EN|RU|UK
 Общество
  104633  145

 Обратная сторона ЛНР. В этот раз без тортиков

Н.Паливода

В последнее время наблюдается некий информационный перекос, вам не кажется? По рассказам пленных получается, что террористы, в общем, неплохие такие люди, просто дезинформированы российской пропагандой, поэтому верят в фосфорные бомбы и правый сектор. Здесь их можно, как говорится, «понять и простить».

"Прочитала несколькоинтервью с людьми, которым удалось освободиться из пленатеррористов. Удивлялась статье ЕвгенияМанженко, задумалась над рассказом журналистки «Громадського»НастиСтанко".

Об этом пишетНадежда Паливода, передает Цензор.НЕТ

Мы слегказабыли, что речь идет об убийцах. Дело в том, что к людям, которыхпохитили с целью обменять или продать, соответственно, убивать несобирались, − относились в плену хорошо, и они потом об этомрассказали. А те, к кому в плену относились плохо − уже об этом нерасскажут. Они уже об этом молчат. Эти люди − не афганцы, нежурналисты, а просто местные патриоты, проукраинская позициякоторых стала причиной того, что их похитили − специально, чтобыубить, потому что задача оккупантов уничтожать все по-настоящемуукраинское.

Мы веримрассказу Насти о том, что однажды террористы накормили их тортом,«потому что у одного из ЛНР-овцев был день рождения», а афганец изстатьи Евгения вспоминает, что «иногда выдавали полбуханки хлеба навсех и извинялись − у самих с едой проблемы». Мы забываем, что вэто время там кого-то убивают.

АлександрМангуш − как раз из тех, кого похитили с целью убить. Безвариантов. Выбить максимум информации перед смертью. Освободился онпросто случайно. Вот почему это интервью о пребывании в пленутеррористов будет отличаться от тренда.

В статьеиспользован протокол СБУ о допросе свидетеля от16.06.2014

Сашаорганизовал Луганскую сотню − чтобы защищать людей на проукраинскихмитингах, патрулировать улицы и админздания. В сотню входило около300 человек. Вскоре у них начались проблемы − им постоянноугрожали, многих из сотни тяжело избили, двое с ножевыми ранениямипопали в реанимацию, одного сбросили с 4-го этажа. К маюпроукраинские активисты уже не выходили на митинги, Луганская сотняпрекратила свою деятельность, Саша больше нигде не«светился».

А 12 июнявечером к нему позвонил один из участников проукраинских митингов −Артем Скляров − и предложил срочно встретиться, мол, только чтоприехал из Киева, есть новости.

− Как только яна улице подошел к Артему, из машины, которая стояла неподалеку,выбежали трое вооруженных мужчин в камуфляже, с криками «Лежать!».Стреляли сначала в воздух, потом возле ног. Повалили, начать битьприкладами, достали все из карманов и затащили в машину. Наделинаручники. В машине продолжали бить и угрожали отрезать ухо, если яне скажу, где живу. Я сказал − так хотя бы мать будет знать, куда яисчез.

− Зачем имбыл ваш адрес?

− Пытались найтиоружие, видимо. Часть террористов поднялась ко мне в квартиру,сорвали со стен украинские флаги, забрали драгоценности, бытовуютехнику, мой компьютер (об этом я узнал позже от матери). Там онибыли минут 20, все это время тот, кто остался со мной, продолжалменя бить. Затем террористы привезли меня в луганское здание СБУ.Там везде находятся заложники − в подвале, на крыше, в кабинетах, вбытовых комнатах, складах.

− Вас тожезакрыли в какой-то камере?

− Нет, менясразу потащили на второй этаж, в комнату, где уже были вооруженныелюди. Они вместе с теми, кто меня привез, стали меня снова битьруками, ногами, прикладами автоматов и расспрашивать, кто мнеплатит, о местах расположения украинской армии, о Правом секторе,называли меня фашистом. Били до тех пор, пока я не начал терятьсознание. Затем отвели в подвал и бросили в комнату, где, кромеменя, уже было трое заложников. Заперли дверь на ключ.

− Там хотьбыло где сесть или прилечь?

− Помню, стоялишкафы, три стола, еще был один стул, и все. Туалетом служили ведра,пластиковые и стеклянные бутылки, которые стояли в углу. Но я тампробыл недолго, через 20 минут меня снова потянулинаверх.

− Те желюди?

− Нет, это ужебыли другие, человек 7-8, и комната другая. Меня начали избиватьногами по всем частям тела, тушили сигареты, после 10-15-минутногоизбиения в кабинет зашел человек с каким-то приспособлением в рукахи намотал мне на руки оголенные провода. Пускали по мне ток. Такони выбивали из меня информацию, где находятся части украинскойармии, адреса активистов. Хотели, чтобы я поехал с ними и показал,где живут другие активисты. Еще они обвиняли меня в координацииавиаудара по Луганской ОГА, якобы я светил лазернойуказкой.

− Вы что-тоим сказали?

− Я им ничего несказал, большинство вопросов были настолько глупыми, что я не знална них ответов. Об активистах информации я бы не выдал. Когда яснова начал терять сознание, меня снова бросили в подвал. Черезполчаса пришли еще других два человека и повели в спортзал. Там сменя выбивали информацию о финансировании моей деятельности из США,били меня куском толстого кабеля, казацкой нагайкой, подручнымисредствами, бросали на голову мешок с цементом или с песком, яточно не видел, но он был тяжелым. Когда я снова начал терятьсознание и не мог говорить, меня снова забирали и бросали в подвал.За все время, пока я находился в плену, таких допросов со мнойпровели около пятнадцати. Кроме того, у входа в подвал меняпостоянно били какие-то неизвестные, узнав о том, что ясотник.

− Сколько выпробыли в плену?

...

− Около суток.Но мне показалось, что не меньше недели. Настал момент, когда мнесказали, чтобы я готовился к смерти, потому что руководитель ЛНРБолотов подписал указ о моем расстреле.

− Но выкаким-то образом спаслись?...

− Об этом японял со временем. А тогда в камеру зашел человек с пистолетом,приказал встать и молча идти по коридору. Довел до туалета иприказал умыться, потом вывел на улицу и усадил в автомобиль, гдебыло еще двое террористов. Доехали до парка, там мне приказалисесть на подоконник разрушенного дома и ждать. И пригрозили недвигаться, иначе, мол, выстрелит снайпер. Сами стали неподалеку. Яначал догадываться, что это не расстрел, но все еще не могповерить, что есть шанс остаться живым. Поверил в это только тогда,когда минут через 20 приехал мой отец, обнял меня, мы молча сели вмашину и уехали оттуда. Прямо на железнодорожный вокзал. Там явстретился со своей матерью, и пока отец покупал билеты на поезд, япоехал с мамой к ее друзьям, там смог отмыться от крови и грязи ипереодеться. В Луганске нам больше нельзя было оставаться, и мысразу поехали на Киев.

− И все же −почему вас передумали расстреливать?

− Хорошо, что насвете кроме людей идейных есть обычные жлобы. Они просто взяли заменя выкуп − 60 тысяч долларов. Украли меня у своих же. Всемсказали, что везут расстреливать, а сами продали − на условиях, чтоя сразу уеду за границу.

− Это большиеденьги − 60 тысяч долларов. Как вы смогли быстро найти такую сумму?За всех столько берут, или как-то просчитывают, за кого сколькоможно содрать?

− Нет, обычноберут по 10 тысяч долларов, за предпринимателей − по 20 000. Простоменя уже дали команду расстрелять, поэтому я выходил понеофициальной цене. А где взяли деньги − пришлось квартиру отдатьпод залог. Теперь у нас нет ни жилья, ни денег − последние отдали,чтобы снять в Киеве квартиру.

− Каковыпоследствия этого многочасового «общения» с террористами? Выобращались к врачам? Переломы есть?

− Ребра, почки,сотрясение головного мозга, ушибы мягких волокон. Такое. Менязнакомые на лечение ложили, я прокапался там, и все. Заживут. Непервый раз же. У меня только одно ребро сломано, на остальныхтрещины.

− А как жедальше? Без работы, без денег…

− Пока естьмакароны, так что нормально. Работу нашел − в туристическомагентстве, но она будет только в конце лета, а перед тем −подготовительные курсы. Ничего, продержимся. А какиначе?

В этом местеоставляю вам номер карточки Саши. Ну, вы сами всепонимаете.

5168 7572 57853483 МАНГУШ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

А еще есть другСаши, Александр Добылев. Который сейчас находится в плену утеррористов. Тоже патриот, тоже участник Луганскойсотни…

Я написаластатью ради того, чтобы вы по-другому услышали слова − В ПЛЕНУ УТЕРРОРИСТОВ.

статья

Его взяли наднях, когда он приехал в Луганский супермаркет АТБ, чтобыуволиться. Он работал заместителем управляющего. Директор АТБ сдалаего ЛНР-овцам прямо там, на месте.

АлександрМангуш:

Хочузаметить, что похищенный террористами ЛНР Александр Добылев нескрывал своего патриотизма и часто ссорился с сотрудниками магазинаАТБ. Некоторые из работников даже угрожали ему физической расправойза его убеждения. Александр приехал в Луганск с целью уволиться смагазина АТБ, забрать зарплату, трудовую и мед книгу. Когда мыпозвонили в магазин, охранник ответил нам, что его нет, после чеговсё-таки признался, что его «арестовало ополчение ЛНР». Мысвязались с управляющей магазина Поляковой Любовью Николаевной (имяузнали позже), которая сказала, что за «бывших сотрудников они ненесут ответственности», а уволили его через 10 минут после«ареста». На просьбы предоставить видеозаписи с камер наблюдениямагазина и прилегающей территории мы получили отказ со словами «нелезьте сюда», кучу оскорблений, криков и угроз, мол, «сейчаспозвоним ЛНР», после чего они бросили трубку. У Александра домаосталась жена и маленькая дочь.

Вчера сталоизвестно, что директор АТБ звонила ЛНР-овцам и рассказала, что ейугрожает Правый сектор, заверила террористов, что Добылев с нимисвязан. Затем террористы вломились в квартиру Добылева, устроилипогром. Нашли флаг УПА.

Теперьединственное, что может помочь этому человеку - не журналисту, неафганцу, и даже без связей с бандитами, − просто человеку − этоогласка и привлечения внимания. Были случаи, когда простораспространение постов в Интернете спасало кому-тожизнь.

Надежда Паливода

Источник: https://censor.net.ua/r293311
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх