EN|RU|UK
  1092  35
Все про:НАТО (5545)

 "ПАРАНОЙЯ" РОССИИ НАШЛА ПОНИМАНИЕ

"ПАРАНОЙЯ" РОССИИ НАШЛА ПОНИМАНИЕ (Spiegel)

Москва и через 17 лет после развала Советского Союза привлекательна только разве что для пары центральноазиатских деспотов. Это объясняет тот факт, что Грузия и Украина ищут пути сближения с Западом и гарантий собственной безопасности.

Владимир Путин может сказать "спасибо" таким своим союзникам, как министр иностранных дел ФРГ Штайнмайер, если вступление Грузии и Украины в НАТО будет отложено. Поскольку Россия смогла при помощи лишь одного козыря посеять раздор между старой и новой Европой и США.

У России только два союзника – армия и флот, заявил в конце XIX века российский император Александр III. В Кремле считают примерно также. Уходящий со своего поста шеф Кремля Владимир Путин может, пожалуй, рассчитывать еще и на такого союзника, как Штайнмайер. Глава германского МИДа является надежным адвокатом властных интересов Москвы, причем гораздо более эффективным, чем его российский коллега.

Внешнеполитический баланс Путина с момента его прихода к власти в 2000 году выглядит скорее скромным. Отношения Москвы с 11 из 17 граничащих с Россией государств напряженные. Москва хоть и демонстрирует себя на мировой политической арене как ставшую вновь сильной мировую державу с серьезными амбициями, однако Владимир Путин не смог даже установить главенство России в постсоветском пространстве, среди стран СНГ. России просто-напросто не хватает такого качества, как hard (твердости. – Прим. ред.), но в первую очередь soft power (мягкой силы – Прим. ред.). А обретенная сила не более чем распиаренный медийный мыльный пузырь.

Москва и через 17 лет после развала Советского Союза привлекательна только разве что для пары центральноазиатских деспотов. Это объясняет тот факт, что Грузия и Украина ищут пути сближения с Западом и гарантий собственной безопасности. Присоединение к плану действий по вступлению в НАТО (MAP) – ступени, предшествующей непосредственному вступлению в альянс, вопрос о котором должен был решаться на заседании совета НАТО в Бухаресте, было сорвано при непосредственном участии Берлина. Германия демонстрирует понимание позиции Москвы, которая обе бывшие советские республики до сих пор относит к сфере своего влияния.

Украина – это колыбель России, в том числе и по этой причине Кремль особо восприимчив к стремлению своего славянского соседа на Запад. Но после рождения прошло уже более тысячи лет. Отклонение обоих государств от курса на Россию еще раз напоминает Кремлю о безвозвратном крушении российской империи. К геополитическим перекосам и имперской фантомной боли "цветные" революции в Грузии (2003 год) и на Украине (2004 год) добавили сознание того, что и модель авторитарного господства, которую Кремль снова взял на вооружение при Путине, рассматривается соседями как устаревшая.

Даже когда Кремль жалуется на то, что НАТО все ближе подбирается к границам России, "собирая земли", как говорилось в эпоху царистской экспансии, он не чувствует со стороны альянса по-настоящему серьезной военной опасности. Напротив, пока США греют под своим крылышком грузинскую армию, мир гарантирован. И в Афганистане НАТО выполняет задачи, которые скорее служат оборонным интересам России на ее слабом южном фланге. Даже матерые антизападные военные исключают возможность вооруженного конфликта с альянса. Независимые российские эксперты видят в расширении даже шаг, который снизит военную эффективность НАТО.

Но Россия совсем по другим причинам культивирует образ врага в лице НАТО. Тут все: и неминуемая потеря внешнеполитического влияния, и использование внутренней политики как инструмента, при помощи которого Кремль держит в узде свой собственный народ, эксплуатируя его в экономическом плане. Украина, присоединившаяся к западному альянсу, продемонстрирует русским, что этот самый альянс не пугало, а бумажный тигр, который Кремль то разрывает на клочки, то поджигает, когда ему кажется, что это будет в интересах его внутренней политики.

Поддавшись на шантаж России

Кроме того, Кремль боится, что НАТО рано или поздно может прийти на смену ООН, превратившись в политический альянс. В Афганистане НАТО зашло за рамки своего мандата, сетовал Путин. При этом Афганистан не личное дело альянса. За этим кроется страх того, что право России накладывать в ООН вето может утратить свою суть. Россия не только отклоняет членство в НАТО, Москва просто не сможет выполнить условий, необходимых для вступления и связанных с соблюдением демократических ценностей и механизмов.

В Бухаресте претендентов на вступление в НАТО, конечно, обнадежат. Москва может воспринимать это как победу. Для НАТО, ЕС и Запада это сродни поражению. Они не только поддались на шантаж России, но и снова попались на удочку проводимой Москвой внешней политики, которая нацелена на подрыв единой политики в ЕС и использование противоречий между старой и новой Европой и США в своих интересах.

За кремлевскими стенами царит веселье, там радуются легковерной политике уступок Вальтера Штайнмайера, который понимает позицию России. Но это не означает, что с ним и с Берлином считаются. Уступки, поиски компромисса в понимании России являются скорее признаками слабости и выражением европейского упадка. Язык реальной политики, на котором говорит ковбой из Техаса, в России понимают лучше и гораздо больше уважают. Авторитарная система Москвы уважает силу как внутри страны, так и за ее пределами. Когда Россия требует "мультиполярного миропорядка" и "уважения", то в первую очередь это означает уважение к России со стороны других государств, а не наоборот. Берлин, по всей видимости, этого понимать не хочет.

То, что Владимир Путин принимает участие в саммите НАТО в Бухаресте и выступает там с речью, которая, по сравнению с его выступлением на Мюнхенской конференции по безопасности, будет выдержана в более примирительном тоне, связано не с поддержкой со стороны Германии. Напротив, Москва чувствует встречный ветер из Вашингтона и Лондона, которому она еще долго не будет соответствовать. Там просто так не отмахнуться от недемократической смены кремлевского рулевого.

Россия отмечает сигналы, свидетельствующие о том, что ее "политика препятствования" не вечно будет эффективной, и пытается в этой связи ограничить ущерб. Великобритания уже перешла от слов к делу в связи с убийством в Лондоне в 2006 году экс-сотрудника российских спецслужб Александра Литвиненко и отказом Москвы оказывать содействие в расследовании этого преступления. Российские бюрократы, политики и предприниматели, выступившие с дипломатическим походом против Лондона, получают теперь только краткосрочные визы. После выполнения конкретной задачи они должны покидать страну.

Это скажется на той элите, которая размещает свои семьи и финансовые интересы на Западе, но при этом отказывает собственным гражданам в преимуществах западной демократии. Жесткость и твердость позиции действуют убедительно. Неаппетитный коктейль из чувства исторического стыда за военные преступления нацистов и беспринципности немецкой экономики, которая ради прибыли охотно закрывает глаза на авторитарно-мафиозные тенденции, не способствует улучшению имиджа Германии в глазах России. Впрочем, как и тех, с кем она поддерживает дружеские отношения.

Ставленник Путина, избранный президентом России Дмитрий Медведев дал свое первое после победы на выборах интервью британской Financial Times. Вот это и есть уважение.

Источник: Клаус-Хельге Донат, Spiegel, Германия
VEhrNGRrdzVRMlF3U2tSUmIzUkRaUT09
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
 
 
 
 
 
 вверх