EN|RU|UK
 Экономика
  4340  4

 Георгий Ложенко: "Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором госбюджет теряет миллиарды"

Е.Соколова

Минфин так и не выдал операторам лотерейного бизнеса лицензии, хотя этот вопрос поднимался неоднократно в течение нескольких последних лет. А соответствующее постановление, разработанное еще прошлой весной, так и не утверждено Кабмином, ввиду многочисленных претензий к нему со стороны различных государственных органов, участников рынка и экспертов.

Сегодня в Украине есть три легальных лотерейных компании, при этом деятельность двух из них ограничена санкциями. И на этом фоне постоянно увеличивается количество подпольных игорных заведений, которые вполне успешны и не особо скрываются. О том, что на самом деле происходит, почему ни правоохранители, ни Минфин не заинтересованы в том, чтобы навести порядок, в интервью "Цензор.НЕТ" рассказал основатель отечественного лотерейного рынка, создатель первой в Украине лотерейной компании "М.С.Л." и ее нынешний президент Георгий Ложенко.

Георгий Ложенко: Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором госбюджет теряет миллиарды 01

"СЕГОДНЯ НА РЫНКЕ ОЧЕНЬ МНОГО КОНТРАФАКТНОГО СОФТА. ПРАВООХРАНИТЕЛЕЙ ЭТО НЕ ИНТЕРЕСУЕТ, КАК И ПОДПОЛЬНЫЕ ЗАЛЫ"

- Георгий Александрович, что на самом деле происходит в залах, которые под видом лотерейных открываются по всей стране? Люди жалуются на то, что в большинстве случаев их никак не отличить от игорных заведений.

- Я - президент легальной официальной лотерейной компании, а не руководитель правоохранительного органа, поэтому вопрос точно не ко мне. У меня ведь нет полномочий, не говоря уж о возможностях, провести проверку залов, которые в последние три года появляются как грибы после дождя. Чтобы сказать, как назвать эти залы, то нужно, прежде всего, понимать, какое программное обеспечение там используется – и есть ли оно там вообще. Есть программное обеспечение более агрессивное к человеку, вытягивающее из него деньги, а есть более щадящее, такое, которое даже притормаживает азарт. А есть залы, в которых вообще могут находиться подпольные казино. И когда вы задаете вопрос "Что в этих залах?", то его нужно адресовать компетентным органам. Я уже несколько лет подряд говорю всем: от отсутствия прозрачных правил игры и цивилизованного контроля государства государственный бюджет теряет миллиарды, по нашим подсчетам – 4-5 млрд гривен в год. Это бы позволило закрыть огромные бюджетные дыры. Но пока что это все оседает в чьих-то карманах. Карманах тех, кто создал и поддерживает этот хаос.

- Часть из них работает под брендом "Золотая подкова", то есть за них непосредственно отвечает компания, которую Вы представляете. Как же Вы можете не знать?

- То, за что я могу отвечать, – это те залы, информация о которых находится у нас на сайте. И то, я бы сказал, что контроль над ними более надежный, но не абсолютный. Что же говорить о тех, кто работает по фальшивым документам? Мы еще года полтора назад обратились к МВД с просьбой помочь закрыть незаконные, с нашей точки зрения, заведения, но у них не хватает ни времени, ни сил. Мы бросили эту затею, так как понимаем, что высиживание нашими сотрудниками под кабинетом следователя часами и днями ничего не дает. Надо ввести в штат еще сотню человек для того, чтобы сопровождать этот процесс. То есть проблему нужно решать, во-первых на уровне законодательного урегулирования, а во-вторых – на уровне работы правоохранительных органов. Отсутствие правил игры и нежелание осуществлять контроль и создает мутную водичку, в которой тем, кто контролирует тень, удобно ловить рыбку,

- Хотя это тоже репутация компании. Согласны?

- Конечно. Это как паленая водка, которая продается под этикеткой известного бренда. С другой стороны, ведь с той же паленкой как-то силовые структуры борются? А в нашей ситуации не особо. И, повторюсь, очень важна сама система контроля программного обеспечения. Сегодня на рынке очень много контрафактного софта. Есть вполне конкретный человек, который его генерирует. У него своя структура, которая этим занимается. Любому предпринимателю, который хотел бы войти на этот рынок, достаточно договориться с этим человеком. Тот ему сделает и продаст подделку, и он сможет работать под видом любой компании, в том числе и нашей. На билете может быть написано "М.С.Л.", хотя наша компания к этому никакого отношения не имеет. Мы много раз объясняли полиции: за те залы, которые есть у нас на сайте, мы готовы нести ответственность вместе с партнером, который арендует помещение.

В отношении других участников рынка и других названий, которые вы видите на вывесках, ничего сказать не могу. Не знаю, какого качества там софт, я его не тестировал. Если государство, которое на этом теряет миллиарды и которое единственное имеет право установки правил и контроля их исполнения, это никого не интересует, чего мы туда полезем? Мы не Минфин, мы не МВД, мы не можем брать на себя их функции… Я готов им помочь советом, знаниями, экспертизой, пробовал это делать несколько раз, но, судя по результатам, на сегодняшний день они слушают кого-то другого.

- Вы сообщали правоохранителям о таком контрафактном софте?

- Их это не интересует. Как и подпольные залы. Все наши заявления о том, что под сфальсифицированными под нашу компанию документами работают какие-то нелегальные точки, отклика не нашли.

- Лотерея больше ассоциируется с покупкой билета, по которому можно что-то выиграть, а не с компьютером с быстрыми играми.

- Это представление 80-х годов прошлого века. Тогда два американских предпринимателя впервые создали программное обеспечение, позволившее контролировать продажи лотерейных билетов. И с того времени появился первый лотерейный терминал, обеспечивший прозрачность движения денег, которые находятся в игре. То есть, что у публики взято, что разыграно, что возвращено в виде выигрышей, а что осталось у организатора игры и с чего, собственно, уплачены налоги.

Технологии за это время ушли далеко вперед. А компьютеры – это часть этих технологий. Вопрос в софте. На Западе есть специальное устройство, которое по внешнему виду вообще не отличается от игрового автомата, но по отношению к игроку софт не агрессивный. Он выдерживает, например, интервал перед тем, когда вы нажали кнопку и получили результат. Можно этот интервал держать три секунды, а можно десять секунд. От этого зависит вовлеченность человека в сам процесс, температура азарта. То же самое касается системы выплаты выигрышей. Знаете, почему считается, что лотерея неагрессивная азартная игра?

- Нет. Почему?

- Когда вы посмотрели розыгрыш "Лото - Забава", выиграли, то сразу деньги не получили. Вам нужно со своим билетом и паспортом куда-то за ними прийти. Это все процедуры, которые заставляют человека притормаживать. А когда вы сидите и каждые две секунды нажимаете на кнопку, получая ответную реакцию, это все возбуждает. Это как игра в рулетку, где быстрые взаимоотношения: ставка-деньги, проиграл-выиграл. Поэтому важно не внешняя картинка, а программное обеспечение.

Георгий Ложенко: Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором госбюджет теряет миллиарды 02

"ПРАВИТЕЛЬСТВО АЗАРОВА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРОДЛИЛО НАМ ЛИЦЕНЗИИ, НО У ЭТОГО БЫЛА СВОЯ ЦЕЛЬ"

- Какой именно оборот денежных средств в таких залах, определить невозможно. Правоохранители, с которыми мы общались на этот счет, признают, что проконтролировать нельзя. Поскольку чек дают, только когда делаешь первую ставку. Подозреваю, что постоянным игрокам, которые, как сказали мне в одном из залов, приходят по ночам, и такого чека не выдают. Почему система работает так? Что это за узаконенная теневая схема?

- Это же не от оператора зависит. Это зависит от тех требований, которые государство выдвигает к оператору. И если бы эти требования были логичные, вменяемые, достаточно жесткие, была бы иная картина. Мы же не уникальная страна. Во всем мире такие игры существуют. Где-то их проводят специализированные компании, где-то – лотерейные. Каждая страна пошла своим путем. Но все происходит по четким и прозрачным правилам, а главное – под постоянным контролем государства.

У нас все более-менее стройно существовало до 2014 года. Потом рынок начали ломать. Причем ломать через колено.

- Зачем?

- На этом рынке – очень существенные деньги. Поэтому кое-кому было интересно его переделить, выгнать прежних, завести новых игроков. В связи с этим и начался хаос, который мы сейчас видим.

- Кому было интересно переделить рынок?

- В то время премьером был Яценюк. Кому было это выгодно, вопрос, наверное, не ко мне, а к нему. Он – тот премьер, при котором все эти процессы начались. И ломка налогового законодательства, и конструкции рынка. Это не была борьба ни за интересы государства, ни за наполнение бюджета. Когда правил нет, можно убрать с рынка любую компанию, вместо нее поставить другую.

- Но процесс получения новых лицензий операторами лотерейного рынка должно было запустить еще правительство Азарова. А вместо этого продлило на год действие прежних лицензий.

- Тогда правительство было достаточно коррупционным. И чтобы получить лицензию, я не могу сказать, что прямым текстом нам говорили, что нужно сделать, но подмигивали, намекали на то, что нужно договариваться. Правительство Азарова действительно продлило нам лицензии. Но у этого была своя цель. В период, пока действует лицензия, можно прийти в компанию и лицензию отобрать. Например, наша компания в то время насчитывала около 8 тысяч сотрудников. Естественно, существовал какой-то документооборот. Чтобы ни один из 8 тысяч человек не допустил не единой ошибки – маловероятно. Найти эту ошибку и раскрутить ее до обвинения о нарушении лицензионных условий – это искусство проверяющих. Мы с вами понимаем, что люди государственные этим искусством владеют. Так что нам продлили лицензии на год, чтобы успеть за это время все это сделать.

В конце 2013 года мы прошли проверку. Нам пристегнули, конечно, целый ряд каких-то нарушений, которые мы потом оспорили в суде и суд выиграли. Но цель была именно такая: показать, кто в доме хозяин.

До других тогда просто не добрались. Не успели. Мы были на тот момент самыми большими. И надо было сначала слона завалить, потом уже за зайцем гоняться.

- Что происходило на рынке дальше?

- Это был декабрь 2014 года, принимался закон о госбюджете на 2015 год. И поправки к Налоговому кодексу. Тогда малограмотные люди, которые были в Минфине, подали изменения в Налоговый кодекс, касающиеся лотерейного рынка. В парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политики попытались их как-то откорректировать, но тут активно включился лидер одной из популярных фракций, и эти изменения все-таки поддержали. В результате тех изменений, которые были заложены в Налоговый кодекс, рынок не мог нормально существовать. Во-первых, был введен налог на выигрыш. На любой. Представьте себе абсурдность ситуации, когда вы подходите к точке, которая продает лотерейные билеты. Платите за один из них 5 грн, а на нем написано, что вы можете выиграть до 50 тысяч. Стираете защитный слой. И о, счастье, выиграли! Но тоже пять гривен. То есть, как минимум вернули то, что потратили. А вам продавец говорит: "Я не могу выплатить пять гривен, выплачу 4,73". Вы о чем в этот момент подумаете? Правда, странно? Это абсурд. Но он до сих пор работает.

- Кто этот лидер фракции?

- Олег Ляшко.

- Мы что, такая уникальная страна и больше нигде в мире не платят налоги с выигрышей?

- Платят, но налогом облагаются крупные сумы выигрышей. Раньше и у нас так было. Но кому-то очень захотелось показать, как все меняется, не особо задумываясь над тем, какими будут результаты.

Плюс тогда же был введен налог с оборота. То есть, билет стоит 5 гривен. Если компания продала этот билет, сразу же десять процентов от этой суммы должно быть удержано в виде налога, включая и сумму выигрыша, хотя к лотерейной компании он не имеет отношения. И третий налог – это налог с прибыли.

- А как подсчитать реальные обороты, если почти все в тени?

- Поэтому рынок и упал…

- А взамен появился теневой?

- Ну конечно, как ответная реакция на все эти нововведения. И результаты – катастрофические не только для честных компаний и рынка, а прежде всего для государства, для госбюджета. Разные эксперты дают разные оценки объемов падения и отхода в тень, но все они согласны в едином: падение бюджетных поступлений – десятикратное! Если бы просто все оставили как было раньше и просто навели порядок на рынке и лотерей, и в целом азартных игр, то объем налоговых поступлений мог бы достигать до 4-5 млрд грн ежегодно. Но ведь эти деньги не пропали – просто их перенаправили в чьи-то карманы. И если ситуацию не решают – значит, это кому-то выгодно.

- Что вы думаете о лицензионных условиях, прописанных сейчас Минфином для лотерейного рынка?

- Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят ту неконтролируемую ситуацию, которая есть сейчас. Они вообще не предусматривают контроль движения денег, а какой-то своеобразный контроль над количеством точек продаж. В Минфине считают, что будет что-то платить каждая "дверь". Я слышал, такое в Нью-Йорке существовало в 30-е годы, когда с дверей и столов собирала дань мафия. Приблизительно такой же способ предлагается сегодня у нас. Почему и кто в Минфине решил прибегнуть к этой системе, мне непонятно. Нигде в мире я не встречал такого способа сбора денег с лотерейного рынка. Возможно, кто-то заинтересован в том, чтобы рынок находился в таком состоянии. Когда никому не будет известно, какие деньги оборачиваются на этом рынке. По дверям посчитать невозможно. За одной дверью может находиться точка продажи, которая генерирует несколько миллионов, за другой может находиться точка продажи, которая генерирует, к примеру, 200 тысяч. А налог заплатят одинаковый. Поэтому "двери" контролировать бессмысленно, нужно следить за оборотом средств за каждой из них. Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором госбюджет теряет миллиарды, перетекающие в карманы заинтересованных лиц. Очевидно, именно они и заинтересованы в таких условиях.

- Скажите, а вот ваша компания могла бы выполнить те условия, которые выписаны сейчас Минфином, и получить лицензию? Достаточно опыта и потенциала? Ваша компания, насколько я понимаю, преемник "Спортлото" и на рынке существует более сорока лет. При этом является членом Европейской ассоциации лотерей.

- Нет, в лицензионных условиях записано то, что нас с рынка снимает. Речь о санкциях, которые применили к нашей компании. Поэтому вопрос не в нашем опыте, потенциале или финансовом положении. Вопрос в том, что нам повесили это клеймо, бездоказательно абсолютно, с целью убрать с рынка и сделать его полностью монополизированным в интересах нескольких лиц. Вот в этом и вся логика и смысл этих санкций – прикрываясь российской агрессией, перераспределить рынок путем его монополизации для частной компании с подставным собственником, получать миллиарды в собственные карманы, отдавая из них копейки тем, кто проводят митинги и кричат о новых "врагах народа".

Георгий Ложенко: Лицензионные условия, предложенные Минфином для лотерейного рынка, лишь закрепят существующий неконтролируемый хаос, в котором госбюджет теряет миллиарды 03

"МЫ ПОЛУЧИЛИ ПИСЬМО ИЗ СБУ, ЧТО К НАМ ПРЕТЕНЗИЙ НЕТ"

- В СМИ была информация о том, что компания фактически контролируется "Альфа-Групп" и российскими олигархами, и что из заработанных денег финансируется российская армия. Читала, что компания обращалась в СБУ и настаивала на проведении расследования. Чем закончилась эта история?

- Это была инициатива моего партнера Маркоса Шиапаниса. Он написал заявление, и Служба безопасности Украины проводила расследование, которое длилось около года.

- Что-то нашли?

- Ничего. Уголовное производство закрыто. Они об этом сообщили Шиапанису. Правда, ГПУ заставила их заново проверять. Проверка длилась еще три месяца. Но невозможно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.

Но надо отдать должное офицерам СБУ, которые в этом были задействованы, потому что больше всего мы боялись каких-то фальсификаций. Ведь что угодно можно подбросить.

- А что конкретно проверяли?

- Проверялось движение денег, опросили огромное количество людей. Мой партнер Маркос в первую очередь подозрительно начал смотреть на персонал. Пытался понять, что же явилось причиной.

- Откуда появилась привязка к "Альфа-Групп"?

- Это связано с письмом, которое я писал еще во времена подготовки к Евро-2012 о путях привлечения капитала для строительства спортивной инфраструктуры. Если быть точным, то речь шла об инвестиционной компании Alfa Capital Partners. Сделка, кстати, так и не состоялась, но это письмо десятилетней давности нашли, и оно оказалось единственным обвинением в наш адрес! Большего абсурда и не придумаешь, но, очевидно, организаторы этой провокации и не особо старались найти правду. Главное было оболгать, включить в санкции и дальше монопольно дерибанить рынок.  Я, чтобы исключить любые домыслы, потом официально открыл всех собственников. Кстати, мы – единственная компания на рынке, которая первой публично открыла список собственников.

- Не помогло?

- Ничего не помогло.

- А почему Alfa Capital Partners?

- Потому что они работали с такими компаниями как Rothschild и Goldman Sachs. Это крупная инвестиционная группа, и мы предложили им вложить деньги в Украину. Мы вели тогда параллельно еще переговоры с греческой компанией, с американцами. Искали мощного инвестора, потому что своих денег для развития не хватало. И мы подошли практически уже к завершению сделки с Alfa Capital Partners, когда начался финансовый кризис 2009 года. Руководство этой компании не захотело рисковать, и сделка не была подписана. Но на тот момент была проделана огромная работа, было задействовано достаточно большое количество людей. Этими людьми были потрачены деньги. И в виде компенсации для вот этих людей, которые были задействованы, а там достаточно много было иностранцев, принятие решения отдали на их усмотрение: хотите – сбрасывайтесь, но это будут ваши риски. Менеджеры захотели. Они создали структуру "Гепард", которая стала нашим партнером и пошли инвестиции. Конечно, в размерах это было раз в 5, наверное, меньше, чем надо было нам, но тогда это было спасением.

Но никакой "Альфа-Групп" там не было. Это были люди, список которых можно взять и посмотреть.

Когда начались намеки, потом какой-то канал первым прокрутил в своем эфире, что мы связаны с Россией, я это даже всерьез сначала не воспринял, подумал: ну бред какой-то! Про то письмо, которое было, вообще забыл.

- О чем было это письмо?

- Это было предложение о том, что мы готовы как компания начать финансирование спортивной отрасли. На тот момент актуальным вопросом было отсутствие денег для Евро-2012. И в качестве аргумента, что мы это можем сделать, я тогда и указал, что у нас есть финансовые партнеры, которые могут помочь.

Мы предложили бизнес-план, расписали, сколько денег поступит в бюджет, как организовать это все. Но у них оказались свои планы и наше предложение им не нужно.

- В итоге вы сами себя перехитрили.

- Я бы не сказал, что сами себя перехитрили. Мы не смогли даже представить, что поиск инвестиций для создания инфраструктуры для Евро-2012 когда-то будет для того, чтобы включить нас в антироссийский санкционный список. Мы всегда были честными с собой и с государством, и всегда понимали свою социальную ответственность перед обществом. Когда поднялся вопрос о финансировании подготовки Евро-2012, то мы одни из первых предложили нашу помощь. Это мировая практика, когда прибыль от лотерейного бизнеса идет на помощь спорту, строительство инфраструктуры. Кто мог подумать тогда, что наше желание помочь стране используют против нас?

Кстати, когда мы не получили поддержки от Минфина нашей инициативы по Евро, то приняли решение показать на собственном примере, что обозначает поддержка спорта. Построили за два года ледовый дворец Ледограй, пригласили тренеров, организовали спортивные процессы, вовлекли 250 детей в хоккейную секцию и в секцию фигурного катания. Запустили процесс и сейчас дети, которые встали на коньки в 2014 г. уже участвуют в детском чемпионате Украины. Надеемся, что покажут не плохой результат. Вот это конкретный пример того, как работаем мы. Но власть это вообще не интересует.

- Вы сказали, что проверяли движение денег. На предмет вывода за рубеж, в офшоры тоже?

- В том числе.

- А на причастность к финансированию терроризма?

- Тоже. Причем уголовное производство СБУ открыло не сразу, сначала отказали. Пришлось обращаться в суд.

- У вас хорошие финансисты. Невозможно ничего не найти. Или плохо искали, или хорошо прятали.

- А почему не такой вариант, что мы просто ничего не делали противозаконного, за что нас включили в список сепаратистов и врагов? Почему не такой вариант? Против нас работала вся государственная машина, если бы было хотя бы что-то, то поверьте мне – точно бы нашли и показали. А так – ничего, просто ничего! Поэтому и нечего показывать.

- Почему компанию не исключили из санкционного списка, если все так хорошо и законно?

- Потому что нужно тогда признать свою ошибку и отвечать на вопрос – а кто же виноват во всем этом? Кто понесет ответственность за потери бюджета в такие тяжелые времена и разрушение рынка? В чьи карманы вместо бюджета потекли ежегодно по 4-5 млрд грн? Кто использовал войну в корыстных целях для лично обогащения? Ответ на этот вопрос очевидно будет для некоторых политиков очень неприятным – но верю, что общество рано или поздно этот вопрос поставит и авторов этой схемы привлечет к ответственности.

Мы же получили письмо из СБУ, что к нам претензий нет. Что касается списка, то теперь давайте уточним, чтобы я правильно понял ваш вопрос. Почему я так думаю? Или почему не исключили?

- Как вы думаете, почему? Решение принимаете не вы все-таки.

- Потому что наш конкурент – "Национальная лотерея", которая в результате действий властей, прежде всего санкций, стала монополистом на рынке лотерей, - находится под патронатом окружения из БПП. Об этом уже все давным-давно знают, ничего нового я тут не говорю, были многочисленные журналистские расследования, факты, фотографии, публикации. Но реакции нет. Соответственно это просто борьба за рынок с применением админресурса в изощренной форме – с использованием санкций и обвинениями в измене Родине. Обвинить, напугать, отобрать, вместо честной конкурентной борьбы создать монополию, взять под контроль миллиарды, которые вместо бюджета идут в чьи-то конкретные карманы, а крохи – на содержание своих политических структур, подконтрольных СМИ, групп, терроризирующих рынок. Вот и все.

- Не слишком сложная борьба за рынок?

- А почему она сложная?

- Потому что обвинения серьезные и речь идет об отношении к своей стране.

– Это деньги. Эти люди готовы не только на это из-за таких больших денег. Из-за того, что сегодня на рынке творится, это достаточно большие деньги, которые ходят бесконтрольно. И мы здесь на рынке не нужны. Мы не нужны со своими принципами прозрачности и открытости. Принципами европейских ценностей, которые мы мало того, что исповедовали, мы им следовали. И на что есть подтверждение европейских компетентных организаций. Документальные, которых у других участников на украинском рынке нет. Мы не нужны на этом рынке с этими принципами. Поэтому проще нас убрать. Говорить о Европе, но нашу компанию, работающую по европейским стандартам, включить в антироссийские санкционные списки, а самим в стиле бандитского Петербурга 90-х годов все взять под свой контроль и дерибанить.

Более того, сейчас помимо государственной машины против нас решили задействовать "титушек". Что меня больше всего убивает, это то, что наняли ребят из одной из патриотических организаций. Понятно, что ее руководство знает, за что работает. Но вот молодые ребята, которых используют в акциях против нас – вряд ли. Похоже, им просто запудрили мозги и разыгрывают перед ними "российскую карту" – мол, вот они, враги.

Чего я больше всего опасаюсь, что ситуация может выйти далеко за рамки обычных акций протеста. Нам уже разгромили несколько точек продажи лотерей. Но вот буквально на днях я узнал, что со стороны наших конкурентов готовится кое-что похлеще. Планируется, что будет очередная акция протеста, во время которой наша охрана, якобы, применит оружие против протестующих (что, конечно же, абсурд, нет у наших охранников оружия). Конечно, не хочется верить, что деньги настолько затмили людям мозги, но после всего прочего – я уже могу представить все что угодно.

- Пытались судиться, чтобы отстоять свою правоту?

- У нас суды, по сути, начались сразу же, как только мы попали в санкционный список.

- С какой структурой судитесь?

- Мы подали в суд на Президента Украины – за его неправомочные действия в отношении внесения компании в список. До этого получили в ответ на свои обращения письма от Минфина, от Минэкономики, СБУ, СНБО, Администрации Президента, чтобы выяснить, на каких основаниях и кто рекомендовал нас внести. Судя по ответам, никто ничего не знает.

- В смысле?

- В прямом смысле. Они друг на друга кивают. Администрация Президента говорит, что списки готовил СНБО. СНБО говорит, что списки готовил Кабмин. Кабмин пишет о том, что списки взяли у СБУ. СБУ говорит о том, что это секретная информация, и мы не можем сказать. Поэтому мы пошли в суд, потому что понятно, что нас просто водят за нос.

Первый суд длился месяцев 7, все время переносились заседания. Наступил следующий год – и мы попали в продление по санкциям. А тот суд уже теряет свою силу. Пришлось начинать все заново. Во второй раз мы уже подошли к тому, что надо принимать решение. А тут судебная реформа. И оказывается, что Высший административный суд преобразовывается, входит в состав нового – и все дела передают туда.

- Что дальше? Все заново?

- Ну конечно. Поэтому когда вы говорите о том, что я там что-то усложняю, на самом деле наоборот, все очень просто: компания такого уровня и таких принципов не нужна, она мешает.

- Скажите, а какие раньше компания платила налоги? Вы вот сейчас работаете – вы тоже платите? Или не платите?

- А нам запрещено платить, по санкциям.

- Но работать вы как бы продолжаете…

- Мы продолжаем.

- При этом не платите налоги, выигрыши?

- Выигрыши платим. А налоги нам не дают платить. Мы обращались несколько раз в налоговую, в Нацбанк: дайте нам заплатить налоги! В ответ - нельзя! Ну, а что же делать, спрашиваем? В ответ - а мы не знаем. Конечно, мы платим часть, но не можем платить в том объеме, в котором должны бы платить. То есть авторы этой схемы, задействованной против нас, понимая, что рано или поздно, но абсурд с санкционным списком станет понятен, и нас из него исключат, уже наперед придумали следующий круг преследований – нас будут атаковать за неуплату налогов в полном объеме. И то, что страдает бюджет, их не волнует. Главное для них – монополия и тень на рынке.

- Все-таки уточню, чтобы разобраться. Де-факто вы ведете деятельность, но де-юре вам запретили ее вести?

- Де-юре нам не запретили вести. Введение санкций на самом деле не запрещает деятельность. Оно запрещает, например, внешние операции. Мы не можем у своих партнеров приобретать лотерейные билеты высокого качества, которые приобретали до этого. Более того, у нас перед ними возникли определенные финансовые обязательства. Мы же получали продукцию вперед, рассчитывались через какое-то время. То есть, ущерб нашим партнерам-американцам исчисляется миллионами, которые зависли. Непонятно, как мы с ними рассчитаемся. Что случилось с долларом за это время, мы все понимаем. Всю инфраструктуру, которую они создали, сейчас закрыли. Они не могут нормально работать с компанией, которая под санкциями, потому что они на Нью-йоркской бирже и им этот "авторитет" совершенно не нужен. Механизм сотрудничества был разрушен. Кому-то же это было нужно. Система работала совершенно прозрачно. Никому в голову не взбредет, что компания, которая обеспечивает лотерейными билетами почти 70 стран, из них почти все европейские, с нами занималась какими-то "шахер-махерами". Никому не нужен честный бизнес. Зачем, чтобы было видно, сколько можно заплатить налогов. Проще, чтобы сколько захотели, столько и заплатили. Зачем нужна компания, с которой можно сравнить?

- Сейчас снова заговорили о легализации игорного бизнеса, который в Украине запрещен. На ваш взгляд, его нужно легализовать?

- Давайте четко разделим лотерею, которая у нас всегда была и остается легальной, и игорный бизнес – казино и так далее. Легализовать его или нет, это извините, не мой вопрос. Я не политик, я глубоко и хорошо разбираюсь в лотерейном бизнесе, но не в игорном. Такое решение должны принимать люди, облеченные полномочиями. Принципиально другое: этот рынок будет контролироваться государством или нет. Вот с этого нужно начинать. Если мы получаем ответ от "небожителей", что будет, то следующий вопрос "Как?" Ведь можно просто создать профанацию, ничего на самом деле не контролируя. А можно установить контроль, который принят в цивилизованном мире. Потом уже решать, что легализовать, в каких объемах, с какой целью, заботятся ли выбранные в парламент люди о психологическом здоровье граждан, не заботятся, разрешаем ли мы самые агрессивные игры по примеру Лас-Вегаса или как-то ограничиваем. Но сначала пусть расскажут, как будут контролировать деньги. Потому что ведь игра добавленную стоимость не создает, продукция не появляется, это просто перекладывание денег из кармана в карман.

Чтобы все было прозрачно, надо сертифицированное программное обеспечение, четко отслеживаемая система движения денег: чтобы было понятно, через какие банки, через какие счета. Думаете, это кому-то сейчас надо?

 Елена Соколова, для "Цензор.НЕТ"

Источник: https://censor.net.ua/r3043265
VEhrdlVXOWtReXN3VEhKUmRuUkROekJNTjFGemRFTjNTVTVEVmpCTWRsRjBaRU01TUV4QmRrdzVRM2d3VEdwUmREbERPVEJNV0ZKbldIcFJkVGxES3pCWlRGRjBaRWRCTUV4WVVtb3plbEZ1VGtNME1Fd3pVbWhPUXpRd1REQTk=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх