EN|RU|UK
 Здоровье, Общество
  3376  19

 Глава НСЗУ Олег Петренко: "Врач должен осознать, что он не раб главврача, а не получать минималку и говорить: "Где же та реформа?""


Автор: Татьяна Галковская

…Центр первичной медпомощи из Шепетовки после подписания договора с Национальной службой здоровья начал получать финансирование почти вдвое большее, чем раньше. Вместо 1,8 млн субвенции – свыше 3 млн грн за заключенные декларации! В Центре сразу же увеличили среднюю зарплату врачей с 4,7 тыс. грн до 6 тыс.150 грн. Педиатры, набравшие оптимальное количество деклараций, сегодня получают 21 860 грн, а семейные врачи – 18 394 грн.

Глава НСЗУ Олег Петренко: Врач должен осознать, что он не раб главврача, а не получать минималку и говорить: Где же та реформа? 01

Многое начало меняться и для пациентов. Отвели одну амбулаторию только для детей - в мае 2019 года там закончится капитальный ремонт, будет закуплена мебель и медоборудование. Центр заключил договор с частными стоматологическими клиниками на бесплатные профосмотры пациентов, подписавших декларацию. А также создали новую амбулаторию с полным комплектом нового медицинского оборудования в рамках государственно-частного партнерства.

Таких позитивных примеров перехода на новую систему финансирования, как в Шепетовке, немало, однако, очень часто можно слышать, что врачи лишь проиграли от реформы. Почему удается не всем и что нужно для того, чтобы в каждой конкретной амбулатории начались реальные реформы? Об этом в интервью с главой НСЗУ Олегом Петренко.

Справка ЦН. На сегодня уже 1216 медучреждений стали партнерами Национальной службы здоровья (НСЗУ) . Среди них - 104 частные клиники и 100 - ФОП. Таким образом, реформы начались в 97% коммунальных поликлиник и амбулаторий страны. В январе НСЗУ выплатила медучреждениям по договорам 1 350 199 603 грн., в феврале - 1 388 906 716 грн.

К встрече я подготовила множество вопросов, но на большинство из них, если брать только суть, ответ был прост: нужно учиться пользоваться законами, принимать решения и нести за них ответственность. Звучит достаточно банально, однако именно это отличает те учреждения "первички", которые оказались в плюсе при новом финансировании, от тех, кто в первое время ушел в минус.

- Минздрав любит говорить об успехах реформы и в качестве примера приводит большие зарплаты семейных врачей. Но я довольно часто слышу, что многие, наоборот, начали получать даже меньше, чем до перехода на новый формат финансирования. В чем проблема?

- Первое, что все должны понять – НСЗУ не вмешивается в деятельность амбулаторий. У этих предприятий есть собственник – местные власти, которые выбирают на конкурсе главного врача, утверждают финансовый план учреждения. Главврач же имеет право автономно распоряжаться средствами, которые поступают в рамках контракта с НСЗУ на основании финансового плана. В принципе, он может принять решение о минимальном уровне оплаты для врачей. Но решение должно быть обозначено в коллективном договоре, который подписывают и соглашаются с его условиями все сотрудники.

Сейчас в коммунальных предприятиях достаточно сложная ситуация – им нужно меняться очень быстро в новых условиях. Мы не вмешиваемся. Они должны сами принять эти решения, заключить коллективный договор, который будет предусматривать стимулирование тех или иных врачей, исходя из достигнутых результатов, таких как количество деклараций пациентов. У нас есть прекрасные примеры, когда взяв тот же самый инструментарий, предусмотренный законом, руководители могут увеличить зарплату своим врачам в 2-3 раза. А могут и не увеличить.

- Куда же уходят деньги, которые должны были бы пойти на увеличение зарплаты врачей?

- Поликлиника или амбулатория – сегодня предприятие, и главврач, как руководитель, решает, на что именно потратить эти деньги. Например, он может не захотеть поднимать зарплаты, а сделать ремонт в своем кабинете, купить машину. Это его решение.

- Как можно на это решение повлиять? Уйдут же врачи.

- Прекрасный ответ! Представим себе две поликлиники. В одной главврач понял, что нормальному врачу, которого выбирают пациенты, и с которым связана его зарплата, нужно создать подходящие условия для работы. Тогда он говорит: "Со всех денег, полученных от НСЗУ в рамках договора, самую большую часть мы будем направлять именно на зарплату". Эти врачи работают, пациенты к ним приходят, у поликлиники растет доход. А во второй руководитель не думает о врачах, вынуждает их перейти в другое учреждение, и там остаются те врачи, которых пациенты не выбирают, и за ними не приходят деньги.

- Что же делать с такой поликлиникой?

- Вопрос к собственнику, т.е. местным властям. Они выбрали такого руководителя, они подписали его финансовый план, они дают ему указания, принимают на сессии решения о дополнительном финансировании. И теперь только они могут решать, что делать. Мы создали правила, которые при эффективном хозяйствовании будут приводить к результату, а при неэффективном – нет. Все очень просто.

Сегодня мы платим не просто учреждениям, а за количество подписанных деклараций с врачами первички – семейными, терапевтами или педиатрами. Сейчас большинство подписанных деклараций – в коммунальном секторе, в частном их немного. Но конкуренция между ними усиливается. И это рано или поздно приведет к улучшению сервиса и качества оказываемой пациенту медицинской помощи первичного уровня.

- Возможно, это связано с тем, что у частных и коммунальных неравные условия работы? Вакцинацию, к примеру, они делать не могут.

- Почему не могут?

- Кто-то пытается делать, но в основном, у них нет возможности. Вакцины закупаются за бюджетные средства, и местные власти распределяют их только в коммунальные учреждения. Поэтому клиенты частных клиник обычно их покупают за свои средства.

- Постановление Кабмина предусматривает возможность получения вакцин учреждениями частной формы собственности. Вопрос в порядке. У нас есть классическая старая схема взаимоотношений с департаментами здравоохранения. И у нас есть хорошие примеры, когда люди взяли этот документ как указание к действию и создали реальный механизм, внедрили такое понятие, как заказ от частных клиник, которые подписали договор с НСЗУ, дали разъяснения и частные учреждения смогли получить вакцины. Это целые области. Полтавская и Днепропетровская, например. И сейчас частные клиники там получают вакцины.

В других областях ждут разъяснений, писем и так далее. Хотя это просто взаимодействие с департаментом здравоохранения и местными властями.

- Кто должен решать такие вопросы? Госструктуры не всегда хотят это делать. Кто может инициировать – Ассоциация частных медучреждений или отдельные частные клиники?

- Вы назвали большую часть опций, которые возможны. Украина несколько лет назад перешла на национальное планирование прививок, у нас правовое государство, планируется закупка вакцины на всех детей, и если ребенок родился в частном роддоме, то почему он должен быть дискриминирован и не получить прививку? Этот доступ к вакцинации гарантирован государством. Соответственно, это вопрос к внедрению реформ. У нас будет еще много таких эксцессов исполнителей, когда имея один и тот же инструментарий, одни его берут и используют и у них есть результат, а другие берут и начинают говорить, что им не хватает такого пояснения, другого и так далее. Как правило, это говорит о том, что люди не хотят брать на себя ответственность. Я не вижу проблемы дискриминации частного рынка медицинских услуг.

Глава НСЗУ Олег Петренко: Врач должен осознать, что он не раб главврача, а не получать минималку и говорить: Где же та реформа? 02

- С 1 апреля под управление НСЗУ переходит программа Доступные лекарства. Что изменится?

- Сейчас программа реализуется через устаревший механизм субвенций, который себя не оправдывает. Деньги из бюджета распределяются через местные бюджеты, и была проблема, когда в одной области денег было больше, в другой не хватало, а механизм перераспределения денег – очень сложное дело. Соответственно, где-то лекарства выдавались до 10-го числа, где-то до 20-го, а потом приостанавливались до получения следующего транша. С апреля картина кардинально изменится, появляется единственный плательщик, мы будем контрактировать все аптечные учреждения и компенсировать им стоимость оприходованных ими электронных рецептов в рамках правительственной программы "Доступные лекарства".

- Всем аптекам?

- Тем, которые заключат с нами договор на участие в программе. Большинство аптек, которые сейчас работают с программой "Доступные лекарства", должны подготовиться и подписать договор с НСЗУ в электронной системе. Для пользователей этой программы появится фантастическое улучшение. Сейчас, если человек живет в Киеве и ему выписали рецепт на лекарство, входящее в программу, то он сможет приобрести препарат только в Киеве. Если вы киевлянин и поехали в Житомир, у вас есть рецепт и вы хотите получить лекарства, то ничего не выйдет, потому что там продают лекарства по этой программе только жителям Житомира.

С апреля вы получите электронный рецепт, с которым сможете приобрести лекарство в любой аптеке страны, которая подписала с нами договор. Человек не привязан к территории, общается только со своим семейным врачом, терапевтом или педиатром.

- Планируется ли расширение этой программы?

- Нет, на 2019 год не планируется. Нам нужно перейти на новую систему учета, понять, сколько всего необходимо, отработать все механизмы. И со следующего года, мы не исключаем, возможно, получится расширить программу на другие заболевания.

- Поначалу говорили, что на втором этапе реформы подключат узких специалистов. Сейчас уже планируют их подключать только в рамках программы диагностики.

- А они разве сегодня не работают?

- В коммунальных учреждениях, а если я подписала декларацию с частным семейным врачом, то за любой визит к узкому специалисту мне придется платить. В гарантированный государством минимум это будет входить?

- Если вы подписали договор с частным семейным врачом и вам нужна консультация, например эндокринолога или невропатолога, он вам дает направление, по которому можно обратиться как в частную клинику, так и в коммунальную. В частной вы заплатите, потому что это не входит в гарантированный пакет, а в госсекторе вам обязаны предоставить консультацию бесплатно по направлению вашего семейного врача.

- В коммунальных вначале требуют подписать декларацию с их врачом.

- Это не соответствует действующему нормативно-правовому регулированию. Вне зависимости от того, с каким врачом вы подписали декларацию, если есть медицинское направление, вы можете обратиться в коммунальную поликлинику, где работают нужные специалисты, и вам должны эту услугу предоставить.

- Узкие специалисты вообще не будут входить в гарантированный государством минимум?

- Они будут входить, но оплачиваться их работа будет не за услугу.

- А за что? Сможет ли клиент частной клиники, подписавший договор с их семейным врачом, получать услуги специалистов этой же клиники в рамках гарантированного пакета?

- Если частная клиника войдет в границы гарантированного пакета, если ей будет это интересно, то возможно. Но мне кажется, что при тех ресурсах, которые сейчас есть у Украины, это очень маловероятно. Мы в ближайшие годы не сможем дать достаточный уровень экономической обоснованности тарифов, чтобы именно частному сектору на консультативном уровне было это интересно. Мы выбрали критически важные услуги, которые вошли в пилотную программу "Бесплатная диагностика". Это определенные лабораторные анализы, инструментальные обследования и интервенции, которые позволяют завершить диагностический процесс для врача первички в 80% случаев. Только по результатам пилотирования и на основе полученной информации в центральной базе данных электронной системы охраны здоровья мы сможем рассчитать тариф, исходя из наличия средств в бюджете.

- Не планируется ли вариант сооплаты в частных клиниках?

- Частные клиники равны перед законом. Закон о государственных финансовых гарантиях, к сожалению, не имеет пункта, который бы предусматривал сооплату за гарантированные услуги. Поэтому сейчас это невозможно. Лично я – сторонник прозрачной сооплаты. Но это достаточно отдаленная перспектива. Я не думаю, что сейчас можно изменить закон и ввести сооплату. Хотя этот формат хорошо себя зарекомендовал в программе реимбурсации ("Доступные лекарства"), когда люди доплачивают за выписанные врачом препараты какую-то часть, имея выбор.

- Сейчас лаборатории коммунальных поликлиник, в большинстве своем, выглядят плачевно: очень много оборудования не хватает, а то, что есть, зачастую очень старое, давно исчерпало свой моральный и физический ресурс. Но государство все равно будет оплачивать их услуги?

- Они очень многое должны сделать, чтобы отвечать определенному стандарту и иметь возможность заключить договор в пилотной программе "Бесплатная диагностика". Очень много. Но если у них есть лицензия, они соответствуют требованиям, подключены к электронной системе - они могут принимать участие в программе, мы их не можем дискриминировать. НСЗУ не может полностью отвечать за качество медуслуг, мы будем мониторить.

- Но качество анализов во многих лабораториях при поликлиниках нередко крайне низкое.

- Я вам больше скажу. Объем средств, которые необходимы для модернизации специализированной помощи в части лабораторной диагностики, огромны. Украина очень долго в это не инвестировала. Но сейчас уже появляются механизмы. В рамках контракта, когда мы начнем работать, появится абсолютно понятный и прозрачный источник средств, за счет которого медучреждения смогут вместе с их собственниками составлять долгосрочные планы модернизации.

С другой стороны, руководитель учреждения, в котором есть такая лаборатория, о которой вы говорите, может со временем воспользоваться аутсорсом.

Глава НСЗУ Олег Петренко: Врач должен осознать, что он не раб главврача, а не получать минималку и говорить: Где же та реформа? 03

- Синэво уже попыталась так сделать. В результате главврача власти обвинили в нецелевом использовании средств.

- Это решение местных властей, если они так думают, то это устаревший путь мышления. Адекватный аутсорсинг – это возможность рационализировать свой финансовый ресурс. Чем содержать плохо оборудованную лабораторию с недостаточно квалифицированным персоналом, и без перспектив модернизации, возможно, стоит подписать контракт с частным провайдером таких услуг? Возможно, это получится дешевле. Но для этого нужно думать.

Мы на эти решения повлиять не можем. Мы создаем правила игры, в них есть право руководителя принять решение – я закрываю лабораторию и начинаю покупать услуги там, где они дешевле и качественнее. Я закрываю старую и неэффективную прачечную, и начинаю покупать услуги там, где это дешевле. Я закрываю столовую, в которой невозможно есть, и закупаю услуги кейтеринга. Потому что содержание всех этих помещений и их персонала отвлекает средства от основной деятельности – лечения людей. Освободившиеся площади можно сдать в аренду.

Но все эти решения нужно согласовать с собственником, предусматривать в финансовом плане и они должны учиться договариваться. Мы все должны научиться жить в новых условиях, потому что само-собой это не произойдет.

- Не каждый главврач способен спорить с местной властью.

- Мы создаем правила, и нужно научиться ими пользоваться. Готовы ли сегодня врачи хозяйствовать в новых условиях? Готовы не все. Но это процесс. Раньше мы заинтересовывали словами, сейчас мы предоставили правила и финансовые стимулы. Этими правилами вполне можно воспользоваться в рамках хозяйственного права. Не нужно ждать.

- Какими еще способами можно повлиять на врача, который оказывает некачественную помощь, кроме как разорвать с ним договор?

- Люди голосуют ногами. Если вам не нравится доктор, он не приходит к вам домой, выписывает вам неэффективные лекарства, и вы все равно к нему ходите, то извините – это ваш выбор. Вы можете пожаловаться главврачу или местным властям, которые поддерживают заведующего, который держит на работе такого врача. Когда люди начнут уходить от плохих врачей, у нас начнется здоровая конкуренция и останутся только те, кто заботится о пациенте и способен работать по цивилизованным правилам.

Мы собираем информацию о том, что происходит, у нас есть собственный контактный центр (короткий номер 16-77), у нас много таких сообщений. И мы будем разрабатывать механизм, с помощью которого можно это урегулировать. Передавать информацию местным властям.

Но и врач должен осознать, что он не является рабом главврача. Если ему платят минималку, условия труда не изменились, он говорит "Где же та реформа? У меня ничего не изменилось!", то у него есть возможность стать ФОПом, перейти в другой центр, где иначе относятся к врачу.

* * *

Сегодня НСЗУ делает для изменения нашего, все еще "советского", менталитета очень важную работу. Созданные правила работы хочешь-не хочешь, вынуждают каждого - врачей, пациентов, власти – меняться, переходить на новые рельсы. Потому что те клиники или врачи, которые не изменились, - возможно, даже по вине местных администраций – могут не выдержать конкуренции и попросту исчезнуть.

Татьяна Галковская, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3115831
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх