переступать определенные принципы. Потому что всегда приходится иметь дело с условиями. Вот и все. А для некоторых известных журналистов и некоторых кандидатов это всего лишь - just business и т.д., когда кого-то поливают грязью.

- Вы – один из основателей того самого Автомайдана, который наделал много шуму в 2013-14, был заметен и впоследствии. Я правильно понимаю, что в ходе вашей агитационной кампании мы увидим многих людей из Автомайдана?

- У нас есть четкая позиция: в агитационной кампании мы никогда не действуем от имени Автомайдана. Автомайдан – это аполитическая организация, жесткая позиция для всех.

- Но отдельные члены за пределами бренда Автомайдана могут вас поддерживать?

- Отдельные люди за пределами бренда могут поддерживать, кого захотят. Потому что знают о каких-то качествах и могут о них рассказать. Но сама организация публично никого не поддерживает.

Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3135053
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх