EN|RU|UK
 Общество
  19174  60

 Современные офицеры должны стать командирами хаоса. 10 цитат полковника Генштаба Евгения Месснера


Автор: Юрий Бутусов

Евгений Месснер, полковник Генерального штаба Российской императорской армии, один из крупнейших военных теоретиков ХХ века.

Родился в Херсонской губернии в 1891 году, жил и учился в Одессе. Участник Первой мировой войны, воевал на стороне белых в гражданской войне, эмигрировал в Аргентину, умер в 1974 году. Его труды "Мятежевойна - имя третьей всемирной" (1961 год) и "Современные офицеры" во многом стали точным прогнозом будущих войн ХХ-ХI веков.

1. Офицер стал командиром хаоса, ибо вместо борьбы армии против армии война стала столкновением воинов и партизан, рыцарей и подпольщиков. Война стала борьбой стратегии, дипломатии, политики в государствах, в партиях, борьбой промышленностей, торговли, финансов, социальных проблем и всевозможных идеологий. Глядя на этот "лик современной войны", нельзя не предсказать, что "мятеж - имя Третьей Всемирной". Командиры хаоса должны готовиться к такой именно войне.

2. Создалась новая форма вооруженных конфликтов, которую назовем МЯТЕЖЕВОЙНОЙ, в которой воителями являются не только войска и не столько войска, сколько народные движения. Этот новый феномен подлежит рассмотрению с разных точек зрения, и в первую очередь с психологической: если в войнах классического типа психология постоянных армий имела значение, то в нынешнюю эпоху всенародных войск и народных воюющих движений психологические факторы стали доминирующими. Народное войско - психологический организм, народное движение - сугубо психологическое явление. Война войск и народных движений - мятежевойна - психологическая война.

Современные офицеры должны стать командирами хаоса. 10 цитат полковника Генштаба Евгения Месснера 01

3. В прежних войнах важным почиталось завоевание территории. Впредь важнейшим будет почитаться завоевание душ во враждующем государстве. Воевать будут не на двухмерной поверхности, как встарь, не в трехмерном пространстве, как было во времена нарождения военной авиации, а в четырёхмерном, где психика воюющих народов является четвёртым измерением… Воевание повстанцами, диверсантами, террористами, саботажниками, пропагандистами примет в будущем огромные размеры…

4. Все великие полководцы были людьми высокой культурности, а не только узкими специалистами военного дела. И офицерство испокон веков комплектовалось из наиболее интеллигентных слоев общества потому, что от офицера требуется нечто большее, чем знание артикула, - требуется способность к быстрому творчеству в бою, где нет шаблона, нет справочников, нет совещаний, а есть правильная оценка, ясное провидение, изощренная находчивость. Это не значит, что эти недоучившиеся - плохие солдаты; это не значит, что красные командиры не храбры, не обладают волею, не знают свое ремесло. Это не значит, что Красная армия не может воевать.
Это значит, что она не может воевать "малою кровью". Неопытный пахарь замучит себя и коней - и все же выпашет меньше, чем искушенный крестьянин; плохой косарь перепортит покос и изломает свою несчастную поясницу; бестолковый кучер загонит лошадей и не даст той скорости езды, что кучер - мастер своего дела. Так и в военном деле: офицерство знающее и - это самое важное - офицерство интеллигентное проливает кровь бережно, как искусный хирург, офицерство же неинтеллигентное "пущает кровь" без меры, как цирюльник. Красная армия, пока она будет руководиться нынешним офицерством, будет армией кровавых боев - может быть победа, может быть поражение, но во всяком случае кровавые.
(цитата из работы Месснера 1938 года, он по сути предсказал чудовищные потери неграмотной и необразованной в своей массе Красной армии во Второй мировой войне).

5. Качества офицера, вообще говоря, слагаются из наследственности, воспитания, образования, служебного опыта, но в чрезвычайных обстоятельствах - а ныне обстоятельства часто бывают чрезвычайными - государство не может или не хочет офицерства с вышеперечисленными качествами: ему нужны "скороофицеры", люди решительные и существующему режиму преданные, нужны атаманы. Американский генерал Стилвел, посланный в сороковых годах для обучения армии Гоминданского Китая, писал: "Недостаточно дать армии оружие - надо ее научить сражаться; но научиться стрелять или пилотировать - это не значит научиться сражаться: чтобы уметь сражаться, офицеру надо перестать быть трусом, перестать красть и перестать солдатам резать уши за провинности". Такие требования трудно выполнимы офицерством конъюнктурного вида.

6. На офицере лежат обязанности: 1) чрезвычайно внимательным наблюдением за подчиненными предупреждать шпионаж, вредительство и дезертирство и 2) моральному разложению солдатской души противиться ее моральным вооружением: офицер должен уметь дать солдату исчерпывающее и крепкое национально-политическое воспитание... Воинство во главе с офицерами защищает государство, а офицер защищает воинство... со стороны вредоносного антинационализма.

7. Война является перманентным плебисцитом, выявляющим солдатскую и народную готовность бороться и жертвовать собой: это выявляется в числе легкораненых и в строю не остающихся, в числе дезертиров, перебежчиков, в числе сдающихся в плен. Устрашения и кары удерживают от такого отпадения, но в нынешнюю эпоху к этим мерам прибегать или воспрещено или не рекомендуется. И офицер должен, держа в резерве устрашения и кары, пользоваться психологическими мерами для обращения худых подчиненных в исполнительных, а исполнительных в отличных. Школа военная и школа военной жизни делает офицеров психологами-практиками, психоаналитиками и психоцелителями. Предел моральной упругости войскового соединения или подразделения зависит не от качества его оружия, а от крепости воли к победе, то есть от психического состояния бойцов и от психологического офицерского водительства.

8. Священник, офицер, педагог, литератор, политик формируют душу народа. Отличие офицера от прочих четырех воспитателей состоит лишь в том, что те учат, как достойно жить для родины, а он учит, как достойно умирать за родину. Борьба с себе подобными, то есть война и подготовка духа народа к войне развивает не только воинские качества, но и многие социальные добродетели: например, самопожертвование, подчинение своего "я" национальному "мы", бескорыстное сотрудничество ради государственной пользы. Генерал Омер Брэдли считает большим счастьем для американского воинства, что в нем, как и во всех прочих деятельностях, каждый гражданин имеет возможность стать ведущей личностью. Таково сознание демократического полководца демократической страны: офицер - не какое-то особенное существо: офицер - особенный вид гражданина.

Современные офицеры должны стать командирами хаоса. 10 цитат полковника Генштаба Евгения Месснера 02

9. Офицер не должен бояться ответственности, должен любить ответственность. Бессмертны для офицеров слова, которые сказал генерал Зейдлиц в Цорндорфском бою, получив от Фридриха суровый окрик: "Пусть король располагает моей головой после битвы, а в битве пусть мне позволит пользоваться ею". Ответственность и инициатива ходят в паре. В офицере они неразделимы. Но современному офицеру они в большей мере необходимы, нежели в прежних войнах с их сомкнутыми строями и в недавних войнах с регламентированными боевыми порядками: в мятеже-войне, полной беспорядка, импровизация боевых построений и действий будет законом. В современной войне каждый местный командир будет часто иметь случай лучше судить, нежели его высокий, но отдаленный начальник.

Современные офицеры должны стать командирами хаоса. 10 цитат полковника Генштаба Евгения Месснера 03

10. Честь - драгоценнейшее свойство офицерского духа. Генерал-фельдмаршал Манштейн пишет: "Армия не смеет капитулировать, пока она еще как-нибудь в состоянии бороться. Отказ от этого взгляда значил бы конец воинского сознания вообще... Пока будут солдаты, должно быть сохранено это сознание воинской чести". Полвека тому назад честь, как и встарь, была синонимом достоинства и гордости. Достоинство требовало соответствующего поведения в бою, в службе, в жизни. Гордость побуждала к дуэли при малейшем умалении чести. И гордость офицера стала в условиях нынешней общественной жизни менее вызывающей, сдержаннее реагирующей: за невозможностью надлежаще реагировать на непочтение приходится, чтобы не дать повода к непочтению, вести себя с безукоризненным достоинством. Достойно жить, достойно служить и достойно умереть.

Юрий Бутусов, "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3080402
 Топ комментарии
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх