EN|RU|UK
 Политика Украины
  44326  106

 "МЕНЯ ДВАЖДЫ БИЛИ КАСТЕТОМ В ВИСОК. ВРАЧИ ГОВОРЯТ: ПОВЕЗЛО, ЧТО НЕ В КОМЕ"

Жестоко избитый журналист из Сум Евгений Положий в интервью «Цензор.НЕТ» рассказал о том, как ему удалось выжить, кто может стоять за покушением, а также на кого из сумских сепаратистов может рассчитывать ГРУ России.

О последних нескольких месяцах жизни сумского журналиста и писателя Евгения Положия впору писать документальный детектив. Много всего было бы в этой книге: и координация сумского Евромайдана, и слежка за Положием и его семьей, и вынужденный уход на несколько дней в подполье, когда игнорировать поступающие угрозы стало опасно…

Но главный поворот сюжета случился три недели назад. Поздним вечером двое неизвестных жестоко избили Положия в гараже возле его дома. Главный редактор сумской «Панорамы» лишь чудом не стал инвалидом.

С этого нападения и начался наш разговор в палате травматологического отделения Сумской горбольницы.

- Что говорят врачи?

- Что мне очень повезло. Если бы все это продлилось еще минуту, я бы долго лежал в коме. У меня перелом орбитальной кости, еще пара ударов кастетом - и кость зашла бы внутрь, с гематомой. Это уже было бы не просто сотрясение.

С рукой тоже повезло: не порвано ни одно сухожилие. Сразу все пальцы функционировали, просто открытый вывих. Операция прошла удачно, поэтому, надеюсь, инвалидом я не останусь.

«ИДУ В ПОДЪЕЗД, ДОХОЖУ ДО СТУПЕНЕЙ - И ТАМ ПАДАЮ»

- Кастетом настойчиво били в висок?

- Да, принципиально в висок (улыбается. - ред.). Причем очень странно, что не сбили с ног сразу. Я только вышел из машины, когда появился один нападавший, он заблокировал мои руки. А второго я сначала не увидел. Он перчаткой с кастетом дважды ударил мне в висок. Почему не попал «так, как надо» - я не могу понять.

Что было дальше - я не совсем помню. Было четкое ощущение отчаяния. Потому что понимал: если я останусь в гараже, то уже оттуда не выберусь. И каким-то невероятным движением мы все выперлись наружу. Меня потом милиция спрашивала: как ты смог этих бугаев оттуда выпихнуть? Я честно сказал, что не знаю. Но я орал, как брачующийся мамонт. И это меня спасло: Аня, моя жена, вышла на балкон и закричала - и меня спасла.

- Второй бандит запаниковал?

- Их вообще было несколько, кто-то еще стоял на шухере, очевидно. Я услышал «Шу!» из темноты, или какой-то другой шипящий звук. Первый, которого я удерживал на вытянутой руке справа, вообще не нанес ни единого удара, потому что был ниже ростом, пытался бить ногами - и не доставал. А второй круто подготовлен; с меня ростом, но круче в плечах, характерное крепкое телосложение бойца какой-нибудь криминальной бойцовской бригады. Он мне руку просто взял - и выломал в локтевом суставе. Даже не через рычаг, а просто на весу…

- Лица запомнили?

- Они были в балаклавах, но я бы того, кто бил, узнал, если бы встретил по стойке, по фигуре.

Вообще, для меня как для писателя, пишущего о людях, было удивительным это ощущение: у тебя выломана рука, тебе прилично набили морду - но боли нет. Состояние аффекта. Они убегают, и первое, что я делаю - шевелю пальцами на вывихнутой руке - шевелятся все, значит, сухожилия более-менее целые. Потом, удивляясь сам себе, спокойно встаю, возвращаюсь к машине, на автомате собираю свои упавшие вещи: телефон, права, сумку. Выхожу из гаража, навстречу мне метрах в 50 двое пацанов идут, а потом начинают бежать ко мне. Зачем они бегут, может, на помощь? Не знаю и знать не хочу. Я достаю ключи, нажимаю кнопку, гараж закрывается. Быстро иду в подъезд, дохожу до ступеней - и там падаю. И по ступеням уже на трех залажу на второй этаж. Кровь хлещет… Стучу в двери - жена открывает, и тут уже соседи прибегают на помощь. Приехала милиция, «скорая», помню, как сижу за столом в кухне, снимаю куртку - и вижу, что рука в крови. Почему? Обрезаем рубашку ножницами, врач видит ровную рваную рану на локтевом сгибе и кричит «Ножевое!» - «Но куртка-то цела!» - отвечаю. Потом вижу: торчит кость…

И все это время мне было не больно. А потом садимся в «скорую», адреналин выходит - и тут меня начинает телепать. Машину трясет, и меня трясет, и тут реально - уже все… Я одной рукой ухватился за своего друга Сашу Такула, с другой стороны меня поддерживает Аня - и вот так мы едем по нашим дорогам…

- Где сейчас жена и дети? Насколько я понимаю, за границей?

- История такая. В тот день ко мне целый день ходили люди и под разным соусом узнавали, «пойду ли я на мэра». Почему-то многие считали, что я должен баллотироваться в мэры г. Сумы. Я им отвечал, что я журналист и писатель, и моя амбиция заключается в том, чтобы получить Нобелевскую премию по литературе. Ну, я всегда скромен в своих желаниях (смеется. - ред.)…

Приходившие ко мне люди говорили: да, хорошо…Но уходили, видимо, так и не поверив. И в тот вторник я не должен был прийти домой так поздно вечером, последняя встреча закончилась в полседьмого. Пришел ко мне в восемь вечера Николай Клочко (новый председатель Сумского облсовета. - ред.), походил так о кабинету, спросил что-то про мэра - и тоже ушел. И я ему сказал, что уезжаю. Мы купили путевку в Турцию: у детей аденоиды, врач сказал, что нужно на море. Хотели в Крым, но какой Крым теперь может быть?! Наскребли денег и времени - и через день должны были уезжать. Я с начала Майдана, т.е. четыре месяца детей почти не видел. Одному - два годика, второму - три с половиной. Очень соскучился.

В итоге билеты поменяли - и мы их всем городом выпроводили мою семью туда, Аня очень не хотела уезжать, это и понятно - а я остался здесь, три недели в больнице, постельный режим.

«В ФЕВРАЛЕ ЗВОНИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ АВТОРИТЕТ. ИНТЕРЕСОВАЛСЯ МОИМ ЗДОРОВЬЕМ»

- С чем связано это избиение? Многие люди увязывают это с общеукраинской ситуацией. Вы, я так понимаю, придерживаетесь того мнения, что это нападение связано с выборами мэра Сум и внутриполитическими раскладами в самом городе?

- Я думаю, что те люди, о которых вы говорите (экс-губернатор Чмырь), и те люди, о которых мы говорим (экс-мэр города Минаев) - это уже давно практически единая группа, которая занималась наглым, откровенным дерибаном коммунальных предприятий и денег. Мы это неоднократно доказывали в своих расследованиях. И в феврале мне звонил очень авторитетный человек в городе Сумы. И не только в Сумах, а и во всем СНГ.

- «Очень авторитетный» - это как в криминальных детективах?

- Абсолютно точно: криминалитет. И очень авторитетный. Он сначала спросил, как мое здоровье, а потом мы поговорили по теме: я его мнение услышал, и вопрос, я думаю, был закрыт. А все дело в том, что в инфографике в газете мы указали, что он имеет отношение к мэру города Минаеву. Он это отрицал. Но, как бы там ни было, Анатолий Жук, который сейчас баллотируется на пост мэра и которого тот самый Минаев кругом рекламирует, сам в прошлогоднем интервью газете «Данкор» сообщил, что дружит с этим авторитетным человеком. Как правильно прозвучало в разговоре с новым начальником областной милиции: что самое плохое сделал Минаев? Он завел криминалитет во власть - и просто посадил на бюджет и те решения, которые влияют на финансы. До Минаева этого в городе Сумы не было. Разные были мэры, но чтобы откровенный криминалитет зашел во власть…Минаев это сделал, и теперь этот человек, Жук, может, при определенных раскладах, стать и мэром.

- А Минаев говорит, что есть в истории ваших взаимоотношений некоторые моменты, по которым вы, Евгений, затаили обиду - и теперь по нему лупите, хотя все, что вы говорите - совершенно необъективно…

- Я думаю, что Минаев избрал очень правильную тактику, говоря о том, что это какие-то личные отношения. Но у меня лично к Минаеву как человеку нет никаких претензий! То, что он пытается меня оскорбить, все время меня как-то обзывает, - это как раз говорит о его желании вытащить этот конфликт на межличностный уровень. Но на самом деле это глупо. Мы провели несколько журналистских расследований, в которых доказали, что они реально воруют деньги (коммунальное предприятие «Сумыжитло», например). И что здесь личного? К нему есть претензии как к чиновнику, как мэру города, который не выполнял свои обещания. А он за 8 лет не решил ни одной жизненно важной проблемы в городе: ни общественный транспорт, ни вывоз мусора, ни обслуживание жилья, ни качественное водоснабжение - ничего!

- Вернемся к избиению. Я правильно понимаю, что за последние месяцы помимо вас нападению подверглись и другие заметные в городе люди?

- Да. После того, как последних числах февраля под давлением всего города г-н Минаев написал заявление об отставке, начали происходить совершенно невероятные вещи, которых в городе раньше не случались и никогда не практиковались. Во-первых, возле своего дома был до смерти забит битами один из учредителей Курского рынка. Перед этим за полгода Минаев грозился навести там порядок, а люди из его фракции интересовались земельными вопросами по этому объекту.

После этого в конце марта избивают (после того, как он выигрывает суд у «Сумижитло», основной источник дохода группы Минаева-Чмыря) директора «Сумылифт» Евгения Скоробогатского. Та же картина, что и в моем случае: человек заходит в подъезд, его бьют в висок кастетом. Но ему точно попали - и он сразу упал. И его принялись добивать, он потом две недели лежал в реанимации. Ему досталось больше, чем мне.

Потом горит машина нового первого заместителя мэра Владимира Войтенко. Это происходит после того, как мэрия приступила к переделу мусорного рынка. Прокуратура опротестовала «мусорный» конкурс, в котором выиграли две фирмы: первая связана с «регионалами» (кошелек Чмыря), а вторая - с Ярославом Куцом. Это начальник управления департамента инфраструктуры, правая рука и «кошелек» Геннадия Минаева.

И тут же середина апреля - накануне старта выборов мэра произошло нападение на меня. Вот четыре преступления, которые для нашего города в принципе алогичны и нехарактерны. А они происходят в течение полутора месяцев! Именно тогда, когда Минаева и его «ОПГ» (организованно прекрасно группу. - термин Е. П.) отстраняют от власти! Когда они начинают терять влияние и деньги. Совпадение, случайность?

На днях вышел новый номер газеты, который последний раз выходила еще в январе. Газета называется «Наша сотня». Это абсолютно черная газетенка, которая финансировалась Чмырем, а сейчас популяризирует Минаева и Жука. Лишнее свидетельство того, что на сегодня - это одна группа, и они пытаются вернуть контроль над бюджетными потоками коммунальных предприятий, которые они контролировали. Это мусор, ЖКХ, стоянки и т.д. Хорошие деньги!

Так что это могло быть совместное решение - побить меня. Но сепаратисты меня тоже не любят, мягко говоря (смеется. - ред.).

«НА СУМЩИНЕ ЕСЛИ ГДЕ-ТО И ПОЛЫХНЕТ, ТО НА СЕВЕРЕ»

- Вот давайте и поговорим о сепаратистах. Скажите, если будут деньги и организация со стороны, есть ли в Сумах и области люди, готовые раскачать ситуацию так, как это происходит на Донбассе и в Одессе? Насколько я понимаю, вы искали таких людей…

- Я их нашел - теоретически.

- Много?

- Смотрите. В этом контексте область надо разделить на две неравные части. Первая - это север. Сложный, на самом деле, случай. Во-первых, это далеко, а во-вторых, там специфический электорат.

- Север - это Шостка?

- Шостка, Путивль, Середино-Буда, Ямполь. Это приграничная территория. Раньше там были лесоперерабатывающие заводы, но сейчас они не работают, на первом месте - контрабанда. В Шостке расположены военные заводы. И Юрий Павлович Чмырь свою карьеру в Сумской области начинал с того, что был судебным исполнителем и «порезал» на металлолом шосткинскую «Свему».

Аудитория там специфическая: много колоний, отсидевших людей, на поселении. И там вопросов очень много. То есть если где-то полыхнет, то это там. И другая часть территории - это Сумы и околосумские территории, которые традиционно голосуют за национал-демократов. У нас есть 9 общественных организаций, которые поставляли Антимайдан и титушек. Есть группа офицеров-отставников, которые готовы взяться за оружие и готовы стрелять. Это реальные боевики. И есть 5-10 человек, которые в качестве титушек ездили в Мариинский парк, избивали людей. Эти люди, я думаю, тоже готовы применять насилие в отношении простых граждан.

То есть сепаратисты вполне могут рассчитывать на отряд численностью до 40 человек, которые готовы взять оружие и применять его против мирных граждан. Плюс примерно 200 человек гопоты.

- …плюс, собственно, кураторы операции с российской территории.

- Да, «зеленые человечки». Человек 500 они могут поставить в оцепление - вместе с женами, детьми. А в целом, при хорошей мобилизации и оплате они могут мобилизовать до тысячи человек. Ядро, разумеется, будут составлять человек 15 спецназовцев-ГРУ-шников плюс 40 человек типа «народного ополчения». Кстати, один из такого рода людей (отставников) баллотируется на пост мэра. Уж не в расчете ли на то, чтобы стать «народным мэром»?

- О ком речь?

- Его фамилия Богданович. Это ГО «Супротив», они активно принимали участие во всех антимайданах. Владеет абсолютно всей информацией по мобилизации в сумской области. В прошлом служил в миротворческом контингенте. Думаю, искренне ненавидит Украину.

- Проследить финансовые потоки по обеспечению подобного рода людей, наверное, не представляется возможным?

- У меня был газетный материал, назывался «По заветам Геббельса». Суть заключается вот в чем: когда из кабинета Юрия Павловича (Чмыря. - ред.) выносили ящики, то среди бутылок виски, икон и 45 тысяч долларов «карманных денег» студенческий активист Дима Тищенко обнаружил интересную папочку с пропагандистскими материалами о том, как пудрить мозги сумчанам.

- И как это нужно делать?

- Ну, там, например, было прописано, как распускать слухи - вплоть до диалогов в маршрутках. Рядом с прогнозами погоды и гороскопами предписывалось размещать тревожные материалы - чтобы вселять пенсионерам чувство беспокойства, а потом вручать им аптечки.

И все в таком роде. Там были глобальные рекомендация относительно того, как сделать из Юрия Павловича «отца Сумщины».

- Не зря в конце прошлого года Юрия Павловича сделали замглавы Администрации президента и поручили ему информационное направление…

- Абсолютно точно! Вы, даже не читая моей статьи, сделали вывод, к которому пришел и я. Потому что реально получилось, что у него структурный рейтинг в Сумах был около 30%. При том, что у Партии регионов он составлял лишь 8%.

- А какие-нибудь концы от Юрия Павловича здесь еще можно зацепить? Скажем, по городам Донецкой области по нужным адресам приходят сейчас люди от Саши Януковича или Юры Енакиевского…Приходят ли на Сумщине люди «от Юрия Павловича»?

- Я думаю, что люди Чмыря до сих пор работают в органах милиции.

- Кто именно?

- Например, начальник городского отдела милиции г-н Рапута. Он сам из Шостки, это человек Чмыря, которого связывают со многими делами на границе. Он до сих пор на больничном, и я думаю, что когда настанет момент, он может выйти с больничного и начинать командовать городской милицией. Также у нашего нового начальника областной милиции Ричкаля есть два «старых» зама, которые тоже никуда не уволились, остаются на больничном и очевидно тянут время и чего-то ждут. Чего? Наверное, есть такая команда.

Я думаю, что у них есть какие-то вертикальные связи, и нам известно, что они общаются друг с другом. То есть в Сумской милиции есть определенный процент сотрудников, настроенных: а) антиукраински; б)просто равнодушно, они говорят: «Та мне все равно - Украина, Россия…аби гроші платили!».

- К слову, известно ли, куда пошли после расформирования «Беркута» бойцы из Сумской области?

- Несколько человек уволено. С остальными проводят интересный процесс реабилитации: им показывают картинки роскоши из Межигорья и поместья Пшонки: мол, вот кого вы защищали. И у многих случилось прозрение. Кроме этого, милиционеров сейчас водят в церковь, в музеи, читают им лекции об истории Украины.

- О шефе городской милиции ты уже сказал, а что новый глава областной милиции? А то скоро ФИО глав МВД по областям население будет знать лучше, чем фамилии губернаторов…

- Анатолий Ричкаль - надежный человек, по моему мнению. Думаю, здесь проблем не будет.


От редакции : Поскольку в ходе интервью неоднократно упоминается (в негативном контексте) экс-мэр г.Сумы Геннадий Минаев, мы обратились к нему с просьбой прокомментировать слова Евгения Положия. Вот что написал нам г-н Минаев:

«Я не комментировал и не комментирую данное преступление. Для этого в Украине пока существуют правоохранительные органы и суд. Но во второй раз вынужден сделать исключение. Желаю быстрейшего и полного выздоровления господину Положию. Когда я был мэром города Сумы, на журналистов в моем городе не нападали. Однако хочу сказать, что господин Положий не журналист вовсе, а бизнесмен от газетного дела, в некотором роде финансовый террорист за услуги молчания. И не патриот города Сумы уж точно. Конечно, но это не повод его избивать. Все его «расследования» и «доказательства» это домыслы и оценочные суждения - мыльные пузыри, преследующие одну цель: повышение тиража его издания и получение сверхприбыли. Я никогда не судился со СМИ, но в прошлом году подал на него в суд, за мои несуществующие «недвижимость и расчетные счета в Германии». Так вот суд отказал мне в иске не по причине необоснованности, а потому что «автор не мав на увазі Мінаєва», о чем громогласно заявил в судебном заседании его адвокат. Этим все сказано. Положий просто клеветник, не более и не менее. Фактов у него никогда не было и нет. Преимущественно его статьи - полный бред и пропаганда, не хуже, вернее, не лучше кремлевско-киселевской. Считаю, что следствию необходимо также тщательно расследовать версии и бытового характера. Там не все просто было в его жизни, в отношениях с людьми. Да, кстати, в 2008-2010 Минаев был для Положия образцовым мэром города всех времен и народов. Удивительно, да? Для меня нет. Надеюсь, для читателей вашего издания также».


Евгений Кузьменко, для Цензор.НЕТ

VEhrdlVXMTBSMFF3VEdaU2FrNURPREJNV0ZGMlpFTTJNRXcwWnpCS1dGRnpkRU42TUV4WVVYWmtRelF3VEd0MlREbERNakJaVUZKblRrTTVNRXhFVVhVNVF6UXdXVWhTWjNSRE5EQk1jbEZ6U0hwUmRVNURNekJNU0ZGMVRrTXhNRXd6VVhWT1F6Rm1Ua05vTUZsUVVYWk9SMHc9
Комментировать
Сортировать:
в виде дерева
по дате
по имени пользователя
по рейтингу
Страница 2 из 2
<<<1 2
Страница 2 из 2
<<<1 2
 
 
 
 
 
 вверх