EN|RU|UK
 Политика Украины
  6135  60

 Нардеп от БПП Вадим Денисенко: На этих выборах людей будут не покупать, а пугать. Это позволяет мобилизовать электорат


Автор: Евгений Кузьменко

До наступления осени осталась всего пара недель, после чего страна вступит в предвыборный сезон со всеми его составляющими: активностью политиков, шквалом рекламы и тотальным промыванием мозгов. О том, чего ждать электорату в ближайшие несколько месяцев, "Цензор.НЕТ" поговорил с нардепом фракции БПП, представителем Кабмина в парламенте и человеком, близким к премьер-министру Владимиру Гройсману.

Нардеп от БПП Вадим Денисенко: На этих выборах людей будут не покупать, а пугать. Это позволяет мобилизовать электорат 01

"СЧИТАЮ, ЧТО ПО СОСТОЯНИЮ НА СЕГОДНЯ У НАС ЕСТЬ 3 С ПОЛОВИНОЙ КАНДИДАТА В ПРЕЗИДЕНТЫ"

- Вы много встречаетесь с людьми из разных штабов, обсуждаете предвыборные дела и проекты. Можете сказать, какую фразу слышите чаще всего?

- Проще сказать о том, чего я не слышу. Никто не говорит о победе. На самом деле ни в одном штабе нет человека, который скажет: "Мы верим в победу".

- Почему так? Суеверие?

- Нет, не суеверие - ведь, скажем, на прошлых выборах было несколько групп, заявлявших: "Да, мы уверены в нашей победе".

- Ну, и где сейчас эти люди?

- (Смеется. – Е.К.) По-разному, некоторые даже баллотируются. Но сейчас никто не верит в свою победу, и этот момент – объединяющий для всех штабов.

О чем говорят? Начали говорить об общественном договоре и каком-то мифическом референдуме. Первую опцию никто не предложил, а вторую, думаю, никто не проведет. Но говорить об этом начали.

- А почему заговорили об общественном договоре? Что, самое поднятие этой темы повышает твой рейтинг? Или стороны все же начали понимать, что нельзя строить предвыборную борьбу на швырянии друг в друга дерьма?

- Думаю, что референдум – это такой фетиш последних лет. Если у тебя нет стоящей темы – нужно снова вспомнить о референдуме. А про общественный договор и то, что нужно что-то менять, говорят годами. Но никто ничего не меняет. Поэтому пока все эти разговоры – это пустые слова. И если копнуть глубже и спросить "Референдум о чем?" - ответа вы не услышите. И с вопросом "А что будет прописано в этом общественном договоре?". Ничего кроме штампов – к примеру, призыв "Не воровать!" от людей, воровавших последние 20 лет – я не слышал.

- Я правильно понимаю, что основной удар по мозгам избирателей – через телевизор, радио, Интернет, рекламу – начнется уже в октябре, поскольку в сентябре люди еще будут заняты огородами и школьными хлопотами?

- Думаю, у нас будет несколько волн. Чем сейчас на самом деле занимаются штабы? Ищут какие-то точки, которые смогут зацепить людей. Как только такая точка будет найдена…

- Постойте, разве не все эти точки уже известны?

- Вот, я просто напомню всем, как появилась фраза "особый статус Донбасса". Партия "Самопомич" очень долго искала, чем же им зацепить ситуацию. Тогда были споры вокруг изменений в Конституции, заседала Конституционная комиссия. И сначала они говорили о том, что Конституционная комиссия работает плохо – но людей это не "цепляло". Потом – что эта тема не обсуждается с людьми (и людей это вообще не волновало). А потом абсолютно нечаянно появилась фраза "особый статус Донбасса". И – понеслось!

Поэтому не совсем верно, я думаю, привязывать активизацию предвыборной кампании к каким-то срокам. Как только будет найдена точка – пойдет волна. Потом она спадет. Снова новая точка – и вскоре новый спад.

Надо также понимать, что ни у одного из кандидатов еще нет четкой программы. Разве что набор штампов. Более того, нет даже повестки выкристаллизованных страхов.

- Страхов?

- Да. Потому что, боюсь, на этих выборах людей будут не столько покупать, сколько пугать.

- Это дешевле стоит?

- Нет, это стоит одинаково дорого. Но это позволяет мобилизовать электорат.

- Почему?

- Потому что по социологии мы видим: более 12-13% лидер не получает. И чтобы, образно говоря, аккумулировать следующие 10%, нужно чем-то пугать людей.

- Чем именно?

- Пока никто не может нащупать. С одной стороны, все боятся вывести людей из теплой ванны; с другой – их нужно чем-то пугать. Так что колесо прокручивается – но не более того.

- Месяц назад нардеп, блогер и спичрайтер Виталий Чепинога, описывая у себя в Фейсбуке ситуацию в политикуме менее чем за год до выборов, сформулировал в том смысле, что от Петра Алексеевича пятясь и кланяясь, уходят некоторые соратники, а на стоянке возле штаба "Батьківщини" на Туровской – аншлаг. Это верное описание предвыборных тенденций?

- Я считаю, что по состоянию на сегодня у нас есть 3 с половиной кандидата. Первый – это, как бы то ни было, - Порошенко. И я считаю, что выиграть он может лишь в том случае, если сможет сыграть в игру "Голосуй или проиграешь". Если сможет нащупать этот страх у своего электората.

- Второй кандидат?

- Это, безусловно, Юлия Тимошенко. И третьим, на мой взгляд, станет, объединенный кандидат от Оппоблока и Медведчука. И вполне реально, что это будет не Рабинович и не Бойко.

- А кто тогда?

- Думаю, они будут пробовать искать (хотя не факт, что найдут) какое-то псевдоновое лицо. Как в России для коммунистов нашли Грудинина.

- А если попробовать и прикинуть – в качестве интеллектуальной разминки – кто может стать этим "чертиком из табакерки"?

- Это может быть мэр какого-то города. Классический пример – Запорожье.

- "Хозяйственник с харизмой"?

- Хозяйственник. Плюс они, безусловно, будут упирать на то, что, мол, у нас есть Медведчук, который покажет всем, как сделать мир. А почему он не может это сделать сейчас – об этом сейчас никто не спрашивает. И не будет спрашивать.

- Трех кандидатов вы назвали. А половинка?

- Четвертый – условный – кандидат – "новый реформатор". И вот здесь имеем формулу со многими неизвестными. Кроме Гриценко и Зеленского, которые теоретически могут иметь какие-то шансы, вполне вероятно, появится кто-то еще.

- Половинка? Вот тут, как говорится, "Анатолию Степановичу немного обидно стало".

- Ну, я считаю, что у него есть шансы. Опять-таки, вся проблема – только в его личности: сможет ли он наступить на горло своей собственной песне или нет?

- Имеете в виду, что он индивидуалист?

- Да. И мы видим, что люди, которые к нему приходят, - тоже индивидуалисты; люди, которые живут, не побоюсь этого слова, в своих комплексах.

- Вы же, кажется, когда-то входили в число завсегдатаев ситуационной (или кризисной) комнаты в Администрации Президента…

- Нет, я никогда не входил в такую группу.

- Хорошо, будем считать, что меня дезинформировали. Но вы же хорошо представляете, как подобная группа функционирует. Как думаете, какие предложения эта группа генерирует?

- Мне тяжело прогнозировать, но я думаю, что набор этих инструментов более-менее известен: Евросоюз, НАТО, децентрализация…

- Это понятно. А предложения по нивелированию рейтингов конкурентов Петра Алексеевича?

- На сегодня я не вижу реальной войны ни с Тимошенко, ни с Гриценко – кандидатами, которые находятся на этом электоральном поле.

- Анатолий Степанович так не считает. В интервью нам он отметил, что кампанию по его дискредитации ведут как из штаба Тимошенко, так и команда Порошенко. Приводил примеры такого "мочения".

- Ну, у нас на самом деле есть большая проблема политиков, которые никогда не работали в журналистике и с журналистами. Эти люди почему-то считают, что любая статья, в которой написано, что политик Х что-то не так сделал, - это "заказняк".

- А почему они упорствуют в этом заблуждении?

- Потому что считают, что журналисты в принципе объективно писать не могут. Могу объяснить на конкретном примере. Когда была ситуация с Лозинским и про нее писали абсолютно все издания, в штабе очень многие абсолютно искренно считали, что это "заказуха" против них. Когда же им говорили, что человека просто убили, как животное, и что это сделал депутат от "Батькивщины", они говорили: "Ну, и что?"

- Вспоминается история, которую мне рассказывал нардеп от Партии регионов. Дело было за год до президентских выборов 2010 года. Виктор Янукович все время опасался, что ему в машину (домик для отдыха, etc.) хотят подбросить труп какого-нибудь бомжа и даже местного политика. Поэтому Виктор Федорович в ходе поездок по регионам с подозрением смотрел на любую подъезжающую машину…

В связи с этим – такой вопрос: есть ли у нас в высших эшелонах власти политики, лишенные подобной паранойи?

- Нет, ну как только ты поднимаешься на этот уровень, ты уже становишься параноиком. И, возвращаясь к предыдущему вопросу: для того, чтобы реально начать "мочить", нужна база. У нас выборы всегда выигрывали 4 группы телеканалов плюс сопровождающий пул Интернет-сайтов и газет. Это можно очень четко проследить по всем выборам. 2004 год: оранжевая революция победила в тот момент, когда, кроме всего прочего, на сторону Оранжевой революции перешли "1+1" и каналы Пинчука. 2010 год: в принципе, то же самое. Ну, а в 2014-м все 4 группы каналов, по большому счету, работали на одного кандидата.

И так – по любым выборам. Особенно на президентских (с выборами в Раду все немного размывается). Вывод: для того, чтобы "мочить" кого-то, надо иметь пул из двух крупных каналов плюс еще что-то. Поэтому людям с паранойей надо просто изучить индекс цитируемости. И понять, что они просто не хотят смотреть правде в лицо.

Нардеп от БПП Вадим Денисенко: На этих выборах людей будут не покупать, а пугать. Это позволяет мобилизовать электорат 02

"ЗЕЛЕНСКИЙ ИМЕЕТ ШАНСЫ КАК МИНИМУМ ВЫЙТИ В ТРОЙКУ. НО, КАК И ВАКАРЧУК, ОН ДОЛЖЕН ПОНИМАТЬ, ЧТО ЭТО ЕГО ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС В ЭТОЙ ЖИЗНИ. ПОТОМУ ЧТО РОВНО ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА ВСЕ БУДУТ ЕГО НЕНАВИДЕТЬ"

- Серьезную роль в предвыборной кампании у нас традиционно играют социологические структуры. Скажите, каким из них вы доверяете хотя бы на 70-80%?

- Я сейчас не доверяю ни одной такой структуре. Если, конечно, речь не идет о жестком внутрипартийном заказе на тот или иной замер.

- Ого. А почему нет доверия?

- Потому что, в принципе, все выборы показывали одну и ту же тенденцию: до момента голосования у нас были одни цифры, а потом, в экзитпуле мы неожиданно получали правильные цифры. Которые в точности совпадали с реальной ситуацией.

- Примеры?

- Давай вспомним, как "Свободе" давали 2%, а она получила 10.

- Или история с сумасшедшим скачком "Народного фронта" в 2014-м, когда разрыв между ожидаемым и итоговым был просто неприличный?

- Безусловно. Поэтому, к сожалению, я не верю ни одной социологической структуре относительно публикуемых рейтингов. Могу привести один из последних примеров – не называя имен. Прежде чем задать вопрос "Кого из кандидатов вы поддерживаете?", респондентам задали целый ряд вопросов, которые звучали так: "Как вы считаете, можно ли поддержать инициативу такого-то кандидата уменьшить тарифы в 2 раза?". Или "уменьшить пенсионный возраст на столько-то лет"?

И после такой серии вопросов тебя спрашивают: "За кого из кандидатов вы будете голосовать?".

- В общем, это слегка закамуфлированный вариант киношного вопроса: "Девочка, ты хочешь, чтобы тебе оторвали голову или на дачу?"

- При этом если мы отдадим в аудит это социсследование, любой социолог скажет, что здесь все честно и сходится по цифрам…

- Какой навскидку процент электората в той или иной мере внушаем за счет схемы, когда тебе постоянно долдонят: "Вот фавориты, голосовать нужно за них, а за остальных не голосуйте!"?

- Думаю, очень высокий. Потому что есть вопрос, который практически никогда не светится – но при этом очень часто задается разным социологическим компаниям. Звучит он так: "Как вы считаете, кто победит в этой кампании?" И очень часто в ответе указан совсем не тот человек, за которого респондент собирается голосовать.

- С чем это связано?

- С тем, что, скажем, на прошлых выборах нас за неделю до голосования около 40% людей еще не определились с выводами. А 20% вообще определилось, уже придя на избирательный участок. И это очень серьезный по значимости сегмент. На самом деле, в какой-то момент ты присоединяешься к лидеру. Или наоборот – голосуешь против лидера…

- И этот колоссальный процент неопределившихся свидетельствует о том, что в последние 2 недели давление на мозги будет невероятным?

- А так всегда было, есть и будет.

- Телеведущая Наташа Влащенко у себя в ФБ задалась таким вопросом: почему в рейтингах не видно Романа Безсмертного с Инной Богословской, зато есть шоумены с артистами?

Нардеп от БПП Вадим Денисенко: На этих выборах людей будут не покупать, а пугать. Это позволяет мобилизовать электорат 03

К этому вопросу я приплюсую еще один: а кто включает (либо дает команду не включать) в рейтинги тех или иных людей? Откуда, к примеру, впервые появилась в рейтингах фамилия Зеленского?

- Во-первых, я не исключаю, что Зеленский будет баллотироваться. Нужно понимать, что все замеры Зеленского показывают невероятный уровень доверия населения. И, по моему мнению, при правильно проведенной кампании этот человек имеет шансы как минимум выйти в тройку. Но, как и Вакарчук, он должен понимать, что это его единственный шанс в этой жизни.

- Почему?

- Потому что ровно через полгода все будут его ненавидеть.

- Более того, вся его карьера…

- …умрет. Да, и решение – за ним. Либо он хочет сейчас получить что-то…

- Что именно?

- Мотивация у каждого человека своя. Кто-то идет в политику, чтобы иметь славу, кто-то – власть. Кто-то хочет заработать деньги или добиться того, чтобы женщины смотрели на него с придыханием. Какая мотивация у Зеленского, я сказать не могу, поскольку лично с ним не знаком. Но то, что он умный человек и очень четко понимает все риски, - в этом я не сомневаюсь.

- А еще он понимает, за что люди не любят политиков. И со своим комическим талантом сможет это использовать. Правда, только до тех пор, пока сам не стал президентом.

- Безусловно. Более того – все изменится, как только он вступит в игру. Хотя, конечно, он может вступить в игру как комик – но это только в американских фильмах комики "по приколу" становились президентами. В жизни же такое пока не случалось.

- Особенно в воюющей стране.

- Да. Но он все это понимает. Этой как в моей любимой истории (кстати, невыдуманной): как в первый день работы этого парламента идет по площади возле Рады один очень известный ныне (а тогда – совсем неизвестный) депутат. И к нему подходит бабушка и говорит: "Сыночек, а ты – народный депутат?". – "Да, бабушка, я – народный депутат". Она его – шарах сумкой по голове! Он: "Бабушка, да я ж еще ничего не сделал!". – "А неважно, ты – сволочь!"

Вот, в принципе Зеленский прекрасно понимает, что ровно в тот же день, как он вступит в эту игру, он станет "подонком и сволочью". И рейтинги "Слуги народа" моментально упадут.

"В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ БУДЕТ ВБРОС ВЫДУМАННОГО ПЛАНА О ТОМ, ЧТО ГРОЙСМАН ЯКОБЫ СОБИРАЕТСЯ УЙТИ В ОТСТАВКУ И НАЧАТЬ РАСКРУЧИВАТЬ СВОЙ ПОЛИТПРОЕКТ…"

- Вас ведь можно назвать политтехнологом – из песни слов не выкинешь. Что испытывает политтехнолог, когда его задумка – циничная или вполне романтичная по духу – дает максимальный эффект и рейтинг его клиента за считанное время подскочил; и технолог понимает, что виной тому – именно его задумка?

- Испытывает то же, что испытывает человек, сделавший хорошее дело.

- Хорошее или удачное? Согласитесь, разница есть. Взять, к примеру, условного политтехнолога Медведчука….

- Кто-то когда-то сказал, что если ты работаешь с Медведчуком, нужно или поверить в него, или сойти с ума. Поэтому люди, которые с ним работают, верят, что делают что-то хорошее. К сожалению. То же самое касалось и Партии регионов, и Януковича. Если ты не веришь в кандидата, работать невозможно. Любая фальшь, она же всегда чувствуется. Особенно в таких вещах.

А ощущение испытываешь такое же, как рабочий, качественно сделавший свою работу. Или архитектор, построивший дом, в котором, как ему кажется, удобно жить.

- Вы – один из тех, кто отвечает за формирование позитивного имиджа Владимира Гройсмана. В какой мере этот человек обучаем? Понятно ведь, что между винницкой мэрией и Кабинетом министров он должен был впитать в себя террабайты новой информации.

- Не знаю, как произошел его переход из Винницы на пост вице-премьера: я с ним познакомился уже непосредственно в парламенте (в бытность Гройсмана спикером Верховной Рады. – Е.К.). Могу точно сказать, что с ним очень легко работать. Он умеет слушать; умеет принимать критичные решения, быстрые решения. И – что очень важно для политика – он умеет говорить с людьми. Он не боится людей. В отличие от многих других наших политиков.

- В отличие от каких именно политиков?

- Ну, например, почему сегодня я не верю в Садового и считаю, что он перестал быть кандидатом даже второго эшелона? Потому что он боится разговаривать с людьми. А умение разговаривать с людьми – одно из важнейших достоинств политика. Причем разговаривать не в теплой ванне, не в коллективе, где все собрались, чтобы тебе похлопать.

- Честно говоря, многочисленные фото Гройсмана, сидящего на завалинке с бабушками или рассекающего по полю на комбайне, оставляют именно такое впечатление. И вызывают у адекватных людей кислую улыбку.

- Я говорю не об этом. Я же вижу, как это происходит в поездках: разговоры достаточно жесткие. Людям в коллективах не раздаются вопросы, они могут спросить о чем угодно в любом месте и в любое время. И если политик не боится идти на такие встречи, это для него уже большой плюс.

- А по каким болевым точкам пытаются бить оппоненты Гройсмана? Понятно, что на президентские выборы он (вроде бы) не идет – но в гонке топ-рейтингов неизменно присутствует и свои политические амбиции имеет.

- В первую очередь, я думаю, будут бить по правительству. Когда ты находишься в правительстве, твоим оппонентам всегда есть за что зацепиться. В любой незакрученной лампочке виноват премьер-министр. Или вот пример: впервые за долгое время выделено огромное количество денег на ремонт дорог. Но как только начали делать, сразу же пошли рассказы о том, что все плохо: там не сделали какую-то яму – виноват Гройсман. И любое, даже самое позитивное, решение правительства будет сопровождаться критикой. Это объективная реальность; так происходит в любой стране мира.

- Но у нас ведь есть и своя украинская специфика. Вы же наверняка в курсе, так поделитесь с нами: на чем будут строиться грядущие антигройсмановские кампании?

- Хорошо. У нас есть информация, что в ближайшее время будет вброс выдуманного плана о том, что Гройсман якобы собирается уйти в отставку и начать раскручивать свой политпроект в одной команде с рядом известных политиков, которые в последнее время были засвечены в определенных скандалах.

- И зачем, по вашему, будет делаться такой вброс?

- Я думаю, что многим не нравится самостоятельность премьера, и его хотят "замазать". Особенно важно, что это происходит на фоне борьбы с контрабандой. Борьбы, которая уже дала первые существенные результаты.

Нардеп от БПП Вадим Денисенко: На этих выборах людей будут не покупать, а пугать. Это позволяет мобилизовать электорат 04

"ПОЧЕМУ НОВИНСКОГО И МЕДВЕДЧУКА НЕ НАПРЯГАЮТ? ПОТОМУ ЧТО С НИМИ УЖЕ ДОГОВОРИЛИСЬ. ДУМАЮ, ЕСТЬ НЕКИЙ ПАКТ О НЕНАПАДЕНИИ"

- С Гройсманом разобрались. А как этой осенью будут строиться кампании негатива против Гриценко и Тимошенко?

- В случае с Гриценко, я думаю, нужно просто поднять документы о том, как он был министром обороны…

- Да ну, это все старая тема на новый лад. Уже и какие-то документы подняли, и парламентскую комиссию создают…Беда в том, что инициаторы не пользуются большим доверием общества.

- Опять-таки, никто всерьез этим не занимался. Если этим серьезно заняться, результат может быть иным. Если на протяжении месяца два крупных телеканала и еще 15 крупных изданий будут в среднем раз в 2-3 дня вытаскивать очередной проданный вертолет и то, что последняя воинская часть в Луганске закрылась в бытность Гриценко министром, - я гарантирую, что люди об этом начнут говорить и начнут задумываться.

- А что, основная масса людей не в состоянии сложить два и два – что, вот, выборы, и внезапно такие сюжеты и статьи валят в большом количестве? То есть включили телевизор, увидели, впитали в себя – и пошли дальше?

- В основном, да. Ведь как устроена человеческая память? Взять, к примеру, изучение иностранных языков. В первые два часа ты забываешь около 50% из того, что ты выучил. А за 24 часа – до 90%. И если ты не повторил выученное – неизбежно идет забывание.

Почему сейчас эта антикампания не работает? Потому что нет системной борьбы против Гриценко. Никто ее на сегодняшний день не ведет. Да и вообще, более-менее системная борьба ведется только против Порошенко.

- А почему такой системной борьбы не ведется? Не дали отмашки? Не определились с тактикой?

- Для того, чтобы начать воевать с кем-то, нужно в начале понять, что делаешь ты. И потом, никто не хочет тратить деньги. Плюс все прекрасно понимают, что при нормальной работе за 3 месяца можно промыть мозг так, что человек не будет помнить, что было 3 месяца назад.

Плюс к этому мы же понимаем, что штабы пока развернули только две структуры: Тимошенко и Аграрная партия. Поэтому избирательная кампания как таковая пока не началась.

- А как насчет антикампании по Тимошенко? На что будет делаться упор? До меня доходили слухи про разные "бомбы", которые якобы серьезно пошатнут репутацию Юлии Владимировны…

- Я уже слышал нечто подобное, когда в Интернет вывалили известное видео об одном политике, который сам напрямую сознался в гомосексуализме. И где это видео? И где этот человек?

Пока Тимошенко ставят в вину связи с Россией – что она якобы кандидат от России. Но пока эта тема не работает; и я сомневаюсь, что появится нечто такое, чего мы до сих пор не слышали.

- Вы так говорите, как будто она неуязвима. Хотя во многом, должно быть, правы: Юлия Владимировна уже столько лет в этой среде, что в высшей мере сложно отыскать против нее что-то "свежее".

- Есть еще одна причина, по которой она может со старта чувствовать себя уверенно: Юлия Тимошенко – единственный в Украине политик, у которого есть свой ядерный электорат. Непробиваемый и стойкий. Причем это живые люди, не боты. А это очень важно в ситуации, когда 20% принимают решение непосредственно на избирательном участке. И очень часто это решение принимается за счет того, что ты с кем-то говоришь. И Тимошенко – одна из немногих, кто может сказать: у меня есть…

- …штат агитаторов. Причем не за деньги, а по убеждению.

- Да. Поэтому пока никаких вводных против нее нет. Хотя точно будут эксплуатироваться идея связей с Россией и крики о том, что "Юля – воровка". Как и было на всех прошлых выборах. Сработает ли это сейчас – пока непонятно. Но говорить о том, что будет какая-то информационная бомба, которая все разорвет…лично я пока в этом очень сомневаюсь. Хотя и ничему не удивляюсь – ведь мы все помним историю с педофильным скандалом – когда Партия регионов придумала историю о том, как 3 депутата от "Батькивщины" якобы занимались сексом с ребенком одного журналиста. История была абсолютно выдуманной – но в результате сломали судьбу журналисту, травмировали детей. Могут ли быть придуманы подобного рода скандалы сейчас? Я этого не исключаю. Думаю, в ходе этой кампании будет достаточно много черного.

- Мои знакомые (как правило, не имеющие отношения к политике) в последнее время часто спрашивают: почему Вадим Новинский, Виктор Медведчук, etc. не таясь работают в интересах России – и при том чувствуют себя достаточно свободно? Конечно, у них есть телохранители, но правоохранительные структуры ими вплоть не занимаются.

Переадресую этот вопрос вам.

- Потому что с ними уже договорились. Думаю, что есть некий пакт о ненападении.

- Договорились с ними те, кто при желании мог бы их напрячь?

- Да. Поэтому их никто не напрягает.

- Здесь придется немного "разжевать". Речь идет о руководстве государства? Все-таки в его ведении находятся так называемые компетентные структуры.

Я понимаю, что депутату от БПП не с руки об этом говорить…

- Я думаю, что, в принципе, есть определенные гарантии того, что в политическом плане никаких жестких движений в отношении этих людей не будет.

- Но ведь любые гарантии предполагают договоренности двух сторон. А между тем, тот же Новинский, по некоторой информации, уговаривал официальную Анкару саботировать предоставление Томоса Украине. Да и многолетняя деятельность Медведчука публике тоже хорошо известна.

- Ну, кроме всего прочего, его "война" - это еще и гарантии его безопасности. Вот, сейчас он это делает – и в глазах европейской общественности это человек, который борется за свою религию. А не человек, разрушающий государственность Украины.

"НА ВЫБОРАХ НУЖНО ДУМАТЬ ГОЛОВОЙ. И ПОМНИТЬ. НА САМОМ ДЕЛЕ, ВЫБОРЫ – ЭТО ПРОМЫВАНИЕ МОЗГА ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ТЫ ЗА ТРИ МЕСЯЦА ЗАБЫЛ, ЧТО БЫЛО ДО ЭТОГО"

- Сколько людей в парламентской фракции БПП на данный момент готовы всерьез "тянуть лямку" за Петра Алексеевича в предвыборной кампании?

- Думаю, что пока мы можем говорить о всех 130. Ну, исключая Найема, Лещенко и Залищук.

- Какой-то уж очень лоялистский ответ вы дали. Вот, к примеру, во фракции "Народного фронта" сразу несколько человек, ранее не замеченных в симпатиях к Юлии Тимошенко, стали вдруг говорить мне про то, какой она системный политик и патриот-государственник…

- (с улыбкой. – Е.К.) Я даже знаю этих людей. Но пока кампания не началась и можно тянуть с определением своей позиции, думаю, что мы можем говорить о 130 депутатах.

- То есть нельзя пока говорить с уверенностью, что они куда-то перейдут?

- Именно так.

- Какая судьба этой осенью ожидает парламентскую коалицию? Какие процессы мы будем наблюдать? Существуют ли какие-то темы, которые будут собирать достаточно голосов без суровых мучений?

- Думаю, что в этом отношении, если не будет каких-то форс-мажоров, никаких изменений в парламенте не будет. Все будет голосоваться. Конечно, парламент вряд ли примет какие-то экстраординарные законы. Но в любом случае, рабочее настроение будет более-менее у всех. Разброд и шатание сегодня никому не выгодны.

- А о каких форс-мажорах вы говорите? Приведите пример.

- Ну, например, появляется педофильный скандал. То, что мы сейчас не можем предугадать.

- Говоря о ваших коллегах по фракции БПП, много ли людей уже присмотрели себе подходящий мажоритарный округ?

- Ну, БПП, в принципе, половина фракции – мажоритарщики… Я думаю, что из списочников на округ готовы смотреть человек 15, не больше. И то – возможно, я преувеличиваю.

- А почему так? Не хотят идти в Раду?

- Ну, во-первых, вполне реально, что закон не будет изменен и останется списочная часть. И, в принципе, гораздо выгоднее договариваться насчет списочной части, чем сейчас идти на округ – и рвать. Потому что все округа, так или иначе, заняты.

- К тому же, на округе ты вкладываешь деньги, да еще и пашешь…

- …И при этом нет никакой гарантии успеха.

К тому же, среди списочников не так много людей, понимающих, как нужно делать выборы на округе.

- А вы себе какой-то округ уже присмотрели? Или говорить об этом еще рано?

- Я для себя еще не решил, буду ли баллотироваться в следующий раз.

- Вы – человек опытный и имеете неплохое представление о том, как в ходе предвыборной кампании политики и их команды вешают лапшу на уши электорату. Что если я вам предложу дать советы избирателям относительно того, как не стать жертвой такого мухлежа. Какие навыки необходимо в себе надо выработать, чтобы сделать верный выбор? Своего рода маленькое пособие для электората…

- Здесь не может быть никакого пособия, кроме одного: думать головой. И помнить. На самом деле, выборы – это промывание мозга для того, чтобы ты за три месяца забыл, что было до этого. Но если ты сопоставишь факты того, что было, с тем, что говорится, и подумаешь о том, что будет хотя бы в среднесрочной перспективе, - тогда пазл сложится.

И еще: выборы – это прежде всего эмоции. И если отставить в сторону эмоцию и подумать головой, становится проще решить, за кого голосовать.

Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3081249
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх