EN|RU|UK
 Общество
  7903  16

 Влад (позывной Сержант): "За 23 года своей короткой жизни я впервые понял, где есть настоящие друзья!!!"


Автор: Е. Петрова, А.Танцюра

"Планирую воевать до тех пор, пока не закончится война. Потом буду думать - оставаться в армии или нет".

Беседа с раненым бойцом АТО, проходившим лечение в Одесском военном госпитале.

Влад (позывной Сержант): За 23 года своей короткой жизни я впервые понял, где есть настоящие друзья!!! 01
Фото Sasha Tram

Владислав - простой парень из деревни, для которого военное дело - сознательный выбор. На войну он попал по собственному желанию в 2017 году. Служба в ВСУ научила его разбираться в людях, выявлять фальшь и ценить искренность. Влад не по возрасту серьезный, категоричен в оценках, с чистым ярым взглядом из-под бровей театрального Мефистофеля.
Свою настоящую фамилию он попросил не называть, чтобы не навредить своим родным.

О себе:
Мне 23 года. Я родом из Херсонской области. Имею среднее специальное образование. С 16 лет начал работать. Не хотел сидеть на шее у родителей.
Ездил на заработки в Россию. Да, было такое (улыбается). У меня там родной брат живет. В начале войны мы с ним ссорились. У него были свои аргументы за Россию, у меня свои - за Украину. Где-то два года вообще не говорили на эту тему. Сейчас сошлись. Он переживает и уже понимает ситуацию, как она есть на самом деле.

О военной службе:
Срочную службу проходил в Национальной гвардии Украины. После окончания мне предлагали старшинскую должность, но я отказался, надо было ехать домой.
Контракт подписал в 2017 году. Там в военкомате все мои знакомые. Они позвонили мне, спросили: "Хочешь поехать на месяц на военные сборы?". Я согласился. Потом узнал, что военная часть морской пехоты выходит в зону АТО. Я взял отношение (согласие командира части, который принимает на военную службу, - ред.). Прошел комиссию. Через неделю подписал контракт в Николаеве и в составе 503-го отдельного батальона морской пехоты поехал в Мариуполь. Там началась моя служба.
Впоследствии мы стояли в селе Водяное. Там проживает несколько стареньких бабушек и дедушек. Они были настроены "проукраински". А вот в Мариуполе много "сепаров". Но больше всего я разочарован в Одессе. Как-то вышел здесь на КПП и услышал, как женщина кричала: "Одесса - это не Украина, а отдельное государство". Командир мой здесь лежал раненый - зашел в магазин, обратился по-украински, а ему ответили, что на украинском языке они не разговаривают. Ему было обидно.
Я разочаровался во многих людях. Даже в тех односельчанах, о которых был хорошего мнения. Один знакомый спрашивал у моей мамы, сколько мне заплатили за ранения. Кто-то говорит: пошел воевать за деньги. Знаете, если человек оценивает свою жизнь в 20 000 гривен, то я готов положить перед ним на стол эти 20 000 и убить его. Я свою жизнь ценю выше.

О ранении:
Когда я поехал в сектор, не знал, что в этом же батальоне служит мой одноклассник. В конце февраля он погиб. Когда я об этом узнал, то сразу решил перевестись в его подразделение. А первого мая около десяти часов вечера буквально на той же позиции ранили меня.
В это время я должен был отдыхать, но услышал обстрел. Выбежал с пулеметом, вылез из окопа, из которого нельзя было вылезать. Расстояние до противника было 72 метра. Я хотел подавить его огневую точку. Но не ожидал, что будут стрелять из других точек, из которых ранее никогда не вели огонь. В "зеленке" не было видно новых позиций противника. Прилетело в руку. Через 8 часов на той же позиции ранили моего друга. У меня пулевое ранение, а у него - от ручного гранатомета.
Когда ранили - было страшно, переживал. А через месяц, я это уже со смехом вспоминал. Иногда сидишь, смотришь в YouTube боевые действия на Донбассе и ловишь себя на мысли, что тебе не хватает обстрелов (улыбается). Когда впервые туда приехал, неделю голову не поднимал, боялся, думал: зачем я здесь. А потом прижился. Сейчас ни о чем не жалею.
Родители знали, что я отправляюсь в зону АТО. Мама думала, что я где-то в тылу. Отец знал больше. Когда же узнали, что я в больнице, папа впервые за 23 года обратился ко мне "сынок".
Сейчас мне сделали уже четвертую операцию. Но работы еще много.

О планах на будущее:
Когда вылечусь, хочу дальше служить. Врачи говорят, что я не смогу. Надо будет списываться, или же в военкомат идти, или в тыловую часть. Но я туда не хочу. Надо воевать, а не в тыловой части сидеть. Планирую воевать до тех пор, пока не закончится война. Потом буду думать - оставаться в армии или нет.

О главном:
Взгляды на жизнь изменились еще после срочной службы. Я вернулся домой, встретился с друзьями. Они мне рассказывали, как эти полтора года гуляли-отдыхали. То, что я в это время бегал по лесам в бронежилете, сдавал марш-броски в жару - их не интересовало. А я и не хотел рассказывать. Вот со старшими ребятами, которые воевали, мне было о чем поговорить.
За 23 года своей короткой жизни я впервые понял, где есть настоящие друзья. Они все на передовой! Там пятидесятилетний мужчина и двадцатилетний парень - равны. В моем подразделении есть дядя Коля. Он мне как отец. Всегда подбадривал, а когда меня ранили, первый ко мне подскочил, постоянно держал за руку.
Дома у меня таких друзей нет. После ранения, никто из них мне даже не позвонил. Звонили командиры со срочной службы, переживали, предлагали помощь. Звонили ребята, которые меня выносили раненого с позиции. Хотя я с ними знаком всего полгода, но больше в них уверен, чем в "друзьях", с которыми общался с первого класса.
К людям не буду относиться так, как раньше. Они часто ищут выгоду. Мне хотели помочь деньгами, но я денег не беру. Жизнь научила. Когда убили моего одноклассника, односельчане собрали определенную сумму для его матери, а потом начали ее упрекать. Она ответила: "Я верну вам деньги, а вы верните мне живого сына". Я не хочу, чтобы меня упрекали, и никогда не буду просить. Искреннее сочувствие и поддержку я чувствую сразу!

 Екатерина Петрова,

Андрей Танцюра

Источник: https://censor.net.ua/r3088887
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх