EN|RU|UK
 Общество
  37655  56
Материалы по теме:

 РОДИОН ШОВКОШИТНЫЙ, ВОЕННЫЙ ЖУРНАЛИСТ И ВОЛОНТЕР: "КОМУ ЖИТЬ НА ВОЙНЕ – ЭТО ВОПРОС САНТИМЕТРОВ"

"На фронте главное условие себе поставил – не быть обузой в физическом плане. В моральном - был в себе уверен. Помню случай, как один солдат увидел разложившийся труп сепаратиста, бросил автомат и сказал: "я воевать не буду" .

В подразделение я попал как военный журналист. Главное условие себе поставил - не быть обузой в физическом плане. В моральном - был в себе уверен. Это важно.

Побывав в штабе в Краматорске, я понял, что штаб - это что-то вроде плохого пионерлагеря и это нормально, потому что ты пришел на фронт. В то же время, по сравнению с боевыми походами, когда спать приходится в развалинах домов, подвалах или окопах, штаб - пятизвездочный отель.

Когда нам сказали, что едем под Саур-Могилу, конечно, мы волновались. Потому что все знали, что там одни из самых кровопролитных боев проходят. Но насколько там все действительно серьезно, мы поняли на месте.

Когда ночью подъезжали, нас встретили "градом". Было четко видно, что ракеты летели со стороны России. А водитель не видел этого и ехал в зону обстрела. Мы стучали ему по крыше, чтоб тормозил. Затем слетели с брони и побежали в укрытие под бутафорные танки, которые там были, это ведь мемориальный комплекс. Там уже были окопы, которые остались от сепаратистов. Я пытался заснять, как летит "град". В каких либо других условиях, я бы сказал, что "град" - это очень красиво со стороны. Когда он летит в тебя - есть шанс спрятаться. Так же как и с гранатой. Есть три секунды, чтоб отпрыгнуть и вжаться в землю - к гранате ногами, а не головой. В таком положении она может тебя не зацепить. Я знал товарища, который две растяжки собрал ногой и оставался жив, без царапин.

Наш отряд был сугубо из добровольцев, и ребята достаточно организованно дали бой, хотя почти для каждого он был первым и длился приблизительно 4 часа. Когда случается бой, в первую очередь работают инстинкты. Бывает так, что кого-то заклинивает, то есть когда человек боится нажать на спусковой крючок, но это, как правило, с новобранцами происходит.

Нас там было 2 подразделения: одно наверху, а второе, наше, внизу. Обстрел велся двое суток и, в основном, по парням, которые сверху были. А потом дошли и до нас. При этом близко, метров на 30.
волонтер

Был такой момент, когда "заказали" артиллерию на себя, трижды. Сепары, видимо, подумали: "ну их на фиг". И больше живой силой атаковать не ходили - артиллерией бомбили и танками .

Та группа, которая нас пыталась атаковать, понесла тяжелые потери. У них был убит наводчик, мы нашли их трофеи, которые есть только на вооружении у российской армии. Спасибо, теперь и у нас есть дальномер на 20 километров.

Я не видел страха ни у кого. Потому что бояться - просто нет времени. Звучит команда "к бою" - ну к бою так к бою: встал и пошел. Переосмысливать это все пришлось только тогда, когда в Киев вернулись. Я приехал со своим материалом, который даже не дописал и ринулся сразу же в волонтерство. То есть я не могу присесть, выдохнуть, подумать об этом всем. А пули ведь были совсем рядышком: рикошетом задело, контузило.

Волонтер - это выбор без выбора. У меня, по крайней мере, так. Не понимаю, как можно остаться равнодушным и делать вид, что ничего не происходит.

Кто такие волонтеры? Это те люди, которые из-под земли достанут, если что-то нужно. И достанут мгновенно. Это самая быстрая и четко работающая система в Украине. У меня недавно была проблема на таможне: всего лишь 2 кевларовые каски не пропускали. Таможенник уперся. Но я написал одному человеку, он передал другому, тот куда-то позвонил - и все было решено за 4 минуты. Единственная бюрократия у волонтеров - это отчеты о поступлении денег. Хотя многие помогают, не требуя и этого. Это на доверии. А самый туго работающий орган в стране - это Министерство Обороны.

Смотришь на человека в штабе, до военных действий и видишь: обычный парень, имеет какую-то профессию, раньше вел обычную гражданскую жизнь. Он не военный и даже в армии, например, не служил. А начинается бой - и он бесстрашно, один из первых ведет огонь на подавление. Находясь в штабе, ты смотришь на людей и можешь только предполагать, кто на что горазд. В подвале один из парней с ранением продолжал воевать, и о том, что он ранен он сообщил уже, когда бой заканчивался. Может быть, какие-то понты еще присутствуют в штабе, но когда ты на боевом и ты с человеком вместе в окопе, вас атакуют, вместе эвакуируетесь, понты уходят на какой-то такой далекий план, никто о них не вспоминает.

Кому жить на войне - это вопрос сантиметров.

У парня одного на разгрузке висел комплект гранат для подствольного гранатомета. Он стоял с командиром разговаривал, а ему пуля прямо в "вог" попала. Посмеялись. Повезло.

У нас есть паренек Жека, 17-летний. Вернулся недавно из винницкого госпиталя после контузии. В армию его не взяли. Он был один из тех, троих, кого нам прислали на помощь. Люди постарше стараются его воспитывать и опекать, но все придерживаются единогласного мнения, что такие ребята как он - это будущее. Он один из лучших солдат, которых я тут встречал. Он знает практически все виды оружия и как всем этим пользоваться. И там много таких, как Женя. Когда была взята стратегически важная высота, одним из главных героев той победы были добровольцы. Они бежали на штурм, они поднимали за собой нашу регулярную армию. А награду за взятие той высоты дали кадровому офицеру. Но добровольцы идут туда не за наградой. В отличии от милиционеров, которые едут и думают, что простояв на блокпостах и кошмаря волонтеров, получат участника боевых действий. Насколько я знаю, не получают.

Милиция даже не пытается скрывать свои настроения, гаишники прямым текстом говорили, что за 2000 тысячи зарплаты мы тут не готовы сражаться и умирать.

В Харькове, например, волонтера останавливают на блокпосту и говорят: "а чего это ты им возишь приборы ночного виденья, прицелы? Что вам ваши американцы не помогают, разве?", - абсолютно ватные разговоры. Хотя среди них разные есть люди. Есть те, которые уволились и пошли добровольцами, есть те, кто перевелся. И те, кто все переосмыслили. У меня был браслетик, там " воїни світла" было написано и один "беркутовец" попросил, чтоб я ему его подарил. Я спросил у него, понимает ли он символизм этого всего, кому это посвящается и что он был тогда по другую сторону баррикады. Он сказал, что понимает и, что не надо судить его по форме. Я ему этот браслет подарил.


К сожалению, там остается много сепаратистов. Я общался с местными в селе Петровском под Саур-Могилой, там их совсем мало оставалось, ведь бомбежки каждую ночь. Первое, что поразило: "Ребята, а кто с кем воюет?" Делают вид, что ничего не понимают. В тот же день, когда поговорили, очень точечно прилетела артиллерия в тот дом, где мы находились, дом загорелся сразу же. Сектор около нас тоже пристреливали. Когда дом сгорел, мы через две улицы бежали в другой под минометным обстрелом. Пока все спокойно, они с тобой общаются, как только мина прилетела в огород, сразу прибегают на улицу с матами: "валите отсюда, это все из-за вас", при том, что бомбят не с нашей стороны. При том, что пытаемся помочь с едой, водой. Сигаретами парни делятся. Мины прилетали в наш дом, в медпункт, в склад боеприпасов. Но все это был точечный артобстрел, то есть кто-то давал наводку. Солдаты с местными общались без проблем, там не было блокпоста, никто не проверял, кто въезжает в это село, кто выезжает. Любая диверсионная группа могла просто переодеться в местных и всех покрошить.

Здесь, в городе, мне дико: многие не понимают, что у нас идет настоящая война, просто необъявленная, со всеми зверствами, которые только могут быть. С пытками, издевательствами и расстрелами военнопленных. Я когда был в Изюме, в тот момент, когда еще была эта линия фронта Изюм-Славянск. Ночевал в центре города. Вышел на балкон, слева - дискотека "бум-бум-бум", а справа видно зарево от боевых действий и доносятся отголоски взрывов. Я подумал, что уж киевлян стыдить, если здесь такое.

Люди думают, что их война не коснется, но ситуация - не такая и безопасная, как многим кажется. Война идет в нашей стране, да она не в Киеве, но она совсем рядышком.

Кто знает, что в голове у этого президента Российской Федерации. И люди должны быть подготовлены к войне. На данный момент есть множество курсов домедицинской помощи, что очень важно, что спасает жизнь. У нас был раненый на Саур-Могиле, ему осколок в руку попал и он сам себе оказал помощь. А это - доброволец, айтишник. Поэтому потратить какое-то время на подготовку, живя в стране, которая воюет - сейчас необходимость для каждого.

Мне хочется скорее вернуться назад. Там все по-настоящему. Там есть черное и белое, и нет других цветов.

Текст и фото: Вика Ясинская, Цензор.НЕТ

TUVwTVVYWjBRemN3VERkUmRtUkhRekJNV0ZKblRrZE1TVTVETURCTWRsSnFlVVJSYzA1SFFUQk1lbEYxVGtNMFRIa3ZVWEk1UjBJd1RHcFJkbVJIUWpCTWNsRnpUa2RRU1U1RFV6Qk1hbEYxZEVOM1RIa3ZVWFk1UXlzd1RIcFJkblJIU2pCWmVEZ3dURXhSZG5SRE56Qk1OMUYyWkVkRE1FeFlVbWRPUjB4bVRrTjNNRmxFVVhaT1F6UXdXVGc5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх