EN|RU|UK
 Политика Украины
  36926  56

 КОМАНДИР ПАРАШЮТНО-ДЕСАНТНОГО БАТАЛЬОНА РУСЛАН КОЗИНЕЦ: "ШЕСТВИЕ В ДОНЕЦКЕ? ЛЕГЧЕ ВСЕГО ОБИДЕТЬ СЛАБОГО, БЕЗЗАЩИТНОГО ЧЕЛОВЕКА"

Об этом человеке мне в расположении 25-й отдельной воздушно-десантной бригады рассказывали много и с огромным уважением. Но когда я попросил его рассказать о себе, то услышал чуть трафаретное: "Я, Козинец Руслан, командир второго парашютно-десантного батальона, родился в 1977 году, 19 июля в городе Александрия Кировоградской области. На данный момент мне идет 38-й год…"

Скромный он человек, этот полковник Козинец. Не рассказывает, как отважно воевал, как ходил под пулями и «Градом»; как под Луганском, догадавшись о том, что противнику известно нечто о планах передвижения украинских войск, увел своих ребят тремя часами ранее спущенного сверху времени. А спустя те же 3 часа предполагаемое местонахождения второго батальона в пути накрыли вражеский «Град» и минометы…

Руслан Козинец читает много специальной литературы, здорово разбирается в военной истории. А еще у него есть двое малышей: мальчик и…еще мальчик. По году и два месяца каждому. Их и свою жену он очень любит, о семье говорит с какой-то особой, суровой, нежностью.

В этом интервью вы не найдете цветастых подробностей о прошлых боях: о них полковник Козинец предпочитает не распространяться. И хвалебных од никому не поет, предпочитая короткие, взвешенные ответы. Но даже когда он говорит «без комментариев», за этими словами - большой опыт и понимание, что на войне можно говорить, а чего - нет.

военнослужащие

- Как вы отнеслись к проведению в Киеве военного парада? В столице мнения о том, стоило ли это делать, разделились, а здесь, в зоне АТО, военные, в основном, не в восторге…

- Я считаю, что не надо было проводить этот парад. Лучше бы эти деньги пустили на поднятие инфраструктуры городов, которые понесли самый большой урон от действий противника. На то, чтобы людей подготовить к зиме, восстановить подачу воды, тепла, газа. Ну, и на то, чтобы помочь людям, которые уже получили ранения, - в плане протезирования и ввода их в нормальный образ жизни. Чтобы они могли обеспечивать себя, родных и близких.

- А что думаете о шествии в Донецке? О злорадном публичном унижении наших военнопленных?

- (Гневно сопит, тщательно подбирая нужные слова. - ред.) Легче всего обидеть ребенка и слабого, беззащитного человека. Поэтому никакой чести и хвалы это не делает. Никому и никогда. Это мое личное мнение.

- Скажите, есть ли среди тех, кто воюет по ту сторону, ваши знакомые или даже, возможно, друзья?

- Да, есть…но это - выбор каждого.

- В последнее время не доводилось общаться с этими людьми?

- Только по телефону.

- И за что воюют те, с кем вы общались? За деньги? Или все же за какую-то идею?

- Я думаю, это просто заработок.

- Как расставляете приоритеты в той или иной боевой ситуации? Всегда ли на первом месте стоит решение боевой задачи, либо же сохранение личного состава вашего батальона может быть важнее? Или все зависит от обстоятельств?

- Вот здесь - без комментариев.

- Спросил об этом, потому что доводилось слышать, как под Луганском вы по наитию вывели своих ребят на 3 часа раньше от спущенных сверху планов, за счет чего сберегли жизни очень многих и с честью вышли из ситуации. Была ли после этого гневная реакция сверху?

- Действовал по ситуации, интуитивно. Больше ничего добавлять не буду.

- В ходе военных действий сепаратисты демонстрируют постоянно обновляющийся арсенал оружия. Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы это снабжение прекратилось?

- Как сказал генерал Трошев (ныне покойный генерал российской армии, одна из самых ярких фигур Чеченской войны. - ред.), «войны начинают политики, политики их и заканчивают».

- Как часто, получая приказ сверху, вы чертыхаетесь вслух или про себя?

- На этот вопрос можно ответить одной фразой: само нахождение здесь, на востоке, в данной ситуации, - не есть здорово.

- А какие ошибки в этом плане были допущены руководством страны, Вооруженных сил в прошедшие несколько месяцев? Необязательно называть фамилии, просто укажите на конкретные решения.

- Без комментариев.

- Я знаю, что у вас, опытного офицера, есть соображения тактического, стратегического характера - как сделать украинскую армию сильнее, улучшить взаимодействие родов войск. Пытались ли вы передать эти свои мысли наверх?

- Соображения есть, потому что каждый из нас получает свой опыт, пускай даже и горький. Старшее командование эти мысли выслушивает и воспринимает адекватно. И, в принципе, те вопросы, которые поднимались, учитываются. Коррективы в выполнение задач вносятся.

- Возможно, через «Цензор.НЕТ» вы поделитесь некоторыми из этих соображений? О чем вы часто думаете, что вас волнует в плане усовершенствования уклада в украинской армии? Эти слова наверняка прочитают наверху, включая Генштаб.

- (Долго думает, подбирая верные слова. - ред.) Хочется, чтобы командование здраво оценивало боевую готовность любого подразделения, перед которым ставят боевую задачу. С учетом его потерь - как в технике, так и личном составе. Ну, и очень важно не забывать о психологических потерях. Потому что это тоже - серьезный фактор. Здесь должны работать опытные психологи, которые хорошо разбираются в психологии человека.

- Стоит ли волонтерским движениям заготавливать зимнюю одежду для нашей армии?

- Стоит. Лишней она точно не будет. Если эта одежда не понадобится войскам, ее всегда можно будет передать гражданскому населению.

- А из того обмундирования и оснащения, которое сейчас уже есть у армии, - сколько процентов, навскидку, предоставлено государством и сколько - населением и волонтерами?

- Я могу отвечать только за свой участок работы и не могу в целом оценивать ни бригаду, ни государство. Скажу, что волонтерская помощь очень значительна и весома. Они делают большую и очень нужную работу. Единственное, чего я хотел бы пожелать, - это чтобы волонтерская работа была скоординирована. Чтобы не везли, например, все сразу, скопом. Чтобы был координатор, который отслеживал бы ситуацию: что необходимо в первую очередь. И не большими объемами, а партиями, достаточными для того, чтобы любое подразделение могло выполнять поставленные задачи.

- У подчиняющегося вам боевого подразделения - каковы первоочередные потребности на данный момент?

- Ремкомплект, запчасти.

- Я беседовал с людьми, получающими гуманитарную помощь, местными жителями освобожденных Николаевки, Краматорска, Славянска, Артемовска. И обратил внимание на то, что сепаратистов они до сих пор называют «ополченцами». В разговоре с ними чувствовал настороженность, тревогу, иногда - враждебность. Если оставить в стороне всем понятные аспекты пропагандистской обработки путинскими СМИ, как сделать так, чтобы снимать эту озлобленность?

- Самое важное: надо проводить информационную работу с населением, которое осталось в этих городах. Потому что мы проигрываем информационно. Мы - не «ополченцы», мы - украинская армия. И все мы прекрасно понимаем, что через месяц-два наступят холода. В городах, где велись боевые действия, разрушена инфраструктура; часто нет воды, электричества, газа. Да просто дома разрушены. И для того, чтобы как можно быстрее успокоить людей, чтобы они забыли об этих тяжелых днях, надо в первую очередь бросить все силы на восстановление этой инфраструктуры: мосты, дороги, свет, газ. Потому что зимой люди начнут мерзнуть. Потерпят недельку, вторую - потом будут злиться. И опять же окажутся не на нашей стороне. Поэтому надо собираться всем вместе - и делать так, чтобы люди чувствовали себя спокойно, комфортно в своих домах и на своих предприятиях.

- А по-вашему, на сколько процентов эта работа уже выполнена?

- На данный момент я этого оценить не могу. Сами понимаете, мы находимся не у телевизора, новости доходят слабо. Сами что-то вычитываем, созваниваемся с родственниками, спрашиваем, что они слышали…

- А со стороны сепаратистов будут попытки помешать восстановлению инфраструктуры освобожденной от них территории? Или они дадут это сделать?

- Я думаю, все люди благоразумные и понимают, что это надо делать, чтобы люди нормально жили.

- И даже с той сторон понимают?

- Даже с той стороны.

- Скажите напоследок что-нибудь нашим читателям.

- Я хочу сказать вот что. У меня в жизни было много интересных вопросов. Но поскольку у меня недавно появились дети, которых мы с женой долго желали, и у меня появилась полная семья, - вот тогда я только начал жить. Но долго пожить вместе нам не удалось - потому что в стране произошел этот конфликт. Многие месяцы я своих детей не видел, о чем жалею. И хотелось бы, чтобы все это поскорее закончилось, мы вернулись к мирной нормальной жизни. Чтобы вместо того, чтобы сидеть здесь, я спокойно мог играть со своими детьми и воспитывать их. Во благо своей Родины.


Евгений КУЗЬМЕНКО для Цензор.НЕТ

TUVwRVVYWmtSME13VEdwU1ozUkRNVEJaUkZKblRrTXJNRmxFVVhWT1IwSXdXVXhSZFU1SFNEQk1XRkpuWkVNMk1FeEVVbXA1UkZGMmRFTXZNRXhZVW1kT1EzY3dXV0pSZFU1SFVFeDVMMUZ0ZEVkRU1FeG1VbXBPUXpnd1RGaFJkbVJETmpCTU5HY3dTbGhSYzNSRGVqQk1XRkYyWkVNME1FeHJka3c1UTFFd1RETlNaM1JETkRCWlRGRjBaRWRCTUZsRVVYWjBSMEV3VEdwU1oyUkhRekJNYWxKb09VTXhNRmxJVVhWMFEzY3dXVGhuTUV3M1VYWTVRekV3V1VSUmMwNUhSekJNYWxKcU0zcFJiMlJEVWpCTFRUMD0=
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх