EN|RU|UK
 Политика Украины
  3750  9

 КТО МОЖЕТ ПЕРЕПОДЧИНИТЬ СУДЕБНУЮ СИСТЕМУ, ИСПОЛЬЗУЯ СУДЕБНЫЕ СПОРЫ АДВОКАТОВ

Пока некоторые адвокаты под лозунгами справедливости и благих намерений пытаются противостоять коллегам, декларируемая ими цель — независимый и справедливый суд — может стать недостижимой. А ведь за ее достижение действительно стоит сражаться профессиональному сообществу, за нее погибали на Евромайдане, за нее, в том числе, бьются сегодня на юго-востоке страны.

И невдомек многим, что суд, поддаваемый давлению в благих целях, остается таким же зависимым, как и управляемый из корыстных побуждений. Если это не прекратить, может ускользнуть последняя возможность судей ухватиться за независимость, отстоять самостоятельность. Это на руку бывшим патронам судебной системы, которые только и ждут, что судебная власть снова (сама!) придет к ним. И печально, что нерадивым политикам подыгрывают адвокаты.

Безусловно, ввиду актуализации ряда общегосударственных проблем (обороны территориальной целостности, смены политических сил, газовой зависимости, обогрева в зимний период и прочих) проблемы отдельных отраслей, институтов и сфер отошли на второй план. Например, как ни негодовала часть адвокатуры относительно тех или иных событий Внеочередного съезда адвокатов Украины 26-27 апреля 2014 года, а сегодня почти каждый взялся за дела реально важные. Кто служит в вооруженных силах, кто отстаивает идеалы майдана в судах, помогая судьям сделать шаг навстречу своей независимости, кто просто качественно делает свою работу.

Но есть еще адвокаты, которые рефлектируют по итогам съезда, осознанно или неосознанно играя на руку тем, чьими идеалами никогда не были независимая адвокатура и независимый суд.

Так, еще продолжается рассмотрение дела по иску народного депутата Украины Инны Богословской к Внеочередному съезду адвокатов Украины о признании противоправными решений о назначении членов Высшего совета юстиции (ВСЮ). На 28 августа 2014 года запланировано очередное заседание Киевского апелляционного административного суда, решение которого может либо продолжить вереницу незаконных, либо поставить точку в попытках неправомерного влияния. Она же станет отправной для независимых адвокатуры и судов.

В это дело на стороне истца Инны Богословской, подавшей иск по явно надуманным основаниям с обоснованием, не выдерживающим никакой критики, пожелала вступить адвокат Татьяна Козаченко. Те адвокаты, кто считал, что их права и законные интересы нарушены вследствие съезда, подали иски к рабочим органам внеочередного съезда и органам адвокатского самоуправления. Но, именно в дело по иску народного депутата, выполняющего политический заказ своего коллеги Сергея Кивалова, решила вступить адвокат Козаченко. Якобы потому, что от этого дела зависит судьба других (в делах по искам адвокатов Олега Спыну и Дмитрия Кешкентия суд приостановил рассмотрение до разрешения этого спора). Татьяна Козаченко сама иски не подавала, но считает, что имеет доказательства того, что принятые решения на съезде все-таки не приняты, и знает чем это подтвердить (подтверждение отсутствия - это «фишка» всего процесса, ведь именно таким образом суд первой инстанции решил защитить якобы нарушенные права И. Богословской). Какие сверхважные аргументы у Т. Козаченко пока неизвестно (суд еще не принял решения по поводу ее вступления в дело), но это и не имеет особого значения. Важно разобраться для чего, по какой причине, и в каких истинных целях адвокат пытается помочь разрушить основы адвокатского самоуправления.

До прошлой зимы адвокат Татьяна Козаченко была одним из более чем 40 тысяч адвокатов, о которых кроме десятка-другого коллег и ее собственных клиентов (занимающихся вызывающими интерес делами, ведь не к каждому адвокату минимум раз в год наведываются с проверками налоговики и прокуратура) никто не знал. В какой-то момент никто не смог даже вспомнить, где и когда она получила адвокатское свидетельство (работая в Киеве, она оказалась в реестре адвокатов Киевской области, хотя свидетельство получила в Хмельницком). А затем адвокат Козаченко появилась в офисе Национальной ассоциации адвокатов Украины, зачитала написанный текст недоверия председателю ассоциации и, не ответив ни на один вопрос, заплакала и удалилась.

В следующий раз она объявилась уже на заседании Совета адвокатов Украины, на котором в числе остальных «революционеров» потребовала назначения внеочередного съезда. На съезде, который сначала пыталась сорвать, она выдвинула свою кандидатуру в состав ВСЮ, но ее не поддержали адвокаты. Судя по количеству набранных голосов (15), даже ее коллеги-«революционеры» не были в восторге от этой идеи. Возможно, какие-то публичные заявления Т. Козаченко и нравятся отдельным адвокатам, но ей не доверяют даже те, кто с ней рядом. Что подтверждает: она - случайный человек в адвокатуре.

Откуда же она взялась, и почему так быстро стала известна? Не стоит долго ломать голову - это всего лишь личные симпатии подавшей в отставку Правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики Татьяны Чорновол. Именно с ее легкой руки и благодаря ее поддержке, на волне революции поднялась и г-жа Козаченко. Теперь она называет себя членом Люстрационного комитета. Но ее туда никто не избирал, и уж тем более в этот комитет ее не делегировали адвокаты, выражая тем самым доверие бороться за общие светлые идеалы. А настолько ли ее идеалы светлы? Что можно сказать о моральности человека, имеющего статус адвоката, ходящего на заседания в суды, и одновременно с этим приходящего вместе с людьми в форме на собрания судей, на которых решается судьба судейского самоуправления? Или здесь уже давление можно? Оно же во благо...

Но если адвокат взялась за такое важное дело, почему бы не отложить дела адвокатские и не приостановить деятельность? Это бы было честно и справедливо. Но, Т.Козаченко понимает: скоро та же волна унесет ее снова в пучину рядовых адвокатов, и надо собирать клиентов пока есть возможность. О нравственности удобно говорить в отношении других.

Даже, если на это все закрыть глаза и поверить в бескорыстность и благость намерений Татьяны Козаченко, не оставляет в покое одна мысль. Зачем ей проведение еще одного съезда адвокатов? Один, проведения которого она потребовала, был не без ее участия почти сорван. В ВСЮ она не пройдет. Да и осмотревшись в адвокатских кругах трудно представить, кто сегодня захочет претендовать на должность в ВСЮ. Разве только Павел Луцюк с его заветной мечтой, или Екатерина Коваль, которая сначала выступила публично с идеей, что адвокатам вообще не место в ВСЮ, а на съезде, тем не менее, согласилась быть выдвинутой в этот орган. Разве на это стоит сегодня тратить средства адвокатского самоуправления?

Но и это вопрос пятнадцатый. Главный вопрос, который добросовестный адвокат должен поставить перед собой: стоит ли ради некоего личного или даже сверх важного общественного интереса приводить волка в кошару? И под волком здесь понимается, суд, а под кошарой - адвокатура. Какой будет сила адвокатского самоуправления, если его решения можно будет отменить по иску одного человека, причем не обязательно адвоката, и по решению одного судьи, который по должности не на стороне адвокатуры? Разве не для независимости адвокатов создавалось самоуправление, наделенное обширными полномочиями, чтобы теперь его решения отдавать на усмотрение одного-трех судей, которые будут решать за многотысячную корпорацию адвокатов?

Не может же этого не понимать такая высокоморальная адвокат, которая выступает за люстрацию и справедливость! Так почему же не использует инструменты адвокатского самоуправления? Потому что нет у ее пустых идей поддержки среди большинства адвокатов. Так зачем же она столь настойчиво их продвигает? Либо все-таки не понимает последствий, либо же действует согласно ранее заданной установке. Кем заданной? Тем, кто не может влиять на адвокатуру изнутри адвокатуры. Тем, кто имеет на адвокатуру только внешнее влияние. Как законотворец и как кукловод судейских марионеток, которые пока еще остаются в его руках, слушаются его команды, принимая незаконные решения. Ведь именно ему на руку и отсутствие полномочного ВСЮ, и зависимые суды, и лишенная корпоративной идеологии адвокатура, выносящая конфликты на публику, демонстрируя свои слабость и уязвимость. Опытные интриганы уровня Сергея Кивалова это умело используют, особенно если ему, преследуя личные цели, помогают псевдоборцы за справедливость внутри некой корпорации, будь-то судейская, депутатская или адвокатская.



Леонид Исаков

VEhrNGRrdzVRM2N3VEZSUmMzUkRLekJNY2xGelRrZERaazVIUWpCWlVGRjBRVDA5
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх