EN|RU|UK
 Политика Украины
  14518  73

 Александр Грановский: "К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам"


Автор: Юрий Бутусов

Один из ближайших к Петру Порошенко людей Александр Грановский, оказывается, во время борьбы за ПриватБанк тесно контактировал с Игорем Коломойским. О коррупции, о румынском гражданстве, об ошибках и планах на будущее - в интервью "Цензор.НЕТ"

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 01

"МНЕ НУЖНА НЕЗАВИСИМОСТЬ, ЭТО, НАВЕРНОЕ, ДОРОГОГО СТОИТ"

- После выборов Петр Алексеевич приглашал вас? Говорил с вами о будущем, что будет дальше?

- Президент расстроен, безусловно. Он все равно в душе рассчитывал на другой результат. Он считает, что он достаточно сделал для страны, чтобы граждане оценили его труд. Но оказалось по-другому. Наверное, ему кажется, что это не до конца справедливый результат. Поэтому сегодня точно так же, как у любого живого человека, его мысли заняты этим. Хотя, конечно, он не останавливается, он думает о парламентской кампании, он ею фактически начал заниматься

- Вас он вовлекает в эту парламентскую кампанию, говорит с вами о будущем? Или так – президент готов взять вас в список и обеспечить защиту?

- Я не нуждаюсь в защите. Я в принципе сам в состоянии за себя постоять, если вдруг в этом появится такая необходимость. Политика для меня - это не прикрытие, это инструмент достижения целей, в отличие, наверное, от каких-то других людей, фамилии которых я не стану сейчас комментировать. Поэтому для меня эти 5 лет были достаточно сложными, я считаю, что много сделал для команды и не был замечен в проявлении каких-то потусторонних симпатий или интересов. За эти 5 лет были парламентские голосования, с которыми я не был согласен, но я искренне считал, что поскольку я член команды, я не могу вести себя иначе, хотя в душе был не согласен.

- Например?

- Не хочу говорить. И вот сейчас я принял для себя решение идти в парламент по мажоритарному округу. Мне нужна независимость, автономность. Это, наверное, дорогого стоит. Но я считаю, что прикрываться кем-то и чем-то не стоит, каждый должен отвечать за себя. Чем больше влияния в политике у тебя есть, тем больше самостоятельности следует проявлять, думаю так.

- Как вы думаете, произойдет ли перезагрузка ГПУ, СБУ, НБУ, других структур, которые назначались, подавались президентом?

- Непростая шахматная партия, в том смысле, что это невозможно сделать без воли парламента, а парламент будет бороться за собственное самосохранение. Это на уровне инстинктов. Но мне кажется, что команда Зеленского может выйти с такой инициативой, он эту инициативу подхватит, поскольку от него будут требовать того политическая целесообразность. И я не уверен, что зал может так легко поддержать подобные инициативы. Для отставки либо генерального прокурора, либо главы Службы безопасности Украины, нужно "собирать голоса". Будет ли за это голосовать БПП – знак вопроса. Будет ли за это голосовать Народный фронт – тоже знак вопроса. Будет ли голосовать Оппоблок – знак вопроса. Поэтому рассчитывать на то, что зал с легкостью сдаст своих назначенцев, я бы не стал. А нужно ли Зеленскому, например, с этой инициативой выйти и ее фактически в зале провалить и потом обвинить в этом парламент? Может быть и нужно. С тем, чтобы потом обратиться к обществу, к гражданам в октябре и напомнить им о том, что его, казалось бы, добрые и правильные инициативы не были поддержаны парламентом. Нужно ли сегодня новому президенту атаковать Кабмин? Вероятно. Я не могу с этим спорить. Вероятно. С тем, чтобы сделать подобное обращение в преддверии парламентских выборов в том числе.

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 02

"У МЕНЯ НЕТ РУМЫНСКОГО ПАСПОРТА, И Я НЕ УЕДУ ИЗ УКРАИНЫ"

- Вы один из ключевых сотрудников команды Петра Порошенко, доверенное лицо, участник многих политических конфликтов, и вы говорите, что не знаете, от какого компромата вам придется отбиваться?

- Мне нечего бояться, мне всегда можно было задать любые неприятные вопросы и получить ответ. Да, конечно, время от времени ко мне, как и к другим политикам, обращаются разные люди, которые продают чьи-то страхи. Как это обычно работает? Они хорошо отслеживают все важные тенденции в СМИ и понимают, что может интересовать какого человека. Приносят какую-то галиматью, это может быть переписка кого-то с кем-то, важных людей вставляют в копии и предлагают продать это сперва человеку, для которого это может иметь интерес, так сказать, делают тебя участником каких-то записей или переписок. Если человек отказывается, они идут к его оппонентам...

- Так о чем там идет речь?

- Зачем мне об этой ерунде говорить? Это же неправда. Мне принесли на продажу пачку нарисованных в интернете записей, где мое имя фигурирует. Не первый раз. Я предупреждаю наперед – я не покупаю компромат, я отвечаю за свои поступки.

- Раз готовы отвечать, то скажите – в сети есть сканы паспорта гражданина Румынии на ваше имя. Это прямое нарушение закона, ведь нельзя получать иностранное гражданство, будучи народным депутатом. Думаю, это самая серьезная для вас проблема.

- Я не гражданин Румынии, это неправда. Я тоже видел эту публикацию про паспорт еще год назад, и готов ответить официально. Я официально обратился с письмом к властям Румынии, чтобы они дали ответ. И вот у меня официальный ответ, я вам показываю документ, делайте скан – Грановский гражданином Румынии не является. В интернете все что хочешь может быть.

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 03

- Не планируете выезжать из Украины на длительное время? Ведь могут найтись те, кто вас будет "догонять" - за минувшие 5 лет.

- Я не собираюсь покидать Украины и менять место жительства. Считаю, что меня не за что "догонять" (да и само слово странное, конечно). Я, как мне кажется, знаком со всеми важными игроками политических баталий в Украине, с держателями разного политического успеха в этой стране, и знаю, что у этих людей нет ко мне претензий. Они могут быть либо а) у правоохранителей, либо б) у тех людей, кто умеет управлять сложными политическими ситуациями. У меня в Украине конфликтов нет.

"Я ОБЩАЛСЯ С КОЛОМОЙСКИМ ПО ВОПРОСАМ, КОТОРЫЕ НЕ КАСАЛИСЬ МОИХ ОТНОШЕНИЙ С ПРЕЗИДЕНТОМ. МОГ ОБСУЖДАТЬ ГРАДУСНИК ЗА ОКНОМ"

- Сейчас много говорят, что вы сохраняли отношения с лидерами двух враждующих лагерей – Порошенко и Коломойским. С Коломойским вы общаетесь хорошо, контакты хорошие все это время оставались, бывали у него в Израиле? Это потрясающе.

- Нет такого политического игрока или крупного бизнесмена, который не знает Коломойского. Поверьте, он общается со всеми. У Игоря Валерьевича есть такая привычка - он часто звонит разным людям, это манера его поведения, он таким образом черпает информацию, потом ее взвешивает, анализирует. Он долго работал в Украине, в том числе и на государственных постах. Поэтому его все знают и я в том числе. Если вы о тех публикациях, где говорится о том, что я до выборов к нему неоднократно ездил, пытаясь выстроить персональную договоренность в части личных гарантий - это полная белиберда. Я к нему не ездил, никакие договоренности не выстраивал и точно ничего не делал не в интересах нашей политической силы. Я думаю, хватало людей, которые там бывали и делились какой-то информацией, но я не играл на два фронта, я общался с Коломойским по тем вопросам, которые не касались моих отношений с президентом и командой.

- Есть ли такие вопросы в стране? Не были в Израиле, но общались и рассказывали что-то очень интересное для Игоря Валерьевича? Что?

- В случае, когда какие-то тайные договоренности возникают, их невозможно скрыть. Неизбежно об этом знают самые разные люди, которые не просто говорят, что кто-то там был и о чем-то там договорился, а приводят контекст этих договоренностей. У меня не было политических договоренностей с Коломойским. Меня хотят дискредитировать, говоря о параллельных контактах с Коломойским, но не понимаю, для кого и зачем. Президент хорошо знает, кто там бывал в Израиле, а кто нет. Если мы говорим о Коломойском - Коломойский знает не хуже, кто у него был, а кто не был.

- О чем Коломойский вас спрашивал и спрашивает, интересно, в последнее время, в разгар войны за банк, судебных процессах, если не о политике или каких-то конфликтных делах?

- Последнее время я демонстративно могу обсуждать градусник за окном, общие политические настроения и какие-то базовые слухи, которые всем известны. Игорь Валерьевич прекрасно об этом знает, поэтому мы всегда ограничиваемся только этими темами разговора. Поэтому я себя и чувствую настолько спокойно. Это все по данной теме.

- Как мило обсуждать градусник, пока идет политическая и судебная война. Я правильно понял, что на мажоритарный округ вы идете, потому это независимость и позволяет сохранять контакты с представителями различных лагерей, а список – это просить кого-то о защите, к кому-то примыкать.

- Поверьте мне, я думаю, что могу сегодня оказаться в том или ином списке, поскольку я себя считаю достаточно активным человеком, который доказал умение эффективно работать в самых разных, в том числе и непростых ситуациях, поэтому мои таланты, наверное, где-то применимы. Но я хочу попробовать другую стезю, свою дорогу. Поэтому я оказался на мажоритарном округе и по состоянию на сегодня не планирую становиться частью какого-то списка.

"НЕ КЕРНЕС НА ВЫБОРАХ В ХАРЬКОВЕ ДЕЛАЕТ ПОБЕДУ"

- Почему вы пошли на округ в Киевском районе Харькова, как "адвокат Харькова"?

- Почему Харьков, почему именно этот округ? Это тоже имеет большое, колоссальное значение. В действительности, в Харьков меня пригласил Кернес. В действительности, мне, да, в Харькове интересно. Юридическая столица, а меня юридическое сообщество хорошо знает. Но, конечно же, для меня Киевский район, 169 округ – это вызов, потому что это тот, я бы даже сказал, единственный округ в городе Харьков, где влияние Кернеса наименьшее в сравнении с другими, здесь 10 университетов, студенческие общежития, очень много самостоятельно мыслящих, думающих людей.

- Какие результаты президентских выборов в 169 округе, где вы ведете кампанию?

- Со значительным перевесом выиграл Зеленский. У президента там порядка 14%.

- Мэр Харькова Кернес и его структуры прямо агитировали за президента Порошенко, а результаты в городе очень низкие. Вы общались с Кернесом, почему его рейтинг не помог президенту, может, у Кернеса что-то поменялось? Не боитесь, что вы провалитесь? Общались с Кернесом после выборов?

- Да, я общался с Кернесом, я не увидел, что у Кернеса что-то поменялось. Да, сложная ситуация, но я изначально настроен общаться с гражданами, доказывать правду, доказывать, что я смогу должным образом представлять их интересы. Я не боюсь, это вызов для меня. В 14-м году на этом округе господин Скоробагач пользовался лояльностью харьковского городского головы Кернеса, тем не менее у него не получилось избраться. Люди поверили Александру Киршу, который стал депутатом от этого округа, как представитель "Народного фронта".

- Действующий президент получил на округе 14%. Какие у вас как человека Порошенко шансы пройти по этому округу, если сам Порошенко проиграл?

- Я неоднократно уже делал электоральные замеры в этом округе. Я не хочу комментировать цифры. Они в принципе меня достаточно обнадеживают. Я там и вправду занимаю довольно активную позицию, поэтому, наверное, может быть, будет справедливо сказать, что работаю больше других. Я себя в целом чувствую достаточно уверенно. Президентские выборы показали, что в Харькове голосуют по-честному, не Кернес на выборах делает победу, это надо делать Грановскому. Отлично.

- Порошенко поддержка Кернеса скорее навредила или помогла, судя по результатам выборов?

- Не могу прокомментировать. Мне кажется, что Кернес поддерживал объективно Порошенко и не потому, что на него оказали какое-то давление или влияние. Можете не сомневаться, что любой мэр крупного города, если вы с ним поговорите, сегодня понимает цену реформ, в том числе и децентрализации. За что, наверное, Порошенко они должны быть благодарны. Поэтому, если бы все развивалось в том же ключе, на что они, наверное, рассчитывали, поэтому они готовы были протянуть руку помощи и объяснить горожанам, почему их выбор такой, а не другой.

- Вы пойдете как самовыдвиженец либо от партии "Солидарность"?

- По состоянию на сегодня я работаю в качестве самовыдвиженца. Мы пока не находимся в парламентской кампании как таковой. Т.е. сегодня по большому счету, правильно сказать, что я знакомлюсь с округом, знакомлюсь с городом и пытаюсь продемонстрировать, кто я такой и отвечать на поставленные мне вопросы.

- Вы адвокатскую помощь конкретно Кернесу оказываете, в частности в уголовных процессах против него, он вас для этого пригласил?

- Конечно, это тот миф и та легенда, которую выгодно было проэксплуатировать для того, чтобы объяснить мое появление в Харькове исключительно для оппонентов. Я это хорошо понимаю. Конечно, нет. Конечно, не оказываю. Хорошо это или нет, правильно это или нет, но мы на все вопросы, которые касаются судьбы человека, должны отвечать исключительно в правовом ключе. И только так. Поэтому что нам с вами известно? Нам известно, что Кернес является подозреваемым по одному или нескольким уголовным делам. Нам известно, что дело слушалось по сути в районном суде города Полтава. И нам с вами известно, что суд вынес решение по сути…

- Тут вы как адвокат говорите, ведь суд вынес решение из-за неявки прокуроров постоянной, что явно не случайно.

- Я далек от мысли, что можно так по щучьему велению повлиять на такие громкие процессы, которые комментируются лично генеральным прокурором, главой Службы безопасности Украины, мэром города-миллионника, массой активистов, объективно не безразличных – просто так. Поэтому из моих уст, из уст политика комментарий на этот счет может как повредить Кернесу, например, так и помочь. Поэтому делать свой комментарий в разрезе слушания дела по сути я не считаю возможным. Объяснить причины, по которым прокуроры не являлись, я тоже не могу. Я перед прокурорами задачи никакие не формулировал.

И хочу добавить, что я, наверное, понимаю Луценко, который недоволен действиями своих сотрудников, которые представляли обвинение в суде. Я могу его понять, невзирая на то, нашел ли позицию обвинения судья правильной или нет. То, что так случилось – да это неприятный сигнал в адрес Луценко. Его можно по-человечески понять. Громкое дело, за ним общественность следила. Это же очевидно. И здесь получить негатив – человеку неприятно.

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 04

Дело Приватбанка

- Какие наиболее резонансные и самые опасные дела против Порошенко и его команды получат развитие после выборов? Если посмотреть на первый взгляд, мы видим национализацию ПриватБанка, схему Роттердам+, дело Запорожьеоблэнерго, дело Гладковского.

- Я бы ответил таким образом: "это Украина, детка!". Здесь все развивается по какой-то собственной нашей украинской спирали, а не так, как обычно расследуются подобные дела, например, в странах с развитой демократией и с совершенно прозрачными судебными или правоохранительными системами. Возьмем, например, Приват. Вне всякого сомнения, интереснейший кейс для адвоката…

- Вы принимали участие в операции национализации Приватбанка?

- Никогда не принимал.

- То есть это работа была руководства Национального банка – национализация?

- Безусловно. Как я вижу кейс по Привату? Сегодня удалось силами, я думаю, НБУ и Минфина…

- Гонтаревой, Рожковой, Данилюка…

- …убедить общество в том, что акционеров Привата, его менеджмент, есть за что винить. Вот, как вы говорите, на уровне впечатлений. И средства массовой информации поработали. В принципе такую позицию высказывают международные партнеры Украины.

И, конечно, на фоне этого тренда можно было принимать самые разные решения. И общество, я думаю, прощало те или иные ошибки при принятии тех или иных решений, хотя они достаточно ответственны. Так вот, все бы хорошо, если бы от этого процесса в какой-то момент не начали самоустраняться какие-то необходимые игроки, которые просто были в меню юридическом, их не могло не быть. Как-то Минюст, как-то Кабмин в каких-то случаях.

- Вы имеете в виду, от процесса национализации самоустранялись ключевые государственные органы, которые должны были в нем принимать участие?

- Я хочу сказать, что для того, чтобы ответить компетентно на этот вопрос, нужно здорово владеть фактажем. Я народный депутат, у меня другая работа. Я не имею права исключать, что были допущены какие-то ошибки.

- В юридической сфере оформления процесса национализации банка?

- Думаю, да. Ну, нужно быть идиотом на месте Коломойского, чтобы этими ошибками, если они были допущены, не воспользоваться. Было бы странно, если бы он на них не реагировал. А он уж точно не идиот.

Мы с вами можем констатировать тот факт, что в Высоком суде Лондона слушалось дело по подсудности, и суд ответил на вопрос, есть ли у Англии юрисдикция слушать дело по убыткам. Суд пришел к выводу, что такого права нет, юрисдикции нет ни над Коломойским, ни над Боголюбовым. И в своем решении суд сказал, предварительно, что вероятно Нацбанк и Минфин, в праве утверждать, что было мошенничество со стороны акционеров ПриватБанка на сумму, если не ошибаюсь, порядка 400 млн.долл, но не на миллиарды, о которых шла речь ранее. Это решение в этой части не является обязательным для суда, который будет слушать дело по сути, поскольку это мнение исключительно судьи предварительное и в рамках его кейса по подсудности, не более. Но сигнал нехороший. Это может в принципе означать, что истцы – НБУ и МФУ, шли по ложному пути все это время.

Я пытаюсь донести другую мысль. Была ли возможность у Нацбанка качественно отработать этот кейс? Была ли возможность привлечь все другие стороны украинской власти для того, чтобы они выражали свою позицию, готовили необходимые документы в суд, рылись в своих архивах, что-то изучали, исследовали, писали свои экспертные заключения? Я не уверен. Я не уверен, потому что по ту сторону мощный продуманный хитрый опытный оппонент в лице Коломойского и Боголюбова, который умеют воевать. И вы должны понимать, что война это не всегда состязание правды, это еще и состязание компетенции и свободного времени. Если для Коломойского и Боголюбова это был вопрос жизни и смерти, они тратили все свое время с тем, чтобы сформировать позицию защиты, искали лучших юристов, анализировали, то государство не может на это тратить столько времени.

Поэтому когда ты начинаешь такую войну против таких оппонентов, нужно здорово взвесить свои силы – а хватит ли у тебя этих сил? Поэтому я не берусь утверждать, я не могу знать, кто на самом деле прав. Но мы имеем сегодня некий промежуточный результат, который, по мнению Лондонского суда, в цифровом выражении оказался в 10 раз меньше, нежели сума претензий Нацбанка.

- Нацбанк с вами не консультировался – как выиграть дело против Коломойского?

- Никогда в жизни.

- Получается, что если не будет доказано, что национализация Привата происходила добросовестно, а не по политическим мотивам, то таким образом получается, что государство за счет средств бюджета по сути помогло легализовать финансовые схемы в ПриватБанке, и Коломойский будет в выигрыше.

- Да, для государства очень высока цена.

- Это будет, наверное, одно из ключевых сейчас дел. Антикоррупционный суд вновь созданный может его рассматривать?

- У него нет юрисдикции слушать такие дела. Эти же дела не слушаются в рамках уголовного производства, мы говорим с вами о хозяйственных или административных процессах. Не об уголовных.

- Огромный резонанс приобрело принятое до второго тура выборов решение судьи Вовка по Приватбанку. Спрашиваю вас, потому что вы неформально общались с Вовком, вы понимаете его мотивацию?

- Я считаю, что я не в праве комментировать это решение суда. Но мне не нравится, что это решение было принято в преддверии второго тура. Конечно же, ни я, ни кто другой, в принципе сам Павел Вовк не в праве влиять на решение судьи, на то, когда ему выносить это решение. Но если мы с вами на секунду допустим, что у этого решения есть политический загар какой-то, то, конечно, вынесение именно в эти даты выглядит странным.

- Вы не думаете, что тот факт, что окружной суд как раз не попал под судебную реформу, что до него еще судебная реформа и переназначение судей почему-то не добралась, и превратило окружной суд именно в такой заповедник, где подобные решения стали возможными?

- Вы не забывайте, что по состоянии на сегодня ВККС просто физически не справилась. Вы говорите о теоретических материях, которые к практике не привяжешь, к сожалению.

- Т.е. у власти не было особых отношений с Вовком и то, что он сделал, это не "кидок"?

- Во-первых, мы должны с вами понимать, в праве ли мы обвинять лично Вовка в чем-то. Я лишь утверждаю и говорю сам об этом открыто: для меня дата вынесения решения ставит под сомнение качество самого решения и его независимости.

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 05

Дело Гонтаревой, Филатова, Пасенюка и Кулика

- Как вы рассматриваете суперскандальное решение прокурора Кулика, которое наделало много шума по Гонтаревой, Филатову, Пасенюку?

- Что мы знаем о господине Кулике? Мы знаем, что он был прокурором АТО. Я, кстати, не считаю, что мы должны принимать во внимание его уведомление о подозрении из рук НАБУ, поскольку конституционный суд признал эту статью неконституционной и фактически обвинения с него сняли. Мы должны все равно говорить на юридическом языке. Мы знаем, что он работал в военной прокуратуре, после чего с каким-то скандалом оттуда ушел. Природа этого скандала мне не известна. И мы знаем, что главный военный прокурор - господин Матиос нелицеприятно высказывается о деятельности господина Кулика.

- Но Кулик все равно получил высокое назначение и самое ответственное дело.

- Дело - уголовно-экономическое. В задачи следователей и надзора, в лице прокуратуры, входило исследовать все экономические стороны этого вопроса, очевидно, заказать десятки сложных товароведческих, экономических и прочих экспертиз, в рамках разных экспертных учреждений этой страны, провести массу других следственных действий с тем, чтобы в итоге прийти к справедливому выводу. И уже тогда взвесить все за и против и принять окончательное решение о том, следовать ли тому или иному на то время свидетелю, предъявлять уведомление о подозрении и превращать его в подозреваемого. Я никогда не держал в руках эти документы. Я просто по человечески общался и с Ложкиным Борисом, с Алексеем Филатовым - они, конечно, мягко говоря, удивлены были. Что для меня важно в этом вопросе, как и в вопросе вынесения окружным судом решения по Привату, - мы должны взвесить целесообразности и обычную практику - а так ли происходит в других случаях? Я далек от мысли, что в таких сложных уголовных производствах свидетелей ни разу не допросили, следователи посчитали, что в этом нет необходимости итак и без того хватает необходимых доказательств, чтобы им предъявить уведомление о подозрении. Думаю, что это странно. Да УПК позволяет свидетелей не допрашивать, если прокурор, подписывающий уведомление, считает, что в этом нет необходимости. Я не могу с этим спорить. Это так. Но так ли это в этом случае? Для меня это выглядит неубедительно. Я не вправе утверждать виноваты ли в чем-то господин Ложкин и господин Филатов, или Гонтарева, или Рожкова. У меня нет такой информации. Но когда человек виновен в совершении тяжкого преступления, с ним проводится колоссальная следственная работа. Мог ли Кулик отправить им уведомление по почте – в принципе мог. Наверное, были совершены процессуальные нарушения стороной прокуратуры. Надо внимательно посмотреть, но насколько мне известно, к этим выводам уже пришли.

Дело Запорожьеоблэнерго

- Ваше мнение по поводу скандала вокруг Запорожоблэнерго, фигурант дела НАБУ Дмитрий Крючков дал показания по причастности одного из ближайших сподвижников президента Игоря Кононенко, вашего друга, и против самого президента, опубликовал фрагменты аудиозаписей. С Вашей точки зрения насколько серьезны эти обвинения?

- Мы в очередной раз вынуждены вернуться в историю и вспомнить кто такой господин Крючков и что его могло связывать со всеми этими людьми, о которых идет речь. Этот человек стал фигурантом одного из первых дел НАБУ и место, куда он решил эвакуироваться вначале - Российская Федерация. Затем он переехал в Германию, где и был задержан, потом выпущен под залог и потом на фоне обновленного уведомления о подозрении, подписанного сотрудниками САПа, его задержали. Причина, насколько мне известно, согласно которой он здесь появился, не в том, что он дал добровольное согласие на экстрадицию, а он проиграл Верховный суд Германии по вопросу экстрадиции и вопрос его экстрадиции в Украину был исключительно вопросом времени. Поэтому что нужно делать человеку в подобной ситуации - защищаться. Что нам известно из СМИ ? О том, что появились в сети какие-то разговоры господина Крючкова с совершенно разными людьми - и с братьями Суркисами, и с Кононенко, и с Котвицким, по-моему. Можем ли мы допустить, что эти разговоры могли быть сфабрикованы? Технически - можем. Мы должны это допускать, поскольку нужно провести экспертизу, которая на эти вопросы ответит. Можно ли провести эту экспертизу, если нет носителя? Нельзя. Поэтому эти разговоры важны с оперативной точки зрения, но вряд ли получится сопоставить сказанное с действительностью.

- Источник установить можно?

- Я слыхал, что его нет. Если посмотреть программу "Схемы", то к такому выводу приходишь. Были переданы некие записи в каком-то виде, на этом стоит точка. В таком деле, когда мы обвиняем кого-то и от этого зависит судьба человека, этот вопрос крайне принципиален - можем ли мы ее провести и сказать не смонтирована ли эта запись, а не нарезки ли это, голоса принадлежат ли этим людям. Поэтому я склонен считать юридически, что эти записи представляют оперативный интерес, а значит по моему разумению, детективы будут сопоставлять сказанное с произошедшим и пробовать это доказать. Конечно, эмоционально это очень неприятный эпизод в жизни этих людей, поскольку голоса могут напоминать, могут не напоминать их настоящие голоса, но так ли все это - это большой и жирный знак вопроса.

- Но если источник записей найдут и предъявят, то Антикоррупционный суд бросит Кононенко в тюрьму. Вы будете спасать Кононенко?

- Если ему понадобится моя помощь - безусловно.

- Если это будет доказано, то команда Порошенко будет полностью дискредитирована.

- Вы сегодня в качестве примера приводите эмоциональные аргументы, с которыми можно спорить только эмоционально. Я бы предпочел говорить на юридическом языке. Я сомневаюсь, что у этого дела простая юридическая перспектива.

Дело НКРЭ

- Ваше отношение к вероятной причастности президента Порошенко к деятельности комиссии по регулированию энергетики и контролю энергорынка вместе с Кононенко? На НКРЭ Порошенко назначил своего менеджера Вовка.

- Есть дело, которому уже года два с половиной. По состоянию на сегодня ни детективы, ни прокуроры САП, насколько я понимаю, не пришли к тем выводам, желаемым для них, так сказать, выводам.

И я не думаю, что Петр Алексеевич доподлинно хорошо ориентировался в действии НКРЭ и далек от мысли, что Дима Вовк докладывал ему о всех своих соображениях и о текущей повестке дня.

- Кому же он докладывал? Он же не специалист, его назначили как работника конфетного "Рошена".

- Я не могу Вам сказать, я не сильно хорошо знаком с деятельностью Вовка, я не состою в приятельских отношениях с этим человеком. Поэтому наивно предполагать, что Петр Алексеевич ежедневно держал руку на пульсе и интересовался, чем они там занимаются. Но мы, я думаю, получили достаточный сигнал от правоохранителей, чтобы считать, что они хотели довести это дело до ума, они много для этого сделали, и все-таки доказать состав преступления в действиях и членов НКРЕ и логики ради в вероятных действиях менеджмента ДТЭКа. Это из фабулы дела следует.

- С вами они консультировались?

- Нет. Я не консультирую в тех вопросах, к которым я не имею никакого отношения, и я не специалист в этой области. Я могу судить из информации, доступной мне, которая есть в публичном домене. У меня сложилось впечатление, что детективы хотели бы это дело расследовать и именно в таком ключе. Делают они это давно.

Александр Грановский: К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам 06

НАБУ, САП, ДБР, Гладковский

- Вы очень близко занимаетесь работой наших антикоруппционных органов, САП и НАБУ. Известен случай, когда вы с президентом ночью общались с руководителем НАБУ Сытником. Нужна ли перезагрузка антикоррупционной системы?

- Не буду комментировать детали общения с президентом. Вот как только мы прекратим с вами говорить юридическими категориями, а перейдем на язык революционной политической целесообразности, мы тут же проиграли. Возможна ли перезагрузка? Давайте вспомним, что было с Холодницким. Он прошел через все круги ада и никакое эмоциональное политическое решение по нему не было принято, поскольку у него нет правовой природы, а она заключалась в другом. Члены КДКП пришли к выводу, что господина Холодницкого следует покарать в виде вынесения ему выговора. Поэтому мы юридически вернуться к этому кейсу не можем. Как можно сегодня говорить об отставке Холодницкого, если на то нет процедуры? Как можно говорить об отставке Сытника?

- Расследование по причастности сотрудников НАБУ к деятельности Укроборонпрома может спровоцировать отставки в НАБУ?

- Насколько мне известно, господин Сытник не являлся частью этого расследования. Когда нет оснований, использовать исключительно категории политической целесообразности непрофессионально. Надо ли перезапустить эти органы? Мой ответ - нет. Потому что нет правового коридора, по которому может кто-то поехать и в итоге приехать к этим решениям. А говорить эмоциями и исходить из того, что это кому-то надо, а другим это не надо - это есть спекуляция и проявление крайне непрофессионального подхода к этим вещам.

- Будет ли задержан Гладковский по делу "Укроборонпрома"?

- Мое отношение к этому вопросу - дело расследуется давно, наверное оно неоднозначное - было б оно однозначным, были бы другие шаги, которые мы с вами точно заметили. Однозначности нет, что для меня, как члена БПП, хорошо. Это значит, что на поверхности состав не усматривается. В любом сложном деле детектив, следователь, прокурор "унюхивает" состав и уже в последствии бьют в правильные точки, и это точно можно сделать быстрее, чем за 2,5 года. Поэтому раз это так, то дело или настолько сложное, что этого времени не хватило, либо настолько же неоднозначное.

- Вы знакомы с Игорем Гладковским?

- Очень поверхностно - пару раз в жизни видел.

- Вы знакомы с Ольгой Варченко и даже причастны к созданию ДБР. Рекомендовали Варченко вы, говорят – ваша сфера влияния?

- Нет, Варченко не рекомендовал. Это самостоятельная фигура, довольно известная в правоохранительной среде и общее мнение правоохранителей и в том числе, насколько мне известно, и Юрия Луценко и Арсена Авакова, оно солидарно - это сильный специалист, сильный в прошлом прокурор, который может выполнять сложные задачи. Поскольку меня в этот скандал на разных стадиях пытались "вмонтировать", мне было интересно, я даже заказывал мониторинг прессы, и я никогда не встречал ни одного упоминания, что Варченко действовала предвзято непрофессионально или откровенно в чьих-то интересах. Это для меня важно.

Главные успехи и ошибки

- Какая самая главная Ваша ошибка и самое важное достижение за прошедшие 5 лет?

- Сложный вопрос. Из достижений, думаю, мое участие в парламентской команде и в президентской команде. Я думаю, что я сделал команду только сильнее. К нам можно относиться по-разному, но к нам точно не относились, как к клоунам, никто нас не считал тряпками, людьми, которые бросают слова на ветер. Думаю, что это хорошая заслуга.

- А ошибка?

- Их несколько ошибок - мы не научились общаться с обществом и все то хорошее, что мы делали, нашими оппонентами размазывалось по тарелке очень умело, профессионально и быстро. А мы никогда не находили возможности отвечать этой же картой. Часто не было даже спикеров, которые могли донести нашу позицию. А я лично не уделял времени построению диалога с гражданским обществом, с активистами, другими людьми. И поскольку внутри команды у меня появились какие-то злопыхатели или люди, которым казалось, что они со мной в чем-то конкурируют, или которым выгодно было фокус внимания прессы перенаправить на меня, я этому длительное время не уделял внимания. Я представлял себя корректным, справедливым человеком, а оказалось превратился для многих в негативный мем. В какого-то куратора каких-то схем, что абсолютно никогда не соответствовало действительности.

- Ну, тут спорно, вы имели отношение к многим резонансным процессам, политическим и коммерческим, например, дело Sky Mall.

- Я не выгодоприобретатель по делу Sky Mall. Я неоднократно на протяжении уже парламентской каденции своей общался со всеми людьми, и я считаю, что они понимают, что у меня – мы откровенно об этом говорим – конечно же, нет никакого собственного интереса. Больше того, между сторонами конфликт в первую очередь хозяйственный. А не какой-то другой, который уже оброс сотнями решений судов. Невозможно в стране, где нет единого центра влияния, единого центра полетов, так сказать, быть в чем-то неправым, и чтобы за последние 10 лет (а конфликту по Sky Mall 10 лет, он в 2009 году началась) не найти свою правду. Между сторонами конфликт исключительно хозяйственный и не какой-то другой, поскольку были уголовные производства на Кипре - закрыты, нет состава преступления. Были в Латвии – закрыты, нет состава преступления. В этих юрисдикциях уж точно нельзя каким-то образом манипулировать или спекулировать информацией. Кипр и Латвия - это два образцовых примера отсутствия каких-либо коррупционных связей в системе правосудия в Евросоюзе. Есть другие юрисдикции, где что-то можно поставить под сомнение, но не в этих точно. Мы точно с вами знаем, что и Кипр, и Балтия отсутствуют на сегодня на карте как оффшорные юрисдикции по той причине, что система правоохранительная и судебная вертикаль в этих странах работают предельно эффективно под чутким… в партнерстве с посольством Соединенных Штатов. Уж не говоря о том, сколько этих производств было здесь. У нас были решения голландских судов на эту тему, Виргинские острова, Кипр, Балтия, Украина – может быть я даже что-то успел упустить. Поэтому я к этому совершенно нормально, спокойно – всегда могут быть люди, которые чем-то недовольны, даже если сторона проиграла в рамках гражданского, хозяйственного спора, не говоря об уголовном - она тоже недовольна.

- Будете защищать Порошенко, если к нему предъявят претензии? За Иловайск, Дебальцево, за энергорынок, за НКРЭ и отношения с ДТЭК, дела Крючкова и Онищенко и так далее?

- У меня ничего не поменялось в принципах. Если президенту нужна моя помощь – я всегда помогу. По сути того, что вы говорите, - нужно объективно разобраться. А я лично не собираюсь никуда сбегать и прятаться, я готов ответить на любые претензии.

 Юрий Бутусов, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3127462
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх