EN|RU|UK
  654  1

 УКРАИНСКАЯ ПОЛИТИКА ДЛЯ "ЧАЙНИКОВ"! ПРИЧИНЫ КРИЗИСА! СЕРГЕЙ ДИБРОВ

Остались вы ни с чем, и это однозначно. Ваш зоопарк закрыт, и нет пути назад... Но мы пойдем вперед, все сложится удачно. Вперед, друзья! – Куда? – На мясокомбинат! КВН «Коммандос», Одесса

Глава 1.
«Все они одинаковые».

Все они одинаковые.
Нет, чем-то они, конечно, отличаются. Как минимум, цветом символики. Или, например, где-то больше приятных людей, а где-то меньше, где-то болеют за "Шахтер", а где-то - за Кличко. Но, по большому счету, наши организованные политические группировки отличаются друг от друга примерно так же, как компания UMC от «Киевстара». У одной логотип фиолетово-оранжевый, а у другой – бело-голубой.

Вспомним историю. В свое время компания UMC пришла на украинский рынок с одной-единственной целью: срубить как можно больше бабла. И делала это весьма успешно. Помните золотые времена, девяностые годы? Минута - доллар, трубка – тысячу долларов. Пальцы веером.
Потом на украинском рынке появилась компания «Киевстар». Что характерно, пришла она с той же самой целью: срубить побольше бабла с жителей Украины. Что и успешно делает по сегодняшний день.

Безусловно, они очень разные, фирма UMC и компания «Киевстар». И финансовые возможности у них разные, и клиентская база, и внутренняя структура. Я уже не говорю о логотипах и рекламных лозунгах - тут уж вообще, ничего общего. Но цель у одной и другой – совершенно одинаковая: «получение прибыли», а по-простому – срубание бабла. И способ заработка один и тот же: предоставление услуг мобильной связи. В этом смысле все мобильные операторы абсолютно одинаковы.

Бывают, правда, и исключения. Есть такие операторы, которые, как и все остальные, пришли, чтобы срубить бабла. Правда, делают они это, скажем мягко, нетрадиционными методами. Например, сотрудники "отдела по работе с клиентами" таких операторов запросто могут поджечь дверь квартиры должника-неплательщика. Хотя в мои планы не входило становиться «должником-неплательщиком», такие «традиции ведения бизнеса» мне как-тоне по душе. И я выбрал UMC.

Но мы отвлеклись. Так вот, наши политики отличаются друг от друга примерно так же, как UMC отличается от «Киевстара» или, скажем, от DCC.


Контрольные вопросы к главе 1.
1. Что именно поджигали злостным неплательщикам специалисты одного мобильного оператора?
2. Какого цвета логотип компании «Билайн»? Нарисуйте.
3. Зачем пришла на украинский рынок фирма UMC? А «Киевстар»?

Глава 2.
Политика в Украине – это бизнес.

Политика в Украине – это бизнес.
Да еще какой! Вы даже не представляете: западные бизнесмены и мечтать не могут о рентабельности, которую дает депутатский мандат или министерское кресло. Какому-нибудь наркобарону даже не снился уровень рентабельности бизнеса под названием «судья первой инстанции». Ни один браконьер за всю жизнь физически не наворует столько, сколько поимеет простой заместитель министра экологии и охраны окружающей среды.

Это в Америке для того, чтобы быть самым богатым человеком, нужно быть президентом компании «Майкрософт». У нас, в Украине, для того, чтобы также сказочно разбогатеть, нужно стать депутатом. Или министром. Лучше - президентом. В крайнем случае, кумом президента.

Астрономическую прибыльность политического бизнеса нашей власти обеспечивала её полная монополия. Представьте себе торговку семечками, которая продает их одна на весь огромный базар. Это ж какие возможности появляются. По гривне за стакан – и не меньше! А то и за полтора. А все потому, что - монополия!
Как и все монополисты, наши правители без зазрения совести обдирали «клиентов», то есть нас с вами, как липку. Естественно, власть следила за тем, чтобы никто чужой не лез в их властный «огород» пристально и тщательно. С потенциальными «нарушителями монополии» боролись по-разному: кого-то взрывали, кого-то сажали, кого-то, как говорил Л.Кучма, "подвешивали за яйца", кого-то просто покупали, предложив небольшое теплое местечко внутри властной монополии, чтобы не высовывался и не нарушал Систему.

Конкурентов власть не любит. А вот свой народ, своего, в прямом смысле, кормильца и поильца – просто обожают. Не верите? А ведь так оно и есть. Когда власть имущие говорят о том, что нежно любят свой народ (тот самый, который обдирают, как липку) - они говорят это абсолютно искренне. А иначе, как можно не любить бутерброд с икрой, который Вы съедаете сегодня на завтрак?

Контрольные вопросы к главе 2.
1. Почем семечки на базаре?
2. За что именно, по словам Кучмы, подвешивали тех, кто хотел подорвать монополию на власть?
3. Как можно не любить бутерброд с икрой, который Вы съедаете сегодня на завтрак? Нарисуйте.

Глава 3.
Почему депутаты бьют друг другу морды?

Почему депутаты бьют друг другу морды?
Потому что вышел у них небольшой облом.

Тут такая история. Ребята пришли в Раду, чтобы заняться своим привычным бизнесом – конвертировать свои депутатские мандаты в бабло. Бизнес самый обычный, ничем, кроме уровня прибыли, не отличающийся, например, от торговли семечками на базаре. Сначала – вложение (за все в мире приходится платить, и депутатский мандат – не исключение), потом – возврат денег с хорошим наваром.

И вот ребята, изрядно вложившиеся во время выборов, получают мандаты. Приходят в зал заседаний, а там – опа! Что за ботва? Конкурирующая фирма?!!

Ребята искренне полагали, что исключительное право обдирать клиентов (граждан Украины) даровано им Богом и принадлежит им навечно. Однако не поняли они, что в результате событий на Майдане не только Ющенко стал президентом, но и появились некие зачатки того, что во всем мире называется «политической конкуренцией». И тут она – бац! – и выскочила, и наломала ребятам всю малину. Вот ведь незадача...

А теперь представьте ситуацию: торговка семечками приходит на базар и видит на своем привычном, давно насиженном теплом месте такую же самую барышню с таким же самым товаром. Что она делает в первую очередь? Правильно, - начинает кричать «геволт!» и цепляется конкурентке в волосы.

Именно это мы и наблюдаем в сегодняшней Верховной Раде.

Контрольные вопросы к главе 3.
1. Чем отличается торговля депутатскими полномочиями от торговли семечками? Нарисуйте.
2. Куда именно цепляется конкурентке базарная торговка? А депутат от фракции социалистов?
3. Почему депутаты Верховной Рады с утра такие нервные?

Глава 4.
Ну, допустим. А что будет в Раде дальше?

Ну, допустим. А что будет в Раде дальше?
После того, как базарные торговки устают тягать друг друга за волосы, они прекращают это делать. Никогда еще базарные торговки не тягали друг друга за волосы вечно.

Так что побьют наши депутаты друг другу физиономии в Раде и станут думать, как жить дальше.
А дальше - есть несколько вариантов.

Вариант 1. Одна торговка оторвет другой клок волос, обзовет «прАституткой», разбросает все ее семечки, потопчет их ногами и выгонит нахалку с позором. После чего, как и раньше, будет продавать свои семечки по гривне за стакан, а то и дороже – по полтора, со злости.

Раньше, году этак в 1998-м, этот вариант был самым вероятным. В те дикие доисторические времена, как точно подметил Дарвин, выживал сильнейший. При нынешней ситуации в стране и в мире, учитывая те изменения, которые произошли в Украине в последние годы, такой вариант развития событий маловероятен.

Вариант 2. Торговки будут долго пыхтеть, ругаться, толкаться и обзываться. Потом устанут и сядут за стол переговоров. После нескольких раундов они договорятся, что одна из них будет торговать семечками возле мясного корпуса (там богатая клиентура), а вторая – возле молочного (там больше народу). Пообещают друг другу не нарушать границу, нехорошими словами не ругаться и за волосы друг друга не дергать. После этого в течение многих лет будут жить довольно-таки мирно и счастливо, продавать семечки по гривне за стакан, как и раньше, а то и дороже – по полтора, для компенсации упущенной прибыли.

В экономике это называется «антиконкурентный сговор» и преследуется по закону. В современной украинской политике это носит название «широкая коалиция» (ширка). Для торговцев семечками это самый выгодный, в данном раскладе, вариант. Поэтому отовсюду звучат призывы: «давайте вести себя цивилизованно», «проведем консультации», «сядем за стол переговоров», «объединим все семечкоторговые силы страны», «спасем отечественную семечкопродающую экономику». Цель простая: сохранить прежний уровень прибыли: (гривна за стакан) и обеспечить рост ВВП (путем плавного, по 12% в год, роста цен на семечки, до уровня полутора гривен).

Вариант 3. Торговки будут долго ругаться, пока не устанут. Когда на драки и переговоры сил больше не останется, они разойдутся по своим прилавкам и начнут торговать каждая своими семечками, изредка обмениваясь ругательствами.

Тут у покупателей возникнет целый ряд вопросов:
- у кого из торговок семечки вкуснее пожарены?
- у кого стакан больше?
- кто опрятнее и у кого руки чище?
- и, наконец: у кого цена ниже?

Короче, веселой и беззаботной жизни у торговок больше не будет. А кусок хлеба побольше и слой масла на нем потолще будет как раз у той, которая больше понравится покупателями, то есть нам с вами.

Напомним: когда мобильная связь в Украине была монополией UMC, минута разговора стоила один доллар. Потому что жадные были. Потом, когда появилась не менее жадная компания «Киевстар», (которая, как мы помним, ничем особо от UMC не отличается), цена упала раз в десять, а зона покрытия увеличилась раз в сто. За что им большое потребительское спасибо.

Это называется «конкуренция». На базаре – экономическая, а в Верховной Раде – политическая.

Контрольные вопросы к главе 4.
1. Долго ли будут кричать и царапаться базарные торговки? А депутаты Верховной Рады?
2. Как именно будет называться коалиция, если депутаты договорятся, что «регионы» будут продавать семечки только возле мясного корпуса, а «оранжевые» - возле молочного? Почем тогда будет стакан семечек?
3. И все-таки, почему депутаты Верховной Рады с утра такие нервные? Нарисуйте.

Глава 5.
Почему мы против «ширки» (широкой коалиции)?

Почему мы против «ширки» (широкой коалиции)?
Потому что «ширка» - это даже хуже, чем монополия.

Думаете, монополистом быть приятно? А ведь монополиста может обидеть каждый. В монополиста все тычут пальцами. Монополисту все время норовят установить предельные цены и блокировать его личные счета в швейцарских банках. В конце концов, к монополисту частенько приходит Антимонопольный Совет Европы (докладчики Вольвенд и Северинсен) и на весь мир шумят о том, что он – монополист. И все это приходится терпеть. И ради чего – ради какой-то гривны, ну, максимум, полутора, за стакан?

То ли дело ширка! Конкуренция? – есть. Монополия на власть? – да ни Боже мой. Вот, пожалуйста, госпожа Северинсен, посмотрите сами. Это запад, здесь торгуют семечками по гривне за стакан под оранжевыми флагами. Вот здесь, пройдемте, чуть восточнее – такие же самые семечки, по той же самой цене, на чистеньком прилавке в бело-голубых тонах. Как видите, полная свобода, тишина, спокойствие, единство нации и бурный рост экономики. Кстати, по прогнозам экономистов, цена семечек к концу года не превысит полутора гривен за стакан…

Для торговок семечками, которые поднатужились, влезли в долги и все-таки купили себе депутатские мандаты, «ширка» (широкая коалиция), при которой будет «все поделено», в нынешней ситуации была бы пределом мечтаний.

Но мы с вами – не торговки из зала заседаний Верховной Рады. Нам ширка не нужна, нам в этой стране жить и кушать эти самые семечки. Поэтому наша первоочередная цель и задача – поддержание складывающейся в стране системы политической конкуренции.

Почему?

Ну, во-первых, только так торговки станут обращать внимание на то, насколько чистые у них руки. Во-вторых, никуда они не денутся: начнут давать скидки, проводить рекламные акции, привлекать постоянную клиентуру и даже выполнять индивидуальные заказы («а мне, пожалуйста, пожарьте без соли, хорошо?»). В-третьих, у нас с Вами появится выбор: или слегка пережаренные, но по тридцать копеек, или нормальные, но по пятьдесят.

Но не это главное. Главное начнется потом.

Если не будет монополии на власть и всяких сговоров наподобие «широкой коалиции», прибыльность властного бизнеса (превращения власти в бабло) начнет падать и стремиться к нулю. Это законы конкуренции, а они, как и законы природы, неумолимы.

Мы живем в реальном мире и даем себе отчет, что «власть» будет бизнесом во все времена. Однако рано или поздно возникнет ситуация, когда рентабельность этого бизнеса спустится с нынешних заоблачных высот властного Олимпа и станет сопоставимой с другими бизнесами. Вот тогда перед кандидатом в депутаты встанет вопрос: а есть ли смысл инвестировать деньги в нардеповский мандат? Может, вложить их во что-то более прибыльное? Например, в недвижимость? В разработку микропроцессоров? Во что-нибудь экзотическое, например, в строительство сети фирменных лотков по торговле семечками на всех крупнейших рынках страны?

Когда власть перестанет быть самым прибыльным в стране бизнесом, нас ждут не только семечки по тридцать копеек. Начнутся качественные изменения. Появятся шансы, что в Раду наконец придут люди, которые умеют придумывать и принимать хорошие законы. То есть – заниматься прямыми депутатскими обязанностями, а не только конвертировать власть в бабло.

А на сегодня главное – по дурости не согласиться на «широкую коалицию». Ширка – она такая. Один раз поддался уговорам, укололся, получил кайф, а потом – тяжелейшая ломка. Лет на десять. Вы этого хотите?

Наркотики – это зло. Скажи ширке "нет"!



Контрольные вопросы к главе 5.
1. То ли дело ширка?
2. Какие люди рано или поздно придут в Верховную Раду? А какие не придут?
3. Что именно Вы скажете наркотикам? Нарисуйте. Возьмите рисунок с собой на митинг на Майдане. Только так Вашу точку зрения узнают торговки семечками из Верховной Рады и ее окрестностей.

Спасибо.



12.07.2006



Автор благодарит г-на Лозину-Лозинского и г-жу Татьяну Монтян за любезно предоставленные мыслевирусы и другую неоценимую помощь в создании данного учебного пособия.
Источник: Майдан
    Комментировать
    Сортировать:
    в виде дерева
    по дате
    по имени пользователя
    по рейтингу
     
     
     
     
     
     вверх