EN|RU|UK
 Общество
  12568  11

 Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной


Автор: Т.Бодня, В.Сокур

Два месяца, отмеренные Верховной Радой Министерству финансов Украины, чтобы усовершенствовать систему мониторинга критериев оценки рисков (СМКОР), посредством которой блокировались налоговые накладные предприятий малого и среднего бизнеса при малейшем подозрении на применение теневых схем, истекают 1 марта. Это значит, что буквально через несколько дней СМКОР, уже в обновленном варианте, снова должна заработать.

Причем, как требует того Минфин, в автоматическом режиме, дабы исключить ненадежный человеческий фактор, обычно означающий ручное вмешательство в процесс.

Цель деятельности этой системы остается прежней – бороться с предприятиями, практикующими фиктивный НДС. Главная проблема, которую обнажил полугодичный опыт работы системы блокировки накладных в прошлом году, как отличить "хороших" от "плохих", ведь под раздачу попадали все без разбору, чем и был спровоцирован коллапс. Но вот успели ли за это время учесть все минусы, обнаруженные при первой попытке запуска СМКОР? Действительно ли это будет борьбой со "скрутчиками" или крайними снова окажутся все, в чьей карме не так стали звезды? Поэтому "Цензор.НЕТ", пообщавшись с экспертами, выяснил, чего же реально ждать бизнесу, начиная с первого дня весны.

Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной 01

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ?

Бизнес насторожен: до марта – рукой подать, и чего ждать от запуска СМКОР, предприниматели пока понимают не очень четко. Во всяком случае, готовятся они к худшему сценарию развития событий. Ведь о критериях, на основании которых эта система будет блокировать налоговые накладные, сейчас многие говорят, да только мало кто их видел в глаза. Эксперт "Реанимационного пакета реформ" Илья Несходовский утверждает, что они размещены для обсуждения на сайте Государственной регуляторной службы – и их там можно спокойно найти.

"Подход, который был предложен в этот раз, – говорит Илья Несходовский, – заключается в том, что основные критерии утверждаются правительственным постановлением. Прежде всего, они касаются размера налоговой нагрузки, чем определяются те, кто вообще не будет подпадать под блокировку. Учитывается и вопрос о поставке товаров. Еще один блок критериев условно называется налоговой историей. Эти критерии не могут разрабатываться индивидуально для каждого отдельного плательщика налогов, их должна разработать и опубликовать в открытом доступе Государственная фискальная служба. Причем если у конкретного предприятия налоговая история позитивная, его налоговые накладные также не будут блокировать. И этот подход более предпочтителен, чем тот, что был во втором полугодии прошлого года. Главное, чего хочет добиться Минфин, чтобы количество блокированных накладных по всей Украине не превышало двух-трех тысяч".

На данный момент проекта приказа с критериями нет. Видели ли новые критерии рисков, разработанные Минфином, в Государственной регуляторной службе в принципе и действительно ли они кардинально отличаются от прежних? Эти вопросы мы переадресовали руководителю этого ведомства. В комментарии "Цензор.НЕТ" глава ГРС Ксения Ляпина отметила, что два проекта постановлений, касающихся блокирования налоговых накладных, были присланы им только 16 февраля и на момент их вынесения на рассмотрение Кабмина не получили заключения Государственной регуляторной службы.

"Более того, – отмечает Ксения Михайловна, – 20 февраля, после предварительной проработки этих документов, ГРС подготовлено письмо в адрес разработчика с существенными замечаниями и вопросами. Ответа от Минфина мы еще не получили. Но все же надеемся, что это решение не будет опубликовано до его обработки в соответствии с законодательством. На самом деле до 16 февраля было целых полтора месяца, т.е., достаточно времени, чтобы отправить нам эти проекты постановлений с целью ускорить их рассмотрение. Сейчас мы с ними работаем, и есть серьезные замечания". По словам Ксении Ляпиной, этими проектами постановлений критерии риска не обозначены, ими определяется механизм их установления, что на самом деле законом не предусмотрено.

В ПРОФИЛЬНОМ КОМИТЕТЕ ВР САМИХ КРИТЕРИЕВ НЕ ВИДЕЛИ  

На прошлой неделе все заинтересованные структуры собрались в стенах ГФС на расширенное заседание, где попытались обсудить накопившиеся вопросы, связанные с запуском в работу якобы обновленной системы блокировки налоговых накладных. "На сегодняшний день у нас есть письмо от Министерства финансов, которым они предоставили на ознакомление проект постановления об утверждении порядка остановки регистрации налоговых накладных – с тем, чтобы мы наработали свои предложения, – сказала в комментарии "Цензор.НЕТ" один из участников этого совещания, глава комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина. – Этот порядок предусматривает процедуры, предлагаемые Минфином, посредством которых будет проводиться остановка регистрации налоговых накладных и расчетов корректировок к ним. Им определено, что процедура блокировки налоговых накладных предусматривает прежде всего их тестирование. И если накладная не соответствует определенным признакам, которые позволяют регистрировать ее сразу, дальше идет трехступенчатая система мониторинга – для того, чтобы система уже приняла решение по ее регистрации.

Каждая из ступеней – определенная группа критериев, по которым системой и будет анализироваться налоговая накладная, с дальнейшим принятием решения, переходит она на следующий этап мониторинга или нет. Первая – это признаки рисковости налогоплательщика, вторая – рисковости осуществления операций, а потом у нас еще есть такая группа критериев, как положительная история налогоплательщика. И только после отработки по этим трем группам критериев будет осуществлено блокирование или регистрация налоговой накладной".

Как подчеркнула Нина Южанина, самих критериев, которые входят в эти три группы, в профильном парламентском комитете пока не видели, потому что в соответствии с данным им на изучение порядком они будут определяться ГФС и согласовываться с Минфином. Но ведь для бизнеса важно уже сейчас понять, что это за критерии, прозрачны ли они и не будут ли такими же, как предыдущие, использование которых обусловило большое количество остановленных накладных. То есть, нашел ли Минфин за эти два месяца тот алгоритм более четкого определения именно рисковых налоговых накладных или это очередной промежуточный этап, который ничем хорошим для предпринимателей не обернется.

"Опираясь на документ, который получил наш комитет, сказать, что обновленная система блокировки будет работать более качественно, чем предыдущая, нельзя, – подчеркнула Нина Южанина. – Понимая это, бизнес опасается, что снова могут наступить такие же последствия большого количества блокировки и больших сумм, извлеченных из операционной деятельности. Поэтому, на мой взгляд, сейчас нужно искать более совершенную систему, а возвращаться к такому инструменту, как блокирование налоговых накладных, вообще не стоит. Ведь оно вначале как бы дало позитивные результаты, но уже буквально через несколько месяцев мошенники, которые работают в сфере манипуляций с НДС, подобрали механизмы, позволяющие обходить эти критерии рисковости. А еще через два месяца мы увидели, что блокируем исключительно реальный бизнес, а "умельцы" обходят эту систему и свободно регистрируют свои накладные".

КОСМЕТИЧЕСКИЕ ПРАВКИ ИЛИ КАРДИНАЛЬНОЕ ОБНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ   

Система блокировки налоговых накладных, как сказал "Цензор.НЕТ" налоговый адвокат, партнер консалтинговой фирмы "ADA Group" Андрей Тамошюнас, изначально была заточена исключительно под фискальные аппетиты за счет малого и среднего бизнеса, поскольку львиная доля крупного бизнеса была выведена из-под удара. "Темпы разработки и внедрения программного изобретения борцов с "главными фиктивщиками" без надлежащего тестирования и апробации привели к массовым техническим дефектам системы, – подчеркнул Андрей Тамошюнас. – Поэтому под соусом устранения таких недоработок механизм блокировки налоговых накладных с завидной частотой "шлифовался". Но на практике все сводилось лишь к косметическим правкам. Последний раз власть даже взяла тайм-аут до 1 марта 2018 года под обязательство кардинально изменить систему, но, судя по всему, чуда не будет и в этот раз".

Налоговый адвокат перечислил "Цензор.НЕТ" самые знаковые моменты из многочисленного списка блокировочных "улучшений".

"Критерии рисковости налогоплательщика, рисковости операций и позитивной налоговой истории отданы на откуп ГФС (и это при отсутствии соответствующих полномочий в НКУ), причем частота их изменений не ограничена никоим образом, – расставляет он акценты. – Критерии рисковости налогоплательщика имеют высшее юридическое значение по отношению к критериям рисковости операций и позитивной налоговой истории: т.е., наличие любого одного признака является достаточным основанием для приостановки регистрации всех налоговых накладных такого плательщика (независимо, к примеру, от наличия позитивной налоговой истории). При этом жалобы на решения комиссий подаются только в электронном формате, а я уверен, что о возможностях органов ГФС в данном аспекте многие знают не понаслышке.

И по истечении 2 месяцев разрешается проблема додекабрьских "блоков" (НН, регистрация которых приостановлена до 01.12.2017 года и по которым плательщики на указанную дату не инициировали процедуру разблокировки). Вроде бы позитив, но все это происходит уже по новой процедуре, характерной и для "новых" блокировок налоговых накладных: 2-ступенчатая система комиссий, увеличенные сроки рассмотрения материалов, внесение позитивного решения комиссий в соответствующий реестр, иначе решение не будет обладать юридической силой. Как видите, при такой системе крайнего не найти.  А потому уже практически все признали фактический провал проекта под названием СМКОР!"  

КРУПНЫЙ БИЗНЕС ОТНЫНЕ ТОЖЕ В "ИГРЕ"

Новые критерии, которые сейчас проходят финальную стадию разработки в Минфине, во многом схожи с предыдущей версией критериев СМКОР, считает и координатор проекта "Бизнес Help!" Оксана Згурьева. "Но есть и принципиальные отличия, – отмечает она в комментарии "Цензор.НЕТ". – Так, постановление Минфина содержит лишь общие концептуальные параметры, которые не определяют сегмент потенциально заблокированных накладных. В нем указаны отсекающие критерии ("зеленый коридор") и определены направления мониторинга. Позитив – то, что убрали исключение из мониторинга для крупного бизнеса. То есть, теперь будут мониторить всех. Изменением стало и то, что в новой редакции системы решения о блокировке и регистрации налоговых накладных принимают комиссии ГУ ГФС регионального уровня, за исключением случаев, когда месячный оборот превышает 30 миллионов гривен, – тогда решение областной комиссии согласовывается центральной комиссией ГФС, которая может его подтвердить или принять свое".

Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной 02
Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной 03

Из технических новшеств, по словам Оксаны Згурьевой, плательщиков ожидает Реестр остановленных НН/РК, в котором, как обещают, по регистрационному номеру документа плательщик может отследить изменение статуса такой налоговой накладной. "Это постановление, – поясняет координатор проекта "Бизнес Help!", – по сути, представляет собой следующую блок-схему: кого не будут мониторить, по каким направлениям будут мониторить, кто это будет делать, как поступать, если налоговая накладная заблокирована, а также кто может подать таблицу, т.е., документ, который легализирует изменение кодов покупаемых и продаваемых товаров в процессе хозяйственной деятельности. На самом деле это всего лишь верхушка айсберга. Спрятано главное – конкретные критерии блокировки. Их Минфин отдал в разработку ГФС, и утверждаться они будут отдельным приказом".

Оксана Згурьева отмечает и тот факт, что Минфин сначала опубликовал на своем сайте постановление (это произошло 9 февраля), а потом переопубликовал его (16-го), изменив некоторые параметры. Но после этого действия, по ее словам, "в прилагаемых к постановлению приложениях указана информация, совершенно не относящаяся к процессу блокировки. То есть документ вроде как и опубликован, но изучить его не представляется возможным".

"Сам набор критериев, а не направления трех групп, еще нигде и никому не был презентован, – подчеркивает и вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей, заместитель главы Общественного совета при ГФС, при Министерстве финансов Украины Юлия Дроговоз. – Есть какие-то наработки, которые на сегодняшний день находятся у фискалов. ГФС их согласовывает, подчеркивая, что в любом случае эти наработки не будут использоваться на 100%. Они сейчас ждут предложений и от общественности, и от бизнеса. И, в общем-то, еще есть время и возможности подготовить такие предложения. Но мы понимаем, что они все равно будут проходить в рамках той концепции, которая уже сложилась. Речь о том, что будут некие показатели деятельности плательщика, которые будут его характеризовать как с плохой, так и с хорошей стороны. Например, если по 205 статье (это фиктивное предпринимательство) УК открыто уголовное производство, понятно, что накладные будут заблокированы.

Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной 04

Если же у предприятия есть определенные ресурсы, нет каких-то уголовных дел, все это будет проходить как позитивная история. И тогда даже при наличии так называемого пересорта – несоответствия объемов поставки и приобретения – все равно накладные этого плательщика блокироваться не будут". Но определенные риски, подчеркивает Юлия Дроговоз, все-таки остаются. Простой пример: либо вновь созданное предприятие, либо местонахождение такого плательщика по адресу массовой регистрации. С одной стороны, речь может действительно идти об определенных признаках скрутчика, фиктивного предприятия и вместе с тем оно может быть абсолютно реальным. И вот тогда, когда нет четкого разделения между плохим и хорошим плательщиком, остро встает вопрос, как разграничить таких предпринимателей. По словам Юлии Дроговоз, именно в подобных случаях без решения комиссий не обойтись.

"Вопрос тут стоит следующий, – поясняет она, – сможет ли система в автоматическом режиме это разделить? Я считаю, что теоретически, с определенной погрешностью, это возможно. Но – внимание! – для этого необходимо использовать другие подходы. С теми подходами, которые есть сегодня, это сделать невозможно. Потому что сами показатели не дают уверенности в том, что это фиктарь, а это реальный бизнес. Возьмем такой показатель, как местонахождение по адресу массовой регистрации. На сегодняшний день любой офисный центр или бывшие территории заводов, которые сдаются в аренду, имеют один адрес, и по нему зарегистрированы все предприятия, которые арендуют там определенную площадь. Та же история и с вновь созданными предприятиями: это может быть как реальная инвестиция, предприятие с огромным потенциалом в будущем, так и фиктивное предприятие, которые создаются на пару-тройку месяцев именно с целью мошенничества с НДС. Поэтому если эти критерии попадут в приказ ГФС, то здесь либо должен быть включен субъективный фактор (а это всегда риски для плательщика), либо если это включат как автомат, тогда снова будет заблокировано большое количество предпринимателей. Получается, что и вручную это делать нельзя – для бизнеса есть риски злоупотреблений со стороны фискалов, и автоматом нельзя, потому что параметров недостаточно, чтобы разграничить максимально точно".

Кстати, сами предприниматели не просто застыли в ожидании, они тоже пытаются влиять на ситуацию, потому как понимают, что в случае, если система блокировки налоговых накладных заработает в том виде, в котором ожидается, мало им не покажется. Так, в распоряжении "Цензор.НЕТ" оказалось письмо-обращение Комитета предпринимателей Львовской области и объединения предпринимателей, бизнесменов, бухгалтеров и аудиторов "Бизнес Help!" на имя Премьер-министра Владимира Гройсмана, где указано, что "по данным ГФС, за период с 1 июля по 15 декабря 2017 года было заблокировано налоговых накладных более чем 30,3 тысячи плательщиков НДС. Сумма НДС по таким заблокированным накладным составляет 17,2 млрд грн, или 2,5% от общей суммы НДС по всем поданным на регистрацию налоговым накладным. Опыт и статистика, наработанные за время действия СМКОР, свидетельствуют, что система блокировки налоговых накладных препятствует хозяйственной деятельности десятков тысяч предприятий реального сектора, объем заблокированных налоговых накладных во много раз превышает рынок фиктивного НДС, который, кстати, беспрепятственно впрыскивался в систему".

Предприниматели уверены, что "мониторинг и автоматическая система отбора рискоориентированных операций может быть полезной, но только в качестве вспомогательного внутреннего инструмента работы аналитического подразделения контролирующих органов, без прямого воздействия на деятельность субъектов предпринимательства", и настаивают на прекращении деятельности по разработке системы блокирования, отмене критериев блокировки и принятии правительством соответствующих решений.

НУЖНА ПЕРСОНАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЧИНОВНИКОВ

Если в июле прошлого года запуск системы мониторинга критериев оценки рисков, которая обещала стать чуть ли не идеальным способом для борьбы с коррупцией, встретили с пониманием и ожиданием позитивных изменений, то сейчас заинтересованные игроки с обеих сторон разделились на два основных лагеря. Представители первого говорят, что СМКОР – не панацея, но без нее никак, отмечая при этом все минусы этой системы. Другой лагерь, в свою очередь, делится еще на две части. Представители первой, как и предприниматели Львовщины, считают, что такая система может быть лишь вспомогательным внутренним инструментом. Вторые же, понимая все риски для бизнеса и объективно оценивая рынок фиктивного НДС, пытаются отыскать ту формулу, которая позволит, образно говоря, и волков накормить, и овец оставить в целости и сохранности.

По словам главы профильного парламентского комитета Нины Южаниной, сейчас есть два варианта. "Либо за каждую заблокированную налоговую накладную будет нести персональную ответственность конкретное должностное лицо регионального структурного подразделения ГФС, либо же нужно применить какую-то сложную математическую формулу, которая бы состояла из множества данных, – считает народный депутат, – и система, чтобы, прежде всего, вычленить накладные, несущие в себе риск убыточности, будет их анализировать. Это не может быть 10, 20 или даже 100 критериев, как мы пытаемся заложить сейчас в СМКОР, это должны быть тысячи признаков, которые позволят более подробно изучить налоговые накладные. То есть, на самом деле, чтобы избежать ручного вмешательства, нужно использование программ высокого интеллекта. Потому что любые критерии, слишком прямолинейно подходящие к деятельности предприятия, не дадут в результате той точности, которую мы хотим достичь. Поэтому нужно искать другие механизмы борьбы с фиктивным НДС. И этим должен заниматься Минфин".

Можно ли что-то успеть сейчас, когда до запуска системы остались считанные дни? "В прошлый раз абсолютно все, что касалось блокировки налоговых накладных, – продолжает Нина Южанина, – мы нарабатывали совместно с Минфином и ГФС. Мы вместе искали те компромиссные, возможно, наиболее подходящие инструменты, которые можно применять, чтобы блокировки происходили более справедливо. Сейчас этой работы не было, потому что Минфину показалось, что у них больше знаний и возможностей, чтобы более глубоко проработать такие понятия, которые будут приносить пользу налогоплательщику. Мы предоставили им эту возможность, даже скорее право, на законодательном уровне.

Сейчас они, пользуясь этим правом, должны завершить эту работу до марта и с первого числа запустить процедуру. Мне кажется, что они не успеют до этой даты, ведь никто еще и не начал работать над техническим заданием для программного обеспечения. А это львиная доля работы. Мало того, что надо написать технические задачи, однозначно нужно испытать эту систему для того, чтобы убедиться, что она не дает сбоев. На самом деле это надо было сделать хотя бы до середины февраля: закончить все подготовительные этапы и подготовить документы – с тем, чтобы осталось время хотя бы для двухнедельного испытания программного обеспечения. Такой тестовый режим позволил бы прежде всего законодателю понять, правильно ли подготовлены подзаконные документы, правильно ли отработаны все критерии и какой результат дает работа системы. Но ничего этого сделано не было".

Кроме того, Нина Южанина считает, что сейчас нужно говорить не о регистрации или блокировке налоговых накладных, а о том, что позволяет существовать "скруткам", особенно когда речь о товарах, продающихся за наличные деньги, которые потом перепродают по безналу. "Это то направление, – подчеркивает Нина Петровна, – которое больше всего влияет на сумму фиктивного НДС, с которым мы боремся. Поэтому начинать надо с причины, а не со следствия. Мы можем сейчас сколько угодно выкручивать руки плательщикам, но при этом не учитываем, что а) разрушаем основу системы электронного администрирования НДС, в которой заложено отсутствие ручного вмешательства, это самое главное; б) мы так и не начали бороться с причиной фиктивного НДС, а пока мы этого не сделаем, нужный результат так и не будет достигнут".

Кроме постановления о критериях, Минфин под предлогом технических работ отдельным постановлением намерен сократить время работы электронной системы и ограничить ее рабочим временем с 8 утра до 8 вечера. "Мы видим в этом прямые риски для плательщиков и ухудшение условий их работы, – добавляет к уже сказанному Оксана Згурьева. – Что касается самих критериев блокировки, то в ГФС состоялась встреча с представителями бизнеса, ассоциаций, экспертов, народных депутатов, на которой фискалы должны были представить свою часть критериев. Но презентации ожидаемых критериев не произошло, в ГФС не были готовы опубликовать и обсуждать этот документ. Ограничились общими фразами и заверили, что "мы скоро все узнаем и увидим".

Тот же момент, который касается временных рамок, отмечает и глава Государственной регуляторной службы Ксения Ляпина. "Сейчас регистрация возможна круглосуточно, а согласно новому проекту фактически предусмотрены две рабочие смены, хотя для электронной системы это совершенно не важно, – говорит она. – Поэтому ссылка на регламентные работы не обоснована. Непонятно, почему именно с 20.00 до 8.00 ежедневно должны проводиться технические работы с системой. К тому же, это сокращает права субъектов, а в анализе регуляторного влияния об этом речь не идет, то есть отсутствует оценка последствий сокращения прав предпринимателей".

КТО СПОСОБЕН "РАЗРУЛИТЬ" СИТУАЦИЮ

Пока что, по словам вице-президента УСПП Юлии Дроговоз, хоть Минфин и настаивает, что система должна быть полностью автоматизированной, исключая даже намеки на ручное вмешательство, без "ручника" не обойтись. "Я говорила это еще в 2016 году, – подчеркивает эксперт, – и очень жаль, что никто не захотел слушать и понимать, но тогда была озвучена идея, что необходимо все-таки создать рискоориентированную систему. Сегодня ее у нас нет, СМКОР – не такая система. Ведь на самом деле важна не блокировка, важно построить саму систему, предотвращающую злоупотребления. Оттестировать ее, проработать, наладить, чтобы она была качественной, убедиться, что она дает минимальную погрешность, – и только тогда можно принимать решение о запуске системы блокировки".

По ее словам, чтобы выполнять задачи по борьбе со "скрутками", ГФС вынуждена будет ужесточать критерии. А это приведет к тому, что большое количество реального бизнеса опять будет блокировано. "Поэтому сегодня на самом деле нужно не критерии обсуждать, а решить глобально, возможна ли на данном этапе работа такой системы и что нужно сделать для того, чтобы она была эффективной, – уверяет Юлия Дроговоз. – Мы практики, знаем, как все происходит в реальной жизни, но при этом не имеем доступа к данным, к аналитике и не можем, поскольку не являемся математическими прогнозистами, создать математическую модель, способную учесть максимальное количество критериев и быть максимально объективной. Но такие специалисты есть в Институте кибернетики им.В.Глушкова Национальной академии наук Украины, как есть там и суперкомпьютер, при помощи которого ученые легко справятся с поставленной задачей".

Как подчеркивает Юлия Дроговоз, критериев, которые должны лечь в основу такой математической модели, должно быть в десятки, если не в сотни раз больше, чем их сейчас предусматривает СМКОР, и только в этом случае можно будет говорить о максимальной объективности с минимальной погрешностью.

Тем не менее, ни о каком обращении за помощью к ученым речи пока не идет. А ведь в прошлом году в результате блокирования налоговых накладных бизнес потерял огромное количество денег, ресурсов, клиентов. Логично, что все это рискует повториться. И здесь возникает не менее логичный вопрос: кто за это должен отвечать? "В Минфине отводят от себя тень подозрений, заявляя, что разработали "убивающие" фиктивный налоговый кредит критерии во исполнение закона, который принимали народные депутаты, – говорит Андрей Тамошюнас. – ВРУ вроде бы тоже ни при чем, поскольку закон предусматривал и предусматривает сейчас лишь общий механизм блокировки без конкретизации (ведь разработку критериев отдали на откуп Минфину). Вроде бы крайними получаются фискалы, но отсутствие реального механизма привлечения к ответственности приводит к состоянию абсолютной ручной вседозволенности.

Поэтому до тех пор, пока на законодательном и судебном уровнях не будет реализован конкретный институт ответственности должностных лиц госорганов, никакие улучшения системы автоматического анализа рисков ситуацию кардинально не изменят.

По мнению адвоката, сложившаяся ситуация сама собой вынуждает бизнес предпринимать активные действия в процессе защиты своих прав и интересов. В том числе и инициирование судебных процессов по обжалованию постановления КМУ, в которых речь идет о порядках по вопросам приостановки регистрации налоговых накладных, приказов ГФС, которыми утверждены критерии рисков. В качестве оснований для обжалования в данном случае могут быть взяты, в частности, те же обстоятельства, которые были использованы в рамках административного дела № 826/13761/17 об обжаловании постановления КМУ от 26.04.2017 № 341 "О внесении изменений в Порядок ведения Единого реестра налоговых накладных": нарушения принципа невиновности (ст.62 Конституции Украины), принципа индивидуальной юридической ответственности (ст.61 Конституции), принципа определения полномочий, порядка и способа их реализации исключительно Конституцией и законом (ст.19 Конституции), презумпции правомерности сделок (ст.204 ГКУ) и т.д.

Блокировка налоговых накладных: вторая попытка. Чего ждать бизнесу весной 05

Предприниматели, с которыми удалось пообщаться "Цензор.НЕТ" говорят, что готовы к этому, что придется судиться с властью и снова выходить на акции протеста. Но они надеются, что власть все-таки подойдет к решению проблемы взвешенно, чтобы свои усилия они направили не на борьбу с ветряными мельницами, а на развитие своих предприятий и, как следствие, – экономики Украины.

Татьяна Бодня, Виктория Сокур, для "Цензор. НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3052432
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх