EN|RU|UK
 Общество
  21828  29

 ДОБРОВОЛЕЦ КРИСТИАН ЖЕРЕГИ: "ПРИЕХАЛИ В ГОРОД СЧАСТЬЕ. ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ… ВДРУГ СЛЫШИМ СВИСТ – ВСЕ ПОПАДАЛИ ПОД СТОЛ, СРАЗУ КОМАНДА "ВОЗДУХ", А ЭТО САЛЮТ ОКАЗАЛСЯ"

Кристиан Жереги, кинорежиссер, участник объединения «Вавилон 13». Пошел добровольцем в качестве военного журналиста в 25-ый батальон «Киевская Русь».

Фронт проявляет, как фотография в проявителе, - что за человек: хороший или плохой.

Батальон « Киевская Русь» перебросили в зону АТО не так давно. Очень долго не выпускали, я туда поехал сам полтора месяца назад как военный корреспондент, потому что не мог уже сидеть на месте. Объездил всю передовую в «секторе А», Луганская область. В самом Луганске был. По многим батальонам проехал, да практически по всем, которые там находятся. Ездил часто один, иногда с кем-то.

Снимал в основном военных. Фронт проявляет, как фотография в проявителе, - что за человек: хороший или плохой.

Поражают там несовместимые совершенно вещи: антимайдановец, бывший "титушка", который в снайперской паре с активистом Майдана. "Беркут", который был на Майдане и майдановец - на одном блокпосту. А что делать? Пришлось подружиться и прикрывать друг другу спины.

Сложная задача всех расслабить. Я когда крымский ролик делал с зелеными человечками - было трудно к ним в доверие втереться. Чтоб они начали рассказывать минут через 20, какой Путин - «лалала». Сейчас я научился быть невидимкой.

Я сейчас в Киев приехал и мне сложно здесь находиться. Меня кроет, штырит и все, что только можно. Все такое цветное, тихое, спокойное. Меня пробило на эмоции, когда увидел парня без ноги на вокзале в форме - он просто стоял и плакал.

А там - другие, новые правила игры. Сначала сложно доходит, что все по-настоящему, что в любой момент может прилететь, что хочешь.

У нас машина есть такая - флаг растянут огромный во всю длину. Устали уже в сумерках, блокпосты проезжаем нас никто на останавливает, потому что кто-то уже узнаёт,кто-то видит, что такая машина и пропускают. Мы на одном из перекрестков пропустили указатель на Артемовск и заехали в "ДНР". А я еще так напрягся, смотрю, на автобусной остановке флаг российский. Были в 500 метрах от блокпоста, а у них флаг такой маленький висел и не заметишь сразу. И понял, что что-то не так, когда увидел, как все смотрят огромными о*уевшими глазами на нагло подъезжающую машину с флагом Украины. Мы дали по тормозам, развернулись, а они даже стрелять не сразу стали от неожиданности.



А страшно по-настоящему было, когда еще до начала всех боевых действий в АТО я поехал в Славянск. Чудом оттуда уехал. До сих пор мог бы сидеть где-нибудь в подвале. Довезли меня куда-то под Славянск, то ли в Горловку, то ли Макеевку. Я решил выдать себя за российского журналиста, напечатал удостоверение с фотографией и печатью, со стороны смотришь - нормально, если не присматриваться, конечно. Попал на какую-то акцию просепаратистов, договорился, сел к ним в машину, за деньги согласились довезти в Славянск. Хотя, несмотря на то, что они сепаратисты, сами нервничали страшно. Приехал туда на блокпост, вышла какая-то дама, рыжая, помощница Гиркина, кажется. И говорит, что снимать нельзя. Езжайте и получайте аккредитацию в СБУ.

Начал думать, как свалить из этой истории по-тихому, чтоб никто ни о чем не догадался. Но тут дама говорит кому-то: Вася, садись в машину, сопроводи. И тут к нам в машину садится Вася с автоматом и мы едем. У меня тогда было такое ощущение, больше не повторялось, кстати, что все - это конец пути. Со мной еще ехала писательница, англичанка, и она в этот момент говорит, что все документы забыла в Донецке. Хорошо, что она по-английски это сказала, и никто ее не понял. Я подумал - все - кранты. Единственный вариант идти ва-банк: хамство, наглость. Не доезжая до этого СБУ, попросил водителя остановить у баррикады, там сепары сидели с автоматами. Выхожу, включаю камеру, говорю: «ребятки, одели балаклавы, чтоб ваши лица с автоматами в камеру не попадали. У меня через два часа, сдача материала в редакцию. И они так послушно надевают балаклавы, садятся - и я их снимаю. В одном месте поснимал, в другом; и вдруг Васю этого позвали. Я с этими, в балаклавах заговариваю. Они спрашивают, что там на блокопосту. Я говорю: «тихо, девочка рыжая ходит - следит. Они мне: «Ира, что ли?». Я им: «Да, Ира». И для проформы говорю, что мне сказали в СБУ надо зайти. А пацаны эти дают добро на съемку и говорят: «скажи им, пусть к нам обращаются, некогда сейчас, своего хватает.» Я им кивнул «ок, не вопрос» и быстро оттуда. Поехал в город, поснимал там. Приехал на блокпост, сказал Ире, что разрешение получено. Все это на уровне бреда. Я еще на блокпосту поснимал, чтоб подозрений не возникало. Пару интервью взял. Там атмосфера такая - выстрелы, крики «поймали правосеков», кого-то догнали, выстрелили по ногам, человек упал, повязали, в машину засадили. Вот тогда было страшно как никогда.

Когда из Счастья выезжал, из самолетов бомбить начали. И все стоят: взвод Айдара, подразделение ментов еще кто-то, смотрят, как приблизительно метров через 800-900 с неба падает «дождь» и взрывается. Понимаешь, что бежать нет никакого смысла. Чувство бессилия - вот это очень страшно.

Бойцы там хватаются, как утопающие за соломинку, за какие-то письма из дома, детские рисунки, за песни украинские, за хохмы из фейсбука.

война

Я был у ребят из 13-го батальона, они полтора месяца стояли в таком месте, которое находится рядом с границей и каждую ночь по ним работает артиллерия. Я ночевал у них, специально приехал, чтоб парня одного снять, интервью сделать, а его убило. Я одну ночь там провел - нервы начали сдавать.

Как они там живут-то полтора месяца? В блиндажи уже спокойно идут - привыкли. Но страшная психосоматика потом наступает. И то, что их не ротируют - это просто преступление. Вся их служба - это каждую ночь ждать, пока в блиндаж прилетит снаряд.

Пленные рассказывают, чеченцы: «с вами, украинцами, воевать невозможно. Русские, если ночью шорох какой, хоть предупреждают: стой, стрелять буду, а украинцы - вбегает один, за ним еще 50 человек, начинают просто валить без остановки в одну точку, выезжает БТР, танк и все страшно валят. Так воевать нельзя».

Заходишь в город с каким-то батальоном и попадаешь под штурм, очень глупо себя чувствуешь, если идет бой, а ты только с камерой, поэтому приходилось участвовать. А ведь был раньше совершенно не военным человеком. Но прошел учебку, имею навыки по полевой медицине, с этими знаниями - я уже не просто бегающая мишень.

Выгляжу я странно: на мне бронежилет, разгрузка военная, фотопояс со всякими сумками, в котором - вперемешку гранаты, объективы и я периодически их путаю. Это больная тема, потому что все время где-то что-то теряется, эти кабели, шнуры, приходишь, падаешь после съемки, а все еще надо слить, поставить заряжаться.

Наш девиз: слабоумие и отвага. Потому что, чем страшнее, тем ближе подходишь и снимаешь.

Не самое адекватное, наверное, поведение. На такие случаи у меня «go pro» (экшн-камера, предназначенная для активных видов спорта/отдыха, - ред.) на шлеме есть, на нее - самые интересные кадры, потому что моя камера весит, как автомат Калашникова с подствольным гранатометом, заряженным двумя магазинами - это страшно неудобно.

Гораздо сложнее воевать с кадровыми военными, с другой стороны, прошел бой, наши пленные у них - они медицинскую помощь дают. Мы тоже даем медпомощь их пленным. С сепаратистами такого не было. И вообще раньше война была очень грязная. А сейчас она грязная по типу используемых боеприпасов, когда используют бронебойные зажигательные патроны, которые в 2 раза толще наших и пробивают любую броню. Или снайперские пули, которые со спиленной головкой разрываются внутри. У нас всего этого нет.

Моментов идиотских полно. Занял «Айдар» блокпост со стороны Луганска. После боя - все черные, как трубочисты. Все - в пыли, в копоти. Заезжает МАЗ на блокпост. Останавливается, машет рукой:

-привет, как дела, все нормально там?

- а вы кто такие?

- ну как кто? свои, русские..

-да? а мы - украинская армия..

Вот так. И не дернешься, когда машину 15 человек окружило….Всех в плен взяли.

Или вот случай - еще красивее: ночь, полевой блокпост, стоит там один взвод, лагерь неподалеку и вдруг кто-то из бойцов на телефоне обратил внимание, что доступна сеть вайфай. В поле, ночью? Дали команду тревоги, достали тепловизор - и видят, ползет группа. Как дали по ним! Эти побросали все оружие, бронежилеты…ну все. Половина сгорела, правда. Тогда и увидел эти патроны бронебойные. Это же надо так лажануться - кто-то забыл выключить вайфай, разведчики, блин. Но это сепаратистские разведчики, не кадровые.

Мне здесь, в городе, - тяжелее, чем там. Далеко от событий, не можешь ни на что повлиять. Там - есть обманчивое такое ощущение, что ты можешь что-то сделать. Да хотя бы в самый трудный момент стать плечом к плечу с кем-то рядом.

Текст и фото: Вика Ясинская

TUVwRVVYWmtSME13VEdwU1ozUkRNVEJaUkZKblRrTXJNRmxFVVhWT1IwSXdXVXhSZFU1SFNEQk1XRkpuWkVNMk1FeEVVbXA1UkZGMmRFTXZNRXhZVW1kT1EzY3dXV0pSZFU1SFVFeDVMMUZ5T1VkQ01FeHFVWFprUjBJd1RISlJjMDVIVUVsT1ExTXdUR3BSZFhSRGQweDVMMUZyVGtNNU1GbE1VWFZPUjBNd1RGaFNaMDVIUVRCTU4xSm5Ua00wTUZsSVVtZDBRelF3V1daUmRHUkhRakJNY2xGelRrZFFTVTVES3pCTUwxRjBaRWRCTUV4RVVtaDBRelF3V1RrNE1FeFVVWFowUTNnd1dVUlJkblJEZVRCTU4xRjFPVWROTUZsaVVta3plbEZ2WkVOU01FdE5QUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх