EN|RU|UK
 Политика Украины
  29064  71

 РОССИЙСКИЙ ЖУРНАЛИСТ АЙДЕР МУЖДАБАЕВ: "ОБЩЕСТВО У НАС ТАК УСТРОЕНО, ЧТО БОЛЬШИНСТВО ЛЮДЕЙ С ПОМОЩЬЮ ТЕЛЕВИДЕНИЯ МОЖНО УБЕДИТЬ В ЧЕМ УГОДНО"

Заместитель главного редактора газеты "Московский комсомолец" в интервью "Цензор.НЕТ" - о будущем "проекта Новороссия", чертике из табакерки Кургиняне, агрессивном плане Кремля в отношении крымских татар, а также о том, кто и почему третирует Андрея Макаревича, Юрия Шевчука и других.

Глядя на постановочные сюжеты Первого канала о «зверствах украинских карателей»; слушая безумные монологи Дмитрия Киселева, - легко поверить в то, что адекватных людей среди российских топ-журналистов не осталось. И что любой из них готов записать первого встречного в вышиванке - в «кровавые бандеровцы».

На деле это не так. Беседуя с заместителем главного редактора газеты «Московский комсомолец» Айдером Муждабаевым, понимаешь, что вовсе не обязательно разменивать свой профессионализм на сомнительные успехи в лживой пропаганде. Достаточно трезво оценивать ситуацию и не позволять милитаристской истерии влиять на твои представления о правилах человеческого общежития.

крым журналист

- Айдер, последние две-три недели градус ненависти по отношению к Украине в российских СМИ существенно понизился. Кое-где термин «киевская хунта» даже сменило словосочетание «украинские силовики». Скажите, с чем связана такая метаморфоза и долго ли продлится такая смена тональности?

- По-моему, очевидно, что проект «Новороссия» на российском государственном уровне решили игнорировать. Я не буду говорить такие слова, как «слить», «предательство» и прочее (мне кажется, что политика несколько сложнее, чем такие определения). Наверное, еще будет со стороны России какая-то политическая поддержка, например, в плане критики действий украинских властей - но, скажем так, решающей поддержки тем, кто вынашивает идею создания «Новороссии» из этих двух квазигосударственных самообразований, не будет. По крайней мере, пока все говорит об этом.

- А вы верите в то, что российские власти самоустранились от любой помощи Гиркину, Губареву и другим сепаратистам? Все же последние несколько дней мы замечаем серьезную эскалацию конфликта, с проникновением через границу большого количества бронированной техники. Кроме того, боевикам ДНР и ЛНР явно оказывается помощь по части разведданных

- Я уже сказал, что на государственном уровне этот проект будет игнорироваться. А на каких-то других уровнях его, возможно, будут поддерживать непонятно какое время, в зависимости от того, как будут развиваться события. И много, наверное, будет всяких подковерных вещей и переговоров, о которых мы с вами не узнаем. Но прямая и активная государственная поддержка, я думаю, уже не предвидится. Хотя, конечно, все может быть, ведь столько всего невероятного уже случилось за последние месяцы, о чем мы не могли и помыслить.

- А вы как опытный медийщик ощущаете, что сверху дана отмашка на то, чтобы эту сверхагрессивную риторику свернуть?

- Мне трудно оценивать, поскольку мы не получаем таких инструкций, а за другие СМИ мне говорить сложно. Те, кто получает, - это, видимо, крупные государственные компании, телевизионные и так далее, - что внутри у них происходит, сложно сказать, да я их и не очень-то смотрю. Но мне кажется, что риторика смещается. Не сразу конечно, они были героями, эти ополченцы - и чтобы завтра уже стать предателями или, там, американскими агентами, которые хотят поссорить Россию с Западом… Но то, что определенные акценты изменились, - наверное, да. Риторика стала более спокойной. Вообще, российским властям в своих же интересах надо будет снижать шовинистический накал в обществе. Потому что если продолжать его раскручивать, это будет опасно для внутренней политики.

- Каждого более-менее известного гостя из Москвы, приезжающего на Донбасс, в Украине воспринимают не иначе, как личного эмиссара Путина. Приезжавший недавно к лидерам «Новороссии» Кургинян обладает таким статусом? Или это обычный популист, играющий в свои игры?

- Понимаете, никто точно не знает, как относится Владимир Путин к Кургиняну. Точно так же никто не знает, как он относится к тем, кто позиционирует себя близкими к нему, лично или по убеждениям, людьми… Кургинян - это черт из табакерки, который появляется когда нужно. Вот нужно было митинги проводить против оппозиции - он вдруг возник. Возможно, он делает какую-то конкретную информационную работу. А может, это его такая инициатива. Откуда ж мне знать? Но это очень опытный пиарщик, который умело «ловит» тренды. Нюх у него хороший, короче говоря. И хотя выглядит он несколько фриковато, идеи, высказываемые им в крайней форме, могут давать представление о том, как меняются настроения внутри российской власти, потому что там ведь люди тоже обсуждают: что делать, как быть. А Кургинян транслирует какие-то сигналы, высказывает какие-то мысли, которые официальные лица высказать не могут или не хотят.

- Рейтинг Путина, который взлетел до небес вследствие захвата Крыма, начала донбасской истории, - как по-вашему, он сейчас не начнет падать? Либо все-таки удастся убедить россиян, что он все делает правильно?

- Учитывая всю мощь и обкатанность машины пропаганды (а она сейчас на полном ходу и в идеальном состоянии), можно предположить, что любое политическое поведение президента устами пропагандистов может быть представлено широким массам населения как правильное. И уже последний опрос показал, что две трети россиян не хотели бы вмешательства России в события на юго-востоке Украины. Это, наверное, тоже о чем-то говорит. И, к сожалению, общество у нас так устроено, что большинство людей с помощью телевидения можно убедить в чем угодно. Грубо говоря, если завтра Владимир Владимирович Путин скажет, что принято стратегическое решение об Ассоциации с Европейским союзом, это будет хорошо подано зрителям, и большинство россиян поддержат этот курс.

- То есть среднестатистический россиянин всерьез верит в эти рассказы о полчищах бандеровцев? Либо все-таки внутри присутствует некая лукавость?

- По моим ощущениям, большинство действительно искренне верит. Что касается людей, которые сами делают эти так называемые новости, то среди них есть и те, кто искренне верят, и просто циники, которые профессионально отрабатывают то, что необходимо. Но, кстати, и циники убеждены в том, что для страны полезно подавать информацию таким образом. Это такая форма патриотизма, когда подавать информацию в нужном ключе, в том числе прямо лгать, считается полезным для страны. И люди делают это вполне осознанно.

- Ну, да, есть самоцензура журналиста, а в данном случае имеем дело с самоцензурой гражданина…

- Понимаете, это такая цензура: что хорошо для страны, то мы и должны говорить и показывать.

- А что хорошо для страны, решает правительство?

- Да. Но многие люди сами ощущают себя частью вставшей с колен державы, которая всех обязательно победит. И они работают с пользой для державы - как они ее понимают.

- Каково в такой ситуации живется «национал-предателю»? Вы ведь еще и крымский татарин, что может усугублять подозрительное к вам отношение. На работе проблем не возникает?

- Даже если какие-то проблемы, ну, скажем, не проблемы, а противоречия, возникают, я чувствую себя внутренне комфортно, потому что остаюсь собой и ничего подпольного не делаю. Быть «национал-предателем» - это, видимо, означает заниматься какой-то скрытой деятельностью против своей страны и т.д. Я никакой скрытой деятельности против Российской Федерации не веду, я сам - гражданин России. Просто я понимаю пользу для нее иначе, чем многие другие граждане, в том числе мои коллеги. Но они имеют на это право. А я имею право на свое мнение и не собираюсь его скрывать. С какой стати?

- По-иному, чем большинство соотечественников, представляет себе пользу для России и Андрей Макаревич. Знаете, этот человек меня по-настоящему удивил. Все девяностые и нулевые он казался мне таким-этаким конформистом в кубе…

- Он многим людям таким казался, в том числе и мне. Аккуратным, очень сдержанным, всегда готовым идти на диалог с властью. Но понимаете, у Андрея Вадимовича Макаревича есть такой несгибаемый нравственный стержень. То есть он, видимо, по своему характеру человек, не склонный к конфронтации, насколько это возможно. Но наступил какой-то предел, и этот стержень Макаревича оказался абсолютно жестким, несгибаемым. И он, подобно Юрию Шевчуку и некоторым другим известным людям, публично высказался против политики России в отношении Украины. Эти люди также считают, что польза для нашей страны состоит в иной политике, а не той, которая сейчас проводится. И очень хорошо, что пусть немногие, но при этом достаточно известные люди об этом заявляют. Несмотря на то, что здесь, конечно, идет травля - и в адрес Макаревича, и в адрес Олега Басилашвили, Бориса Акунина, а также многих других. Эта история с туалетом…

- Да, мы здесь все шокированы этой историей…

- Вот эта мразота, которая очень хорошо бы себя чувствовала в 30-е годы, когда они бы просто писали доносы - сначала на соседей, а потом друг на друга...

Покамест эта сладкая эпоха для них в полной мере еще не наступила, поэтому они упражняются в поисках врагов народа. У нас атмосфера в обществе сейчас довольно скверная, власть допропагандировалась до того, что многие люди уже искренне считают врагами своих близких, своих родственников. И я не исключение, я многих друзей потерял. Некоторые мне открыто пишут, что я - предатель и т.д. Они называют предательством то, что я имею свою точку зрения. А я ее не скрываю, я не подпольщик и не разведчик. И если они считают высказывание своей точки зрения преступлением или предательством, значит, они мыслят категориями сталинских времен. И я очень сожалею, что среди моих друзей и знакомых тоже оказались такие люди. Мне не себя, а их жаль.

- Увы, я думаю, что сейчас такой разброд в отношениях происходит в жизни каждого из нас…

- У вас в Украине ведь примерно то же самое происходит - с родственниками, подругами, украинцами, живущими в России. Эта ситуация, она все очень сильно надломила. У меня и в личном плане, с родственниками, были проблемы, и остаются сложности в отношениях с друзьями, коллегами. Что есть, то есть. Но я думаю, что время все расставит по своим местам, и люди, которые умеют анализировать, откорректируют свою точку зрения. Я очень надеюсь, что эта истерия не пойдет дальше. Хотя есть вариант, что это все же случится, и тогда мы будем свидетелями по-настоящему печальных времен.

- Поговорим о ситуации в Крыму и вокруг него. Скажите, в России нет ощущения того, что его аннексия была ошибкой: поссорились с многовековым соседом, пообещали людям слишком много и теперь не могут этого дать… Или все же весенняя эйфория насчет «Крым наш!» остается в силе?

- Думаю, что пока все остались при своем. Я не знаю всего спектра мнений в Крыму и не могу судить о настроениях там. Но по тому, что я вижу, слышу и читаю вокруг себя, все остается по-прежнему: кто радовался присоединению Крыма, тот и радуется; тот, кто считал это решение неверным, от своего мнения тоже не отказался.

- Во времена позднего Януковича, когда появлялась необходимость дискредитации крымских татар, им пытались приписать сотрудничество с фашистским режимом и т.д. В России еще не пустили в ход эту тему?

- Нет, такого рода дискредитации по-новой не запускают. Но я думаю, что, к сожалению, этот сталинский миф живет в головах еще с советских времен, и ничего добавлять особо не требуется. Многие люди, включая даже некоторых моих знакомых, прямо говорят: а что же вы предали нашу страну в Великой Отечественной войне? И мне, в общем-то, ответить на это нечего. Я такие разговоры сразу заканчиваю. Потому что все известно, и можно читать, изучать историю. Ну, а если не хочешь ее знать, тогда общайся с кем-нибудь другим.

То есть этот миф в нашем обществе, бесспорно, до конца не разрушен. Но это же касается и сталинского времени в целом, ведь Сталин до сих популярен, и многие его решения, стиль правления - до сих пор популярны. Поэтому и миф о крымских татарах-предателях до сих пор живуч. Ведь до конца же культ Сталина не осужден и не разоблачен как явление в полном объеме. И так будет продолжаться до тех пор, пока в России не будет своего Нюрнберга, хотя бы морального. Но ждать этого, боюсь, еще долго. Сталин для многих очень удобен. Сталин - это простые ответы и простые решения. И люди, которые не хотят задумываться о всяких сложных вещах, находят для себя ответы в опыте сталинского правления.

- Мы видим, что в Крым не пускают Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова. Как по-вашему, это сознательная попытка лишить крымскотатарский народ его лидеров, разбить его на группы по интересам?

- Я думаю, вы правы в своих предположениях. Это осознанная политика дискредитации крымскотатарских лидеров, выведения Меджлиса из общественного поля, возможно, его запрета в будущем. И чтобы крымские татары жили тихо, никак не участвуя единой структурой в политической жизни. То есть, пожалуйста, танцы-пляски, и то лишь в строго определенных местах. Но в политику не лезьте: вас меньшинство, и в политике вы не должны иметь решающего значения.

Полагаю, что это ошибка, и что с Меджлисом можно было сотрудничать - по крайней мере, в вопросах, касающихся непосредственно крымских татар. Ничего страшного не случилось бы. Но выбран другой, более жесткий вариант - полное выведение Меджлиса за рамки политического поля и, возможно, даже изгнание остальных активных его членов. Если такой сценарий будет продолжаться, Меджлис может вообще переехать на территорию Украины, стать неким Меджлисом в изгнании.

Я считаю такой курс большой политической и, в перспективе, стратегической ошибкой. Но в целом многие решения, которые принимаются руководством Российской Федерации, носят тактический характер. И с тактической точки зрения - «разбить врага» - они, наверное, правы. А со стратегической эти решения кажутся мне ошибочными.

- Вы наверняка следите за судебным процессом над украинским режиссером из Крыма Олегом Сенцовым. На суде он, как известно, сказал: «Я не крепостной, меня нельзя передать вместе с землей в гражданство». Разделяют ли такую точку зрения крымские татары?

- Я не проводил на сей счет никаких социологических исследований и не могу отвечать за всех, но, наверное, да. Думаю, у большинства крымских татар есть ощущение того, что твою судьбу решили без тебя. Потому что референдум был очень спешный; крымские татары, понимая, что он задуман как ширма, участия в нем практически не принимали, и решение было оформлено без них. Это порождает соответственное отношение: вряд ли кому-то может нравиться, если за тебя принимают решение, касающееся твоей жизни, твоей семьи, твоих детей, твоей родины, наконец, - для крымских татар Крым единственная и горячо любимая родина, поверьте, это не пустые слова.

- Скажите, как мы, простые украинцы, можем помочь крымским татарам в их нелегком положении? Что можем сделать?

- Я думаю, что для начала… Я замечаю сейчас в Украине такой тренд: раз Крым теперь российский, пускай им будет как можно хуже!

- Да, есть такой тренд, и даже очень заметный.

- Тактически это злорадство и желание отомстить - понятны. Но стратегически это опять-таки проигрышно. Потому что если в Украине будет преобладать такая точка зрения, то в перспективе связи Крыма с Украиной будут уменьшаться и уменьшаться.

И не надо, мне кажется, производить никаких репрессий на границе. Многие люди оказались в этой ситуации не по своей воле, поэтому не стоит их третировать со стороны украинского государства. Наоборот, следует помогать. И украинскому государству, если оно хочет иметь симпатии людей, стоит быть ближе и в образовательном, и в гуманитарном плане. Конечно, это вам, украинцам, решать, но если украинское государство утверждает, что продолжает заботиться о крымчанах, в том числе не забывает о крымских татарах, то оно и должно это делать.



Евгений Кузьменко для Цензор.НЕТ

TUVwRVVYTTVSMEV3VEZoU1oyUkhRakJNYWxKcWVVUlJiMDVES3pCWlNGSm5aRU0wTUV4blp6Qk1MMUpuVGtNck1GbE1VWFZPUTNsSlRrTnFNRXh5VW1kT1EzY3dUR3BSZG1SSFRFeDVMMUZ0ZEVkRU1FeG1VbXBPUXpnd1RGaFJkbVJETmpCTU5HY3dTbGhSYzNSRGVqQk1XRkYyWkVNME1FeHJka3c1UXpJd1dWQlNaMDVET1RCTVJGRjFPVU0wTUZsSVVtZDBRelF3VEhKUmMwaDZVVzVPUXpFd1RGUlJkSFJETnpCTWFsSm5XSHBSYjA1REt6QlpTRkpuWkVNME1GazRQUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх